Тьер, Адольф

«История революции» Тьера имела крупное политическое значение. Господствовавшее в обществе отношение к революции было в то время чисто отрицательное. Существовали, конечно, и другие тенденции, но они долго не находили достаточного выражения в литературе. Книга Тьера была лучшим для своего времени выражением этих тенденций; она вся дышала сочувствием к делу революции и любовью к свободе. Она имела сразу громадный успех; в течение полустолетия она разошлась более чем в 150 тыс. экземпляров. В следующие её издания Тьер вносил значительные поправки в зависимости от изменения его политических воззрений. Избавляя книгу от некоторых частных недостатков, они лишали её строгой выдержанности тона и уменьшали то воодушевление к свободе и революции, которое проникало её первое издание (15 изд. П., 1881; в счёт изданий не входят многочисленные дешёвые издания, дополнением к книге служит изданный Тьером «Atlas de l’histoire de la Révolution française»).

Соперничество между Тьером и Гизо, имевшее скорее личный характер, чем политический, привело к падению министерства 11 октября и к сформированию министерства Тьера, в котором он, кроме президентства, взял себе портфель иностранных дел. Министерство продержалось всего 6 месяцев, с 22 февраля по 25 августа 1836 года, и вышло в отставку вследствие разногласий с королём. В следующие четыре года Тьер занимался научными работами и руководил в палате династической оппозицией; участвовал в коалиции 1838—1839 года против министерства Моле.

Он (чрезвычайно, впрочем, мягко) порицает Наполеона только за те войны, которые тот проиграл. Написана она в общем в восторженных тонах. Это исключительно политико-дипломатическая и военная история. Экономики Тьер не знает и даже не подозревает, что она нужна для понимания истории. Его труд имел громадное влияние и читался нарасхват, чему способствовал блеск изложения

Дело, совершенное Тьером, громадно; вся история Франции в течение полувека так или иначе связана с его именем: он оставил видный след также в науке. Способность его к труду была удивительная. Немногие умели так, как он, ладить с людьми и примирять разногласия. Несмотря на это, Тьер пользовался широкими симпатиями разве только в молодости. В последние годы его жизни он возбуждал ненависть всех радикальных элементов страны и недружелюбное чувство элементов консервативных, как ранее сумел возбудить неприязнь к себе короля Людовика-Филиппа. Во всей его лихорадочной деятельности движущим мотивом, по довольно распространённому мнению, было сильно развитое тщеславие и честолюбие. Виктор Гюго в своих посмертных записках так отзывается о нём: «Я всегда испытывал к этому знаменитому государственному человеку, выдающемуся оратору, посредственному писателю, к этому узенькому и маленькому сердцу неопределённое чувство отвращения, удивления и презрения». «Наружность Тьера (так описывает её его биограф Ломени) невольно обращала на него общее внимание; маленького роста, с огромными очками на небольшом носу, с провинциальным акцентом в голосе, с постоянным подёргиванием плеч, вечно размахивающий руками, бесцеремонный в своих приговорах, Тьер казался всем большим оригиналом».

Собрание речей Тьера вышло в свет в 15 томах (1879—83, с 16-м томом-указателем) под загл. «Discours parlementaires».

«Историю Французской революции» на русский язык начала переводить до своего отъезда в США З. А. Рагозина.

Интересно отметить, что имя Тьера как историка наполеоновского времени упоминается в "Войне и мире" Л.Н.Толстого. Л.Н.Толстой дает свою трактовку исторических сцен, упомянутых историком.