Римская республика

Соперничество Рима с могущественным этрусским городом Вейи за контроль над соляными месторождениями (и союзными им Фиденами) продолжалось на протяжении всего V века до н. э. и завершилась вначале захватом Фиден (435 год до н. э.), а затем и падением самих Вей, последняя война с которыми длилась 10 лет (406—396 годы до н. э.).

Первая Пуническая война не сломила могущества Карфагена, и новое столкновение было неизбежным. В 237 году до н. э. карфагеняне послали в Иберию (Испанию) Гамилькара Барку, который, собрав сильную армию и воспользовавшись войнами Рима с галлами и иллирийцами, завоевал восточное побережье Иберийского (Пиренейского) полуострова. После гибели Гамилькара в 228 году до н. э. его дело продолжили его зять Гасдрубал (убит в 220 году до н. э.), а затем сын Ганнибал. Стремясь ограничить экспансию карфагенян, римляне добились от них в 226 году до н. э. обязательства не распространять свои владения к северу от реки Ибер (совр. Эбро).

В 146 году до н. э. был разрушен Карфаген. Как велика была в Риме ненависть к Карфагену среди поколения, помнившего опустошение Италии и страх перед Ганнибалом — об этом свидетельствует знаменитая фраза, которую постоянно повторял Катон: «а впрочем, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен». Карфаген полвека добросовестно исполнял договор с Римом, но, выведенный наконец из терпения беспрестанными захватами карфагенской земли со стороны Массиниссы и не находя защиты и справедливости у Рима, выставил войско против нумидийца. Римляне увидели в этом нарушение договора, воспрещавшего карфагенянам вести войну без разрешения Рима, и под этим предлогом потребовали полного разоружения Карфагена, а когда это было исполнено, то повелели разрушить город и переселить жителей на другое место, вдали от моря. Тогда последовала трёхлетняя героическая оборона города, окончившаяся полным его разрушением. На месте Карфагена и его прежних владений была образована новая римская провинция «Африка».

Тиберий Семпроний Гракх лат. Tiberius Sempronius Gracchus (Портрет из сборника биографий Promptuarii Iconum Insigniorum (1553 год))

Скудость наших сведений не даёт возможности судить; скольких граждан закон Тиберия наделил землёй. Политические последствия его мероприятий нам виднее: он открыл эру аграрных законов и борьбы между форумом и сенатом и противопоставил принцип абсолютного народовластия принципу неприкосновенности и самостоятельности магистратов. Десять лет спустя сделался трибуном брат Тиберия, Гай, несмотря на интриги сената. От Тиберия, с его мягким нравом, Гай отличался большой страстностью, которая выражалась даже во внешних приёмах его ораторского таланта: он первый в Риме внёс в ораторскую речь ту живость телодвижений, которая отличает итальянцев. Ему удалось быть трибуном два года подряд и за это время он предложил целый ряд законопроектов. Из них четыре имеют боевой характер.

Более общее значение имели два закона, направленные к ограничению влияния сената. Этому учреждению принадлежало право распределять провинции между состоявшими в должности консулами и преторами, и оно пользовалось им для усиления своего влияния на магистратуру, назначая преданным ему лицам наиболее выгодные провинции.

Рим смотрел на завоёванные им провинции, как на свои поместья (praedia populi Romani), и почти все классы римских граждан извлекали оттуда выгоды: нобилитет — управляя провинциями, всадники — занимаясь в них откупами, простые граждане — служа в легионах и обогащаясь военной добычей. Лишь столичный пролетариат, свободный от воинской повинности, не участвовал в дележе общей добычи; единственное средство предоставить ему некоторую в ней долю и заключалось в продаже ему привозимого из провинций хлеба за более дешёвую цену. Но эта мера, превращавшая самодержавную толпу в предмет общественного призрения, открывала эпоху роковой для Рима политики (panem et circenses); она привлекала в Рим все новые толпы пролетариев и отдавала его в руки демагогов, и затем, честолюбивых генералов. Дальновидным реформатором является Гай Гракх в следующих трёх предложенных им мероприятиях.

Римляне издавна отличались как строители дорог. Построенными ими дорогами, следы которых сохранились до наших дней, они, как железными обручами, закрепили за собой свои владения в Италии и в провинциях. Проведённая Гаем Гракхом lex viaria проектировала, по-видимому, целую систему новых дорог, предоставляла в его распоряжение, как строителя, громадные денежные средства и давала ему возможность применять вдоль новых дорог его аграрный закон и создавать новые поселения Римских граждан в Италии.

Ещё далее шёл его закон о выведении 12 римских колоний в провинции, в частности, одной — Юнонии — на место разрушенного Карфагена. В Италии больше не было свободного места для колонии. Между тем западные и южные провинции нуждались в римских колонистах. Гай Гракх своим предложением наполнял бездну между Римом и провинциями и полагал основание плодотворной колонизационной политике, осуществлённой империей.

Ещё более опасна была бездна между римлянами и италиками. Как бы предвидя бедствие, обрушившееся 40 лет спустя на Италию, Гай Гракх предложил дать союзникам права римского гражданства. Сенатская партия с ожесточением боролась против двух последних мероприятий. Против закона о колониях она выставила трибуна Ливия Друза, пытавшегося привлечь народ на свою сторону неосуществимым предложением вывести колонии в Италию, а также жрецов, пугавших народ мнимыми предзнаменованиями роковых бедствий, если ненавистная богам земля Карфагена будет заселена римскими гражданами. Чтобы помешать уравнению италиков с римлянами, сенатская партия возбуждала эгоизм последних, пугая их, устами консула, что италики заберутся на их места в цирке и съедят предназначенный для них хлеб.

Эпоха в 90 лет от смерти Гая Гракха до победы Августа может быть лучше всего характеризована словами Светония о предзнаменовании в Риме, которым предвещалось, что «природа готовит Римскому народу царя»: regem populo romano naturam parturire.

В этом подготовлении империи, которое составляет господствующую черту последнего века до н. э., можно отметить четыре момента, олицетворяемые четырьмя историческими личностями.

Оскудение крестьянства и убыль в людях от поражений римских легионов германскими варварами побудили Мария принимать на военную службу пролетариев: преобразованный военный строй придал легиону большую сплочённость, символом которой является серебряный орёл; продолжительность походов теснее связала легионы с полководцем. Сам Марий, под влиянием страха, внушённого Риму кимврами и тевтонами, был избираем 4 раза подряд консулом; честолюбие «нового человека» (homo novus) разыгралось, и в 100 году до н. э. он стал добиваться, в союзе с Сатурнином, шестого консульства. Скоро, впрочем, Марий, робкий в сенате, отступился от своих союзников, а с их смертью от руки враждебной им партии, кончилась, на время, и политическая роль Мария.

Победив Митридата, Сулла побеждает в Италии своих врагов, подвергает их, в свою очередь, проскрипции, разоряет целые города, чтобы населить их своими солдатами, и захватывает неограниченную власть над Римом, в звании пожизненного (perpetuus) диктатора (81 год до н. э.). Сулла олицетворяет собой второй момент в возникновении императорской власти. Войско сыграло в его лице решающую роль в судьбе Рима: империй над войском обратился в империй над республикой, и даже не в обычной форме Римской магистратуры.

Но Сулла ещё не ищет императорской власти; вынужденный захватить власть, он оставляет её при первой возможности и удаляется в частную жизнь. Мало того: он пользуется своей властью, чтобы укрепить республику на более прочных основах. Сулла принадлежал к сенатской партии, он возвысился в борьбе с партией форума; естественно, что он поставил сенат в центре Римского политического строя. Виновниками всех политических потрясений в Риме за последние 50 лет являлись трибуны; их роль Сулла и хотел свести до первоначальной незначительности. Он поставил их в полную зависимость от сената; они не только должны были заручиться дозволением сената, чтобы внести какое-либо предложение (рогацию) в народное собрание, но могли быть избираемы только из числа сенаторов и лишались права занимать после трибуната курульные должности претора и консула. Эти ограничения трибуната были, вместе с тем, и ограничениями в интересах сената трибутных комиций.

Сенат, пострадавший от проскрипций, был пополнен всадниками и доведён до 600 человек; ему было возвращено право, отнятое у него Гаем Гракхом, составлять судебное присутствие в процессах над провинциальными магистратами. Ограничивая судебную деятельность комиций, Сулла организовал, наподобие quaestio perpetua de pecunio repetundis, постоянные суды по разным другим преступлениям (de sicariis et veneficis), чем расширил судебную деятельность сенаторов. Чтобы обеспечить приток свежих сил в сенат, Сулла увеличил число преторов до 8, а квесторов — до 20. Консулов Сулла обязал проводить год своего консульства в Италии, во избежание таких столкновений, какое было у него с Марием. Этим Сулла ослабил авторитет и военный характер консульства.

Последние две провинции имели характер гарнизонов: Пергам — на Эгейском море, Киликия — на Средиземном, в то время чрезвычайно страдавшем от морских разбойников. На греческом Востоке не было порядка и власти. Разноплемённая держава Селевкидов распадалась после удара, нанесённого ей римлянами при Магнезии; напрасно преемник Антиоха III старался насильственной эллинизацией восточных рас и народов сплотить их воедино; центробежные силы взяли вверх — евреи восстали, армяне и парфяне откололись, мелкие царьки по побережью Чёрного моря приобрели независимость.

Римляне внесли в этот хаос прочный порядок посредством свойственной им смешанной системы управления, при котором непосредственные провинции — Азия (западное побережье Малой Азии), Вифиния, Понт, Сирия и Крит — чередовались с вассальными царями и союзными городскими республиками. Затем счастливый соперник Помпея организовал на Римском Западе порядок, имевший ещё более важные и продолжительные последствия. Всемирно-историческое значение Юлия Цезаря заключается не только в том, что он создал и организовал императорскую власть в Риме, но и в том, что он открыл Римскому оружию и культуре дорогу на север и этим положил основание средневековому порядку и западноевропейской цивилизации.

Много лет Италия страдала от бесчисленных ватаг галлов, напиравших со всех сторон на Альпийский вал. Только что затихло это движение, приведшее галлов в Рим, в Дельфы и вглубь Малой Азии, как у границ Италии появилась первая грозная волна нового народного потока, более опасного для римлян. То были кимвры и тевтоны, сначала торжествовавшие над Римскими легионами, но наконец уничтоженные Марием в долине Роны (102) и По (101).

В Азии Помпей играл роль восточного шах-ин-шаха, то есть царя царей. Его победы обогатили как римское государство, так и его лично — Помпей стал богаче Красса. Однако, вернувшись в Италию, он, согласно закону, сложил полномочия, распустил свои легионы и явился в Рим частным человеком. Вследствие этого легального образа действий он оказался бессилен и был принуждён протянуть руку Гаю Юлию Цезарю, ещё юному честолюбцу, не имевшему за собой военных заслуг и добивавшемуся консульства.

Между тем сила его победоносного соперника в Галлии росла несоразмерно с его собственной; Помпей породнился с ним двойными узами, но смерть дочери Цезаря, на которой женился Помпей, ослабила эту связь. Всё ближе подходил роковой момент возвращения Цезаря и его неминуемого столкновения с сенатом. Помпей ждал и желал, чтобы обе стороны обратились к нему, как к главному руководителю судьбами Рима: но это не исполнилось. Сенат был не достаточно покорён авторитету Помпея; оставаться же безучастным зрителем борьбы Цезаря с сенатом — значило обречь себя на политическое ничтожество. Помпей принял сторону сената, но между ними не было достаточного единства, и Цезарь победил республику, в лице сената и Помпея. В лице Цезаря императорская власть выступает в Риме с такой определённостью и полнотой, что его имя стало у всех европейских народов высшим обозначением монархии. В Галлии он выказал себя великим полководцем и организатором; он создал независимую от сената армию, а своими обильными денежными средствами и щедростью составил себе в Риме и в самом сенате преданную ему партию.

Вплоть до 45 до н. э. Цезарю пришлось усмирять приверженцев Помпея и сената в Африке и в Испании.

Ниже магистратной лестницы находились служащие — ликторы, писцы, посыльные; и, так же, государственные рабы — тюремщики, палачи.

Основным социальным делением в Риме стало деление на свободных и рабов. Единство свободных граждан Рима (квиритов) некоторое время поддерживалось существованием их коллективной собственности на землю и рабов, принадлежавших государству. Однако со временем коллективная собственность на землю становилась фиктивной, общественный земельный фонд переходил к отдельным собственникам, пока, наконец, аграрный закон 3 года до н. э. не ликвидировал его, окончательно утвердив частную собственность.

Свободные в Риме распадались на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, торговцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленников), составлявших большинство общества. К последним примыкала городская беднота — люмпен-пролетарии. В силу того, что рабство поначалу имело патриархальный характер, борьба между крупными рабовладельцами и мелкими производителями, которые чаще всего сами обрабатывали землю и работали в мастерских, долгое время составляла основное содержание истории Римской республики. Только со временем противоречие между рабами и рабовладельцами выступает на первый план.

Рабы в период республики превращаются в основной угнетённый и эксплуатируемый класс. Главным источником рабства был военный плен. Так, после разгрома Карфагена в рабство было обращено 55 000 человек, а всего во II—I веках до н. э. — более полумиллиона (число римских граждан, имевших имущественный ценз, в это время не достигало 400 000).[10;49]

Большое значение как источник рабства имела широко развившаяся работорговля — покупка рабов за границей. В силу тяжёлого положения рабов меньшее значение имело их естественное воспроизводство. Можно отметить и то обстоятельство, что, несмотря на отмену Законом Петелия долговой кабалы, фактически она, правда, в ограниченных размерах, продолжала существовать. К концу периода республики получает распространение и самопродажа в рабство.

Рабы были государственные и частновладельческие. Первыми становилась большая часть военнопленных. Они эксплуатировались в рудниках и государственных мастерских. Положение частновладельческих рабов непрерывно ухудшалось. Если в начале римской истории, в период патриархального рабства, они входили в состав семей римских граждан и, целиком подчиняясь домовладыке, все же пользовались некоторой защитой сакрального (священного, основанного на религиозных верованиях) права, то в период расцвета республики эксплуатация труда рабов резко усилилась.

Античное рабство становится такой же основой римской экономики, как и труд мелких свободных производителей. Особенно тяжёлым было положение рабов в крупных рабовладельческих латифундиях. Положение рабов, занятых в городских ремесленных мастерских и домашнем хозяйстве, было несколько лучше. Значительно лучше было положение талантливых работников, учителей, актёров, скульпторов из числа рабов, многим из которых удавалось получить свободу и стать вольноотпущенниками.

Независимо от того, какое место занимал раб в производстве, он являлся собственностью своего хозяина и рассматривался как часть его имущества. Власть хозяина над рабом была практически неограниченной. Все произведённое рабом поступало хозяину: «что приобретается через посредство раба — приобретается для господина».[9;62] Хозяин же выделял рабу то, что считал необходимым для поддержания его существования и работоспособности.

Рабовладельческие отношения определяли общую незаинтересованность рабов в результатах своего труда, что в свою очередь заставляло рабовладельцев искать более эффективные формы эксплуатации. Такой формой стал пекулий. Пекулий позволял хозяину более эффективно использовать своё имущество для получения дохода и заинтересовывал раба в результатах своего труда.

Другой формой, зародившейся в период республики, был колонат. Колоны были не рабами, а арендаторами земли, попадавшими в экономическую зависимость от землевладельцев и в конечном счёте прикреплявшимися к земле. Ими становились обедневшие свободные, вольноотпущенники и рабы. У колонов было личное имущество, они могли заключать договоры и вступать в брак. Со временем положение колона становится наследственным. Однако в рассматриваемый период колонат, как и пекулий, ещё не получил большого распространения.

Неэффективность рабского труда привела в конце республиканского периода к массовому отпуску рабов на волю. Вольноотпущенники оставались в определённой зависимости от своего бывшего хозяина, превратившегося в их патрона, в пользу которого они были обязаны нести определённые материальные и трудовые повинности и который в случае их бездетности наследовал их имущество. Однако, развитие этого процесса в период, когда рабовладельческий строй ещё развивался, противоречило общим интересам господствующего класса, и поэтому в 2 году до н. э. был издан закон, ограничивший эту практику.

По статусу гражданства свободное население Рима делилось на граждан и иностранцев (перегринов). Полную, правоспособность могли иметь только свободнорождённые римские граждане. Помимо них к гражданам относились вольноотпущенники, но они оставались клиентами бывших хозяев и были ограничены в правах.

По мере развития имущественного расслоения возрастает роль богатства в определении положения римского гражданина. В среде рабовладельцев в конце III—II веках до н. э. возникают привилегированные сословия нобилей и всадников.

В высшее сословие (нобили) входили самые знатные патрицианские и богатые плебейские роды. Экономической базой нобилей было крупное землевладение и громадные денежные средства. Только они стали пополнять сенат и избираться на высшие государственные должности. Нобилитет превращается в замкнутое сословие, доступ в которое новому человеку был практически невозможен и которое ревниво охраняло свои привилегии. Только в редких случаях люди, не принадлежавшие к нобилитету по рождению, становились высшими должностными лицами.

Второе сословие (всадники) образовалось из торгово-финансовой знати и землевладельцев средней руки. В I веке до н. э. развивается процесс слияния нобилей с верхушкой всадников, получивших доступ в сенат и на важные судебные должности. Между отдельными и их представителями возникают родственные отношения.

По мере расширения пределов Римского государства число свободных пополнялось за счёт жителей Апеннинского полуострова (полностью завоёванного к середине III века до н. э.) и других стран. Они отличались от римских граждан по своему правовому положению. Жители Италии, не входившие в римскую общину (латины), вначале не пользовались всеми правами римских граждан. Они делились на две группы — древние латины и латины колоний.

За первыми признавались имущественные права, право выступать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины, жители колоний, основанных Римом в Италии, и некоторых её городов и областей, заключивших с Римом договоры о союзе, пользовались теми же правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. В дальнейшем в результате союзнических войн (I век до н. э.) всем латинам были предоставлены права римских граждан.

Второй категорией свободных, не имевших прав римских граждан, были перегрины. К ним относились свободные жители провинций — стран, находящихся вне Италии и завоёванных Римом. Они должны были нести налоговые повинности. К перегринам относились также свободные жители иностранных государств. Перегрины не имели прав латинов, но получили имущественную правоспособность. Для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей — патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.

Статус семьи означал, что полной политической и гражданской правоспособностью пользовались только главы римских семей — домовладыки. Остальные члены семьи считались находящимися под властью домовладыки. Последний был лицом «собственного права», члены же его семьи назывались лицами «чужого права»- права домовладыки. Вступая в имущественные правоотношения, они приобретали имущество не для себя, а для него. Но ограничения в частном праве не влияли на их положение в публичном праве. К тому же эти ограничения стали ослабевать, стало признаваться право членов семьи на приобретение собственного имущества.

Правовое положение лица изменялось с утратой того или иного статуса. Наибольшие изменения происходили с утратой статуса свободы (плен, обращение в рабство). Она означала потерю и статусов гражданства и семьи, то есть полную потерю правоспособности. С утратой статуса гражданства (изгнание) терялась правоспособность гражданина, но сохранялась свобода. И, наконец, утрата статуса семьи (в результате, например, усыновления главы семьи другим лицом) вела к потере только «собственного права».

Археологические раскопки, проведённые в середине XIX века, показали, что наиболее ранние поселения на территории Рима датируются X веком до нашей эры. Фактически же статус города Рим получил двумя столетиями позже, когда два самых многочисленных племени, заселявших пойму реки Тибр, объединились в единую городскую общину.

С этого времени начинается эпоха правления Рима царями-этрусками. В конце VI века до нашей эры этруски были изгнаны с большей части территории Италии, в том числе и из Рима. Именно этот момент и является точкой отсчёта Римской республики.

В течение трёх столетий Рим находился под управлением монархов-патрициев, однако в III веке до нашей эры власть в результате нескольких переворотов перешла к нобилитету (группе римских аристократов). Во время их правления происходит окончательное подчинение этрусков. В течение последующего столетия Рим подчиняет своему влиянию крупнейшие античные центры — Карфаген и Афины. «Римляне покорили своей власти почти весь известный мир. — писал во II веке до н. э. выдающийся греческий историк Полибий, — и подняли своё могущество на такую высоту, какая немыслима была для предков и не будет превзойдена потомками».

Как это часто бывало в античной истории, завоеватели перенимали и интегрировали культуру подчинённых народов. Это произошло и с Римом: огромное влияние на культуру и искусство последнего оказали этрусские и греческие традиции и художественные школы. У этрусков римские правители переняли также и социальное устройство (в частности, деление граждан на сословия — касты) и военную организацию. Фактически, до конца II века до нашей эры этрусская культура оказывала доминирующее влияние на развитие Рима.

С другой стороны, огромным оказалось влияние и эллинской культуры. Римский поэт Гораций говорил: «Греция, взятая в плен, победителей диких пленила, в Лаций суровый внеся искусства…» Достаточно упомянуть, что греческий язык становится языком высшего сословия.