Холодная война

Целый ряд авторов уверенно относят предпосылки холодной войны к февралю 1945 года, когда по результатам Крымской (Ялтинской) конференции стало политически возможным провести раздел в мире по сферам влияния.

Мы разработали самое ужасное оружие в истории человечества… Это оружие будет применено против Японии… так, чтобы военные объекты, солдаты и моряки были целями, а не женщины и дети. Даже если японцы дикие — беспощадны, жестоки и фанатичны, то мы, как руководители мира, для общего блага не можем сбросить эту ужасную бомбу ни на старую, ни на новую столицу

В первых числах августа 1945 года Трумэн инициировал проведение атомной бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки, военное значение которых остаётся дискуссионным.

таким образом, Трумэн продемонстрировал бывшим союзникам, включая СССР — абсолютное стратегическое превосходство США в авиационной составляющей наступательного вооружения

К марту 1946 года обострение отношений между союзниками усилилось из-за отказа СССР вывести оккупационные войска из Ирана (войска были выведены только в мае 1946, после завершения советско-иранских переговоров).

…от Штеттина на Балтике до Триеста в Адриатике, железный занавес протянулся поперёк континента. По ту сторону воображаемой линии — все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы. (…) Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль. Полицейские правительства преобладают почти повсеместно, и пока, кроме Чехословакии, нигде нет никакой подлинной демократии.

Турция и Персия также глубоко встревожены и обеспокоены требованиями, которые предъявляет к ним Московское правительство. Русские сделали попытку в Берлине создать квазикоммунистическую партию в их зоне оккупации Германии (…) Если теперь советское правительство попытается отдельно создать прокоммунистическую Германию в своей зоне, это причинит новые серьёзные трудности в британской и американской зонах и разделит побеждённых немцев между Советами и западными демократическими государствами.

(…) Факты таковы: это, конечно, не та освобождённая Европа, за которую мы боролись. Это не то, что необходимо для постоянного мира.

Черчилль призвал не повторять ошибок 1930-х годов и последовательно отстаивать ценности свободы, демократии и «Христианской цивилизации» против тоталитаризма, для чего необходимо обеспечить тесное единение и сплочение англосаксонских наций.

«Длинная телеграмма» — устоявшееся название телеграммы № 511 посольства США в Москве, отправленной заместителем посла Джорджем Ф. Кеннаном 22 февраля 1946 года, в которой он обрисовал невозможность сотрудничества с СССР и необходимость противостояния советской экспансии, поскольку, по его мнению, руководство СССР уважает только силу. Результаты анализа американским правительством и общественностью этой телеграммы и последовавшей статьи «Истоки советского поведения» за подписью «X» (написанной Кеннаном), привели к тому, что взгляды Кеннана стали определяющим фактором подхода США к отношениям с Советским Союзом и холодной войны; сам Кеннан стал известен как «архитектор холодной войны».

Хотя СССР теперь тоже располагал ядерным потенциалом, США были далеко впереди как по количеству зарядов, так и по числу бомбардировщиков. При любом конфликте США легко смогли бы нанести бомбовый удар по СССР, тогда как СССР с трудом смог бы ответить на это.

Наиболее острый период противостояния двух блоков (СССР и США с их союзниками) пришёлся на годы Корейской войны (1950—1953).

Жуков говорит, что на Западе часто говорят о том, что у Советского Союза имеются мощные вооружённые силы, способные напасть на Западную Европу и на Америку. Он, Жуков, не будет скрывать, что Советский Союз располагает мощными наземными и военно-воздушными силами, располагает мощной стратегической авиацией, а также атомным и водородным оружием. Но Советский Союз создал всё это не со злым умыслом. Советский Союз вынужден иметь мощные вооружённые силы, хотя это и отражается на гражданской экономике СССР и удовлетворении потребностей народа. Мы не хотим повторения 1941 года. Тем более Советский Союз не может ослабить себя перед лицом угроз, с которыми выступают ответственные военные руководители, включая военных руководителей Североатлантического пакта. Они открыто заявляют о своей готовности разгромить Советский Союз атомными бомбами с военных баз, расположенных вокруг границ СССР. Как полководец Эйзенхауэр поймёт, что Советский Союз не может играть в свою безопасность, да и сами США не делают этого. Поэтому надо попытаться найти общий путь, общий язык между СССР и США, чтобы ликвидировать создавшееся недоверие и добиться дружбы между двумя странами. США — богатая страна, но, по моему мнению, и американский народ хотел бы облегчить бремя, которое он несёт в связи с гонкой вооружения.

…Эйзенхауэр говорит, что он хотел бы также упомянуть о некоторых событиях, как их понимает он и его правительство. Сразу же после окончания войны США настолько демобилизовали свои вооружённые силы, что у них не хватало войск даже для того, чтобы оккупировать Германию, Японию и Южную Корею и иметь при этом достаточный резерв в США. Правительство США поступило таким образом потому, что считало, что настала новая эра всеобщего мира.

Однако, как только США демобилизовались, они обнаружили, что на них начинают нажимать со всех сторон. Их друзья в Греции подверглись нападению со стороны сил, которых поддерживали из Болгарии, а также в то время и из Югославии. Затем началась блокада Берлина, а на дальнем Востоке на Чан Кайши, который, как бы о нём ни думать, всё же был союзником во время войны, также начали нажимать со всех сторон. Наконец, началась корейская война и в результате всего этого США приняли решение начать вооружаться вновь в широких масштабах, хотя тот план, который они приняли, был весьма дорогостоящим и обременительным для американского народа. Соединённые Штаты пришли к выводу, что они должны действовать более твёрдо для того, чтобы защищать свои интересы, оказавшиеся под угрозой. Они начали оборонять Южную Корею, организовали воздушный мост в Германии и создали Североатлантический пакт. Они поступили таким образом потому, что пришли к убеждению, что Москва объединила в одно целое свои вооружённые силы и вооружённые силы Польши, Чехословакии и других восточно-европейских государств. Североатлантический пакт был создан для того, чтобы противодействовать этому, а также для того, чтобы Франция могла впредь не опасаться угрозы со стороны Германии. Таким образом, началась гонка вооружений, начали создаваться запасы атомных и водородных бомб, которые являются весьма дорогостоящими и, по его, Эйзенхауэра, мнению, бесполезными, если бы удалось восстановить доверие между государствами.

Жуков замечает, что, по его мнению, нет смысла ворошить прошлое. Он допускает, что в прошлом были сделаны ошибки как с той, так и с другой стороны, и он не исключает, что это было сделано из-за того, что поступала неправильная информация. Однако, по его мнению, в настоящее время надо смотреть не в прошлое, а в будущее…

Однако известно, что американская коммунистическая партия одна из самых слабых компартий. Вопрос о том, какой общественный строй будет существовать в Америке — мы считаем это дело самого американского народа. Что касается учения Маркса, то оно существует уже свыше 100 лет и признаётся многими людьми многих стран, так же как существует много последователей капиталистической системы. Это дело совести каждого человека.

Эйзенхауэр замечает, что в марксистском учении всё же говорится о насильственном свержении капиталистического строя. Однако его, Эйзенхауэра, обнадёживают два обстоятельства: во-первых, то, что, как говорит Жуков, не существует централизованного руководства над коммунистическими партиями в различных странах и, во-вторых, то что та часть марксистской доктрины, которая говорит о насильственном свержении существующего строя, возможно, забыта или отложена в сторону.

Эйзенхауэр высказывает далее сожаление, что две величайших державы на земном шаре с огромными производственными возможностями не могут утолить все свои ресурсы на благо своих народов, а также народов других стран. Для того, чтобы они могли делать это, необходимо, прежде всего устранить существующий страх и добиться доверия между ними.

Такой подход прочно укоренился в стратегических планах США — считалось, что причин для особого беспокойства нет, пока стратегические силы США своей мощью превосходят общий потенциал советских вооружённых сил. Более того — по мнению американских стратегов, советская экономика, разрушенная в годы войны, вряд ли была способна на создание адекватного контрсилового потенциала.

Количество союзнических войск и зоны их ответственности в 1973 г. Красный цвет — страны Варшавского договора, Синий цвет — страны НАТО
Сферы влияния в мире в конце Холодной войны. Сфера влияния США показана зелёным цветом. Сфера влияния СССР показана оранжевым цветом.

Пришедший к власти в СССР в 1985 году М. С. Горбачёв с самого начала взял курс на улучшение отношений с США и Западом, однако, поначалу он действовал в духе «разрядки» 1970-х — в 1985—1986 гг. выдвигались новые громкие мирные инициативы, но при этом внешняя политика СССР оставалась довольно жёсткой. В частности, в 1985—1986 годах произошли несколько советско-американских дипломатических скандалов, завершившихся высылкой дипломатов с обеих сторон.

В октябре 1986 года состоялась , которая обозначила начало нового внешнеполитического курса СССР: Советский Союз впервые выразил готовность пойти на серьёзные уступки своим оппонентам. Хотя Горбачёв по-прежнему жёстко торговался по условиям договора и в конечном итоге встреча закончилась ничем, советские инициативы имели большой международный резонанс. Встреча в Рейкьявике во многом предопределила последующие события.

Завершение холодной войны. 1987—1991: «новое мышление» Горбачёва и завершение противостояния

Уже с 1987 года ситуация начинает резко меняться. В этом году во внешней политике СССР происходит коренной поворот к так называемому «новому политическому мышлению», провозгласившему «социалистический плюрализм» и «приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми». С этого момента идеологическое и военно-политическое противостояние начало быстро терять остроту.

Основные идеи нового внешнеполитического курса были сформулированы Горбачёвым в его книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира», вышедшей в октябре 1987 года. Согласно Горбачёву, все идеологические и экономические разногласия между мировыми системами социализма и капитализма должны отступить перед необходимостью защиты общечеловеческих ценностей. В этом процессе страны-лидеры должны жертвовать своими интересами в пользу малых стран, общих целей мира и разрядки в силу того, что для выживания в ядерный век нужна взаимная добрая воля.

Тем временем сам Советский Союз переживал глубокий кризис. Центральные власти начали терять контроль над союзными республиками. На окраинах страны вспыхивали межнациональные конфликты. В декабре 1991 года произошёл окончательный распад СССР.

В начале 1992 года президент России заявил о том, что ядерные ракеты перенацелены с объектов США и других западных стран на незаселённые территории Земли, а подписанная 1 февраля 1992 года в Кэмп-Дэвиде совместная декларация России и США официально положила конец холодной войне.

Окончание холодной войны было нашей общей победой, но западные политики, и прежде всего США, объявили победителями себя. Трубили об этом повсюду. При этом не подумали: а как это будет воспринято в России, русскими, которые столько сделали для прекращения холодной войны и гонки вооружений. И как это повлияет на политику и на отношения между Россией и Западом — об этом тоже не подумали.

Наша внешняя политика во времена Брежнева и Громыко была исключительно неподходящая для интересов страны. Ведь не может быть вход в Афганистан подходящим делом, не может быть подавление Чехословакии подходящим делом в интересах советского общества, не может быть эта гонка вооружений, не может быть конфронтация не только с американцами, но и со всем миром фактически. Потому что мы и с Китаем были на ножах, и с исламскими государствами на ножах, и с Израилем на ножах, что для нас было тоже довольно серьёзным ударом…

…. Как во время перестройки воспринимали Советский Союз? Это же было одно удовольствие.

В 1997 года конгрессом США был учреждён памятный Сертификат службы во время холодной войны который может быть вручён Министерством обороны США лицу, находившемуся на военной службе или являвшемуся служащим федерального правительственного учреждения в период холодной войны.