Шумерский язык

Шуме́рский язы́к (самоназвание — 𒅴𒂠 eme-gi7(r) «родной язык») — язык древних шумеров, на котором говорили в Южном Междуречье в 4—3-м тысячелетиях до н. э. Около 2000 года до н. э. шумерский язык был вытеснен аккадским языком из разговорной речи, но продолжал использоваться в качестве языка религии, администрации и обучения вплоть до начала нашей эры[1]. Записывался клинописью, которую изобрели сами шумеры. Представлен, в первую очередь, религиозной, хозяйственной и юридической литературой. Был открыт и расшифрован в XIX веке. Генетические связи языка не установлены[2].

Реконструкция фонетики затрудняется особенностями клинописной графики. Является агглютинативным и эргативным языком. Глагол имеет множество префиксов наклонения и ориентации в пространстве, но не имеет категории времени. Обычный порядок слов — SOV (подлежащее — дополнение — сказуемое)[2].

Русское название «шумерский» происходит от аккад. šumeru «Шумер», lišān Šumeri(m) «шумерский язык».

Самоназвание языка — eme-gi7(r), что, по одной версии, означает «благородный язык», а по другой — «родной язык». Сам термин «шумерский» ввёл в науку в 1869 году германо-французский исследователь Юлиус Опперт[3]. Следует отметить, что, в отличие от русского, во многих других европейских языках это название начинается не на š-, а на s- (нем. sumerische, фр. sumérien, англ. Sumerian), что связано с ориентацией на замену š на s в месопотамских названиях и именах собственных в Ветхом завете[4].

Хотя предпринимались попытки связать шумерский язык со многими языковыми семьями (мунда, уральской, алтайской, картвельской, полинезийской, сино-тибетской, чукотско-камчатской семьями и баскским языком, являющимся изолятом), вопрос о генеалогических связях этого языка с какой-либо языковой семьёй остаётся открытым. Ситуацию осложняет то, что прародина шумеров доподлинно неизвестна, и из-за этого не ясно, где в первую очередь следует искать родственников их языка[5][6][7].

В памятниках получили отражение два диалекта шумерского языка: eme-gi7(r) (другие чтения: eme-gir15, eme-ku), на котором написана основная масса текстов, и диалект (или социолект) eme-sal «искажённый язык», известный преимущественно по поздним памятникам. На эмесаль в текстах звучат речи богинь, смертных женщин и певчих gala. От эмегир эмесаль отличается довольно сильно в фонетическом отношении и незначительно в морфологическом и лексическом. Существует предположение, что эмесаль был «женским языком»[8][9][10].

Имеются упоминания о профессиональных жаргонах: языке моряков (eme-ma-lah4-a), языке пастухов (eme-utula), однако письменных памятников, подтверждающих их существование, не обнаружено[11].

Развитие клинописи из пиктограмм (на примере знака SAG «голова»): 1) пиктограмма, ок. 3000 года до н. э.; 2) перевёрнутая пиктограмма, ок. 2800 года до н. э.; 3) идеограмма, высекавшаяся на камне или металле, ок. 2500—2350 годов до н. э.; 4) клинописный знак, выдавливавшийся на глине, ок. 2500—2350 годов до н. э.; 5) конец 3-го тысячелетия до н. э.; 6) 2-е тысячелетие до н. э.; 7) 1-е тысячелетие до н. э.

Письменность в Шумере сформировалась в 4-м тысячелетии до н. э., сначала в виде записей хозяйственного учёта (середина тысячелетия), и к концу тысячелетия на табличках присутствовали не только хозяйственные тексты[12].

Шумеры пользовались клинописью, развившейся из пиктографии[13]. Клинописные знаки делятся на несколько категорий[14]:

Пиктографическая табличка, содержащая договор о продаже дома и поля (около 2600 года до н. э.)

Существуют следующие правила транслитерации шумерских текстов латинским алфавитом[15][16]:

Носители шумерского языка пришли на территорию Междуречья, вероятно, с юга Индии. Время миграции остаётся предметом дискуссий[17].

Вычленяют шесть основных периодов в истории шумерского языка по характеру письма, языка и орфографии письменных памятников[18][19][20][21]:

Шумерский язык — агглютинативный. На синтаксическом уровне язык классифицируется как эргативный[22].

Поскольку произношение шумерских слов известно только в аккадской передаче, количество и качество гласных шумерского языка являются предметом дискуссий. Клинопись различает четыре гласных[23]:

Существуют предположения о наличии в шумерском фонемы /o/, противопоставления по долготе или даже наличии восьми фонем (/a/, /u/, /e/, /o/, /ü/, /ä/, /ə/ или /ɨ/)[24][25].

Согласные шумерского языка, согласно Б. Ягерсме (в квадратные скобки взято произношение)[26]:

Хотя традиционно в транслитерации используются звонкие (b, d, g) и глухие (p, t, k) смычные, по всей видимости, противопоставления по звонкости — глухости в шумерском языке не было. Это подтверждается неиспользованием шумерских знаков для слогов с «глухими» согласными в староаккадских текстах и шумерскими заимствованиями в аккадском: bala > palûm «срок правления», engar > ikkarum «земледелец». По предположению И. Гельба, шумерские взрывные противопоставлялись по наличию или отсутствию придыхания[27][28][29].

Существует предположение, что шумерский r был не зубным, а увулярным[30].

Большое количество кажущихся омонимов в шумерском заставило исследователей выдвинуть гипотезу о существовании в этом языке тонов. Однако данное предположение не подкреплено никакими доказательствами и в современной науке не встречает поддержки[31][32].

На стыке морфем происходила контракция гласных: гласные e и i в конце словоформы уподоблялись гласному предыдущей морфемы (что обычно не получало отражения на письме до новошумерского периода), и затем два гласных стягивались в один долгий. Гласный a может уподобляться гласному предыдущей морфемы, вытеснять его или оставаться неизменным в зависимости от морфологических условий[33].

В древних южношумерских текстах имело место явление, получившее название «старошумерская гармония гласных»: гласный префикса i меняется на e, если следующий слог содержит a или e[34].

В шумерском языке выделяют следующие части речи: существительное, местоимение, числительное, глагол, наречие, частица, союз, междометие[35].

Существительные делились на два класса: одушевлённый и неодушевлённый. Кроме того, существительные обладали категориями числа, падежа и притяжательности[35][36].

Падежей в шумерском языке было десять: абсолютный (абсолютив), эргативный (эргатив), местно-направительный (директив), дательный, местный (локатив), совместный (комитатив), исходный (аблатив), направительный (терминатив), родительный, сравнительный (экватив)[37][38][39].

Склонение существительных на примере слов lugal «царь» и kur «гора»[40]:

Основа слова в единственном числе совпадала с корнем. Существовало несколько различных типов множественного числа[41][42]:

Принадлежность кому-то выражалась следующими притяжательными суффиксами[43][44][45]:

Шумеры пользовались шестидесятеричной системой счисления, что оставило след в современном делении часа на шестьдесят минут. Поскольку числительные обычно записывались цифрами, восстановить их чтение довольно непросто, это стало возможно благодаря табличке из Эблы и некоторым позднешумерским текстам[46][47].

Порядковые числительные образовывались от количественных при помощи показателя родительного падежа -ak и глагольной связки -am (min-ak-am > min-kam «второй») или же показателя -ak, глагольной связки и ещё раз показателя родительного падежа (min-ak-am-ak-a > min-kam-mak-a)[47][50].

Притяжательные местоимения образовывались от личных при помощи показателя родительного падежа, соединённого с глагольной связкой: ĝá(-a)-kam «это моё», za(-a)-kam «это твоё»[52][53].

Известны два указательных местоимения (оба относятся к неодушевлённому классу): ur5 и ne-e(n)[54][55].

Вопросительных местоимений было два: a-ba «кто» (одушевлённый класс) и a-na «что» (неодушевлённый класс)[55][56].

Глагол обладал категориями лица, числа, класса, вида, наклонения и ориентации[47].

Шумерский глагол имел два вида — совершенный и несовершенный (в шумерологии прижились обозначения, использовавшиеся в аккадских пособиях, — ḫamṭu «быстрый» и marû «медленный»). Немаркированным был совершенный вид. Основа совершенного вида образовывалась при помощи одного из трёх способов: суффикса -e-, редупликации, супплетивизма[57].

Префиксы и суффиксы в глагольной форме могли располагаться только в строгом порядке[61]:

Наречия образовывались при помощи -bi, -eš(e) или комбинации обоих показателей[64][65].

Собственных сочинительных союзов в шумерском языке не было, однако довольно рано из аккадского был заимствован союз ù «и»[65][66].

Обычный порядок слов в шумерском — SOV (подлежащее — дополнение — сказуемое)[73][74]. Определения обычно ставились после определяемого слова, а количественные числительные после исчисляемого объекта[75].

Точное количество известной шумерской лексики назвать сложно. Пенсильванский словарь шумерского языка содержит около пяти с половиной тысяч слов[76].

Известны многочисленные заимствования из аккадского языка (в поздние периоды их количество увеличилось). Существует гипотеза о заимствованиях из субстратных «банановых языков». Поиск заимствований из других языков осложняет неопределённость генетических связей шумерского языка[77].

О существовании шумерского языка учёные впервые стали подозревать в середине XIX века во время дешифровки аккадского языка: не все тексты и знаки поддавались расшифровке. Благодаря находкам двуязычных шумеро-аккадских словарей стала возможна и дешифровка шумерского. Сперва этот язык стали называть аккадским (аккадский в то время называли ассиро-вавилонским), но после того как выяснилось, что lišān Akkadî — самоназвание языка ассирийцев и вавилонян, названия были изменены на современные[78].

Первая грамматика шумерского языка (автор ещё называл его аккадским) была написана в 1873 году Ф. Ленорманом. Первая по-настоящему научная грамматика была создана в 1923 году А. Пёбелем[79].

С того момента были опубликованы грамматики авторства А. Фалькенштейна[de] (1949—1950), М.-Л. Томсена (1984), П. Аттингера (1993), Д. Эдцарда (2003), В. Рёмера (1999). На русском языке очерк грамматики шумерского языка был написан И. М. Дьяконовым, а в 1996 году была издана грамматика И. Т. Каневой[80].