Сент-Олбанский собор

В 1005 году аббатство хотели восстановить, и аббату Элдреду было выдано разрешение ​​на использование стройматериалов из Веруламиума. Поскольку город стоит на глинисто-меловых породах, и единственным прочным камнем является кремень, запасы римского кирпича и камня были основным источником материалов не только для аббатства, но и для всей округи. Сложенные на известковом растворе стены оштукатуривались либо оставлялись как есть. Части, требовавшие качественного тёсаного камня, возводились из линкольнширского известняка из Веруламиума, позднее появляются однородные тонкозернистые твёрдые меловые породы, пурбекский мрамор и различные известняки. Возобновившиеся в 1016 году набеги викингов выгнали саксов из недостроенного аббатства, и саксонская постройка среди более поздних практически не сохранилась.

Распространено мнение, что и на западном конце церкви были две небольшие башни, но следов их не сохранилось.

Внутренне убранство отличалось сдержанностью и строгостью, скульптуры почти отсутствовали. Стены были оштукатурены и раскрашены там, где не украшены яркими гобеленами. Скульптурные украшения были добавлены позднее, в XII веке, когда они вошли в моду в эпоху готической архитектуры. От нормандских времён сохранились аркады под центральной башней и на северной стороне нефа, остальное — готика средневековая и викторианская.

Глава Сент-Олбанского аббатства был утвержден в качестве главного аббата в Англии в 1154 году. Монастырь имел несколько небольших дочерних обителей.

В 1250 году восточную часть церкви повредило землетрясение. Семь лет спустя были разобраны три апсиды и два пролёта, находившиеся под угрозой обрушения; толстую стену пресвитерия, поддерживающую башню, удалось сохранить. Эти части были восстановлены в аббатство Роджера из Нортона (1263—1290).

10 октября 1323 года на южной стороне нефа обрушились два устоя, обвалив бо́льшую часть крыши и пять травей. Каменщик Генри Уай реконструировал их сообразно уцелевшим — в раннем английском стиле, но с присущими XIV веку деталями украшений. Гробница святого Амфибала также была повреждена и восстановлена.

Гравюра западного фасада аббатства, на которой можно увидеть окно Уитхэмстеда, утраченное во время реставрации во второй половине XIX века (1805)

В 1365 году на территории аббатства были построены новые ворота, теперь называемые Монастырскими воротами. Это единственная часть монастырских зданий (помимо церкви), которая пережила роспуск монастырей. Позже они служили тюрьмой, а с 1871 года принадлежат школе Сент-Олбанса. Другие монастырские постройки были расположены к югу от ворот и церкви.

После аббата Томаса Рэмриджа (1492—1521) аббатство под неразумным управлением трёх аббатов влезло в долги и постепенно начало приходить в упадок. Ко времени роспуска монастырей в 1539 году доход составлял всего лишь ₤2100 в год. Аббату и оставшимся сорока монахам назначили пенсию, все ценности из монастырских зданий были вывезены, каменные украшения сбиты, захоронения вскрыты и содержимое их сожжено.

В 1723 году благодаря собранным пожертвованиям удалось отремонтировать грозившую разрушением крышу нефа над десятью секциями, однако на ремонт большой трещины в южной стене и отклонившейся на полметра от вертикали северной стены денег не было. В 1764 году вновь собирали деньги на ремонт гниющей кровли и окна в южном трансепте. Стены трескались и разрушались, южная стена осела и наклонилась наружу. Было собрано меньше четверти необходимой суммы. В 1770-х годах церковь оказалась на грани утраты: смета на ремонт оказалсь так велика, что планировалось снести ветхое здание и на его месте построить новую церковь поменьше.

После бури в 1797 году, затопившей церковь, ещё несколько прежде вертикальных арок покосилось, осадкой повредило полы и могилы.

В 1818 году церковь получила небольшой грант, в 1820 году удалось профинансировать покупку за ₤450 б/у органа 1670 года постройки.

В феврале 1832 года верхний ряд окон частично обрушился наружу, образовав десятиметровую дыру в своде южного бокового нефа. Требовался серьёзный ремонт, и для экспертизы пригласили архитектора Льюиса Коттингема. Представленный в том же году отчёт был удручающим: раствор повсеместно утратил прочность, потолочные балки гниют и прогибаются. Коттингем рекомендовал сменить балки и сделать крышу более крутой, убрать шпиль и лишние конструкции в башне, заново вымостить полы, скрепить западную стену трансепта железом, возвести новые контрфорсы и каменное окно в южном трансепте, заменить железные рамы во всех остальных окнах, устроить водоотвод с крыши и прочее, и прочее и прочее. Смета достигла ₤14 тысяч. С помощью пожертвований удалось собрать 4000 фунтов, из которых 1700 фунтов сразу же ушли на оплату расходов. При весьма ограниченном бюджете были восстановлены обвалившийся оконный ярус, заново покрыта свинцом крыша нефа, демонтирован шпиль башни, остеклены около сорока прежде заколоченных окон, и изготовлен каменный переплёт для окна южного трансепта.

Генри Николсон, ректор в 1835—1866 годах, также принимал посильное участие в восстановлении церкви аббатства и в процессе реставрации утраченных или скрытых готических элементов.

Ремонтные работы возобновились в 1856 году, собрано ₤4000, архитектором назначен Джордж Гилберт Скотт, который руководил реконструкцией с 1860 года до своей смерти в 1878 году. Скотт начал с ремонта крыши над северным боковым нефом и восстановления средневекового мощёного пола, для чего потребовалось удалить много грунта. В 1872—1877 годах отремонтированные полы были выложены аналогичной оригиналу каменной плиткой, повторявшей узор. Ещё 2000 тонн земли были удалены в 1863 году во время работ над фундаментами и дренажем. В 1870 году обнаружились опасные ослабления и трещины в устоях башни, в результате чего башню укрепили огромными брёвнами, арки заложили кирпичом и приступили к ремонту, продлившемуся до мая 1871 года и стоившему ₤2000. Южная стена нефа сильно ушла от вертикали; Скотт укрепил северную стену, перенёс вес крыши на строительные леса, в течение трёх часов поддомкратил южную стену, вернув её в вертикальное положение, и затем подпёр массивными контрфорсами, за что был прославлен как «спаситель аббатства». Всего в 1870—1875 годах на аббатство было потрачено около двадцати тысяч фунтов.

Если Скотт хотел максимально сохранить внешний вид средневековой церкви, то Гримторп хотел всё переделать под викторианский идеал готики, и немало сил истратил на критику усилий Скоттов и ликвидацию их следов. В 1879 году он поднял крышу до первоначальной высоты согласно проекту Скотта и покрыл её свинцом, сохранив при этом парапет, предназначенный для низкой тюдоровской кровли.

Вторая крупномасштабная переделка Гримторпа принята наиболее противоречиво. Западный фасад с огромным окном Уитхэмстеда был сильно ослаблен трещинами и осадкой, и Гримторп, архитектор-любитель, разработал новый проект фасада, который оценили как громоздкий, непропорциональный и несоответствующий зданию. «Убожество его мысли очевидно»; «этот человек, одарённый столь практичным и изощрённым умом, начисто лишён художественного вкуса... все лучшие в нём качества затмила самонадеянность... и невежество в истории архитектуры». Конкурирующие проекты Гримторп намеренно подменил скверными чертежами и протащил свой, который по ходу дела пришлось вписывать в существующие конструкции. Работы проходили в 1880—1883 годах и обошлись в 20 000 фунтов стерлингов. Скверная скульптура не сделала фасад краше.

Известный противник перпендикулярной готики, Гримторп уничтожал не нравившиеся ему конструкции под предлогом того, что они слишком ветхие, вместо того, чтобы их восстанавливать. Он небрежно смешивал архитектурные стили, особенно в окнах (что наглядно видно в южном боковом нефе, на преграде и сводах). На переделку нефа он потратил ₤50 000.

Гримторп умер в 1905 году и был похоронен на церковном кладбище Сент-Олбанса. Он завещал средства на продолжение реконструкции собора.

После войны в соборе появилось несколько памятников, в том числе украденная в 1973 году картина «Погребение Элеоноры» Френка Солсбери и витраж большого западного окна (1925).

В 1939—1962 годах архитектором был Сесил Браун. В связи с начавшейся войной он распорядился снять колокола и установил пожарные вахты на случай бомбардировок. В 1950-х годах был капитально отремонтирован с полной разборкой орган, а также добавлены скамьи. Однако основные усилия Брауна были сосредоточены на центральной башне. Оказалось, что кладочный раствор Гримторпа повреждает римские кирпичи. Всю необходимую вычинку на надлежащего состава раствор произвёл один человек — Уолтер Барретт. Отремонтированы потолок башни и настенные росписи нефа, устроено специальное хранилище для древних документов.

В 1972 году, чтобы уйти от разделения мира и клира, демонтирована девятитонная кафедра и мебель в хоре и нефе. Алтарное помещение было расширено и усовершенствовано. В хор поставлена новая мебель из более светлого дуба, в неф — стулья. В 1974 году из норфолкской церкви была привезена и установлена новая деревянная кафедра. В том же году была проведено тщательное обследование, в ходе которого обнаружены новые протечки и другие повреждения, и одобрен десятилетний план реставрации. Больших затрат потребовал ремонт крыши, а стоимость ремонта нефа, завершившегося в 1984 году, достигла ₤1,75 млн. Установленные Гримторпом и сильно проржавевшие железные оконные переплёты заменены бронзовыми, отменены другие его переделки. Изготовлено 72 новых резных замка для потолка. На западном фасаде Гримторпа появились трещины, опять из-за чрезмерно жёсткого раствора, и он потребовал ремонта. В 1975 году установлено освещение фасадов.

В 1970 году было предложено построить новый центр для посетителей, так называемый «Дом аббата». В 1973 году на строительство запрошено разрешение, и в 1977 году получено. Новое здание из новодельного римского кирпича стоимостью в один миллион фунтов стерлингов было возведено на южной стороне собора, рядом с местом, где находилась капитулярная зала монастыря, и официально открыто 8 июня 1982 года королевой Елизаветой.