Центральная Европа

Центральная Европа по П. Джонсу (Институт региональной географии имени Лейбница (Leibniz Institute for Regional Geography)

Центральная Европа — условная часть Европы, которую указывают между Западной Европой и Восточной[2][3][4]. Вопрос о её границах остаётся дискуссионным.

Концепция Центральной Европы остаётся предметом дискуссий[5], хотя страны, составляющие Вишеградскую группу, почти всегда де-факто считаются странами Центральной Европы[6]. Различные источники относят к странам Центральной Европы различные страны, но наиболее часто к странам Центральной Европы относят следующие:

В зависимости от контекста центральноевропейские страны относят то к Западной, то к Восточной Европе[9][10][11][12]. Например, Австрию могут относить к центральноевропейским странам, к восточноевропейским[13][неавторитетный источник?] и западноевропейским[14].

Некоторые исследователи также относят к Центральной Европе следующие страны, основываясь на исторических, географических и/или культурных связях:

Страны Балтии, географически расположенные в Северной Европе, относят к Центральной Европе в немецком понимании этого термина, то есть к Миттель-Европеrude. Страны Бенилюкса в большинстве случаев относят к Западной Европе, а не Центральной. Тем не менее, их иногда упоминают в связи с Центральной Европой из-за их исторических, культурных и языковых связей.

Центральная Европа — не столько географическая реальность, сколько историческая, в определённом смысле историко-идеологическая концепция.

Фридрих Науман выдвинул очерченную им в одноимённой книге в разгар Первой мировой войны концепцию Mitteleuropa (нем. — срединная Европа). В ней Центральная (точнее, «Средняя») Европа рассматривалась как сфера влияния Германии, расширенная после её предполагаемой победы в войне, но при этом и оговаривалась необходимость строить сотрудничество между странами региона, прежде всего экономическое, на взаимовыгодной основе.

В новом виде концепция Центральной Европы стала предметом относительно широких дебатов в 1980-е годы. Принадлежность Польши, Чехословакии, Венгрии к сфере влияния СССР вызывала у большей части элиты этих стран неприятие. Отсюда возникла концепция о необходимости в будущем «вернуться в Европу», которая отождествлялась таким образом с Западной Европой. Именно в рамках этой концепции было написано эссе Милана Кундеры о Центральной Европе, которую он описывал как Европу «похищенную», пленённую чуждым ей Востоком, олицетворяемым Россией/СССР.

Фактически «легализация» концепции Центральной Европы произошла уже после революций 1989 года, после падения коммунистических режимов. Стало ясно, что посткоммунистические преобразования в Польше, Чехии, Венгрии идут быстрее, чем в бывшем СССР (за исключением стран Балтии) и бывшей Югославии. Так «большая» социалистическая Восточная Европа 19401980-х годов стала рассматриваться как несколько регионов, одним из которых и стала новоявленная Центральная Европа.

Существуют противоречивые оценки и экономических трактовок места и роли России во внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии стран Центральной Европы, многочисленных точек зрения на формирование новой региональной идентичности центральноевропейских стран[28].

Экономический кризис постсоциалистических стран, обусловленный системной трансформацией, и дезинтеграционные процессы на постсоветском пространстве в 1990-х годах привели к демонтажу прежних механизмов экономического сотрудничества и переходу от режима беспошлинной торговли в рамках СЭВ к режиму наибольшего благоприятствования, в результате чего внешнеэкономическая переориентация стран Центральной Европы приняла характер однонаправленной тенденции[29].

Развитие процессов международной экономической интеграции в Центральной Европе в 1990-х годах привело к образованию в 2001 году зоны беспошлинной торговли между участниками центральноевропейской ЗСТ, балтийской ЗСТ и странами ЕС и ЕАСТ. Изоляция России, не участвовавшей в этих процессах, способствовала дальнейшему сокращению объёмов торгово-экономического взаимодействия России и стран Центральной Европы, деградации товарной структуры их внешнеторгового оборота.

На основе анализа трансформации торгового режима стран ЦЕ в связи с их вступлением в ЕС, а России в ВТО можно утверждать, что конкурентоспособность российских экспортёров энергоносителей будет ухудшаться в силу того, что в полную силу вступили требования ЕС о диверсификации источников импорта энергоресурсов и другие нормы законодательства ЕС в области энергетики[29].