Финский язык

Фи́нский язы́к (самоназвание — suomi, suomen kieli) — язык финнов, относящийся к прибалтийско-финской подгруппе финно-волжской группы финно-угорских языков; является агглютинативным языком номинативного строя со значительными элементами флективности[3]. Финно-угорские языки и самодийские языки (энецкий, ненецкий, нганасанский, селькупский) составляют уральскую языковую семью.

На финском языке говорит большинство населения Финляндии (92,1 %), а также этнические финны, живущие вне пределов Финляндии — в Швеции и Норвегии, в провинции Финнмарк, среди финской диаспоры в США, Эстонии, России (преимущественно в Ленинградской области и в Карелии).

Финский язык достаточно широко распространён в Швеции, где является официально признанным языком меньшинства (статус присвоен в 1999 году). Финская диаспора сформировалась в Швеции в значительной части в результате эвакуации детей из Финляндии во время Зимней войны и массовой трудовой эмиграции финнов (в основном, из восточной и центральной Финляндии) в годы после Второй мировой войны и вплоть до начала 1970-х годов. Финское меньшинство насчитывает до 712 тыс. человек[4], из которых, по разным оценкам, от 250 до 470 тыс. человек используют финский язык или хотя бы понимают финскую речь. Шведские финны говорят или только по-шведски, или двуязычны, причём финский используется, в лучшем случае, как унаследованный язык. В диаспоре используется как стандарт финского языка, так и меянкиели — местный вариант финского шведской области Турнедален. Финский язык в Швеции воспринимался шведоязычным большинством как низкостатусный, что привело к утрате его престижа и сокращению числа полноценных носителей. Несмотря на то, что предпринимавшиеся с 1970-х годов попытки повысить роль финского языка особого успеха не имели, языковые права финноязычного меньшинства всё чаще закрепляются на законодательном уровне: так, с 2014 года 52 шведских коммуны из 290 предоставляют базовые услуги на финском языке[5]. Близкое к полному двуязычие наблюдается только в приграничных с Финляндией районах Швеции (Лулео, Хапаранда).

В северных норвежских провинциях Финнмарк и Тромс, в районах Порсангер-фьорда, Варангер-фьорда и Альта-фьорда проживает национальное меньшинство квены, часть которых говорит на квенском языке — по сути архаичном диалекте финского языка с многочисленными лексическими вкраплениями из саамских языков и норвежского.

Табличка Постоянного представительства республики Карелия при Президенте РФ в Москве на финском языке

Часть российских финнов составляют ингерманландцы, предки которых были переселены в XVII веке на территорию современной Ленинградской области. Этнические финны живут также в Карелии. В России, по данным переписи 2010 года, финским языком владеет 38 873 человека[6].

Финский язык, помимо территориальных диалектов, существует в виде двух распространённых на всей территории страны социальных разновидностей: литературного стандарта (yleiskieli) и разговорного варианта (puhekieli), достаточно сильно различающихся на всех языковых уровнях. Использование литературного языка ограничено формальными ситуациями общения; он употребляется официальными средствами массовой информации, политиками, в значительной части в системе образования и деловой коммуникации. Частью литературного стандарта является регламентированная письменная речь (kirjakieli). Разговорный финский язык, кроме бытовой коммуникации, широко используется в теле- и радиовещании, в качестве устного средства коммуникации на рабочих местах. Разговорный финский в ситуациях устного межличностного общения естественным образом конкурирует с территориальными диалектами и может образовать гибридные диалектно-разговорные формы.

Разговорный финский восходит к ранним формам городской финской речи, распространённой в культурных и политических центрах. С одной стороны, он отличается от диалектной речи, с другой стороны — от литературного языка, который представляет собой результат целенаправленного языкового планирования и в котором закрепилась лексика и грамматические модели, исчезнувшие из разговорных разновидностей языка (обязательные притяжательные суффиксы, сложные синтаксические обороты левого ветвления, трудные для восприятия на слух и речепроизводства). В разговорной речи масштабному упрощению подвергаются наиболее частотные единицы словаря (местоимения, числительные, формы употребительных глаголов). Достаточно большой контраст между устно-разговорной и книжно-литературной речью является причиной широкого обсуждения в финском обществе вопросов литературной нормы, арбитром в котором обычно выступает Институт исконных языков Финляндии ( Kotimaisten kielten keskus, KOTUS).

Бытующий в основном в письменной речи литературный язык оказывает несомненное влияние на разговорную речь, отчасти потому что уровень грамотности населения был традиционно высок (причём ещё в XIX веке), а современные финны — большие любители чтения. Нередко можно встретить человека, который в обиходных ситуациях изъясняется «по-книжному» (puhuu kirjakieltä), хотя обычно использование литературных форм речи маркировано и ассоциируется с демонстрацией учёности, торжественностью ситуации, установкой на сарказм или иронию (сходный эффект производит насыщенная латинизмами английская речь или русская речь со вкраплениями цитат из текстов 18—19 веков). Книжная грамматика, тем не менее, в широком ходу на телевидении и в радиопередачах для рафинированной публики, что приводит к закреплению литературных форм в разговорной речи.

Считается, что современные прибалтийско-финские языки произошли от праприбалтийско-финского языка, от которого в 1500—1000 до н. э. отделился прасаамский язык[7]. Праприбалтийско-финский язык имел три диалекта: северный, южный и восточный. Позднее, около I столетия, прибалтийско-финские языки разъединились, но сохранили влияние друг на друга. Восточно-финские диалекты, как и карельский, ижорский и вепсский языки, произошли от восточного диалекта праприбалтийско-финского языка и имеют общие особенности. Эстонский язык больше повлиял на юго-западные диалекты. Язык ингерманландских финнов относится к восточным диалектам финского языка. Традиционно в нём выделялись говоры: эвремейский, савакотский, курголовский финский диалект, подвергшийся влиянию водского и ижорского языков[8].

Лишь средневековые документы на латинском и шведском языках (начиная с XIII в.) сохранили довольно значительное количество отдельных финских слов — в основном, имён собственных и отрывочных выражений. Первым письменным памятником финского языка считается первая печатная книга на финском — букварь М. Агриколы (около 1543 г.).

Финская письменность основана на базовой латинице, дополненной буквами с диакритиками ö и ä для передних гласных. Эта графика почти безупречно передаёт фонемный состав слов; правила чтения просты и основываются на однозначных соответствиях звуков и букв, что позволяет освоить чтение в короткие сроки. По мере расширения круга заимствований увеличивается число слов, в которых используются буквы для несвойственных финскому фонем: b, d, f, z, š. Кроме того, иностранные слова обычно заимствуются в том виде, в каком они пишутся в оригинале: в итоге в финском тексте могут встретиться буквы q, w, x, å и др., отсутствующие в официальном финском алфавите[10].

В финском языке 8 гласных и 17 согласных фонем, из которых 4 (g, b, f, ʃ) встречаются исключительно в заимствованиях[11]. Таким образом, финский входит в число языков с относительно малым набором согласных и широким репертуаром гласных. Коэффициент соотношения гласных и согласных (consonant-vowel ratio) относительно низкий[12].

В системе финских гласных 8 кратких фонем /a/, /o/, /u/, /i/, /e/, /æ/ (графически — ä), /ø/ (графически — ö), /y/, которым противопоставлены по длительности 8 долгих: aa, oo, uu, ii, ee, ää, öö, yy. Долгая гласная по длительности при произношении примерно в два или три раза дольше краткой. Фонологически значимыми признаками являются ряд, подъём, долгота и огублённость. Редукция гласных отсутствует[13].

Кроме того, в финском существует 18 дифтонгов: три восходящих (ie, uo, ) и 15 нисходящих (ai, äi, oi, öi, ui, yi, ei, au, ou, eu, iu, äy, öy, ey, iy). Дифтонги ey и iy встречаются довольно редко[14].

Ударение в финских словах всегда падает на первый слог. Ритмическая структура слова хореическая (сильным, несущим основное или вспомогательные ударения, является нечётный слог)[12]. Репертуар интонаций бедный, доминируют нисходящие структуры со слабой коммуникативной нагрузкой.

Система финской гармонии гласных: на синем фоне гласные переднего ряда, жёлтом — заднего, зелёном — нейтральные

Одним из важнейших правил финской фонологии является гармония гласных (фин. vokaalisointu)[15][16][17]. Гласные делятся по месту артикуляции на гласные переднего ряда ä, ö, y, e, i и заднего ряда a, o, u. Гласные e и i при этом считаются нейтральными, что означает, что они могут выступать в одном слове как с гласными переднего, так и заднего ряда. Другие гласные переднего ряда ä, ö и y не могут находиться в одном слове с гласными заднего ряда (исключениями являются заимствования и некоторые местоимения). При этом, если слово является сложным или содержит некоторые приставки (например, epä-), то гармония соблюдается в пределах только одной части, например, isänmaa («родина»), epäaito («неестественный»).

Окончания и суффиксы, содержащие не гласные e или i, из-за сингармонизма всегда выступают в двух вариантах, например, окончание инессива имеет два варианта -ssa и -ssä, ср.:

Финский язык относится к синтетическим языкам и занимает промежуточное положение между агглютинативными и флективными языками: чертами агглютинации являются тенденция к моносемантичности (однозначности) аффиксов, к образованию протяжённых многоморфемных слов и словоформ (auto-lla-ni «на моей машине») и относительное единообразие устройства морфологических парадигм (в основном, имён; в меньшей степени — глаголов), а флективность проявляется в обилии переходных чередований на стыках морфем и внутри корня.

В финском языке в последнем слоге слова происходят чередования ступеней согласных в зависимости от того, закрывается слог или открывается. Чередованиям подвергаются буквы K, P, T, а также некоторые сочетания с этими буквами. Чередования бывают прямыми (как указано в таблице) и обратными (если читать таблицу справа налево).

В таблице представлены все чередования ступеней согласных в финском языке:

Кроме вышеописанных чередований, в финском языке может происходить переход i -> j, если i оказывается между двумя гласными. Такой переход часто происходит либо после прямого чередования «k -> -» (например: poika — pojat; aika — ajalla), либо при образовании партитива множественного числа (например: talo, taloissa, но taloja).

В финском языке выделяют 14—16 падежей, образование которых происходит путём прибавления стандартных падежных окончаний (тип склонения у всех имён один). Обширный список падежей обусловлен большим количеством локативных значений, выражаемых с помощью окончаний. Некоторые падежные формы непродуктивны, то есть могут присоединяться к ограниченному кругу лексем и находятся на пути адвербиализации (пролатив, инструктив). Ниже перечислены 14 падежных окончаний: на примере слова koira («собака»).

Важным понятием финского языка является основа слова. Именно к основе слова присоединяются падежные и притяжательные суффиксы, однако основы слов часто не совпадают с их словарной формой и их нужно уметь определять. Ниже в таблице приведены основы финских имён в зависимости от их словарной формы, основа партитива и примеры слова в словарной форме (номинативе), партитиве, инессиве и иллативе.

Множественное число номинатива образуется при помощи окончания -t, прибавляемого к основе имени (в именах с прямыми чередованиями — к слабой основе). В остальных падежах множественное число образуется при помощи показателя i, который ставится между основой имени и падежным окончанием. В зависимости от основы имени, показатель i присоединяется по-разному:

Некоторые особенности в образовании множественного числа имеют падежи партитив, генитив и иллатив.

Одним из способов показать принадлежность какого-либо предмета кому-либо, кроме местоимений, в финском языке являются притяжательные суффиксы. В таблице указаны притяжательные суффиксы в зависимости от местоимения.

Суффиксы могут присоединяться как непосредственно к основе слова, так и после падежного окончания. У слов с прямым чередованием, при непосредственном присоединении к основе, суффиксы всегда присоединяются к сильной основе, а при присоединении к падежным окончаниям, требуемая основа определяется падежом: Pelto — peltoni — pellollani (поле — моё поле — в моём поле).

В словосочетаниях суффикс присоединяется только к существительному: uusi talo — uusi talosi (новый дом — твой новый дом).

Притяжательные суффиксы замещают собой окончания генитива, множественного номинатива, аккузатива и последнюю букву иллатива, при этом у слов с прямым чередованием в указанных выше падежах основа меняется со слабой на сильную (кроме иллатива, так как он в любом случае требует сильную основу в указанных словах).

При присоединении притяжательного суффикса к существительному в транслативе, падежное окончание меняется с -ksi на -kse: Hän tuli minun ystäväkseni (Он стал моим другом).

Суффикс третьего лица -nsa/nsä, присоединяемый к падежным окончаниям, заканчивающимся на гласную, для удобства меняет свою форму на -an/än или -en: piha — pihallaan — pihalleen (двор — в его дворе — в его двор).

В отдельных грамматических случаях притяжательный суффикс может присоединяться к некоторым причастиям, инфинитивам и даже послелогам.

Прилагательные в финском языке, кроме положительной степени (словарной формы) имеют ещё три степени сравнения: сравнительную, превосходную и абсолютную превосходную.

Сравнительные прилагательные показывают различия между двумя объектами, которые они видоизменяют. Сравнительная степень образуется при помощи суффикса -mpi, присоединяемого к основе слова, при этом последняя гласная a/ä меняется на e: vanha — vanhempi (старый — старее, более старый).

Прилагательные в превосходной степени описывают объект, которому присуща высшая или низшая степень качества. Превосходная степень образуется при помощи суффикса -in, присоединяемого к основе слова; правила присоединения суффикса почти совпадают с правилами присоединения показателя i множественного числа: vanha — vanhin (старый — самый старый).

Абсолютная превосходная степень образуется при помощи сложного составного суффикса -immillaan/immillään по тем же правилам, что и превосходная степень. Такие прилагательные обычно не склоняются.

Прилагательные в сравнительной и превосходной степенях согласуются с существительными в числе и падеже. Основы прилагательных в сравнительной степени — mpi -> mma(mmä)/mpa(mpä), а в превосходной — in -> imma(immä)/impa(impä): vanhassa talossa (в старом доме) — vanhemmassa talossa (в более старом доме) — vanhimmassa talossa (в самом старом доме).

Наречия в финском языке как правило образуются от прилагательных при помощи суффикса -sti, присоединяемого к основе слова: kaunis — kauniisti. В сравнительной и превосходной степенях сравнения наречий суффикс -sti меняется на -mmin и -immin соответственно: kauniisti — kauniimmin — kauneimmin.

В финском языке существует большое число местоимений, которые можно разделить на следующие категории:

Все местоимения склоняются, причём многие их них имеют довольно замысловатые и нестандартные основы; личные местоимения, в отличие от имён, имеют отдельную форму падежа аккузатив: minut, sinut и т. д.

В финском языке, в отличие от многих европейских языков, отдельно не выделяется категория притяжательных местоимений — вместо них используется личное местоимение в падеже генитив. Местоимение, стоящее в генитиве в дальнейшем не склоняется, а к существительному добавляется притяжательный суффикс: minun autoni (моя машина) — minun autossani (в моей машине).

Основные два вида числительных в финском языке — количественные и порядковые. Количественные числительные показывают количество предметов, а порядковые — порядок предмета при счёте.

Ниже в таблице приведены числительные от 0 до 10, их партитивные формы и их основы для других падежей:

Числительные от 11 до 19 образуются от числительных 1—9 добавлением суффикса -toista: yksitoista, kaksitoista, …, yhdeksäntoista. При склонении таких числительных суффикс -toista не склоняется: Tutustuin kahteentoista ihmiseen (Познакомился с двенадцатью людьми).

Десятки 20, 30, …, 90 образуются от числительных 2—9 добавлением слова kymmentä, фактически являющимся партитивом числительного «десять»: kaksikymmentä, kolmekymmentä, …, yhdeksänkymmentä. При склонении таких числительных склоняются обе части: kolmellakymmenellä ihmisella (у тридцати людей).

Составные числительные в пределах десятка (например, 31, 45) образуются добавлением числительных 1—9 к соответствующему числительному десятка: 31 = kolmekymmentäyksi, 45 = neljäkymmentäviisi, 99 = yhdeksänkymmentäyhdeksän. При склонении таких числительных склоняются все части.

Числительное 100 по-фински будет sata (основа — sada-/sata-), остальные сотни образуются от числительных 2—9 добавлением слова sataa: kaksisataa … yhdeksänsataa. При склонении таких числительных также склоняются все части.

Числительное 1000 по-фински будет tuhat (основа — tuhanne-/tuhante-), остальные тысячи образуются от числительных 2—999 добавлением слова tuhatta: 2000 = kaksituhatta, 45000 = neljäkymmentäviisituhatta, 999999 = yhdeksänsataayhdeksänkymmentäyhdeksäntuhatta yhdeksänsataayhdeksänkymmentäyhdeksän. При склонении таких числительных склоняются все части.

При числительном в номинативе (кроме числительного 1), связанный с ним предмет всегда стоит в партитиве единственного числа: kaksi poikaa (два мальчика), neljä lautasta (четыре тарелки), 45 uutta taloa (45 новых домов).

Порядковые числительные ensimmäinen (первый) и toinen (второй) являются исключениями и склоняются как слова на -nen.

Остальные порядковые числительные образуются из соответствующих количественных добавлением к их основе (если основы две — к слабой основе) суффикса -s (числительное «третий» — исключение, оно по-фински звучит как kolmas). Так же как и у количественных числительных, суффикс -s не добавляется к несклоняемому суффиксу -toista (kahdestoista — двенадцатый), но добавляется ко всем частям составных числительных (123-й = sadaskahdeskymmeneskolmas).

Основы всех порядковых числительных (кроме «первый» и «второй») образуются одинаково: суффикс -s меняется на nne/nte в единственном числе, и на nsi — во множественном: Minä nousin neljännestä kerroksesta kuudenteen kerrokseen (Я поднялся с четвёртого этажа на шестой этаж); Kolmansissa kerroksissa on yleensä pimeää (На третьих этажах обычно темно). Партитив порядковых числительных образуется заменой суффикса -s на -tta/ttä: Tässä talossa ei ole kolmatta kerrosta (В этом доме нет третьего этажа). Если на письме порядковое число записано цифрами, то после числа ставится точка: 9. luokka (9-й класс).

В составных порядковых числительных, как и в количественных, склоняются все части слова, то есть меняются все суффиксы -s. Сложные составные числительные больше 1000 обычно не склоняются — перед такими числительными чаще всего ставят определяемое слово в нужном падеже, а само числительное превращается в количественное: vuonna 1984 (в 1984 году).

Глагольное словоизменение в финском языке отличается высокой степенью регулярности. Неправильных глаголов почти нет, и все глаголы чётко распределяются на шесть глагольных типов.

Финскому глаголу присущи грамматические категории лица, числа, наклонения, времени и залога. Существует также развитая система инфинитивов и причастий.

Личные окончания финских глаголов всегда одинаковы и не зависят от формы глагола:

Словарная форма глагола состоит из корня и показателя; чтобы образовать основу глагола, к которой затем присоединяется личное окончание, необходимо отбросить показатель и добавить суффикс. В зависимости от показателя и предшествующей буквы (показана в скобках при необходимости), а также добавляемого суффикса, все глаголы делятся на шесть типов:

Среди глаголов II типа только глаголы tehdä (делать) и nähdä (видеть) склоняются по-особому, а среди глаголов IV—VI типов существует незначительное взаимное проникновение типов глаголов.

Если задаётся конкретный вопрос с помощью вопросительного слова, личная форма глагола и последовательность слов сохраняются: Milloin sinä menet kauppaan? (Когда ты пойдёшь в магазин?). Когда необходимо задать общий вопрос, то глагол ставится на первое место, и к личной форме глагола добавляется вопросительная частица -ko/kö: Menet sinä kauppaan? (Ты пойдёшь в магазин?).

Отрицательная форма глагола образуется с помощью отрицательной частицы ei. При этом, личное глагольное окончание переходит на эту частицу, а смысловой глагол в отрицательных конструкциях находится в форме чистой основы (у глаголов I типа с чередованием — в форме слабой основы):

В финском языке существует три формы прошедшего времени: имперфект, перфект и плюсквамперфект.

Плюсквамперфект чаще всего употребляется в предложениях с двумя действиями в прошлом, одно из которых завершилось до начала другого. В этом случае завершившееся действие ставится в плюсквамперфект, а второе действие — в имперфект.

Имперфект в финском языке образуется синтетически, при помощи показателя i, помещаемого между основой глагола и личным окончанием. Присоединение показателя i имеет свои особенности в зависимости от типа глагола:

Показатель прошедшего времени i никогда не удваивается в третьем лице: hän lukee/ajattelee/valitsee/pakenee — hän luki/ajatteli/valitsi/pakeni.

Отрицательная форма имперфекта образуется при помощи отрицательной частицы ei в личной форме и активного причастия прошедшего времени в единственном или множественном числе (об образовании причастий рассказано в соответствующем разделе):

Перфект и плюсквамперфект в финском языке образуются аналитически при помощи вспомогательного глагола olla (быть) в личной форме настоящего времени (перфект) или имперфекта (плюсквамперфект) и активного причастия прошедшего времени. При образовании отрицательной формы перфекта или плюсквамперфекта, в отрицательную форму по правилам настоящего времени ли имперфекта ставится только вспомогательный глагол, причастие остаётся неизменным.

Грамматического будущего времени в финском языке нет, поэтому для показания будущего времени применяют другие способы его выражения:

Пассивный залог в финском языке используется для указания действия, при этом деятель не называется; пассивный залог используется в финском довольно часто. Пассивный залог существует для всех четырёх финских времён.

Отрицательная форма пассива настоящего времени образуется при помощи отрицательной частицы ei, при этом у пассивных форм всех типов глаголов отбрасывается концовка -an/än: luetaan — ei lueta, syödään — ei syödä, pelataan — ei pelata: Kun syödään, ei jutella (Когда едят — не разговаривают).

Отрицательная форма пассива имперфекта образуется при помощи отрицательной частицы ei и пассивного причастия прошедшего времени (об образовании причастий рассказано в соответствующем разделе): luettiin — ei luettu, syötiin — ei syöty, pelattiin — ei pelatty: Kun rakennettiin talo, ei koordinoitu mitään (Когда строили дом — ничего не согласовали).

Пассив перфекта и плюсквамперфекта образуется при помощи вспомогательного глагола olla (быть) в форме on (перфект) или oli (плюсквамперфект) и пассивного причастия прошедшего времени. При образовании отрицательной формы перфекта или плюсквамперфекта, в отрицательную форму по правилам настоящего времени ли имперфекта ставится только вспомогательный глагол, причастие остаётся неизменным. Применяются данные формы в тех же случаях, что и соответствующие формы в активном залоге: työ on tehty (работа сделана), kun soitin hotelliin, kaikki huoneet oli jo varattu (когда я позвонил в отель, все номера были уже забронированы).

Сослагательное наклонение (кондиционал) используется для указания субъектом желаемого или предполагаемого действия.

В финском языке сослагательное наклонение имеет два времени (настоящее и перфект) и два залога (активный и пассивный).

Кондиционал настоящего времени активного залога образуется с помощью суффикса -isi, присоединяемого к основе глагола, за которым следует личное окончание глагола. Для глаголов I типа суффикс присоединяется к сильной основе, конечные буквы e и i основ замещаются суффиксом, присоединение суффикса к глаголам II типа происходит по правилам образования имперфекта, в третьем лице последняя i суффикса никогда не удваивается:

Отрицательная форма кондиционала образуется с помощью отрицательной частицы ei в личной форме и формы кондиционала без окончания: Minä en antaisi (я не дал бы), hän ei ajattelisi (он бы не подумал).

Кондиционал в перфекте в основном используется для описания возможного развития ситуации в прошлом. Образуется такая форма при помощи глагола olla в форме потенциала и активного причастия прошедшего времени. При образовании отрицательной формы частица ei в личной форме ставится только перед вспомогательным глаголом, причастие остаётся неизменным. Так как в русском языке у условного наклонения грамматическое время определяется только из контекста, бывает сложно понять разницу между кондиционалом настоящего времени и перфекта:

Кондиционал настоящего времени пассивного залога образуется с помощью сложно-составного суффикса -(t)t(a/ä)isiin, присоединяемого к глаголу по правилу образования имперфекта пассива: luettaisiin, ajateltaisiin. Отрицательная форма кондиционала образуется с помощью отрицательной частицы ei и формы кондиционала без концовки in: ei luettaisi, ei ajateltaisi.

Кондиционал пассивного залога в перфекте образуется с помощью глагола olla в форме сослагательного наклонения olisi и пассивного причастия прошедшего времени. Отрицательная форма образуется с помощью отрицательной частицы ei перед формой olisi: olisi luettu, ei olisi tehty.

Потенциал или возможное наклонение используется когда действие будет сделано с большой долей вероятности. В современном финском языке потенциал используется нечасто, а в разговорном языке и вовсе практически исчез — вместо него перед глаголом ставят слова kai (наверное), ehkä (может быть), luultavasti (вероятно), voi olla (может быть) и некоторые другие.

Потенциал образуется с помощью суффиксов, заменяющих показатель типа, после чего следует личное окончание:

В третьем лице единственного числа конечная e всегда удваивается во всех типах глаголов.

Отрицательная форма образуется при помощи отрицательной частицы ei в личной форме и потенциала без личного окончания: en lähtene (скорее всего, не уеду), emme syöne (мы, наверное, не поедим).

Потенциал может также быть в форме перфекта, применяющегося в данном случае просто для указания прошедшего времени. Образуется при помощи личной формы глагола olla, принимающего в потенциале особую форму liene- и активного причастия прошедшего времени, в отрицательной форме частица ei ставится только перед глаголом: Hän lienee lähtenyt (он, наверное, уехал) — Hän ei liene lähtenyt (он, наверное, не уехал).

Потенциал настоящего времени и перфекта может находиться в пассивном залоге. Для образования пассива настоящего времени сначала нужно образовать пассивную форму по правилу образования пассива имперфекта, заменив суффикс -(t)tiin на -(t)ta/(t)tä и к этой форме добавить суффикс -neen. Lukea — luettiin — luettaneen (наверное, читают), syödä — syötiin — syöneen (наверное, едят).

Отрицательная форма пассива образуется при помощи отрицательной частицы ei, при этом отбрасывается концовка -en: luettaneen — ei luettane, syötäneen — ei syötäne.

Перфект пассива потенциала образуется при помощи личной формы глагола olla в форме lienee и пассивного причастия прошедшего времени, в отрицательной форме частица ei ставится только перед глаголом: lienee rakennettu (наверное, построили) — ei liene rakennettu (скорее всего, не построили).

Повелительное наклонение или императив выражает приказ или просьбу одного человека к другому (другим).

Финский язык обладает развитой системой императивов, некоторые из который достаточно сложно перевести на другие европейские языки. В разговорной речи императив считается невежливой формой, и при разговоре с малознакомым человеком просьбу обычно выражают сослагательным наклонением в вопросительной форме.

Для образования данного императива нужно просто взять основу глагола (у глаголов I типа — слабую основу): Lukea — lue! (Читай!), syödä — syö! (ешь!), ajatella — ajattele! (думай!), palata — palaa! (возвращайся!), valita — valitse! (выбирай!), paeta — pakene! (убегай!).

Отрицательная форма ты-императива образуется при помощи отрицательной частицы älä: lue! — älä lue! (читай! — не читай!), palaa! — älä palaa! (возвращайся — не возвращайся).

Для образования данного императива нужно заменить показатель типа на суффикс -kaa/kää, при этом у глаголов IV—VI типов сохраняется буква t показателя типа: Lukea — lukekaa! (читайте!), syödä — syökää! (ешьте!), ajatella — ajatelkaa! (думайте!), palata — palatkaa! (возвращайтесь!), valita — valitkaa! (выбирайте!), paeta — paetkaa! (убегайте!).

Отрицательная форма вы-императива образуется при помощи отрицательной частицы älkää, а глагольный суффикс -kaa/kää меняется на -ko/kö: lukekaa! — älkää lukeko! (читайте! — не читайте!), palatkaa! — älkää palatko! (возвращайтесь — не возвращайтесь).

В современном финском языке в качестве мы-императива используется положительная или отрицательная форма пассива изъявительного или сослагательного наклонений: Mennään ulos! (Давайте пойдём на улицу), mentäisiin kauppaan — ostettaisiin jotakin (пошли бы в магазин, купили бы что-нибудь), ei tehdään sitä! (давайте не будем этого делать!).

Более старая форма мы-императива образуется по тем же принципам, что и вы-императив, только в положительной форме будет суффикс -kaamme/käämme, а отрицательная частица — älkäämme: Menkäämme ulos! älkäämme tehkö sitä!

Образуется этот императив по тем же принципам, что и вы-императив, только в положительной форме единственного числа будет суффикс -koon/köön, а множественного — -koot/kööt; отрицательная частица в единственном числе — älköön, а во множественном — älkööt: lukekoon! (пусть он читает), älkööt palatko! (пусть они не возвращаются!).

Очень редко императив 3 лица может быть в форме перфекта, при этом в форму императива 3 лица ставится только глагол olla (получаются формы olkoon и olkoot), смысловой глагол выступает в форме активного причастия прошедшего времени: olkoon sanonut! (ну и пусть он сказал).

Для образования пассивного императива сначала нужно образовать пассивную форму глагола по правилу образования пассива имперфекта, заменив суффикс -(t)tiin на -(t)ta/(t)tä и к этой форме добавить суффикс -koon/köön: Kuultakoon molempia osapuolia! (Да будут выслушаны обе участвующие стороны!).

В финском языке существует много форм, называемых инфинитивами, так как они не зависят от времени основного глагола в предложении. На русский язык различные инфинитивы могут переводиться по-разному.

Предлоги и послелоги — служебные части речи, показывающие синтаксические отношения между частями речи. Отличие между ними состоит в месторасположении относительно слова, к которому они относятся: предлоги ставятся перед словом, а послелоги — после него. В отличие от многих европейских языков, где в абсолютном большинстве распространены предлоги, финский язык — это язык послелогов, хотя и предлоги в нём также имеются.

При использовании послелога слово, относящееся к нему, чаще всего ставится в падеж генитив (ikkunan takana — за окном, talojen vieressä — рядом с домами), но могут использоваться и другие падежи, например, партитив (jokea pitkin — вдоль реки, oppilaita varten — для учеников) или иллатив (loppuun asti — до конца).

Финские предлоги встречаются гораздо реже послелогов и чаще всего требуют падежа партитив (ilman sokeria — без сахара), но в редких случаях возможны другие варианты.

Некоторые финские послелоги могут выступать как предлоги, при этом падеж зависимого слова, за редким исключением, меняется с генитива на партитив.

По типу базового порядка слов финский язык относится к языкам типа SVO (Subject-Verb-Object). Стратегия кодирования глагольных актантов номинативная. Порядок слов, в целом, относительно свободный; довольно широко распространены именные группы с левым ветвлением: omenan maku букв. «яблока вкус», onnellinen talon omistaja букв. «счастливый дома владелец», huoneen pieni ikkuna «комнаты маленькое окно». Базовая конструкция обладания строится, как и в русском языке, по экзистенциальной модели: имя обладателя (косвенный падеж, адессив) + форма глагола olla («быть») + имя обладаемого объекта (номинатив или партитив): Minulla on rahaa «У меня есть деньги».

В финском языке в силу его агглютинативного характера основой формирования лексики является регулярное словообразование: значительную часть словаря составляют аффиксальные (в основном, суффиксальные) производные и сложные слова, а исходный набор непроизводных слов и базовых корней сравнительно невелик. Например, слово kirja «книга» даёт следующие дериваты:

Продуктивность и регулярность значительного количества словообразовательных моделей позволяет носителям языка с лёгкостью конструировать множество новых, не фиксируемых словарями производных, которые не имеют налёта окказиональности (как, например, в русском), что несколько сближает финский с искусственными языками наподобие эсперанто.

Чрезвычайно богатым является и глагольное словообразование: с помощью регулярных аффиксов от глагольных основ можно образовать фреквентативы, разные типы каузативов, декаузативов и антикаузативов, маркировать разные типы движения, причём разные значения могут совмещаться в рамках одной лексемы. Это сближает систему глагольного словообразования финского языка с системой видового формообразования и способами действия славянских языков. Ниже приводится фрагмент словообразовательного гнезда глагола hypätä «прыгать»:

От многих таких дериватов легко образуются именные формы, способные принимать, например, формы абессива: hyppimättä «не прыгая» и hyppelemättä «не подпрыгивая».

Первый толковый словарь финского языка Suomalaisen Sana-Lugun Coetus (1745), созданный Даниэлем Юслениусом, включал около 19 000 единиц

В течение долгого периода существования в окружении языков индоевропейской семьи финский заимствовал из них множество лексических единиц. Заимствования нередко претерпевали значительную формальную трансформацию из-за разности фонологических и фонотактических правил финно-угорских и индоевропейских языков или, наоборот, консервировали архаичный облик оригинального слова, хотя в языке-источнике оно менялось в ходе исторического развития.

Среди ранних заимствований выделяются древнерусские периода VI—XIII вв.[18], германские (* герм. *kuningazkuningas «король», *druhtinazruhtinas «князь, принц», готск. aiþeiäiti «мать» (почти уникальный случай заимствования термина ближайшего родства, оригинальное финское слово emo используется только в ограниченных контекстах)), балтийские, иранские (авест. vadžravasara «молот», airya «человек» → orja «раб»).

К балтизмам в финском относятся слова ankerias «угорь», morsian «невеста», paimen «пастух», parjata «клеветать», silta «мост», taivas «небо», vuohi «коза»[19].

Ключевую роль в развитии лексической системы финского языка сыграли шведские заимствования, проникшие даже в базовый словарь финского языка.

Значительна роль славянских (древнерусских) заимствований, многие из которых сохранили праславянский облик (до падения редуцированных): *okъnoakkunaikkuna «окно»; *vertenovärttinä «веретено», *lъžьkalusikka «ложка», *krьstristi «крест». Среди других славянизмов — raamattu «Библия, священное писание» (от «грамота»), saapas «сапог», piirakka «пирог», pakana «поганый, язычник», taltta «долото», talkkuna «толокно», palttina «полотно», pappi «поп, священник», läävä «хлев», papu «боб», sirppi «серп», määrä «количество» (от мѣра), tavara «товар», raja «граница» (от край), varpunen «воробей», pirkka «бирка», urakka «подряд, заказ» (от урок), sääli «жаль»[20][21].

Много в финском языке и относительно недавних заимствований, проникших в лексическую систему в XIX—XX вв. в период Великого княжества Финляндского. Среди них социальные термины (pohatta «богач», toveri «товарищ», rosvo «разбойник», voro «вор», kapakka «кабак», putka «будка, кутузка», tyrmä «тюрьма»), названия предметов домашнего обихода, одежды (kasari «кастрюля», kauhtana «кафтан»), транспортная и торговая лексика (kanava «канал», majakka «маяк», issikka «извозчик, возница», rospuuto «распутица», kopeekka «копейка»), экспрессивные и оценочные слова (potra «бравый, бодрый» (диал. «красивый»), siisti «опрятный, чистый») и многие другие (kasku «сказка, анекдот», porkkana «морковь» (от «баркан»), rusakko «заяц-русак», russakka «прусак (таракан)», torakka «таракан», viesti «весть, известие»)[9]. Количество русизмов особенно велико в восточных диалектах — саво и юго-восточном.

В тридцати школах Республики Карелия финский язык преподают в качестве иностранного. В Карелии финский язык признан одним из национальных, наряду с карельским и вепсским языками, но число говорящих на нём сокращается (с 14 тысяч в 2005 до 8 тысяч в 2013 году). Финский язык традиционно преподавался в Петрозаводском госуниверситете на кафедре финского языка факультета прибалтийско-финских языков и культур (с 2013 года на кафедре прибалтийско-финской филологии в составе филологического факультета)[22]. Финский язык преподаётся на факультете удмуртской филологии Удмуртского государственного университета[23]. Финский язык преподаётся на филологическом факультете и факультете журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, а также в других ведущих вузах столицы: Московском государственном лингвистическом университете (бывш. Московский государственный педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза) и Московском государственном институте международных отношений (МГИМО (У) МИД России).

Кроме того, в Санкт-Петербурге и Москве финский язык можно изучать в открытой в 2000 году при поддержке Совета министров Северных стран Скандинавской школе (Nordic School). С 2013 года финский язык можно изучать в качестве основного иностранного в российских школах со второго класса[24]. В 2013 году литературный журнал «Carelia», выходивший на национальных языках Карелии и просуществовавший более восьмидесяти лет, вынужден был сократить тираж с десяти до двух тысяч.

В 2010-х годах отмечался рост интереса к изучению финского языка студентами европейских вузов[25].