Телеграмма Циммермана

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 4 марта 2022 года; проверки требуют .

Мы намерены начать с 1 февраля беспощадную подводную войну. Несмотря ни на что, мы попытаемся удержать США в состоянии нейтралитета. Однако в случае неуспеха мы предложим Мексике: вместе вести войну и сообща заключить мир. С нашей стороны мы окажем Мексике финансовую помощь и заверим, что по окончании войны она получит обратно утраченные ею территории Техаса, Новой Мексики и Аризоны. Мы поручаем вам выработать детали этого соглашения. Вы немедленно и совершенно секретно предупредите президента Каррансу, как только объявление войны между нами и США станет совершившимся фактом. Добавьте, что президент Мексики может по своей инициативе сообщить японскому послу, что Японии было бы очень выгодно немедленно присоединиться к нашему союзу. Обратите внимание президента на тот факт, что мы впредь в полной мере используем наши подводные силы, что заставит Англию подписать мир в ближайшие месяцы.

Wir beabsichtigen, am ersten Februar uneingeschränkten U-Boot-Krieg zu beginnen. Es wird versucht werden, Amerika trotzdem neutral zu halten. Für den Fall, dass dies nicht gelingen sollte, schlagen wir Mexiko auf folgender Grundlage Bündnis vor. Gemeinsame Kriegführung. Gemeinsamer Friedensschluss. Reichlich finanzielle Unterstützung und Einverständnis unsererseits, dass Mexiko in Texas, Neu Mexico, Arizona früher verlorenes Gebiet zurückerobert. Regelung im einzelnen Euer Hochwohlgeborenen überlassen. Euer Hochwohlgeborenen wollen Vorstehendes Präsidenten streng geheim eröffnen, sobald Kriegsausbruch mit Vereinigten Staaten feststeht, und Anregung hinzufügen, Japan von sich aus zu sofortigem Beitritt einzuladen und gleichzeitig zwischen uns und Japan zu vermitteln. Bitte Präsidenten darauf hinweisen, dass rücksichtslose Anwendung unserer U-Boote jetzt Aussicht bietet, England in wenigen Monaten zum Frieden zu zwingen. Empfang bestätigen. Zimmermann

Телеграмма была передана по радио и также по телеграфу под видом дипломатического сообщения через два нейтральных государства: Швецию и Соединённые Штаты. У Германии не было прямого телеграфного доступа к западному полушарию, так как англичане перерубили трансатлантические кабели немцев и уничтожили немецкие передающие станции в нейтральных странах. Всё это вынудило Германию использовать телеграфные каналы Британии и Америки, несмотря на риск перехвата со стороны британской разведывательной службы.

Для Британского правительства телеграмма была блестящей возможностью заставить Соединённые Штаты вступить в Первую мировую войну на стороне союзников. Антигерманские настроения в Соединённых Штатах в тот момент были чрезвычайно сильными из-за неограниченной подводной войны немцев. Но перед Британией стояло две проблемы: нужно было объяснить американцам, как была получена телеграмма, не раскрыв при этом, что британская разведывательная служба проверяет дипломатическую почту нейтральных стран; и нужно было дать публичное объяснение того, как текст телеграммы попал к британцам, причем так, чтобы Германия не заподозрила, что её коды были взломаны.

Британия решила первую проблему, получив шифрованный текст телеграммы из телеграфного отделения в Мексике. Англичане догадались, что немецкий посол из Вашингтона передаст сообщение в Мексику коммерческим телеграфом, поэтому у мексиканского телеграфного отделения окажется копия зашифрованного текста.

Вторую проблему решила придуманная история о том, что дешифрованный текст телеграммы был украден в Мексике (Британия проинформировала Соединённые Штаты о расшифровке, подкрепив, однако, этот факт историей о краже). Немецкое правительство поддалось на эту уловку и фактически приняло британскую версию о краже и не стало рассматривать возможность взлома кода, вместо этого оно поручило фон Экхарду найти шпиона в посольстве в Мексике.

Прочтя депешу Циммермана, Бэлл поначалу, как и предполагалось, счел это уловкой британской секретной службы с целью вовлечь США в войну. Но Холл поклялся честью британского офицера, что депеша подлинная и в конце концов сумел убедить в этом своего американского друга.

С другой стороны, в США были довольно заметны и антибританские настроения, особенно среди немцев и выходцев из Ирландии. До начала 1917 года американская пресса симпатизировала Британии и Франции не больше, чем Германии, а подавляющее большинство американцев хотели бы избежать участия США в войне в Европе.

Сначала в США Телеграмма большинством населения была воспринята как фальшивка, изготовленная британской разведкой. Это убеждение (которое разделяли не только пацифисты и немецкие лоббисты) поддерживалось германскими и мексиканскими дипломатами, а также некоторыми американскими газетами, в частности газетами американского медиамагната Уильяма Херста.

Все сомнения развеял сам Артур Циммерман. 29 марта по неизвестным причинам он заявил об аутентичности текста телеграммы. Это послужило причиной его смещения со своего поста в тот же день.

1 февраля Германия возобновила свою неограниченную подводную войну, вызвавшую многочисленные жертвы среди гражданских лиц, включая американских пассажиров английских кораблей. Это вызвало рост антигерманских чувств в Соединённых Штатах, а Телеграмма значительно их усилила. Особенно оскорбительным американцы считали тот факт, что она была передана по дипломатическому каналу связи США. Американская общественность окончательно поверила в подлинность Телеграммы и вступление США в войну стало неизбежным.

На карте показана территория Мексики в 1917 году (тёмно-зелёным); территория, обещанная Мексике в Телеграмме (светло-зелёным) и первоначальная мексиканская территория (красная линия)

Мексиканское правительство отказалось от предложения заключить союз с Германией по нескольким причинам:

Президент Мексики Венустиано Карранса отверг предложение Циммермана 14 апреля. К тому времени США уже объявили Германии войну.

Вильсон предложил Конгрессу усилить вооружение американских кораблей, чтобы они могли противостоять возможным атакам германских подводных лодок. Несколько дней спустя, 2 апреля 1917 года, он поставил перед Конгрессом вопрос об объявлении войны Германии. 6 апреля 1917 года Конгресс дал согласие. Соединённые Штаты вступили в Первую мировую войну.

Долгое время оригинал телеграммы считался утерянным. Основная масса документов, касающихся Первой мировой войны, была уничтожена по приказу главы военно-морской разведки адмирала Реджинальда Холла. В Национальном архиве Великобритании сохранилась только фотокопия, что впоследствии даже дало повод историкам считать, что «Телеграмма Циммермана» была фальшивкой.