Сражение при Энтитеме

Сраже́ние при Энти́теме (англ. Battle of Antietam[4]), Сражение при Антиетаме[5], Cраже́ние при Ша́рпсберге (англ. Battle of Sharpsburg)[''i'' 2] — сражение Мэрилендской кампании в ходе Гражданской войны в США. Произошло 17 сентября 1862 года у города Шарпсберг (штат Мэриленд) и реки Энтитем-Крик (англ. Antietam Creek), между федеральной армией (командующий Джордж Макклеллан) и армией Конфедерации (командующий Роберт Ли). Стало первой крупной битвой на территории Севера и осталось самым кровопролитным однодневным сражением в американской истории: с обеих сторон погибло около 3600 человек[6]. Военный историк С. Морисон считает одной из причин поражения южан то, что генерал Ли недооценивал значение нарезного оружия (винтовок) в бою на открытой равнинной местности[7].

Северовирджинская армия генерала Ли (около 55 000 человек[8]) вошла в Мэриленд 4 сентября 1862 года после разгрома федеральной армии под Бул-Раном 29 августа. Замысел Ли заключался в том, чтобы привлечь на свою сторону население штата, которое испытывало некоторые симпатии к Конфедерации. Успех кампании мог также повлиять на грядущие президентские выборы на Севере. Одновременно была надежда, что перенос боевых действий на территорию Севера повлияет на позицию Англии и Франции, которые пока не вмешивались в ход войны[9].

Зная о медлительности и неуверенности федерального главнокомандующего Макклеллана, Ли рискнул разделить свою армию на части и действовать одновременно на нескольких направлениях. Однако, по чистой случайности, два солдата федерации (капрал Бартон Митчелл и сержант Джон Блосс) нашли потерянную копию «Специального приказа 191», где был подробно описан весь план генерала Ли. Генерал Макклеллан увидел в этом возможность уничтожить армию Конфедерации по частям и приказал незамедлительно начать наступление[10].

Неожиданно начавшееся наступление Потомакской армии спутало планы армии Юга. Ли был вынужден спешно отступать на соединение с частями генерала Джексона. В сражении у Южной Горы южанам удалось задержать продвижение армии Макклеллана и выиграть один день. Единственный путь отступления в Виргинию вёл через Шарпсберг и Шепардстаун, однако в случае быстрого отступления армии дивизия МакЛоуза могла быть отрезана от переправ и уничтожена. Ли решил отступить к Шарпсбергу и ждать там Джексона и МакЛоуза[11].

Джексон успел взять форт Харперс-Ферри, что позволило ему перебросить часть своих сил (дивизии Лоутона и Джонса) на помощь Ли. Дивизии Маклоуза и Андерсона подошли только на рассвете, после начала сражения[12], а «Лёгкая дивизия Хилла» — в 14:30, в самом конце[13].

Таким образом, к утру 17 сентября Северовирджинская армия успела сконцентрироваться и не позволила разбить себя по частям, но всё ещё вдвое уступала противнику по численности[1].

Северовирджинская армия состояла из десяти пехотных дивизий, сведённых в два «крыла» (корпуса), также имелась кавалерия Джеба Стюарта и резерв артиллерии под командованием генерала Уильяма Пендлтона. Второй корпус распределил артиллерию по дивизиям, тогда как Первый корпус держал её под корпусным управлением.

Армия Юга насчитывала от 35 тыс.[1] к началу сражения до 52 тыс. Иногда встречается усреднённая оценка в 45 000[''i'' 1].

Сам генерал Ли писал в рапорте, что армия насчитывала «менее 40 000 человек»[15]. Генерал Джон Гордон писал в мемуарах, что армия Севера насчитывала 60 000 человек, а армия Юга — 35 000[16].

По статистике историка Джозефа Пьерро, корпус Лонгстрита насчитывал 17 146 человек, корпус Джексона — 14 584. Если добавить резервную артиллерию, то получится 32 851 человек. Это данные без учёта кавалерии, численность которой точно не известна, но обычно принимается за 4500 человек[17].

По подсчётам историков, в сражении при Энтитеме участвовали представители 24 национальностей. В частности, в составе 12-й южнокаролинской дивизии числилось некоторое количество индейцев катоба[18].

15 сентября генерал Ли расположил все имеющиеся в его распоряжении силы у Шарпсберга (англ.), на пологих холмах у реки Энтитем-Крик. Это была удобная позиция, однако её нельзя было назвать неприступной. Река представляла собой незначительное препятствие: она имела в ширину 18—30 метров, и через неё вели несколько бродов и каменных мостов. Опасность была и в том, что за спиной армии Конфедератов находилась река Потомак с единственной переправой (Ботелерс-Форд). 15 сентября в распоряжении генерала Ли находилось всего 18 000 человек, третья часть всей Северовирджинской армии[19]. МакКлеллан впоследствии писал: «Их позиция в углу, сформированном реками Потомак и Энтитем таким образом, что фланги и тыл были прикрыты этими реками, была одной из сильнейших в этой части страны, которая хорошо приспособлена для оборонительной войны»[20].

Первые две федеральные дивизии появились в полдень 15 сентября, а остальная часть армии — вечером. Лонгстрит вспоминал[21]:

Их число всё увеличивалось, синее море становилось всё больше, пока оно не заняло всё пространство, какое только можно было охватить взглядом, и огромная армия Мак-Клелана заполонила долину от горных вершин до берегов ручья. Вид этих могучих сил <…> внушал благоговейный ужас.

Если бы федералы атаковали утром 16-го, они имели бы подавляющее численное преимущество, но легендарная осторожность Макклеллана — который решил, что в армии Ли 100 000 человек, — привела к тому, что атаку отложили на день[22]. Это дало возможность южанам лучше укрепить свои позиции. Кроме того, корпус Лонгстрита успел прибыть из-под Хагерстауна, а корпус Джексона (за вычетом дивизии Хилла) — подойти из Харперс-Ферри. Джексон теперь защищал левый фланг, который упирался в Потомак, а Лонгстрит — правый, южный, который упирался в Энтитем. Вся линия обороны протянулась на 6 километров (4,5 миль)[23].

На поле у Данкер Чёрч была размещена измотанная боями, голодная дивизия конфедератов Худа. За час до заката 16 сентября I корпус Потомакской армии перешёл реку Энтитем и вступил в перестрелку с бригадами Худа, которая затянулась до ночи. После боя Худ попросил Джексона прислать замену его дивизии и дать ей хотя бы ночь на то, чтобы приготовить себе еду. Джексон сразу направил туда дивизию Лоутона: бригады Дугласа, Уокера и Хайса. «Он потребовал, однако, чтобы я вернулся обратно как только потребуется», вспоминал потом Худ[24].

План Макклеллана, по его словам, состоял в том, чтобы атаковать левый фланг противника корпусами Хукера и Мансфилда при поддержке корпусов Самнера и, если потребуется, Франклина. Если всё пошло бы хорошо, то планировалось послать корпус Бернсайда в атаку на правый фланг противника с выходом ему в тыл. В случае удачи одной из этих атак предполагалось атаковать центр остальными имеющимися силами[25].

Вечерняя атака в каком-то смысле выдала намерения Макклеллана. Ли осознал, что стоит ожидать атаки именно на левом фланге и перебросил туда часть своих сил. Одновременно он отправил гонцов в Харперс-Ферри к Хиллу и Маклоузу, извещая, что они срочно нужны под Шарпсбергом[26].

Сражение началось на рассвете, около 05:30, 17 сентября, атакой I федерального корпуса Джозефа Хукера. Хукер двигался на плато, где располагалось «Данкер Чёрч», здание, принадлежавшее церкви немецких баптистов. Хукер имел примерно 8600 человек, немногим более, чем у Джексона (7700), но и это небольшое преимущество сводилось на нет сильными оборонительными позициями южан (Пьерро пишет о 9438 у Хукера[17], Маль пишет о 12 500 у Хукера и 4000 у Джексона[27]).

Дивизия Эбнера Даблдея наступала на правом фланге корпуса, дивизия Джеймса Рикеттса — на левом, а пенсильванская дивизия Джорджа Мида в центре и немного сзади. У Джексона стояли в обороне дивизии Лоутона (бывшая дивизия Юэлла) и Джонса; первый удар федерального корпуса приняли бригады Дугласа, Уокера и Хайса.

Между двумя армиями на этом участке находилось кукурузное поле Дэвида Миллера. Кукуруза уже выросла и созрела, но её не успели убрать. Это поле станет знаменито как место самого ожесточённого боя в том, самом кровопролитном, сражении войны[29][30].

Как только первые солдаты Союза показались на кукурузном поле, началась артиллерийская дуэль. Конфедераты вели огонь батареями Джеба Стюарта с запада и четырьмя батареями полковника Стефана Ли с высот у Данкер Чёрч с юга. Федералы отвечали девятью батареями с гряды за Нортвудом и четырьмя батареями 20-фунтовых орудий Паррота с позиций в 3 километрах восточнее Энтитем-Крик. «Батареи открыли огонь с фронта из леса снарядами и картечью, и наши отряды вынуждены были целый час простоять под ужасающим ураганом снарядов, картечи и мушкетных пуль», писал Джексон[31].

Заметив солдат Конфедерации на кукурузном поле, Хукер велел подтянуть артиллерию и накрыть поле картечными залпами. 1-я пенсильванская бригада Мида (бригадный генерал Труман Сеймур) начала продвигаться через лес Иствуд и вступила в перестрелку с бригадой алабамцев, джорджийцев и северокаролинцев генерала Джеймса Уокера. Как только бригада Уокера отбросила северян назад, дивизия Рикеттса (бригады Абрама Дюрье, Уильяма Кристиана и Джорджа Хартсуффа) вышла на кукурузное поле, но там была вынуждена остановиться. «Дивизия дошла до дальнего края леса, — писал в рапорте Рикеттс, — и простояла под ужасающим огнём четыре часа, пока не кончились патроны и не подошли подкрепления. Тогда она отступила пополнить боеприпасы… и более не использовалась в этот день»[32].

Федеральная бригада Абрама Дюрье вышла на кукурузное поле, но попала прямо под залп джорджийской бригады полковника Марселлуса Дугласа. Оказавшись под прицельным обстрелом с расстояния 230 метров и не получив подкреплений, Дюрье начал отступать[33].

Ожидаемые Дюрье подкрепления — это бригады Хартсуффа и Кристиана. Они не смогли своевременно подойти к полю боя, поскольку Хартсуфф был ранен, а Кристиан внезапно запаниковал и покинул поле боя. Впоследствии его нашли прятавшимся за деревьями. В тот же вечер Рикеттс отстранил Кристиана от командования[34]. В отсутствие генерала командование бригадой принял полковник Петер Лилль.

Когда бригады были построены и посланы в атаку, на их пути стояли только остатки дивизии Лоутона: генерал Дуглас погиб, генерал Уокер был ранен, тяжёлое ранение получил и сам Лоутон; он сдал командование Джубалу Эрли и покинул поле боя. Однако оставалась ещё бригада «луизианских тигров» Гарри Хайса — она бросилась в атаку и выбила федералов к Иствуду. 12-й массачусетский полк понёс в этот день самые тяжёлые потери — 67 % своего состава. Бригада Хайса тоже попала под артиллерийский обстрел и отступила с поля. Из 500 человек бригады на поле полегли 323[35].

Солдаты-луизианцы бригады Старка после боя у Данкер Черч. Фотография Александра Гарднера, сентябрь 1862

В районе кукурузного поля наступление северян забуксовало, однако в нескольких сотнях ярдов восточнее их дела шли более успешно. 4-я бригада Гиббона («Железная бригада» из дивизии Даблдея) сумела отбросить солдат Джексона. Но они были остановлены атакой 1150 солдат бригады Старка, которые открыли по ним огонь с дистанции 30 метров. Интенсивным огнём Железная бригада остановила атаку, причём был смертельно ранен сам генерал Старк. Федералы возобновили наступление и сумели прорвать оборонительную линию Джексона, поэтому вся оборона южан на этом участке могла рухнуть в любую минуту. Несмотря на серьёзные потери, корпус Хукера уверенно двигался вперёд, в разрыв между бригадой Эрли и дивизией Дэниеля Хилла. «Это угрожало немедленным разгромом»[36].

Около 07:00 южане получили подкрепления: дивизии Маклоуза и Андерсона начали пребывать из-под Харперс-Ферри, но требовалось выиграть время, чтобы успеть ввести их в дело. Около 07:15 генерал Ли решился ослабить правый фланг и направил джорджийскую бригаду Джорджа Андерсона с правого фланга на помощь Джексону[36].

Между тем у Джексона уже не оставалось своих частей, но он вспомнил о техасской дивизии Худа и приказал им атаковать наступающие части Хукера. Бригады Худа, участвовавшие в вечерней перестрелке, так и не успели выспаться и приготовить себе еду. «…офицер из штаба Лоутона примчался ко мне и сказал: „Генерал Лоутон присылает свои поздравления и просит, чтобы вы пришли поддержать его“. Прозвучало: „К оружию!“, и мои солдаты снова были вынуждены идти в бой, оставив в лагере всю неприготовленную пищу»[24].

Техасцы вышли на кукурузное поле и открыли огонь по северянам, которые уже считали себя победителями. Бригады Гиббона, Фелпса и Хофмана были моментально дезорганизованы и начали отступать. Однако техасцев было слишком мало (2000), и они тоже потеряли организацию. Особенно тяжело пришлось 1-му техасскому полку, который попал под огонь пенсильванцев и отступил, потеряв знамя. Из 226 солдат полка погибли 186. Потери в других полках Худа тоже были высоки: 5-й техасский полк потерял 86 человек из 175, 4-й техасский — 100 из 200. Впоследствии Худ сказал генералу Ли: «Моя дивизия почти стёрта с лица земли»[37].

Дивизия Худа погибла наполовину, но она остановила Даблдея и вынудила отступить Рикетта и Мида. В итоге к 7 часам утра 12-тысячный корпус северян был разгромлен и утратил боеспособность. Корпус потерял 2470 человек убитыми и ранеными, включая генерала Хукера. В корпусе осталось около 7000 человек[38].

Когда наступление I корпуса забуксовало, на поле боя стал выдвигаться XII корпус Мансфилда (ок 7:15), который насчитывал 7200 человек. Первой пришла дивизия Альфеуса Уильямса (бригады Кроуфорда и Гордона). Она вошла в лес Иствуд и здесь генерал Мансфилд был смертельно ранен и сдал командование Уильямсу. Бригада Гордона стала наступать через поля между Иствудом и Вествудом как раз в разрыв между бригадами Уоффорда и Лоу. К этой атаке присоединились остатки бригад Патрика и Гиббона, и их общая атака заставила Уоффорда отступить в Вествуд. Его отход вынудил отступить и бригаду Лоу. В боях на кукурузном поле бригада Уоффорда понесла тяжёлые потери: из строя выбыло 560 человек из 854. 1-й Техасский полк потерял 80% своего состава (186 человек из 226)[39].

Бригада Гордона продолжала идти вперёд, но в это время на поле боя вышли бригада Колкитта и Дункана Макрея[en]. Бригада Долса теперь стояла левее Колкитта, а бригада Макрэя правее. Они вступили в перестрелку с бригадой Гордона, и бой тянулся до тех пор, пока на поле не вышла дивизия Джорджа Грина[40].

Дивизия Грина вышла на поле боя около 8:15. Бригаду Гудрича сразу отправили на правый фланг позиции за Хагерстаунскую дорогу, а остальные две бригады Грин развернул в лесу Иствуд: бригаду Тиндейла[en] справа и бригаду Стейнрука слева (1727 человек в обоих бригадах). Развёртывание бригады Тиндейла заметил капитан Томпсон из 5-го Северокаролинского полка, который стоял на правом фланге бригады Макрэя. «Они обходят нас с фланга, — закричал он, — там целая бригада!». Паника распространилась на всю бригаду Макрэя и она стала отходить к лесу Вествуд. Между тем три огайских полка Тиндейла вышли на западную окраину Иствуда и увидели бригаду Колкитта в 30 метрах впереди, на северном краю Кукурузного поля, с открытым флангом. Огайцы открыли огонь, а затем бросились вперёд и после ожесточённого боя заставили бригаду Колкитта отступить. На поле боя осталась только бригада Долса, но в этой ситуации Хилл был вынужден отвести и её[41].

Продолжая наступление, две бригады Грина двинулись по Смоуктаун-Роуд к Данкер-Чёрч и ненадолго остановились для пополнения боеприпасов. Плато у Данкер-Чёч ещё недавно было в руках федералов, но где-то до 09:00 генерал Хукер был ранен в ногу и покинул поле боя. В результате около 09:00 федеральные части лишились верховного командования и на поле боя началось небольшое затишье. В это время генерал Ли уже направил к плато дивизии Уокера и Маклоуза. Бригады Грина вышли к Данкер-Чёрм и лесу Вествуд, но оказались без поддержки с флангов. Грин простоял на плато два часа и только в 13:30 начал отход. Дивизия Грина к началу сражения насчитывала 2 504 человека. В боях она потеряла 114 человек убитыми, 507 ранеными и 30 пропавшими без вести, всего 651[42][43].

В то время, примерно в 07:30, подошли дивизии Маклоуза. Усиленная по ходу движения ещё одной бригадой, эта дивизия насчитывала 6500 человек. Это был последний резерв генерала Ли: «все подошедшие резервы были брошены в бой, и не было никакой уверенности в том, что они остановят этот поток», писал Дуглас Фриман про этот момент сражения[36].

Одновременно с Грином на кукурузное поле вышла федеральная дивизия Седжвика (5400 человек) из корпуса генерала Самнера. Самнер забыл об обязанностях командира корпуса и шёл в первой линии дивизии Седжвика, из-за чего утратил контроль над своей второй дивизией (Фрэнча). Дивизия Седжвика была построена в три линии: первой шла бригада Уиллиса Гормана, 1-й Миннесотский, 82-й Нью-Йоркский и 15-й Массачусетские полки (34-й Нью-Йоркский полк уклонился вправо и утратил связь с бригадой). Позади в 50 метрах шла бригада Наполеона Дэйна, а за ней на той же дистанции бригада Оливера Ховарда. Самнер в прошлом был кавалерийским офицером и поэтому (по замечанию Этана Рафьюза) не подумал о прикрытии флангов дивизии. Он так же не подумал, что менее опытная дивизия Фрэнча не может наступать в том же темпе, что и ветераны Седжвика[44].

Дивизия Седжвика перешла Кукурузное поле, перешла Хагерстаунскую дорогу и вошла в лес Вествуд. Пройдя лес, она вышла к ферме Поффенбергера, где встретила остатки бригада Уиндера-Григсби (Бригаду каменной стены) и конную артиллерию Стюарта. В это же время на поле боя выдвигалась дивизия Лафайета Маклоуза, и передовая бригада Семса успела присоединиться к бригаде Григсби (по запросу Джексона). Ещё когда бригада Ховарда переходила Хагерстаунскую дорогу, кто-то из полковников заметил, что федеральные части левее дивизии отступают и бригаде стоит развернуться немного влево, но это замечание было проигнорировано. Бригада Гормана вступила в перестрелку с бригадами Григсби и Семса. Бригада Дэйна шла за Горманом, и её левый полк (7-й Мичиганский) попал под огонь с фланга и втянулся в бой, так что Дэйн отправил ему на помощь 42-й Нью-Йоркский полк, а остальные полки продолжали следовать за Горманом[45].

Маклоуз, отправив бригаду Семса на помощь Григсби, развернул в линию остальные бригады: Барксдейла и Кершоу. Бригада Кобба (под командованием Сандерса) уклонилась вправо и потеряла связь с дивизией. Бригады Барксдейла и Кершоу при помощи бригады Эрли атаковали левый фланг Седжвика и сразу отбросили 34-й Нью-Йоркский и 7-й Мичиганские полки. За ними под удар попал 72-й Пенсильванский и тоже стал отходить. Дивизия Седжвика оказалась в критическом положении. «О Боже! — воскликнул генерал Самнер, — надо выбираться отсюда!». Ховард и Дэйна попытались развернуть свои бригады фронтом на юг, но не успели. Всего за несколько минут обе бригады были обращены в бегство, что открыло фланг бригады Гормана и поставило в особо опасное положение 15-й Массачусетский полк. Подполковник Кимбалл приказал отходить. В этом бою полк потерял половину своего состава. Это были рекордно высокие полковые потери в том сражении. Маклоуз надеялся продолжить атаку, но федеральное сопротивление не позволило ему развить успех. Вместе с тем он достиг хорошего тактического результата: разбил одну из самых боеспособных федеральных дивизий и спас левый фланг армии. От 5 400 человек дивизии Седжвика выбыло из строя 2200 человек[46].

Впоследствии Макклеллан описал происходящее так: «Войдя в лес западнее дороги и отбросив противника, передовая линия попала под мушкетный огонь из укреплений противника и батарей на холме. Одновременно большая колонна противника сумела оттеснить части дивизии Грина и вышла в тыл и фланг дивизии Седжвика». По этому поводу Эрли позже заметил, что земляных укреплений во время боя не было, их возвели только на следующий день, опасаясь повторения атак противника[47].

Маклоузу удалось опрокинуть противника, отогнать его назад и вернуть утраченные позиции. «Более никаких наступлений, кроме отдельных демонстраций, противник на моём левом фланге не предпринимал», писал Джексон в рапорте[48].

Атаку Маклоуза поддерживала, в частности, артиллерийская батарея Уильяма Поуга, от которой в ходе боя осталось только одно орудие, поэтому батарею отправили в тыл. В этой батарее в звании первого лейтенанта служил Роберт Ли Младший, сын генерала Ли, который стал одним из немногих выживших. Генерал Ли приказал капитану Поугу взять свежих лошадей и вернуться на позиции. «Генерал, вы хотите послать нас обратно?» — спросил Ли-младший. «Да, сын мой, — ответил Ли, — и ты должен сделать всё, что сможешь, чтобы заставить этих людей уйти»[49].

В полдень основная нагрузка пришлась на центр линии конфедератов. Здесь наступала дивизия Френча из II корпуса Самнера, которая оторвалась от дивизии Седжвика и сильно отклонилась влево. Позиции, на которые она шла, удерживала дивизия Дэниеля Хилла. Ещё утром здесь стояло 5 бригад, но в 07:00 Хилл отправил бригаду Росвелла Рипли на помощь Джексону, а через полчаса туда же ушли бригада Колкитта и бригада Макрэя (бывшая бригада Гарланда). Теперь у Хилла осталось всего две бригады, примерно 2500 человек, и он расположил их вдоль «затопленной дороги» Санкен-Роуд (англ. Sunken road), которая представляла собой что-то вроде естественного окопа[''i'' 3]. Гари Галлахер пишет, что перед позициями южан находилась возвышенность и что если бы они были вооружены нарезными ружьями, то выгоднее было бы занять эту высоту; однако ружья южан на этом участке были в основном гладкоствольными, а высота мешала северянам вести стрельбу с дальней дистанции[50].

На правом фланге стояла северокаролинская бригада Джорджа Бужвина Андерсона, а на левом — алабамская бригада Роберта Роудса, в том числе 26-й алабамский полк Эдварда О’Нила и 6-й алабамский полк полковника Джона Гордона. Когда генерал Ли отправился лично проинспектировать положение дел на этом участке, Гордон сказал ему знаменитое: «Эти люди останутся здесь, генерал, пока не зайдёт солнце или пока не будет одержана победа!»[51]

Позади позиций Хилла находились кукурузное поле фермы Пипера и сама ферма, впереди, через 500 метров, ферма Роулета. У этой фермы Хилл развернул пикетную цепь.

В 07:30 дивизия Френча начала переправу через Энтитем-Крик, а через час переправу начала дивизия Ричардсона — третья дивизия корпуса Самнера. Предполагалось, что Френч прикроет левый фланг Грина, однако на пути к своей позиции люди Френча попали под обстрел южан, и Френч приказал атаковать противника[52]. Примерно в 9:30 дивизия Френча развернулась для атаки. Френч решил провести классическую штыковую атаку в духе наполеоновских войн: три его бригады, построенные в колонны, вышли на рубеж и развернулись в три последовательные линии. Первой шла бригада Макса Вебера, затем необстрелянная бригада Дуайта Морриса, за ней — бригада Натана Кимбэлла. Бригады шли в лобовую атаку плотно сомкнутыми рядами, что было нежелательной тактикой уже в то время, но, как писал Этан Рэфьюз, у Френча в данной ситуации не было иного выбора[53].

Знамёна, развевавшиеся над ними, ещё не потускнели от пыли и дыма сражений, — писал полковник Гордон, — Штыки сверкали на солнце, как начищенное серебро, чётким шагом, держа равнение, как на праздничном параде, этот великолепный строй двигался в атаку в ногу под утробный рокот барабанного боя…[54]

Полковник Джон Эндрюс из передовой бригады Вебера потом писал: «Мы уверенно наступали через заросли и кукурузные поля, сметая всё на своём пути, и встретили врага, который был построен в две линии на дороге, вернее низине, которая была на 4 фута ниже окружающей местности, а его третья линия стояла в полях позади. Местность за дорогой была выше, поэтому они могли стрелять через головы своих людей на дороге»[55].

Удар пришёлся в основном на бригаду Роудса. Полковник Джон Гордон догадался, что противник наступает с незаряженными ружьями и велел своим людям подпустить врага как можно ближе, «чтобы каждая пуля сделала своё дело»[56]. Подпустив противника так близко, что стали видны орлы на пуговицах, Гордон скомандовал «Огонь!». Эффект этого залпа «…был ужасающим. Вся передовая линия, за редкими исключениями, была сметена. <…> И прежде чем задние линии оправились от шока, мои люди с энтузиазмом вскочили на ноги и открыли огонь по противнику»[56]. Бригада Морелла сразу отошла, сохраняя порядок. Потери северян были огромны, в то время как полк Гордона не получил ни единой царапины. Бригады Кимбелла и Вебера отступили на исходный рубеж, перегруппировались и снова пошли в атаку. Всего Френч предпринял 4 атаки и только после этого приказал зарядить винтовки и открыть огонь. Всего во время этих атак Френч потерял 1750 человек из своих 5700[57].

В 10:30 обе стороны получили подкрепления. На помощь Френчу подошла дивизия Исраэля Ричардсона, а на помощь Дэниелю Хиллу генерал Ли послал стоявшую в резерве дивизию Ричарда Андерсона, около 3400 человек. Однако ещё на подходе Андерсон был ранен и передал командование Роджеру Приору. В это же время на Санкен-Роуд смертельное ранение получил генерал Джордж Бужвин Андерсон. Командование перешло к полковнику Чарльзу Тью, командиру 2-го северокаролинского полка, но когда ему это сообщили, «Тью, который стоял во весь рост, снял свою шляпу и ответил галантным поклоном, и тут же упал, раненый в голову»[58]. Командование принял Брайан Граймс.

Роджер Приор не знал, какие приказы были отданы Андерсону и куда нужно направить дивизию. Не будучи профессиональным военным и не имея боевого опыта, он оказался неспособен управлять бригадами, которые в результате оказались дезорганизованы и неуправляемы[59].

Бригада Эмброуза Райта подошла и встала правее бригады Джорджа Андерсона, остальные бригады Ричарда Андерсона встали чуть позади. По мнению некоторых историков, бригады Приора и Поссея включились в бой поздно, так что всерьёз сражалась только бригада Райта[60]

Дивизия Андерсона распалась — это особенно видно по отчётам бригад: их нет. Нет отчёта дивизионного командира, нет даже отчётов командиров всех шести бригад. Существует только рапорт одного из 26-ти полков, … только один из возможных 33-х документов. Этот пробел печалит историков, но он же показывает фактическую неуправляемость дивизии 17-го числа.[61]

В это самое время на левом фланге Френча появилась дивизия Исраэля Ричардсона, около 4000 человек.

Возглавляла наступление ирландская бригада Томаса Мигера. Они шли под изумрудно-зелёными знамёнами, а полковой капеллан Уильям Корби разъезжал перед строем, обещая идущим на смерть отпущение грехов. Бригада простояла под огнём противника 40 минут, потеряла 570 человек и отступила. Тогда Ричардсон отправил вперёд бригаду Джона Колдуэлла, и на этот раз наступление пошло успешнее. К этому времени были ранены почти все генералы Конфедерации на этом участке: не только Ричард Андерсон и Джордж Андерсон, но и полковник Джон Гордон. Роудс был ранен в бедро, но не покинул поле боя. Оставшись практически без командиров, дивизия Андерсона начала отходить. Бригада Колдуэлла обошла правый фланг линии конфедератов. Полковник Фрэнсис Бэрлоу, наступая во главе 350 человек из 61-го и 64-го нью-йоркских полков, заметил слабое место в обороне противника и захватил участок Санкен-роуд, открыв анфиладный огонь по траншеям противника.

Мы стреляли их, как овец в загоне, — вспоминал потом солдат-северянин, — если сначала пуля пролетала мимо, она могла срикошетить от стенки оврага и затем всё равно поразить цель[62].

Чтобы спасти фланг, Роудс приказал Джеймсу Лайтфуту (преемнику генерала Гордона) изогнуть линию обороны, но Лайтфут неправильно понял приказ, и его части начали отступать, что привело к отступлению и остальных полков бригады. Линия обороны рухнула, южане начали отступать к Шарпсбергу. «Разрыв, возникший в центре, был столь же опасен, что и тот, образовавшийся ранее на левом фланге, — писал по этому поводу Фриман, — и закрыть его было нечем. Разгром казался неизбежным»[36].

Вся линия обороны дивизии Дэниеля Хилла на Санкен-Роуд рухнула, и тогда Хилл приказал бригадам Макрея (бывшая бригада Гарланда) и Кука, последним управляемым частям, атаковать наступающего противника во фланг; две маленькие бригады ударили в направлении фермы Роулетта и заставили 61/64 нью-йоркские полки Барлоу остановиться и развернуться фронтом вправо. Генерал Ричардсон приказал батарее Грэхема перенести огонь правее, для отражения этой атаки во фланг[63].

Теперь на отступающих защитников Санкен-Роуд шли 57-й и 66-й Нью-Йоркские полки бригады Брука, за которыми следовали 81-й Пенсильванский и 5-й Нью-Гемпширкий полки бригады Колдуэлла. Эти части начали преследование отступающего противника, но попали под массированный артиллерийский обстрел, спешно организованный Лонгстритом[63].

Мемориальные орудия на том месте, откуда вёл огонь Лонгстрит и его штабные офицеры (фото 2015 года).

«К счастью для южан, Лонгстрит оказался в нужное время и в нужном месте. Он велел офицерам своего штаба спешиться и стать к орудиям. Пока сам генерал держал лошадей своих адъютантов и ординарцев, те заряжали пушки и вели огонь по врагу, буквально не давая ему возможности высунуться из-за гребня холма[64]». Лонгстрит воспользовался двумя «Наполеонами» батареи капитана Миллера, которая с утра стояла между кукурузным полем и яблочным садом. Батарея сильно пострадала от огня федеральных снайперов и Миллер остался при ней единственным офицером. Теперь «эта маленькая батарея вела огонь так решительно и быстро, как будто понимала, что должна сдержать тысячи федералов, или битва будет проиграна», вспоминал потом Лонгстрит. Адъютант Лонгстрита, майор Томас Уалтон, был при этом ранен пулей, а начальник штаба, Моксли Соррел[en]- осколком снаряда[65].

Дэниель Хилл собрал своих людей у фермы Пайпера и лично повёл 200 человек в контратаку на левый фланг противника возле Санкен Роуд, но был отброшен встречной атакой 5-го нью-гемпширского полка. Северянам попало в руки знамя 4-го северокаролинского полка[66], 12-го алабамского и 5-го флоридского, в дополнение к трём, захваченным ранее людьми Барлоу[67].

Было около 13:00. Теперь обороны центра больше не существовало, и дивизия Ричардсона имела перед собой чистое поле. Никто уже не мог помешать наступлению федеральной армии, но наступать было некому. Дивизия Ричардсона потеряла около 1000 человек и продолжать наступление уже не могла. Ранен был полковник Бэрлоу, а главное, сам Ричардсон получил ранение и был отправлен в тыл. Командование принял Колдуэлл, а затем Уинфилд Хэнкок, который был весьма способным дивизионным командиром, однако из-за смены командования подходящий момент был упущен.

Бой за 700-метровый участок Санкен Роуд длился с 9:30 до 13:00 и унёс жизни 5600 человек: 3000 северян и 2600 южан (согласно К. Малю — 1500[68], согласно Эйхеру — 300 северян и неизвестное количество южан[51]). Для северян этот бой стал колоссальным упущенным шансом: если бы они воспользовались своим успехом в центре, армия Ли была бы разрезана надвое и уничтожена по частям[69][70]. Необходимые силы для этого имелись: резерв в 3500 кавалерии и 10 300 пехоты из V корпуса генерала Портера стоял совсем рядом, VI корпус (12 000 человек) был на подходе. Генерал-майор Уильям Франклин даже был готов вмешаться, но Самнер приказал ему не проявлять самодеятельности. Франклин обратился напрямую к Макклеллану, который лично прибыл разобраться в ситуации, но, по неясной причине, главнокомандующий встал на сторону Самнера.

Позже, в тот же день, генерал Джордж Сайкс (командир 2-й дивизии V корпуса) предложил Макклеллану повторить атаку центра, на что генерал-майор Фицджон Портер (командир V корпуса), по его словам, заявил Макклеллану: «Помните, генерал, я командую последним резервом последней армии республики»[71]. Это заявление заставило Макклеллана задуматься, и ещё один шанс был упущен.

После полудня положение Северовирджинской армии стало критическим. Дуглас Фриман описывал его так:

Даже несгибаемый дух Северовирджинской армии не смог бы противостоять новым силам на правом фланге Лонгстрита. Сильнейшие были на последнем издыхании. Люди двигались, как тени, и сражались, как автоматы. У многих бригад кончились патроны, и солдаты искали их в патронных сумках у павших. Зарядные ящики были почти пусты. Полками уже командовали капитаны, а бригадами — полковники. Порядки дивизий смешались. Затянутые дымом улицы маленького города были переполнены стонущими ранеными и испуганными беглецами. А силы противника на правом фланге всё возрастали, а центр всё ещё был под угрозой. Армия, которая никогда не знала поражения, теперь была опасно близка к нему[49].

Теперь основные события развернулись на южной стороне поля боя. План Макклеллана подразумевал наступление IX корпуса генерала Бернсайда с целью отвлечь конфедератов и поддержать корпус Хукера. Однако Бернсайду было велено ждать приказа, а приказ не приходил до 10:00. Бернсайд бездействовал всё это время.

У Бернсайда было 4 дивизии — 12 000 человек и 50 орудий (Маль упоминает 13 500 человек[72], Джозеф Пьерро — 12 693[17]). Противостоящие ему силы были серьёзно ослаблены, когда Ли перебросил часть из них на левый фланг. На рассвете тут стояли дивизии Джонса и Уокера, но к 10:00 была забрана дивизия Уокера и бригада Дж. Т. Андерсона. Теперь Джонс имел всего 3000 человек и 12 орудий, с которыми и должен был противостоять корпусу Бернсайда. Четыре бригады удерживали возвышенности около Шарпсберга, в основном пологое плато, известное как Кладбищенский Холм. Остальные 400 человек (2-й и 20-й джорджийские полки Роберта Тумбса) с двумя артиллерийскими батареями защищали Рорбахский мост, трёхпролётный 38-метровый каменный мост, который вошёл в историю как мост Бернсайда. Мост был серьёзным препятствием. Ведущая к нему дорога шла вдоль реки и хорошо простреливалась. С запада находилась 30-метровая возвышенность, усыпанная глыбами из старого карьера, которые были прекрасным укрытием для пехоты и артиллерии, защищавших мост.

Понимая, что взять мост фронтальной атакой будет непросто, Бернсайд послал дивизию Родмана в обход, чтобы ударить по Тумбсу справа. Чтобы не терять время, Бернсайд решил всё же атаковать в лоб. Первой в бой пошла бригада Крука, но быстро отступила с большими потерями. Затем в бой пошла бригада Нэгла из дивизии Стерджиса, но и их атака захлебнулась.

Никогда ещё сила обороны вооружённой винтовками пехоты не была продемонстрирована столь ярко и убедительно: 400 человек, занявших удачную позицию, в течение трёх часов сдерживали натиск 13-тысячного корпуса, и тот оказался совершенно бессильным что-нибудь с этим сделать[73].

Когда дивизия Родмана, наконец, вышла на позицию для атаки, началась третья попытка овладеть мостом. Стёрджис послал в бой свою вторую бригаду: 9-й, 51-й Нью-йоркские и 51-й Пенсильванский полки[74]. К этому времени джорджийцы Тумбса уже расстреляли все патроны. Попав под удар с фронта и фланга, они отступили. Теперь корпус Бернсайда вышел прямо к ослабленному правому флангу конфедератов, и армия Ли оказалась под угрозой — отразить федеральную атаку было нечем.

Однако наступление IX корпуса приостановилось. Дивизия Стёрджиса расстреляла почти все заряды, и её решено было заменить дивизией Уилкокса. Только в три часа дня была сформирована боевая линия: справа дивизия Уилкокса (бригады Криста, Уэлша и Крука), слева бригады Харланда, Фэйрчайлда и Скеммона. 8000 человек при 22 орудиях[75]. Этим двум свежим дивизиям противостояла ослабленная дивизия Дэвида Джонса: фактически только бригады Кемпера и Дрейтона.

Между тем к полю боя подошла «Лёгкая дивизия» Эмброуза Хилла. Ещё в 07:30 утра Хилл начал марш от Харперс-Ферри, в 14:00 перешёл Потомак по броду Ботлерс-Форд, а в 14:30 Хилл лично явился в штаб генерала Ли с докладом[13]. Ли отправил дивизию Хилла на помощь Джонсу. Джонс объяснил Хиллу положение дел, и Хилл развернул свою дивизию на высотах: бригады Пендера и Брокенбро встали на правом фланге, а бригады Арчера, Грегга и Брэнча примкнули к линиям Джонса.

В 15:00 северяне начали наступление. Им удалось оттеснить бригады Джонса и захватить батарею Мак-Интоша (3 орудия). В 15:30 дивизия Уилкокса вступила на окраину Шарпсберга. Но в 15:40 Хилл уже развернул дивизию в линию и атаковал левый фланг IX корпуса — южнокаролинская бригада Макси Грегга ударила по 16-му Коннектикутскому полку дивизии Родмана, командир которой был убит почти сразу. Первой обратилась в бегство бригада Харланда, а за ней и бригада Скеммона. Хилл писал в рапорте: «Задействованные три бригады моей дивизии насчитывали не более 2000 человек, и они, при помощи моих замечательных батарей, заставили отступить 15 000 человек корпуса Бернсайда»[76]. Хилл потерял 63 человека убитыми и 283 ранеными.

IX корпус потерял примерно 20 % своего состава, но всё ещё вдвое превосходил противника численно. Но федеральные бригады начали отступать к мосту. Они ещё имели возможность повторить атаку, и Бернсайд запросил у МакКлеллана подкреплений, но тот решил не рисковать, хотя имел в резерве корпуса Портера и Франклина. В 17:00 сражение было закончено.

Когда бой уже затих и генералы Конфедерации собрались для совещания, пулей федерального снайпера был убит наповал бригадный генерал Лоуренс О’Брайан Брэнч из дивизии Э. Хилла[77].

Захоронение павших на поле боя (на заднем плане видна дорога Санкен-Роуд)

На военном совете Ли объявил, что армия останется у Шарпсберга и выдержит ещё одну атаку федералов. Дуглас Фриман приводит его слова: «Джентльмены, мы не будем переходить Потомак этой ночью. Идите к вашим отрядам, наводите порядок в рядах, отправьте по два офицера от каждой бригады к броду, чтобы собрать беглецов и вернуть их в строй. Я постараюсь вернуть всех, кто оказался в тылу. Если Макклеллан захочет сражаться утром, я дам ему сражение снова. Идите!»[78] Северовирджинская армия день простояла на позициях и только 19 сентября начала отход.

Макклеллан объявил о победе Союза. Стратегически так оно и было — потеряв 30 % своего состава, Северовирджинская армия уже не могла продолжать Мэрилендскую кампанию. Однако тактически сражение кончилось вничью. 35-тысячная армия южан сумела отбить атаку 75-тысячной армии Союза и нанести ей серьёзный урон. Потомакская армия потеряла 12 199 человек, из них 2010 убито и 1043 попало в плен (Согласно рапорту Макклеллана: 2010 убито, 9416 ранено и 1043 пленено, итого 12 469[79]). Потери армии Конфедерации были несколько больше: 12 312 человек, из них 1587 убито и 2000 попало в плен[80]. Цифры потерь в литературе встречаются самые разные, например, Макферсон полагает, что в армии Ли убито было от 1546 до 2700 человек[81]. Макклеллан оценил общие потери врага под Энтитемом и в Южных горах в 25 542 человека[79].

Самыми ожесточёнными были утренние бои вокруг кукурузного поля. По данным Службы Энтитемского Нацпарка, на этом участке было задействовано 23 600 солдат Союза и 20 100 солдат Конфедерации, потери составили соответственно 7280 и 6580 человек[82].

В сражении погибли три генерала армии Конфедерации (Джордж Андерсон, Лоуренс О’Брайан Брэнч, Уильям Старк) и три генерала федеральной армии (Джозеф Мансфилд, Исраэль Ричардсон, Исаак Родман)[83].

Сам Макклеллан видел основную проблему в личности генерала Бернсайда: «Я хочу обратить внимание на пагубные последствия непростительной задержки Бернсайда во время атаки моста и высот. Несомненно, что если бы на его месте были Портер или Хэнкок, то Шарпсберг был бы наш, Хилл был бы сброшен в Потомак, а результаты сражения были бы совсем иными»[84].

Президент Линкольн был крайне недоволен действиями Макклеллана — в основном тем, что тот не организовал преследование отступающего противника. Макклеллан оправдывался тем, что в его задачу входили оборона Вашингтона и вытеснение противника из Мэриленда, чего он успешно добился[47]. Однако Линкольн не удовлетворился этими объяснениями, и 7 ноября Макклеллан был отстранён от командования.

В целом стратегия Макклеллана — вводить корпуса в бой по частям — оказалась не вполне удачной. Лонгстрит отмечал, что противник попеременно атаковал с двух различных направлений, что позволяло южанам перебрасывать подкрепления с одного фланга на другой[85].

Особенностью сражения было то, что в нём участвовали уже вполне обученные и опытные армии. Вместе с тем пехотная тактика была далека от совершенства: северяне проводили фронтальные атаки сомкнутым строем, а южане не возводили на поле боя никаких укреплений в надежде на удобства ландшафта. «Однако Ли, в отличие от своих оппонентов, никогда не наступал дважды на одни и те же грабли. Уроки Энтитема были им учтены, и уже в следующем сражении, которое он дал Потомакской армии, полевые укрепления стали главным фактором его блестящей победы»[68].

Новости о победе северян под Энтитемом вскоре достигли Великобритании. Премьер-министр Великобритании лорд Палмерстон, до того считавший Конфедерацию непобедимой (в своём письме Министру иностранных дел лорду Расселу от 14 сентября он рассуждал о том, что в скором времени конфедераты возьмут Вашингтон или Балтимор) и обсуждавший перспективы дипломатического признания КША, внезапно сменил свою риторику, Британия выбрала более сдержанный курс взаимоотношений с обеими враждующими сторонами[86]. В сочетании с эмансипацией чернокожих рабов Линкольном, поражение Юга под Энтитемом стало одним из решающих причин негласного отказа правительств Британии и Франции от дипломатического признания КША[87].