Сталин, Иосиф Виссарионович

В 1886 году Екатерина Георгиевна хотела определить Иосифа на учёбу в Горийское православное духовное училище, однако, поскольку он совершенно не знал русского языка, поступить ему не удалось. В 1886—1888 годах по просьбе матери обучать Иосифа русскому языку взялись дети священника Христофора Чарквиани. В результате в 1888 году Сосо поступил не в первый подготовительный класс при училище, а сразу во второй подготовительный, в сентябре следующего года поступив в первый класс училища, которое окончил в июне 1894 года.

Свидетельство об окончании И. Джугашвили Горийского духовного училища (1894)
«В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе»«Что вас толкнуло на оппозиционность? Быть может, плохое обращение со стороны родителей?»«Нет. Мои родители обращались со мной совсем неплохо. Другое дело — духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма…»

Позднее ссылка Сталина продолжилась в городе Ачинске, откуда он 12 марта 1917 года вернулся в Петроград.

На выборах во Всероссийское учредительное собрание в Петроградском столичном округе был избран депутатом от РСДРП(б).

«право решать все экстренные дела, но с обязательным привлечением к решению всех членов ЦК, находящихся в тот момент в Смольном»

Письмо было оглашено среди членов ЦК накануне XIII съезда РКП(б), проходившего в мае 1924 года. Сталин подал в отставку, однако она не была принята. На съезде письмо огласили каждой делегации, однако по итогам съезда Сталин остался на своей должности.

После XIII съезда (1924), на котором Троцкий потерпел сокрушительное поражение, началась атака Сталина на своих бывших союзников по «тройке». После «литературной дискуссии с троцкизмом» (1924) Троцкий был вынужден подать в отставку с поста предреввоенсовета. Вслед за этим блок Сталина с Зиновьевым и Каменевым развалился окончательно.

Заявление Каменева, что «товарищ Сталин не может выполнить роли объединителя большевистского штаба» было прервано массовыми криками с места: «Раскрыли карты!», «Мы не дадим вам командных высот!», «Сталина! Сталина!», «Вот где объединилась партия! Большевистский штаб должен объединиться!», «Да здравствует ЦК! Ура!».

Троцкий, не разделявший выдвинутую Сталиным теорию победы социализма в одной стране, в апреле 1926 года присоединился к Зиновьеву и Каменеву. Создалась так называемая «Объединённая оппозиция», выдвинувшая лозунг «перенесём огонь направо — против нэпмана, кулака и бюрократа».

Во внутрипартийной борьбе 20-х годов Сталин старался изображать роль «миротворца». В конце 1924 года он даже защищал Троцкого от нападок Зиновьева, требовавшего исключить его из партии по обвинению в подготовке военного переворота. Сталин предпочёл использовать так называемую «тактику салями»: небольших дозированных ударов. Его методы наглядно видны из письма Молотову и Бухарину от 15 июня 1926 года, в котором Сталин собирается «набить морду Грише» (Зиновьеву), и сделать из него с Троцким «отщепенцев, вроде Шляпникова» (бывший лидер «рабочей оппозиции», быстро ставший маргиналом).

В 1926—27 годах внутрипартийные отношения особенно накалились. Сталин медленно, но верно выдавливал оппозицию за рамки легального поля. Среди его политических противников было множество лиц с богатым опытом ещё дореволюционной подпольной деятельности.

Для издания агитационной литературы оппозиционеры создали нелегальную типографию. В годовщину Октябрьской революции 7 ноября 1927 года ими была проведена «параллельная» оппозиционная демонстрация. Эти действия стали поводом для исключения Зиновьева и Троцкого из партии (16 ноября 1927 года). В 1927 году резко обострились советско-английские отношения, страну охватил военный психоз. Сталин счёл, что такая обстановка будет удобной для окончательного организационного разгрома левых.

Однако в следующем году картина резко изменилась. Под влиянием кризиса хлебозаготовок 1927 года Сталин совершил «левый поворот», на практике перехватив троцкистские лозунги, всё ещё популярные в среде студенческой молодёжи и радикальных рабочих, недовольных негативными сторонами НЭПа (безработица, резко возросшее социальное неравенство).

Сталин объявил 1929 год годом «великого перелома». Стратегическими задачами государства были объявлены индустриализация, коллективизация и культурная революция.

Одной из последних оппозиций стала группа Рютина. В своей программной работе 1932 года «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» (более известной, как «платформа Рютина») автор впервые выступил с серьёзными нападками на Сталина лично. Известно, что Сталин воспринял эту работу, как подстрекательство к терроризму, и потребовал расстрела. Однако это предложение тогда было отклонено ОГПУ, приговорившего Рютина к 10 годам заключения (расстрелян позднее, в 1937 году).

Все основные конкуренты Сталина в борьбе за власть были такими же противниками демократии, что и он. Троцкий написал в 1919—20 годах работу «Терроризм и коммунизм», наполненную апологетикой самой свирепой диктатуры, которую он оправдывал трудными условиями Гражданской войны. На X съезде (1921) Троцкий заявлял, что «рабочая оппозиция» делает из лозунга «демократизма» «фетиш», и партия намерена сохранять свою диктатуру от имени рабочих, даже если «сталкивается с преходящими настроениями рабочих масс». Оказавшись же в меньшинстве, Троцкий быстро вспомнил о демократии. Такую же эволюцию проделали после него Зиновьев, и затем «правые»; находясь на вершине власти, они охотно затыкали рот оппозиции. Сами же став оппозицией, немедленно вспоминали о демократии и свободе мнений.

Речь Зиновьева была наполнена раболепным умилением перед Сталиным лично, Каменев назвал сам себя «политическим трупом», а Преображенский потратил немало времени на нападки на своего бывшего соратника Троцкого. Бухарин, в 1928 назвавший Сталина «Чингисханом», на съезде уже называл его «фельдмаршалом пролетарских сил». Несколько особняком в этом ряду стояла покаянная речь Радека, густо насыщенная шутками и часто прерывавшаяся смехом.

Поразительна та эволюция, которая привела бывшего грузинского социалиста в положение, при котором его стали ассоциировать с «великорусским шовинизмом». Это было даже нечто большее, чем тот процесс, который превратил корсиканца Бонапарта в основателя французской империи, или процесс, в результате которого австриец Гитлер стал наиболее агрессивным лидером германского национализма.

В молодости Сталин предпочёл примкнуть к большевикам, а не к популярному тогда в Грузии меньшевизму. В большевистской партии того времени существовало идеологическое и руководящее ядро, вследствие преследований полиции находящееся за границей. В отличие от таких лидеров большевизма как Ленин, Троцкий или Зиновьев, значительную часть своей сознательной жизни проведших в эмиграции, Сталин предпочитал находиться в России на нелегальной партийной работе, неоднократно высылался.

Известно лишь о нескольких поездках Сталина за границу до революции: Таммерфорс, Финляндия (I конференция РСДРП, 1905), Стокгольм (IV съезд РСДРП, 1906), Лондон (V съезд РСДРП, 1907), Краков и Вена (1912—1913). Сталин всегда называл себя «практиком» и презрительно относился к среде революционной эмиграции с её бурными идеологическими разногласиями. В одной из первых своих работ — статье «Партийный кризис и наши задачи», опубликованной в двух номерах газеты «Бакинский пролетарий» в 1909 году, Сталин высказал слабую критику заграничного руководящего центра, оторванного от «русской действительности».

В своём письме большевику В. С. Бобровскому 24 января 1911 года он писал, что «О заграничной „буре в стакане воды“, конечно, слышали блоки: Ленина — Плеханова с одной стороны и Троцкого — Мартова — Богданова с другой. Отношение рабочих к первому блоку, насколько я знаю, благоприятное. Но вообще на заграницу рабочие начинают смотреть пренебрежительно: „Пусть, мол, лезут на стенку, сколько их душе угодно, а по-нашему, кому дороги интересы движения, тот работает, остальное приложится“. Это, по-моему, к лучшему».

Ещё в молодости Сталин отверг грузинский национализм, со временем его взгляды начали всё сильнее тяготеть к традиционному российскому великодержавию. Как пишет Ричард Пайпс,

Подлинное призвание Сталина обнаружилось с назначением в 1922 году на пост главы аппарата партии. Из всех крупных большевиков того времени он один обнаружил вкус к подобной работе, которую другие лидеры партии находили «скучной»: ведение переписки, бесчисленные персональные назначения, рутинная канцелярская работа. Этому назначению никто не завидовал. Однако своё положение Генерального секретаря Сталин вскоре стал использовать для методичной расстановки на все ключевые посты в стране своих личных сторонников.

Заявив о себе, как об одном из кандидатов на роль преемника Ленина, Сталин вскоре обнаружил, что, по представлениям того времени, подобная роль требует репутации крупного идеолога и теоретика. Он пишет ряд работ, среди которых можно выделить, в частности, «Об основах ленинизма» (1924), «К вопросам ленинизма» (1927). Заявляя, что «ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности», Сталин поставил на центральное место марксистскую доктрину «диктатуры пролетариата».

Дж. Боффа указывает, что в подобных идеях в то время не было ничего нового, в частности, выражение «приводные ремни» в том же контексте ранее использовалось Лениным в 1919 и 1920 годах.

В 1928 году, под влиянием кризиса хлебозаготовок 1927 года и поднявшейся волны крестьянских выступлений, Сталин выдвинул доктрину «усиления классовой борьбы по мере строительства социализма». Она стала идеологическим оправданием террора, и после смерти Сталина вскоре была отвергнута руководством компартии.

В 1940-е годы произошёл окончательный поворот Сталина к российскому великодержавию. Уже в выступлении 3 июля 1941 года практически отсутствовала коммунистическая риторика и был использован необычный для коммуниста оборот «братья и сёстры», в то же время содержались явные апелляции к традиционному российскому патриотизму. В соответствии с этим курсом, война получила официальное название «Великой Отечественной», по аналогии с Отечественной войной 1812 года.

В 1943 году Сталин распустил Коминтерн. Отношение к нему у Сталина всегда было скептическим; он называл эту организацию «лавочкой», а её функционеров — бесполезными «нахлебниками».

В 1945 году Сталин провозгласил тост «За русский народ!», который он назвал «наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза». В действительности, само содержание тоста являлось весьма двусмысленным; исследователи предлагают совершенно разные толкования его смысла, в том числе и прямо противоположные.

Распродажа культурного достояния России, коллекции Эрмитажа (1928—1933 гг.)

…Но в 1931—1932 гг., когда весь организм страны потрясали ужасающими последствиями насильственной и необузданной коллективизации, Зиновьев и Каменев, как и многие другие капитулянты, тревожно подняли головы и начали шушукаться между собою об опасностях новой правительственной политики…

Согласно приказу ОГПУ № 44.21 от 6 февраля 1930 года началась операция по «изъятию» 60 тысяч кулаков «первой категории». Уже в первый день проведения операции ОГПУ арестовало около 16 тысяч человек, а на 9 февраля 1930 года были «изъяты» 25 тысяч человек.

Всего за 1930—1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932—1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных.

Обстановка в стране в 1929—1932 годы была близка к новой гражданской войне. Согласно сводкам ОГПУ, в волнениях в ряде случаев участвовали местные советские и партийные работники, а в одном случае — даже районный уполномоченный ОГПУ. Ситуация усугублялась тем, что Красная армия была, в силу демографических причин, в основном крестьянской по составу.

2 марта 1930 года Сталин опубликовал в «Правде» статью «», в которой он возлагал ответственность на чрезмерно ретивых исполнителей.

Известный писатель М. А. Шолохов написал Сталину ряд писем, в которых прямо рассказывал о катастрофе, разразившейся в Вёшенском районе Северо-Кавказского края. Как отмечает Ивницкий, в ответ на письмо Шолохова от 4 апреля 1933 Сталин 16 апреля ответил телеграммой: «Ваше письмо получил пятнадцатого. Спасибо за сообщение. Сделаю всё, что потребуется. Сообщите о размерах необходимой помощи. Назовите цифру», после чего дал указание Молотову «удовлетворить просьбу Шолохова целиком», предоставив 120 тыс. пудов продпомощи Вёшенскому району и 40 тыс. Верхнедонскому. Через две недели, 6 мая 1933, Сталин направил Шолохову длинное письмо, в котором признал, что «иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма», но, вместе с тем, также прямо обвинил крестьян в «итальянской забастовке», в стремлении оставить города и армию без хлеба. Как пишет Ивницкий, 4 июля 1933 Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление, признавшее «перегибы» в Вёшенском районе, но признавшее их в таком виде, что «фактически их оправдывали». Один из наиболее ретивых исполнителей — Пашинский был исключён из партии и приговорён к расстрелу, однако это решение суда было аннулировано, и Пашинский ограничился строгим выговором.

В. З. Роговин указывает, что экспорт хлеба был отнюдь не основной статьёй экспортного дохода СССР. Так, в 1930 году страна получила от экспорта хлеба 883 млн руб., нефтепродукты и лесоматериалы дали 1 млрд 430 млн, пушнины и льна — до 500 млн. По итогам 1932—33 годов хлеб дал лишь 8 % от экспортных доходов.

Индустриализация и коллективизация привели к огромным социальным изменениям. Миллионы людей двинулись из колхозов в города. СССР был охвачен грандиозной миграцией. Численность рабочих и служащих увеличилась с 9 млн чел. в 1928 году до 23 млн в 1940. Резко возросло население городов, в частности, Москвы с 2 млн до 5, Свердловска со 150 тыс. до 500. Вместе с тем темпы жилищного строительства были совершенно недостаточными для размещения такого количества новых горожан. Типичным жильём в 30-е годы оставались коммунальные квартиры и бараки, а в некоторых случаях и землянки.

На январском пленуме ЦК 1933 года Сталин заявил о том, что первая пятилетка выполнена за 4 года и 3 месяца. В годы первой пятилетки были построены до 1500 предприятий, появились целые новые отрасли (тракторостроение, авиационная промышленность и др.) Однако на практике рост был достигнут за счёт промышленности группы «А» (производство средств производства), план по группе «Б» не был выполнен. По ряду показателей планы группы «Б» были выполнены лишь на 50 %, и даже меньше. Кроме того, резко упало сельскохозяйственное производство. В частности, поголовье крупного рогатого скота должно было увеличиться на 20—30 % за 1927—1932 годы, вместо этого оно упало вдвое.

Эйфория первых лет пятилетки привела к штурмовщине, к нереалистичному раздуванию плановых показателей. Согласно Роговину, план первой пятилетки, составленный на XVI партконференции и V Съезде Советов, фактически не был выполнен, не говоря уже о повышенных показателях, утверждённых XVI съездом (1930). Так, вместо 10 млн тонн чугуна было выплавлено 6,2, автомобилей в 1932 году произведено 23,9 тыс. вместо 100 тыс. Плановые задания по основным показателям промышленности группы «А» на деле были достигнуты в 1933—35, а повышенные по чугуну, тракторам и автомобилям — в 1950, 1956 и 1957 соответственно.

Вместе с тем чрезвычайный характер строек индустриализации, невысокий образовательный уровень прибывавших на них вчерашних крестьян зачастую выливались в низкий уровень охраны труда, производственные аварии, поломки дорогостоящей техники. Пропаганда предпочитала объяснять аварийность происками заговорщиков — вредителей, Сталин лично заявлял, что «вредители есть и будут, пока есть у нас классы, пока имеется капиталистическое окружение».

В числе строительных объектов, начатых при Сталине, был Московский метрополитен.

Большевизм имел долгую традицию государственного террора. К моменту Октябрьской революции страна уже более трёх лет участвовала в мировой войне, сильно обесценившей человеческую жизнь, общество привыкло к массовым смертям и к смертной казни. 5 сентября 1918 года был официально объявлен «красный террор». За время Гражданской войны по приговорам различных чрезвычайных, внесудебных органов были расстреляны до 140 тыс. человек.

Так называемый «большой террор», или «ежовщина» 1937—1938 годов вылилась в самоистребление советского руководства в невиданных масштабах; так, из 73 человек, выступавших на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года, 56 были расстреляны. Погибло также абсолютное большинство делегатов XVII съезда ВКП(б) и до 78 % избранного этим съездом состава ЦК. Несмотря на то, что основной ударной силой государственного террора выступили органы НКВД, они же сами стали и жертвой самой жёсткой чистки; основной организатор репрессий нарком Ежов сам же стал их жертвой.

…ведь они все были членами правительства. Троцкистское правительство было, зиновьевское правительство было, рыковское правительство было, это было очень опасно и невозможно. Три правительства могли возникнуть из противников Сталина… Как же можно было их держать на свободе? …Троцкий, который был хорошим организатором, мог возглавить восстание… Кто же мог поверить, что старые, опытные конспираторы, используя весь опыт большевистской конспиративности и большевистской организации, что эти люди не будут между собой связываться и не будут составлять организацию?

Как указывает Роговин, за период 1921—1953 через ГУЛАГ прошло до 10 млн чел., его численность в 1938 году составила 1882 тыс. чел.; максимальная численность ГУЛАГа, за всё время его существования была достигнута в 1950 году, и составила 2561 тыс. человек.

Проект постановления ЦИК и СНК Союза ССР «О борьбе с несовершеннолетними преступниками». (С дополнениями и пометками И. Сталина)
«Обязанностью всех комсомольских, пионерских и школьных организаций должно стать теперь широчайшее распространение этого решения»«до сих пор не было ни одного случая применения наиболее острых статей этого декрета к преступникам-детям и надеемся — не будет»

По утверждению специалиста в области внутрипартийных отношений 1920-х — 1930-х годов О. В. Хлевнюка,

В своём Сталин подвёл итоги произошедшего в 1930-е годы перевооружения войск, выразил уверенность в том, что германская армия не является непобедимой. Волкогонов Д. А. трактует эту речь следующим образом: «Вождь дал ясно понять: война в будущем неизбежна. Нужно быть готовыми к безусловному разгрому германского фашизма… Война будет вестись на территории противника, и победа будет достигнута малой кровью».

Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадёт в тяжёлое положение, то она может быть уверена, что советский народ придёт Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю…

«населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей»«…владеющий вопросами организаций фронтовых операций и операций групп фронтов и руководящий ими с большим знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах»«обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще в создании всего необходимого для ведения войны»в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах… Он, не зная в деталях положения на фронтах, и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий…И только величайшая патриотическая любовь советского народа и его Вооружённых Сил к своей Родине… дали возможность под руководством нашей партии преодолеть тяжёлую обстановку, которая сложилась вследствие ошибок и промахов сталинского руководства в первый период войны, а затем вырвать у врага инициативу, добиться перелома в ходе войны в нашу пользу и завершить её блестящей победой всемирно-исторического значения… В описаниях военных событий почти нет имён коллектива военачальников, которые непосредственно планировали операции и руководили боевыми действиями войск. Культ личности бесцеремонно вычеркнул из истории имена действительных героев, а их коллективные заслуги беззастенчиво присваивались Сталиным

Через неделю после начала войны (30 июня 1941) Сталин был назначен Председателем только что образованного Государственного комитета обороны.

«Товарищи, граждане, братья и сёстры, бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»

10 июля 1941 года Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования (СВК), и председателем вместо Тимошенко был назначен Сталин.

С 8 августа 1941 года Сталин Указом Президиума Верховного Совета СССР был назначен , а Ставка Верховного Командования была переименована в Ставку Верховного Главнокомандования (СВГК).

«Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров» (см.: Приказ № 270)

Введение заградотрядов отнюдь не было изобретением Сталина; подобные методы уже применялись большевиками во время Гражданской войны. Исследователи В. Краснов и В. Дайнес утверждают, что знаменитый сталинский Приказ № 227 фактически повторял положения приказа Троцкого № 65 по Южному фронту от 24.11.1918. Приказ № 65 до сих пор потрясает свой жестокостью; он требовал расстрела не только дезертиров, но также их укрывателей и сжигания их домов.

Начало коренного перелома в войне, положенное в Сталинградской битве, имело продолжение в ходе зимнего наступления Красной армии 1943 года. В Курской битве начатое под Сталинградом было завершено, наступил коренной перелом не только в ВОВ, но и во всей Второй мировой войне. 11 февраля 1943 года Сталин подписал постановление ГКО о начале работ по созданию атомной бомбы.

4 февраля — 11 февраля 1945 года Сталин участвует в Ялтинской конференции союзных держав, посвящённых установлению послевоенного мирового порядка.

«предстоит более короткая гонка, хотя им противостоит основная часть немецких войск»«Черчилль и британские генералы стремились любой ценой достичь Берлина прежде, чем туда придут русские»

Исследователь Кынин Г. П. также считает, что Сталин, узнав о планах своих англо-американских союзников, намеренно дезинформировал их, сообщив, что главный удар советских войск якобы намечен на «вторую половину мая» (на деле, наступление началось 16 апреля, хотя к нему не успевал подготовиться 2-й Белорусский фронт).

«… с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и, что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы несомненно должны его взять»«Конечно, если в какой-либо момент сопротивление будет внезапно сломлено по всему фронту, мы устремимся вперёд, и Любек и Берлин окажутся в числе наших важных целей».

С началом Красной армией Берлинской операции 16 апреля 1945 года, Черчилль осознал, что англо-американские войска на тот момент физически не могут прорваться в Берлин. Он сосредоточился на занятии Любека, чтобы предотвратить советскую оккупацию Дании.

Социально-экономическая политика. Развитие военно-промышленного комплекса«серьёзные нарушения Сталиным ленинских заветов… делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее»

Современники, лично общавшиеся со Сталиным, нередко дают ему противоречивую оценку. В своей книге «Вторая Мировая война» Уинстон Черчилль неоднократно делает акцент на резкой, порой даже грубой манере общения Сталина, но при этом Черчилль высоко оценивает стратегические способности Сталина:

В этот момент Сталин, по-видимому, внезапно оценил стратегические преимущества операции «Торч». Он перечислил четыре основных довода в её пользу. <…> Это замечательное заявление произвело на меня глубокое впечатление. Оно показывало, что русский диктатор быстро и полностью овладел проблемой, которая до этого была новой для него. Очень немногие из живущих людей могли бы в несколько минут понять соображения, над которыми мы так настойчиво бились на протяжении ряда месяцев. Он всё это оценил молниеносно

Маршал Г. К. Жуков в главе 11 своей работы «Воспоминания и размышления» уделяет много внимания описанию личности Сталина, давая в целом высокую оценку, признавая его организационные и лидерские качества. Вместе с этим также делается акцент на тяжёлый характер Сталина.

Обычно спокойный и рассудительный, временами он впадал в острое раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он резко менялся на глазах, ещё больше бледнел, взгляд становился тяжёлым, жёстким. Не много я знал смельчаков, которые могли выдержать сталинский удар и отпарировать

О Сталине Гитлер отзывался с большим уважением и особенно подчёркивал схожесть ситуаций, в которых они очутились и которые потребовали от них железных нервов. <…> Если он вдруг вновь ощущал уверенность в победе, то с иронией замечал, что после поражения России во главе её следовало бы поставить Сталина — разумеется, при условии его подчинения германским властям, так как он, как никто другой, умеет управлять русским народом. Вообще он видел в Сталине напарника и, видимо, из уважения к нему приказал хорошо обращаться с его сыном, попавшим к нам в плен.

Маршал Александр Василевский в своих мемуарах даёт развёрнутую оценку личности Сталина, называя его самым сильным качеством высокие организаторские способности, а среди негативных выделял его самонадеянность и переоценку своих знаний в военном деле.

Сталин, как Верховный Главнокомандующий, вызывал для рассмотрения очередного вопроса то одно, то другое ответственное лицо как с фронта, так и из тыла. Он требовал исчерпывающих сведений по любому обсуждавшемуся вопросу и, получив таковые, иногда спрашивал совета, а в первое время чаще сразу решал сам, отдавал распоряжения без единого лишнего слова. <…> В ходе Великой Отечественной Войны, как, пожалуй, ни в какое время, проявилось в полной мере самое сильное качество И. В. Сталина: он был отличным организатором. <…> Были в деятельности Сталина того времени и просчёты, причём иногда серьёзные. Тогда он был неоправданно самоуверен, самонадеян, переоценивал свои силы и знания в руководстве войной. Он мало опирался на Генеральный штаб, далеко недостаточно использовал знания и опыт его работников. Нередко без всяких причин поспешно менял кадровых начальников.

Английский писатель Чарльз Сноу также характеризовал образовательный уровень Сталина довольно высоко:

принимал некомпетентные решения. Имя им легион. Самое вопиющее из них: в сентябре 1941 года, когда все генералы умоляли его вывести войска из-под Киева, он позволил нацистам взять в „мешок“ и перебить военную группировку из пяти армий. Лишь к концу войны Сталин стал военным стратегом и смог привести свою страну к победе. Но какой ценой!

Именем Сталина были также названы географические объекты во многих странах мира.

В деятельности Сталина наряду с положительной имелась и отрицательная сторона. Находясь на важнейших партийных и государственных постах, Сталин допустил грубые нарушения ленинских принципов коллективного руководства и норм партийной жизни, нарушение социалистической законности, необоснованные массовые репрессии против видных государственных, политических и военных деятелей Советского Союза и других честных советских людей.