Суперпрезидентская республика

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 29 февраля 2020; проверки требует .

Суперпрезидентская республика (в некоторых источниках сверхпрезидентская, англ. superpresidency или superpresidentialism) — форма государственного управления, при которой принцип разделения властей декларируется, но соблюдается лишь внешним образом, на деле же власть сосредоточена преимущественно у президента и подконтрольных ему административных институций. Является одной из форм авторитаризма.

Зачастую президент в суперпрезидентской республике возглавляет правительство, будучи при этом лидером правящей партии (которая при этом может быть единственной или пользоваться значительными внеконституционными преимуществами перед другими партиями). При этом в суперпрезидентской республике предусматриваемый национальной конституцией «диапазон возможного использования президентом его чрезвычайных полномочий более обширен, чем в обычной президентской республике»[1]: конституционные полномочия президента предусматривают издание указов, имеющих силу закона, возможность распускать парламент своим решением, смещать министров и руководителей административно-территориальных образований и т. д. Установление в стране суперпрезидентской республики может приводить к замене периодического избрания нового главы государства установлением режима «пожизненного президентства» (референдумом или голосованием полностью контролируемого президентом парламента) и/или фактическим назначением нового президента решением предыдущего, с последующим формальным утверждением этого решения на выборах.

В. Е. Чиркин в монографии «Конституционное право зарубежных стран» (1997) выделяет[2] три вида суперпрезидентских республик:

О суперпрезидентской республике принято говорить применительно к странам Латинской Америки, особенно в XIX веке, а также ряду стран Африки и постсоветского пространства: России, Белоруссии, Азербайджану и среднеазиатским республикам (за исключением Киргизии). Сопредседатель оппозиционной партии «Ак жол» Алтынбек Сарсенбаев называл Казахстан суперпрезидентской страной[4].

Представление о современной России как о суперпрезидентском режиме развивается, например, в работах американского политолога Стивена Фиша[5]; по мнению Фиша, в России имеет место «раздутая и сверхмощная исполнительная власть, не уравновешиваемая ни законодательной, ни судебной и не подотчётная им», и именно это «подорвало легитимность постсоветского режима и, возможно, даже самой демократии; остановило развитие негосударственных политических организаций; воспрепятствовало формированию эффективного государства; помешало появлению ответственного правительства»[6].

О суперпрезидентском характере режима, установившегося в России в 1993 году, пишет также политолог Лилия Шевцова[7].

В феврале 2020 года бывший помощник президента РФ Владислав Сурков в интервью отметил: «У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления»[8].