Филологические записки

«Филологи́ческие запи́ски» (рус. дореф. Филологическія записки) — русский частный научный журнал, «»; издавался в Воронеже с 1860 по 1917 год под редакцией А. А. Хованского, а после его смерти — под редакцией дочерей и С. Н. Прядкина. Восстановлен в 1993 году.

посвящённый изслѣдованіямъ и разработкѣ разныхъ вопросовъ по языку и литературѣ вообще — и сравнительному языкознанію, по русскому языку и литературе въ особенности — и по славянскимъ нарѣчіямъ

«Филологические записки» были основаны учителем русского языка и русской словесности воронежского Михайловского кадетского корпуса Алексеем Андреевичем Хованским на свои собственные средства, редакция журнала находилась в его собственном доме; выпускались шесть раз в год.

В то время в России существовал только один подобный журнал с научно-педагогическим содержанием — это журнал Министерства народного просвещения, который, разумеется, располагал всеми ресурсами, чтобы поставить дело самым блистательным образом. Теперь кто же взялся с ним конкурировать, соперничать? Да какой-то никому не известный бывший учитель скорописи и русского языка. Где задался? Да в каком-то Воронеже, где первое высшее учебное заведение появилось только с небольшим полвека спустя (Сельскохозяйственная академия, 1913). Но в результате вышло нечто удивительное. Скромное издание Хованского мало-помалу начинает притягивать к себе не только учителей, но и самые выдающиеся силы науки[2].

, — пишет Алексей Хованский в своем № I.

«Ручательством за достоинство и состоятельность какого бы то ни было периодического издания служит не место, где издается оно, и не имя издателя или редактора»

В Воронеже печатаются переводы статей ведущих европейских и американских учёных — Макса Мюллера, Эрнеста Ренана, Георга Курциуса, Августа Шлейхера, Карла Беккера, Германа Брокгауза, Карла Гейзе, Ипполита Тэна, Джона Милля, Людовика Леже, Бертольда Дельбрюка, Яна Гебауэра, Юхана Лунделла, Отто Шрадера, Хеймана Штейнталя, Вильгельма Фрейнда, Якоба Гримма, Вильгельма Ваккернагеля, Августа Гофмана, Поля Мейера (фр.), Уильямa Уитни (англ.), а также переводы древних авторов: Платона, Еврипида, Лукиана, Горация, Цицерона, Вергилия, Тацита, Теофраста, скандинавских поэтов Г. Х. Андерсена и А. Г. Эленшлегера. В журнале был опубликован один из первых переводов диалога Платона «Критон», считающегося античным образцом теории общественного договора.

С редактором журнала сотрудничали известные российские учёные, любители русской словесности: Я. К. Амфитеатров, А. И. Анастасиев, Н. Я. Аристов, А. Н. Афанасьев, А. С. Архангельский, Н. И. Барсов, , И. А. Бодуэн де Куртенэ, Р. Ф. Брандт, Е. Ф. Будде, Ф. И. Буслаев, М. М. Великанов, А. Н. Веселовский, А. Е. Викторов, В. И. Водовозов, П. П. Вяземский, М. Х. Григоревский, А. Д. Галахов, П. М. Гальковский, П. А. Гильтебрандт, К. Г. Говоров, кн. Н. Н. Голицын, Я. Ф. Головацкий, Я. К. Грот, Н. К. Грунский, П. И. Житецкий, Н. П. Задерацкий, Ф. Ф. Зелинский, П. П. Иессен, Е. Г. Кагаров, Н. И. Кареев, А. И. Кирпичников, Л. З. Колмачевский, Д. Н. Корольков, А. А. Котляревский, А. А. Кочубинский, П. А. Кулаковский, Ю. А. Кулаковский, Н. А. Лавровский, П. А. Лавровский, М. Н. Лонгинов, В. В. Макушев, А. И. Маркевич, В. И. Межов, Н. Д. Мизко, Ст. П. Микуцкий, О. Ф. Миллер, В. И. Миропольский, Д. И. Нагуевский, Г. П. Павский, В. Ф. Певницкий, В. В. Плотников, М. Г. Попруженко, А. А. Потебня, П. Н. Полевой, С. И. Пономарев, А. В. Попов, И. Г. Прыжов, В. Ф. Ржига, А. И. Смирнов, А. И. Соболевский, М. А. Соколов, И. И. Срезневский, А. И. Степович, М. И. Сухомлинов, П. А. Сырку, Н. Ф. Терновский, М. Г. Халанский, Д. В. Цветаев, А. Н. Чудинов, М. М. Шапиро, В. И. Шерцль, Д. О. Шеппинг, В. П. Шереметевский, И. В. Ягич, Г. А. Янчевецкий и мн. др.

Первыми сотрудниками журнала были сослуживцы Хованского по Михайловскому кадетскому корпусу — П. В. Малыхин, М. Ф. Де-Пуле, К. Г. Говоров, Н. Ф. Бунаков. Задача Хованского — установить связь между столичными академиками и провинциальными учителями, создать портал, популяризирующий новейшие достижения филологии, — в полной мере увенчалась успехом. Можно сказать, «Фил. Записки» раскрепостили кулуарную науку, сделали её доступной для самых широких слоев.

В XIX в. «Филологические записки» стяжали не только общероссийскую известность: журнал выписывали университеты Парижа, Лейпцига, Праги, Загреба, Берлина, Йены, Вены, Уппсалы, Страсбурга и даже Америки. Большой интерес к журналу был в славянских странах — в нём систематически помещались материалы по вопросам языка и литературы украинского, болгарского, сербского, чешского и других славянских народов: «Излюбленным предметом Хованского был русский язык и вообще славянщина». Журнал Хованского утверждал, что «».[3]

безъ изучения старо-церковно-славянского языка невозможно понимание многихъ явлений современного русского языка, вообще изученіе его

С 1866 года в журнале был открыт раздел «Славянский вестник», где публиковались исследования по актуальным проблемам славистики. «Славянский вестник» стал «»[4]. В 1860 году журнал был посвящён исследованию только русского языка, а с 1866 г. — всех славянских наречий, сравнительному языкознанию.

первым в русской литературе опытом — дать в специальном издании исключительное место изучению Славянской литературы, старины и народности

Вопрос о постановке русского языка А. А. Хованский всегда считал «самым жгучим вопросом». Поэтому «Филологические Записки» постоянно развивали и отстаивали свои главные принципы и методы преподавания, которые, по мнению авторов журнала, заключались в тесной связи учебного процесса с новыми научными достижениями, а также в модернизации устаревших приёмов школьной работы[5].

В 1869 году Санкт-Петербургское филологическое общество выбрало журнал официальным печатным органом для заявления о начале своей деятельности. До открытия в 1879 г. в Варшаве «Русского филологического вестника» воронежский журнал оставался единственном в России специальным периодическим изданием, посвящённым вопросам филологической науки и преподавания русского языка и литературы.

В 1898 г. Главным Управлением по делам печати было разрешено издавать «Филологическія Записки» без предварительной цензуры, этой привилегией журнал пользовался даже в революционные годы. Из двух концепций модернизации российского общества Хованский выбрал просвещение взамен революционного насилия.

С 1917 г. журнал временно прервал своё существование. В советское время, в годы расцвета марризма и опалы сторонников сравнительного языкознания, журнал подвергся изрядной доли критики, в частности, за «», «за эклектизм». Редактор журнала, напротив, всю свою жизнь исповедовал иные ценности: «Хованский не былъ ни „либераломъ“, ни „консерваторомъ“ и т. п., — это былъ въ высшей степени человечный, глубоко верующий въ Бога…, доброжелательно расположенный къ людямъ и отзывчивый на все истинно доброе человекъ».

игнорирование марксистского закона единства и борьбы противоположностей в общественной жизни

«Филологические записки» — одно из самых авторитетных изданий такого рода в отечественной науке о языке, журнал высочайшей лингвистической культуры, более трёхсот номеров, более двух тыс. статей:

Наибольшее значение журнал имел в ранний период своего существования, в XIX веке, пока он был единственным научным филологическим журналом до появления «Русского филологического вестника» и «».

[7] А по словам Н. К. Михайловского, «».

«Даже беглый перечень материалов, опубликованных на страницах воронежского журнала, свидетельствует, что без знакомства с содержанием „Филологических записок“ невозможно получить полного представления об изучении проблем русской и зарубежной литератур в дореволюционном литературоведении».вся история новейшей русской литературы есть собственно история журналистики

Переводческая и популяризаторская деятельность редакции «Филологических записок» в течение почти тридцати лет (1860—1890) была исключительно важной для развития языкознания в России, для знакомства широких кругов русских филологов с зарубежным языковедением. Об этом наглядно говорит тот факт, что до 1865 года, кроме тех переводов которые были выполнены журналом, в России имелось только четыре перевода работ иностранных филологов (В. Гумбольдт, предисловие к книге «О языке острова Кави», перевод Билярского; статьи Х. Штейнталя, опубликованные Билярским в Известиях ОАН, лекции М. Мюллера в «Библиотеке для чтения» и «Теория Дарвина в применении к науке о языке» А. Шлейхера[8].

Особенно следует отметить влияние «Филологических записок» на становление важнейшей этимологической области — сравнительно-исторической методики (компаративистики). Отечественная компаративистика развивалась в XIX в. значительнейшим образом в журнале Хованского.

Вклад журнала в российское и славянское языковедение невозможно переоценить: «»[5] Многие статьи, изданные в «Филологических записках», уникальны и представляют собой Золотой фонд отечественной филологии.

Издание „Филологических Записок“ в Воронеже — значительное явление в русской журналистике. Созданные в 1860 г., они были в течение долгого времени единственным в России журналом, на страницах которого развивалась филологическая наука.

Отечественная филология — довольно молодая отрасль науки о языке. Слово «филология» вообще не встречается у М. В. Ломоносова, но оригинально обсуждается у В. К. Тредиаковского: которая [9]. Словесные науки стали именоваться «филологическими» только в середине XIX века. Сначала был назван историко-филологическим факультет СПбГУ (до 1850 г. факультет исторических и словесных наук), потом К. П. Зеленецкий написал «Введение в общую филологию» в 1853 г. Но все эти события касались только малой части исследователей, а вот популяризация филологии и внедрение научных достижений в широкие массы связаны именно с журналом Хованского. Востоков был ещё словесником, а Хованский уже стал филологом, создав самый современный, инновационный журнал, сокративший до минимума дистанцию между кулуарным научным открытием и его популяризацией.

«…полуденного солнца яснее, что вся вообще филология … самою вещию есть токмо что элоквенция»,«управляет, умножает, утверждает…, повсюду сияет и объединяет все науки и знания, ибо все они токмо чрез элоквенцию говорят»

В середине XIX в. слово «филология» не было особенно популяризовано в России, но благодаря его журналу это слово распространялось в научном обиходе. Потому и называли Воронеж в XIX в. «филологическим» городом:

«Филологические записки» отразили движение нашей научной мысли за полустолетие и в этом отношении содержат материал не утративший ценности и в наши дни. В своё время они успешно выполняли патриотическую задачу — развитие науки в России, призывали всех лиц, преданных науке, к объединению «во имя родного слова»[12]. Директор Института языкознания РАН (2000—2012) чл.-к. В. А. Виноградов так оценил вклад воронежского журнала в развитие отечественной филологии:

В 1961 году на базе Воронежского государственного университета состоялась научная конференция, посвящённая 100-летнему юбилею журнала, итоги которой были опубликованы в 1963 году в сборнике «Материалы по русско-славянскому языкознанию»:

В 1971 году была предпринята попытка восстановить журнал как серийное издание по литературе и фольклору; в свет вышло всего два номера, первый из которых был посвящён юбилею воронежского поэта А. В. Кольцова. В состав редколлегии вошли д.фил.н. С. Г. Лазутин и к.фил.н. О. Г. Ласунский. В 1993 году журнал был восстановлен под эгидой филологического факультета Воронежского государственного университета. В новейшее время издание представляет собой вестник литературоведения и языкознания. До 1996 года О. Г. Ласунский, затем д.фил.н. В. А. Свительский возглавляли журнал в должности редактора, а с 2005 года изданием руководит д.фил.н. А. А. Фаустов.

3 октября 2014 года состоялась международная научно-практическая конференция «Сопоставительная и славянская филология: история, состояние, перспективы», организованная Фондом им. А. Хованского на базе ВГУ и посвящённая 200-летнему юбилею первого редактора-издателя «Филологических записок». Результатом работы конференции стал юбилейный выпуск журнала, составленный из статей по темам, соответствующим разделам дореволюционного журнала: по теории и философии языка, лингвокультурологии и культуре речи, педагогике и методикам преподавания, славяноведению, литературоведению и искусствоведению. В публикациях сборника приняли участие 17 докторов наук, среди которых член-корреспондент РАН В. М. Алпатов, З. Д. Попова, С. Г. Тер-Минасова, Г. Ф. Ковалев, Л. М. Кольцова, Н. Ф. Алефиренко, И. А. Стернин, академик ПАНИ Л. А. Константинова, академик РАЕН М. Р. Желтухина, 34 кандидата наук, 7 аспирантов, 3 магистранта и один независимый исследователь.

Несколько статей сборника были посвящены непосредственно журналу, главным образом — эвристической методике интеллектуального и нравственного развития «Живое слово»: