Украинский язык

Украи́нский язы́к (українська мова)[~ 1][2] — один из славянских языков, национальный язык украинцев. Близок белорусскому и русскому, с которыми объединяется в восточнославянскую группу языков. Распространён главным образом на территории Украины, а также в России, Белоруссии, Казахстане, Польше, Словакии, Румынии, Молдавии, Венгрии, Сербии и среди потомков эмигрантов в Канаде, США, Аргентине, Австралии и в других странах[3][4][5]. Является государственным языком Украины[6]. В ряде государств Центральной и Восточной Европы, в которых украинцы, как правило, расселены компактно (Польша, Словакия, Сербия, Румыния, Хорватия и Босния и Герцеговина), украинский имеет статус [7].

Общее число говорящих в мире на украинском языке, по разным оценкам, составляет от 36 до 45 млн человек[3][8][9], из них на Украине родным украинский является для 31 971 тыс. украинцев (85,2 %) и 328 тыс. русских (2001)[10].

К основным фонетическим особенностям украинского языка относят развитие на месте и этимологических , гласной і, вызвавшее чередования /о/, /е/ с /і/; отвердение согласных перед е; наличие фрикативного согласного /ɦ/.
Из присущих украинскому черт морфологии отмечаются такие, как распространение звательного падежа; наличие в формах дательного и местного падежей существительных мужского рода окончаний -ові, -еві; распространение стяжённых форм прилагательных; образование форм будущего времени глаголов несовершенного вида синтетическим способом. В области синтаксиса распространены безличные предложения с неизменяемой глагольной формой на -но, -то и т. д.[11][12] Основой словарного состава украинского языка является праславянский лексический фонд, слова древнерусского, а также собственно украинского происхождения: гарний «красивый», «хороший»; мрія «мечта»; щоденний «ежедневный», діяти «действовать» и многие другие[4].

Диалекты украинского языка традиционно группируют в три наречия: юго-западное (включающее волынско-подольские, галицко-буковинские и карпатские говоры), северное и ставшее основой современного литературного языка юго-восточное наречие[4].

Как и все восточнославянские языки, украинский сформировался на основе диалектов древнерусского языка. В истории литературного языка выделяют два основных периода: староукраинский язык (XIV — середина XVIII века) и современный украинский язык (с конца XVIII века). Основоположником литературного языка считается И. П. Котляревский, в формировании норм литературного языка значительную роль сыграло творчество Т. Г. Шевченко[3][13]. В основе письменности лежит кириллица (украинский алфавит). Древнейшие памятники: украинские грамоты и юридические акты XIV—XV веков, Пересопницкое Евангелие (1556—1561); «Ключ царства небесного» М. Смотрицкого (1587), «Еван­ге­лие Не­га­лев­ско­го» (1581), «Кре­хов­ский апо­стол» (1563–72), «Извещение краткое о латинских прелестих» И. Вишенского (1588), «Зерцало богословии» К. Ставровецкого (1618) и другие[4][14].

Название українська мова как общее название языка на всей украинской этнической территории распространяется и устанавливается только в XX веке[2].

Название «Украина» известно с XII века, первоначально оно употреблялось по отношению к разного рода пограничным землям, размещённым вокруг и за пределами великокняжеских киевских земель, чаще всего: днепровская Украина и Запорожская Сечь. Украиной стали называть бо́льшую часть территории современной Украины (центральные и восточные районы) только с XVII века. Всё это время язык, на котором говорило население украинской этнической территории, сохранял название «руський»[2]. Этот лингвоним применялся не только к народно-разговорной речи, но и к письменному языку — так называемому западнорусскому — языку государственной канцелярии Великого княжества Литовского (в современной терминологии также — староукраинский язык или старобелорусский язык). В XIV—XVI веках в составе этого государства находилась бо́льшая часть территории современной Украины. Помимо самоназвания «руська мова» было известно также такое самоназвание западнорусского языка, как «про́ста мова»[15][16]. Дольше всего — до начала XX века — лингвоним «руський» сохранялся в находившейся в составе Австро-Венгерской империи Западной Украине (великорусский язык при этом называли «російським» или «московським»)[17].

В Российской империи украинский язык обычно назывался малорусским наречием[18], позднее — малороссийским языком. Так как по преобладающим представлениям того времени (до начала XX века) все восточнославянские диалекты представляли собой единый язык, то язык Украины именовали как малорусское наречие, равно как и белорусский язык называли белорусским наречием, а великорусский язык составляли два наречия — северновеликорусское и южновеликорусское. Подобные лингвонимы появились в связи со сложившимся с XIV века противопоставлением Малой (то есть древней, начальной, Киевской) Руси и Великой (периферийной, прежде всего Московской) Руси. Со временем произошло переосмысление этих понятий, сводившееся к противопоставлению «великий, более значительный» — «малый, менее значительный»[2][19][~ 2][20].

Кроме того, в научных работах XIX века по отношению к украинскому применялось такое название, как «южнорусский язык»[2].

На австро-венгерских банкнотах название валюты указывалось не только на немецком, но и на других признанных краевых языках.

В XIX и в начале XX века статус малорусского наречия как самостоятельного языка являлся предметом дискуссий. Как отдельный язык малорусский рассматривали не только представители украинской и российской интеллигенции в Российской империи, но и некоторые языковеды в других странах, в частности Франц Миклошич[19]. На территории бывшей Российской империи он получил официальное признание в качестве самостоятельного языка под названием «украинский язык» только после её распада, а термин «малороссийский», «малорусский» постепенно вышел из употребления. В то же время в Австро-Венгерской империи украинский ( руська мова, нем. Ruthenische Sprache) получил официальное признание как один из краевых языков в Галиции[21] и Буковине[22] ещё в средине XIX в., однако современное название закрепилось только в первой половине XX в.

По генетической классификации украинский язык относится к восточнославянской подгруппе славянской группы индоевропейской семьи[23][24][25].

Ближайшим генеалогически к украинскому является белорусский язык[26][27][28] (начиная с IX—XI вв. оба языка частично формировались на общей диалектной базе — в частности, северная диалектная группа украинского языка участвовала в формировании разговорного белорусского языка[29], оба народа к XVI в. имели общий западнорусский письменный язык[30][31]).

Украинский язык имеет как черты, сближающие его с другими языками славянской ветви, так и отличающие его от этих языков: белорусского, русского, польского, болгарского, словацкого и других.

К основным языковым особенностям, которые выделяют украинский язык в ряду литературных восточнославянских языков, относят[33]:

В то же время ряд особенностей украинского языка является характерным для того или иного белорусского или русского диалектных регионов. Так, например, в юго-западном белорусском диалекте отмечаются окончание -ою, -ею у существительных женского рода в форме творительного падежа единственного числа (сц’анóю «стеной», з’амл’óю / з’амл’éю «землёй»); образование форм глаголов будущего времени сочетанием инфинитива с личными формами глагола яць «ять» (раб’íц’му «буду делать / работать», раб’íц’м’еш «будешь делать / работать»)[34]. Для говоров севернорусского наречия характерно оканье; широкое распространение форм прилагательных со стяжением (контракцией); употребление форм плюсквамперфекта[35]; кроме того, в вологодских и онежских говорах (отчасти в смоленских) известен переход [л] > [ў], [w][36][37].

Украинский язык как родной на Украине по областям согласно переписи 2001 года

Общая численность населения Земли, для которого украинский является родным языком — 34,71 млн человек (2003, из них на Украине — 32,6 млн человек)[9]. Число владеющих языком в мире — около 47 млн человек.

Также украинский знают в Молдавии (186 000 чел., 2009), Казахстане (52 500 чел., 2009), Румынии (48 900 чел., 2014), Польше (26 400 чел., 2011), Словакии (5690 чел., 2013), Литве (5340 чел., 2014), Венгрии (3380 чел., 2011), Хорватии (1010 чел., 2014)[9].

В 2010 году количество блогеров, которые пишут на украинском языке, составило 8 % (в 2009 году — 7 %)[прояснить (не указан комментарий)].

Украинский язык используют 23 тыс. пользователей микроблогинга (29 % от общего количества; в начале 2010 года украиноязычных твиттер-пользователей было 27 %), исключительно на украинском языке в Твиттере общается 10 тыс. пользователей (12,5 %; в 2009 году — 7 %)[39].

Существует несколько поисковиков с украиноязычным интерфейсом: «Google»[40], «Яндекс»[41], «Bing»[42], «Мета»[43] и Uaport.net[44].

Украинский язык является единственным государственным языком Украины, а также одним из трёх официальных языков непризнанной Приднестровской Молдавской Республики и одним из трёх государственных языков Республики Крым[45], легитимность которой Украина и часть мирового сообщества не признают.

В Молдавии, Румынии, Сербии, Словакии, Хорватии, Боснии и Герцеговине имеет статус регионального или же официального в некоторых административных единицах. Украинский язык также имеет некоторые официальные функции на региональном уровне в США, а также Польше (лемковский диалект, считающийся в стране отдельным языком).

Ранее украинский также был государственным или официальным языком в ряде исторических государств, территорий и организаций. В ряде церквей он является литургическим языком, в некоторых исполняет также и другие официальные функции.

Диалекты украинского языка делятся на три основные наречия (или диалектные группы)[4]:

В северо-восточных областях Украины говоры испытывают влияние как белорусского, так и русского языков. Северные говоры отличаются от литературного языка в основном фонетикой (в произношении, ударении), юго-западные фонетически ближе к литературному, чем северные. Кроме этого, сильно отличаются от литературного говоры Закарпатья. На основе карпатских говоров Словакии, Польши, Украины и Венгрии развивается региональный литературный микроязык — русинский язык[50].

На востоке и юге Украины, в центральных областях, многие украинцы говорят на смеси украинского и русского языков (на так называемом суржике), который совмещает в основном украинскую грамматику и фонетику со смешанной русско-украинской лексикой.

Говоры юго-западного наречия значительно меньше распространены территориально, чем юго-восточные говоры, и отличаются от них такими основными чертами, как:

Кроме того, в качестве разделительного знака (аналога русского |ъ|) используется апостроф: |з'їзд| (съезд); часто апостроф соответствует и русскому разделительному |ь| — если по правилам украинской фонологии смягчение невозможно: |сім'я| (семья). Также особое прочтение имеют сочетания ДЖ и ДЗ: на стыке приставки и корня звуки читаются раздельно (например, піджарити), но если сочетания целиком находятся в корне слова, они читаются как единые аффрикативные звуки [d͡ʒ] и [d͡z] (например, джерело, бджола, дзвінок).


Традиционно для записи украинского языка использовали кириллические буквы. До XVIII века употреблялся классический кириллический шрифт, в XVI—XVII вв. параллельно использовалась также «казацкая скоропись», в которой написание букв было другим («волнистым» или «барочным»)[57]. В XVII в. Петр Могила[58] разработал упрощённый кириллический шрифт.

Сегодня для записи украинского языка используют адаптированную кириллицу из 33 букв. Особенностями украинского алфавита по сравнению с другими кириллическими является наличие букв Ґ, Є и Ї (правда, Ґ употребляют также в урумском и иногда в белорусском алфавитах).

В разные исторические эпохи для записи украинского языка использовали также латинский алфавит разных редакций. Сегодня украинская латиница не имеет единого стандарта и официального статуса (на официальном уровне закреплены только правила транслитерации с кириллицы на латиницу). Её применение крайне ограничено (как правило, это публикации на тему собственно украинской латиницы)[59]. Дискуссии по унификации и возможному внедрению латиницы в украинское правописание проходили сначала в Галиции и Буковине в 1830-х и 1850-х годах, затем в 1920-е годы в УССР.

В XVIII—XIX вв. существовали и конкурировали несколько систем украинского правописания (до 50 разной степени распространённости, включая и чисто индивидуальные[60]) с разным составом алфавита и основанные на разных принципах. Их можно разделить на три основные группы:

Основной гипотезой происхождения украинского языка в настоящее время является концепция Алексея Шахматова, согласно которой украинский язык сформировался в результате распада древнерусского языка (который, в свою очередь, развился из диалектов праславянского языка) примерно в одно время с белорусским и русским языками[62][63]. Согласно этой теории украинский, русский и белорусский языки сформировались примерно в одно время (в XIV—XV веках) в результате распада древнерусского языка.

Тем не менее, некоторые лингвисты придерживаются гипотезы независимого происхождения языка, которая исходит из того, что древнерусский язык являлся исключительно литературным языком. По мнению приверженцев данной гипотезы, единого разговорного древневосточнославянского языка не существовало, и начало формирования украинского языка (как и белорусского, и русского) связано с распадом праславянского языка[63].

Украинский язык ведёт своё начало из древнерусского языка, который в свою очередь имеет истоки в праславянском языке с VI в. н. э. В XI—XII веках в период зарождения трёх восточнославянских народностей в основу письменного языка Киевской Руси лёг старославянский язык балканских южных славян[64].

Согласно современным лингвистическим представлениям, до XIV века на территории распространения древнерусского языка (включающей области, в которых сложились современные украинский и белорусский языки, а также бóльшая часть русского языка) каких-либо ощутимых диалектных различий не установлено. Г. А. Хабургаев выделяет в раннем восточнославянском ареале (до XIII века) два диалектных объединения: южно-восточнославянское и северно-восточнославянское. До VIII—XI веков центром южной части ареала было среднее Поднепровье, а центром северной части ареала — Приильменье, откуда носители восточнославянских говоров расселились по всей территории будущей Киевской Руси — носители южно-восточнославянских говоров заняли области формирования будущих украинского, белорусского и юго-восточной части русского языков, а носители северно-восточнославянских — область формирования северной части будущего русского языка. Для данного исторического периода предполагается относительное диалектное единство восточнославянской территории[65][66]. Академик Зализняк пишет, что по данным берестяных грамот только псковско-новгородские говоры отличались от остальных[67][68], при этом резко критикует любительскую лингвистику, которая предполагает существование русского, украинского и белорусского языков до XIV—XV века[69], когда происходит их формирование как отдельных восточнославянских языков[70] в результате размежевания Литовской и Московской Руси[69]. При этом Зализняк указывает, что в X—XI вв. все славянские языки ещё были взаимопонимаемы, фактически диалектами одного языка, кроме псковско-новгородских говоров, которые уже тогда сильно отличались от всех славянских языков. Зализняк критикует популярную теорию о формировании трёх восточно-славянских языков из одного древнерусского языка путём расхождения (дивергенции). По его мнению современный русский язык сформировался путём конвергенции (схождения) южно-восточнославянских говоров и северно-восточнославянских (псковско-новгородских) говоров[71], а украинский и белорусский — продолжение развития южно-восточнославянских говоров.

С другой стороны, становлению украинского языка как общего языка территории обитания славян Южной и Юго-Западной Руси препятствовало её дробление на земли, принадлежавшие разным государствам. Так, Чернигово-Северщина, Подолье и Киевщина с Переяславщиной, а также большая часть Волыни находились в Великом княжестве Литовском, Северная Буковина стала частью Молдавского княжества — здесь тоже долгое время все государственные дела велись «руским» языком; земли Западной Волыни и Галицию присоединила Польша, а Закарпатье — Венгрия.

После вхождения будущих белорусских и украинских земель в состав Великого княжества Литовского, на территории «Литовской Руси» формируется в XIV—XV веках[72] западнорусский язык («руска мова»). По современному обзору научных работ сделанных профессором В. М. Мойсиенко[73] западнорусский происходит из древнерусского языка путём отщепления от него полесского диалекта. При этом разговорные языки не участвовали в формировании западнорусского языка[73]. До XVI века западнорусский был наддиалектным по всей территории ВКЛ, но с XVI века по письменным источникам можно установить появление «украинского комплекса», то есть разговорная украинская речь начинает сказываться на особенностях письма на западнорусском. Разделение староукраинского и старобелорусского (исходного полесского) диалектов было не полным, в частности в деловой переписке исчезает уже к концу XVI века[74]. Это вызывает сложность определения памятников письменности как украинских или белорусских и горячие споры исследователей[73].

После образования Речи Посполитой в 1569 году развитие украинского языка происходит под значительным влиянием польского, происходит его «полонизация». Вскоре начинается новый этап в развитии языка — происходит продвижение народных говоров в клерикальную литературу. По словам Ивана Франко, в это время начинаются пробы создания литературного языка на основе церковного с большей или меньшей примесью народных говоров. Перевод церковных книг на народный язык признавался далеко не всеми; считалось, что народным языком можно писать только толкования к духовным текстам. Литература того времени отразилась в таких, например, памятниках, как «Пересопницкое Евангелие» (1556—1561 г.), которое переложено с «бльгарского на мову рускую», Волынское Евангелие (1571 г.), Триодь постная (издана в Киево-Печерской Лавре, 1627 г.), сочинения Ивана Вишенского и др.

Осип Бодянский, первооткрыватель «Пересопницкого Евангелия», назвал изложение его «чистым, как зоря небесная, … Речь этого Евангилия южнорусская, в основном русинская, на которой говорят в бышей Червоной, ныне Галицкой Руси, с небольшой добавкой церковнокнижных слов».

С конца XVI века появляются грамматики, в которых пытаются нормировать староукраинский язык; среди них наиболее значимы грамматика Мелетия Смотрицкого, вышедшая в 1619 году, и двуязычные церковнославянско-староукраинские лексикографические работы рубежа XVI—XVII в. — «Лексис» Лаврентия Зизания (1596) и «Лексикон славеноросский» Памвы Берынды (1627), кодифицирующие свод украинской лексики[64].

Приблизительно в первой половине XVII в. складываются основные особенности, характерные для современного украинского языка[75].

В XVII—XVIII вв. народная речь оказывает всё большее влияние на книжный язык, особенно в интермедиях, виршах и т. п., а также у отдельных писателей (Галятовского, Некрашевича, Конисского и др.). В конце XVIII в., в связи с присоединением Украины к России, усилилось влияние русского языка на украинский язык (например, в сочинениях украинского философа Григория Сковороды)[64].

Западнорусский язык не совпадал с украинским разговорным языком с момента его появления[73], на рубеже между XVIII и XIX веков возникает новый украинский литературный язык, развивающийся на народной языковой основе. Первым создателем произведений на литературном украинском языке, повторяющих разговорный язык, считают И. П. Котляревского[76] и его первым произведением является «Энеида» написанная в 1798 году. И. П. Котляревский писал в стиле комической поэзии «Бурлеск» на основе украинской речи и фольклора[64]. В сугубо лингвистическом плане, однако, ближе к кодификации литературного языка подошёл Иван Некрашевич[uk], пытавшийся создать литературный стандарт на основе северных диалектов. Исторически, однако, продолжение получил именно базировавшийся на юго-восточных диалектах проект Котляревского, так как именно эти территории стали основным ареалом развития украинской национальной культуры в первой половине XIX века[77].

Формирование современного украинского литературного языка связано с украинским поэтом Т. Г. Шевченко, который окончательно закрепил живой разговорный язык как его основу[64].

К лучшим представителям украинской литературы относят — Марко Вовчка, Ивана Нечуй-Левицкого, Панаса Мирного, Лесю Украинку, Михаила Коцюбинского, чьи произведения способствовали дальнейшему развитию украинского языка.

Постепенно в XIX и начале XX веков украинский язык начал притесняться со стороны государственной власти[64]. Украинский язык был назван наречием русского языка, и отрицалась его самобытность[64]. В «Литературной энциклопедии» это время было описано так:

«Украинский язык претерпел немало репрессий и ограничений со стороны царского правительства. Последовательное и систематическое искоренение украинского языка нашло своё отражение в валуевском циркуляре 1863 г., наложившем запрет на печатание всей литературы на украинском языке, за исключением художественной, под тем предлогом, что „никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может“».

Украинский букварь, написанный Т. Г. Шевченко, был издан в 1861 году под названием «Букварь южнорусский»[78].

В 1876 году правительство дополнило содержание Валуевского циркуляра, запретив ввоз любых украинских изданий из-за рубежа («Эмский указ»). В 1896 году цензура разрешила к изданию 58 % украинских текстов[79]. Этот указ оставался в силе и применялся вплоть до революции 1905 года. 18 февраля 1905 года экстренное Общее собрание Петербургской академии наук обсуждало доклад комиссии, написанный А. А. Шахматовым[80], в котором указывалось, как постепенно, без принятия законов, одними секретными циркулярами удушались украинская публицистика, наука, музыка и театр, народная школа. «Отнять у образованных людей право писать на родном языке, — говорилось в докладе, — это посягнуть на то, что этим людям дорого так же, как дорога самая жизнь, это посягнуть на самую жизнь народа, ибо в чём иначе выразится она, как не в слове, носителе мысли, выразителе чувства, воплощении человеческого духа?». Общее собрание Академии одобрило доклад комиссии.

На землях Западной Украины в XIX веке, параллельно со становлением литературной нормы украинского языка, предпринимались попытки создать искусственный язык — «язычие», основанный на церковнославянской и русской грамматике с примесью украинизмов и полонизмов. На «язычии» издавались газеты и журналы. Ряд ярких представителей западноукраинской литературы, в том числе Иван Франко (ранняя проза и поэтический сборник «Баляди і розкази»), начинали писать на «язычии». С 1887—1893 годов «язычие», как чуждое живой языковой традиции и потому не получившее поддержки в народных массах, сменяется в ведущих русофильских изданиях русским литературным языком.

Большую роль в развитии украинского языка конца XIX века и начала XX века сыграл украинский учёный и писатель Иван Франко, который внёс вклад в создание единых норм литературного украинского языка[64].

Согласно Всероссийской переписи населения 1897 года, представители украинского языка русской языковой группы численно доминировали на всей украинской (в нынешних границах Украины) территории Российской империи, за исключением Одессы[81] и Крыма, также украиноязычное население составляло большинство в Кубанской области и Холмской губернии, значительную часть населения в Ставропольской, Воронежской, Курской, Гродненской губерниях и Области Войска Донского.

В 1920-е и 1930-е годы, с помощью политики украинизации, украинский язык получил большой импульс развития. В 1921 году был основан «Институт украинского научного языка» Всеукраинской академии наук, где была создана кафедры украинского языка. Появился «Русско-украинский словарь» под редакцией А. Крымского (т. 1—3, 1924—1933) и учебники по украинскому языку (М. Грунский и Г. Сабалдиря в 1920 г., А. Синявского в 1923 г., М. Наконечного в 1928 г.; под редакцией Л. Булаховского в 1929—1930 гг.).

Современный украинский литературный язык (т. н. новый литературный украинский язык) сформировался на основе среднеподнепровских говоров (середньонаддніпрянський говір) юго-восточного наречия. Нормы литературного языка начали формироваться И. П. Котляревским и его преемниками: Е. П. Гребёнкой, Л. И. Боровиковским на основе полтавского говора, и Г. Ф. Квиткой-Основьяненко на основе слобожанских говоров, близких к полтавскому и киевскому[82]. Творцом современного литературного языка считается Т. Г. Шевченко, использовавший язык народных масс южной Киевщины[82][83]. Кроме того, в литературный язык были включены отдельные грамматические, лексические и фонетические особенности других юго-восточных диалектов и отдельные черты северного и юго-западного наречий[82][83].

Есть шесть гласных звуков ([ɑ] — a, [ɛ] — э, [i] — и, [u] — y, [ɔ] — o, [ɪ] — ы), кроме того есть полугласный [j] — й (по другой классификации это щелевой сонорный среднеязычный твердоподнёбный мягкий согласный).

Диаграмма основных проявлений украинской гласных и их аллофонов. Большими точками и шрифтом обозначены основные проявления (когда они под ударением и не идут за мягкими согласными). Красные линии связывают основное проявление с нескладотворчим аллофонов, синие линии связывают основное проявление с безударными аллофонов, а зелёные связывают проявления не после мягких согласных с проявлениями после мягких согласных.

Украинских гласные — полного образования. Они произносятся чётко и определённо как в ударной позиции, так и в безударной. В безударной позиции гласные произносятся примерно вдвое короче, и, как следствие, качественно, что заметно для гласных с очень сходными артикуляционными параметрами. Однако, в украинском языке нет коротких редуцированных гласных, безударные гласные, так же как и ударные являются звуками полного образования. В неофициальной разговорной речи возможна частичная редукция безударных гласных и сближение их между собой[85].

Объединение й с гласным подают одной буквой (я, є, ї, ю). Двумя буквами пишут «йо», а также (только в отдельных диалектах) «йи».

Большинство согласных имеет 3 разновидности: твёрдый, мягкий (палатализованный) и длинный, например: л, лй, лл или н, нй, нн. На письме разновидность согласного обычно обозначают следующим гласным. В отдельных случаях применяют особый знак мягкости — ь и твердости — апостроф. Для обозначения долготы согласный пишут дважды подряд.

Звук [d͡z] (дз) и звук [d͡ʒ] (дж) не имеют специальных букв для обозначения: каждый из них обозначают двумя буквами.

В украинском языке есть длинные согласные звуки, которые реализуют две одинаковые согласные фонемы.

В некоторых юго-восточных говорах /rʲ/ также ассимилировал следующий /j/ образуя мягкий длинный [rʲː], например пірря [ˈpirʲːɐ] [п'і́р':а], литературное пір’я [ˈpirjɐ] [п'і́рйа].

Существительные и согласуемые с ними прилагательные изменяются по семи падежам:

Окончание -у в родительном падеже единственного числа более распространено, чем в русском языке: дому, класу; в дательном падеже единственного числа наряду с -у/-ю употребляется окончание -ові/-еві: робітнику и робітникові, товаришу и товаришеві; сохраняется вторая палатализация в виде чередования задненёбных |г|, |к|, |х| с |ж|, |ч|, |ш| и с |з|, |ц|, |с|: вовк — вовчий, нога — на нозі, муха — мусі, річка — річці.

В украинском языке представлены существительные мужского рода с окончанием для обозначения живых существ (дядько, Гаврило, Сірко).

Формы двойственного числа сохраняются как остаточные явления в формах существительных множественного числа в творительном падеже с окончанием -има: очима «глазами», плечима «плечами», дверима «дверями», грошима (наряду с грішми) «деньгами»; в формах существительных, сочетающихся с числительными два, три, чотири: два бра́ти, дві сестри́, дві руки́, три верби́, чотири відра́ при остальных формах множественного числа с другим ударением в словах: брати́, се́стри, ру́ки, ве́рби, ві́дра и т. д.[86]

Прилагательные (прикметники) в украинском языке характеризуются категориями рода, числа и падежа, согласующимися с определяемыми существительными. Категория рода у прилагательных в отличие от существительных является словоизменяемой[87][88].

По значению выделяются качественные (якісні) и относительные прилагательные (відносні). Особую группу среди относительных составляют притяжательные прилагательные (присвійні)[89].

Прилагательные могут иметь полные и краткие формы. Качественные прилагательные единственного числа мужского рода в большинстве случаев употребляются в полной форме: тихий вечір «тихий вечер», вечір тихий «вечер тих». Неполная форма характерна для небольшой группы прилагательных, употребляемых преимущественно в поэзии: ясен місяць «ясный месяц». Для прилагательных среднего и женского рода единственного числа в форме именительного и винительного падежей, а также для прилагательных всех родов множественного числа обычной является форма, образовавшаяся из полной в результате выпадения интервокальной /j/ с последующим стяжением гласных: біла «белая», біле «белое», білi «белые»[88].

Склонение прилагательных с твёрдой основой на примере слова білий «белый» и с мягкой основой на примере слова синій «синий»[88]:

Притяжательные прилагательные образуются от одушевлённых существительных при помощи флексий -ов (-ев, -ів), -ин (-ін, -їн), -ач (-яч): батьків заповіт «отцов завет, завещание», сестрин зошит «сестрина тетрадь», ведмедяча послуга «медвежья услуга»[89].

Степени сравнения (ступені порівняння) качественных прилагательных образуются как синтетическим, так и аналитическим способами[88].

Сравнительная степень (вищий ступінь) прилагательных образуется при помощи суффиксов -іш, : сильний «сильный» — сильніший «сильнее», «более сильный»; довгий «длинный» — довший «длиннее», «более длинный». Иногда при образовании сравнительной степени происходит отсечение суффиксов основы -к-, -ок-, -ек-: тонкий «тонкий» — тонший «тоньше», «более тонкий»; глибокий «глубокий» — глибший «глубже», «более глубокий»; далекий «далёкий» — дальший «дальше», «более далёкий». Нередко в данных формах отмечается чередование согласных перед суффиксом: високий «высокий» — вищий «выше», «более высокий»; дорогий «дорогой» — дорожчий «дороже», «более дорогой». При аналитическом способе образования сравнительной степени к прилагательным прибавляются слова більш, менш: яскравий «яркий» — більш яскравий «более яркий», швидкий «быстрый» — менш швидкий «менее быстрый»[90].

Превосходная степень (найвищий ступінь) прилагательных образуется при помощи префикса най-: сильніший «сильнее» — найсильніший «сильнейший», червоніший «краснее» — найчервоніший «самый красный». Превосходная степень может быть усилена путём употребления препозитивных частиц як- и що-: якнайсильніший, щонайсильніший. При аналитическом способе образования сравнительной степени к прилагательным прибавляются слова найбільш, найменш: найбільш сильний «наиболее сильный», найменш сильний «наименее сильный»[91].

Изменение по родам, числам и падежам сохраняют как прилагательные превосходной, так и сравнительной степени: сильніший «(он) сильнее», «более сильный»; сильніша «(она) сильнее», «более сильная»; сильніше «(оно) сильнее», «более сильное»; сильнішi «(они) сильнее», «более сильные»; сильнішого «более сильного», сильнішому «более сильному» и т. п.[88]

Местоимения (займенники) в украинском языке делятся на несколько разрядов[92]:

Личные местоимения характеризуются категориями лица, числа, падежа; указательно-личные и адъективные — категориями рода, числа, падежа; возвратное, вопросительно-относительные (с образованными на их основе отрицательными и неопределёнными) и количественные местоимения изменяются только по падежам[92].

В косвенных падежах местоимения хто в начале слова сохраняется согласный /к/: кого — родительный падеж, кому — дательный падеж, ким — творительный падеж.

У глагола в украинском языке выделяют категории вида (вид), наклонения (способ), времени (час), лица (особа), числа (число), залога (стан) и (в прошедшем времени и условном наклонении) рода (рід)[95].

Различают формы действительного залога (актива) и страдательного залога (пассива). Действительный залог представляет базовую форму глагола: Сніг замітає дорогу «Снег заметает дорогу». В качестве форм страдательного залога употребляются[96]:

В украинском языке выделяют два спряжения: первое с гласными -е-, -є- в окончаниях (в третьем лице множественного числа -у-, ), второе — с -и-, -ї- (-а-, -я-). Исключение составляют глаголы дати, бути, їсти, *вісти атематического спряжения.

В настоящем и будущем времени глаголы изменяются по лицам и числам, в прошедшем (и давнопрошедшем) — только по числам, а в единственном числе — по родам.

Спряжение глаголов вести «вести», кричати «кричать», їсти «есть», дати «дать» в форме настоящего времени[94][98]:

У глагола бути во всех лицах и числах настоящего времени отмечается только одна форма — є. Для некоторых глаголов возможны параллельные формы, встречающиеся в разговорной речи и художественной литературе: в 3-м лице единственного числа глаголов с основой на -а- с флексией или без флексии (співає — співа «поёт», знає — зна «знает», грає — гра «играет»), в 1-м лице множественного числа с окончаниями -мо или (ведемо — ведем, ходимо — ходим «ходим»)[94][99].

Формы будущего времени образуются двумя способами — аналитическим и синтетическим[100]:

С оттенком долженствования употребляются также аналитические формы с глаголом маю «имею»: що маю робити «что должен сделать».

Прошедшее время глагола образуется с помощью суффикса -в- / -л- и родовых окончаний , , , . В ряде случаев при образовании форм прошедшего времени в основах глаголов отмечается чередование гласных е — i: нес-ти «нести» — ніс «нёс»[102].
Давнопрошедшее время глагола образуется аналитически сложением основного глагола в форме прошедшего времени с личными формами прошедшего времени вспомогательного глагола бути[103].

Спряжение глагола вести в форме прошедшего и давнопрошедшего времени[101]:

В украинском языке выделяют три морфологически выражаемых наклонения (спосіб дієслова): изъявительное (дійсний), условное (умовний) и повелительное (наказовий). Семантически выделяется также форма побудительного наклонения, кроме того, значение побуждения может быть выражено формами условного наклонения[104].

К формам изъявительного наклонения относят формы глаголов, выражающих реальное действие или состояние в настоящем, прошлом или будущем времени: дивлюся «смотрю», дивився «смотрел», дивитимуся «буду смотреть»[105].

В повелительном наклонении употребляются только формы глаголов 2-го лица: в единственном числе — дивись «смотри», пиши «пиши», бери «бери», сядь «сядь», стань «стань», їж «ешь», дай «дай»; во множественном числе — дивіться «смотрите», пишіть «пишите», беріть «берите», сядьте «сядьте», станьте «станьте», їжте «ешьте», дайте «дайте». Кроме того, формы повелительного наклонения могут быть образованы и для 1-го лица множественного числа: пишімо «пишем!» берімо «возьмём!», сядьмо «сядем!» станьмо «станем!», їжмо «едим!», даймо «дадим!». Значение повелительного наклонения 3-го лица может быть выражено аналитическим способом — сложением основных глаголов в форме настоящего времени с повелительными частицами хай «пусть», нехай «пускай»: хай (нехай) несе «пусть (пускай) несёт», хай (нехай) несуть «пусть (пускай) несут»[106][107]. Побудительное наклонение передаёт ослабленное значение апеллятивности и может употребляться только для форм 1-го лица множественного числа: подивимось «посмотрим!», ходімо «идём!», «пошли!»[105].

Условное наклонение образуется сложением причастий (с личными окончаниями) с условной частицей би (б) «бы» («б»): зробив би, якби хотів «сделал бы, если бы хотел». Формы условного наклонения могут выражать также значение побуждения к действию: Ти б зробив що-небудь «Ты бы сделал что-нибудь!»[104].

Причастия употребляются весьма ограничено. Активные причастия прошедшего времени образуются только от непереходных глаголов, как правило совершенного вида: розквітлий, облізлий; пассивные — от переходных глаголов: зроблений, розписаний; реже (в основном, в научном стиле) употребляются активные причастия настоящего времени: зростаючий, оновлюючий.

Есть деепричастия совершенного вида (прошедшего времени) — зробивши и несовершенного вида (настоящего времени) — роблячи.

Наречия в украинском языке образуют несколько групп, различающихся по происхождению и словообразовательной структуре. В первую очередь, это отадъективные качественно-определительные наречия: добре «хорошо», близько «близко» и т. п. Помимо них к наречиям относятся формы косвенных падежей той или иной части речи: формы существительных (бігом «бегом», додому «домой», вгорi «наверху»), прилагательных (вручну «вручную», востаннє «в последний раз», по-батьківському «по-отечески»), числительных (вдвоє «вдвое», по-друге «во-вторых»), местоимений (зовсім «совсем», потім «потом»), деепричастий (сидячи «сидя», нехотя «нехотя») и т. д. Качественно-определительные наречия с суффиксами , образуют степени сравнения: добре — краще «лучше», найкраще «лучше всего»; близько — ближче «ближе», найближче «ближе всего»[108].

Основу лексики украинского языка составляют слова общеславянского происхождения: земля́, голова́, рука́, нога́, о́ко, си́н «сын», пра́вда, лі́то «лето», зима́, жи́то «рожь», ри́ба «рыба», би́к «бык», кі́нь «конь», бджола́ «пчела», коси́ти «косить», носи́ти «носить», бі́лий «белый», два, я, ми «мы», за и т. д., а также слова общевосточнославянского происхождения: сім'я́ «семья», бі́лка «белка», соба́ка, короми́сло «коромысло», ківш «ковш», си́зий «сизый», хоро́ший, со́рок, дев'яно́сто «девяносто» и т. д. При этом большое количество общевосточнославянских слов изменило своё значение в сравнении с лексикой русского и белорусского языков: чолові́к «супруг», «муж», «мужчина» (рус. человек, бел. чалавек — укр. люди́на «человек»), дружи́на «супруга», пита́ти «спрашивать» и т. д.[109]

Ряд украинских слов представляет собой региональную восточнославянскую лексику и локальные заимствования из других языков: ба́брати «пачкать», ба́жа́ний «желанный», байду́жий «безразличный», бари́тися «медлить», взагалí «вообще» и т. д.[110]

Важнейшими заимствованиями украинского языка являются грецизмы, латинизмы, полонизмы, русизмы (включая иноязычные заимствования через русский язык), тюркизмы, германизмы. В настоящее время основной источник заимствований — английский язык[111].

В XVIII—XX веках слова из западноевропейских языков заимствовались через русский язык (в восточной части Украины) и или польский язык (в Галиции), либо деятели украинской культуры вводили слова западноевропейского происхождения непосредственно из этих языков (причём русский и польский языки стимулировали заимствование своим примером)[112].

Согласно исследованиям А. Ф. Журавлёва, на уровне праславянской лексики ближе друг к другу белорусский и украинский языки, оба этих языка в свою очередь лексически ближе к наречиям русского языка. Далее, к украинскому близкими являются (по мере убывания лексических сходств) польский, словацкий, чешский, словенский и болгарский языки[113]. Т. И. Вендина, исследовавшая лексические материалы ОЛА, также отмечает высокую степень лексического единства восточнославянских языков по отношению к другим славянским языкам[114].

Согласно исследованиям украинских лингвистов (К. Н. Тищенко и других), лексически ближайшим к украинскому является белорусский язык (84 % общей лексики), затем польский (70 %), сербский (68 %) и русский язык (62 %) (для сравнения, у русского с болгарским — 73 % общей лексики, с сербским — 66 %, с польским — 65 %, а у немецкого с датским — 59 %)[115].

Близость лексики с польским языком и отличие от русского объясняются как сохранением в обоих языках древней славянской лексики, утраченной в современном русском («або», «вапно», «коло»,…) так и значительными взаимными польско-украинскими языковыми контактами (прослеживаются ещё со времён Киевской Руси) при почти полном отсутствии (церковно)славянизмов, составляющих заметную долю русского словаря. Примеры польских заимствований: пе́вен (пе́вний) (<праслав. *ръvьnъ(jь) — pewien, pewny, при украинском происхождении должны было бы быть *по́вний, так как связано со словом упова́ти (< *у-пъв-ати); хло́пець (но холо́п) — польск. chłopiec (chłop); черво́ний — польск. czerwony (стропольс. czyr(z)wiony) (где украинское диалектное черле́ний < др.-рус. чьрвлєнꙑй); строка́тий (< *срокатий) — польск. srokaty (сравни соро́ка, диал. сорока́тий — польск. sroka «сорока») и другие.[источник не указан 1753 дня]

Специфика языка обнаруживается в словообразовательных моделях и наиболее рельефно в лексике — в т. н. лексических украинизмах[116].

Заметно влияние украинского языка на другие славянские языки, особенно на польский[117], а также на русский язык и белорусский язык. В польский были заимствованы украинские слова «czereśnia» — черешня, в русский «галушки» — галушки, румынский[118][119] «ştiucă» — щука, «holub» — голубь и т. д.).

Влияние украинского языка испытывала также лексика южнорусского наречия русского языка. Наиболее заметно это влияние на Нижнем Дону: байдюже, драбина, жменя, заевый, кодра, кохать, нехай, нехаянный, позычить, репаться, трохи, трошки, шлях, шукать и др. При этом, часть из заимствованных слов польского происхождения[120].