Первая мировая война

Страны — участницы Первой мировой войны разделились на два противоборствующих лагеря:

Название «первая мировая война» на русском языке впервые встречается 8 мая 1928 года в стенограмме совещания Реввоенсовета СССР:

Пелль: […] Как показывает опыт первой мировой войны, если районы охранялись и имели воздушную оборону, то, летая сотнями, они [тяжёлые бомбовозы] прилетали маленькими десятками. А возвращалось ещё меньше[…]

Выражение «первая мировая империалистическая война» впервые употребил И. В. Сталин в своём докладе от 10 марта 1939 года:

Характерная черта новой империалистической войны состоит в том, что она не стала ещё всеобщей, мировой войной. Войну ведут государства-агрессоры, всячески ущемляя интересы неагрессивных государств, прежде всего Англии, Франции, США, а последние пятятся назад и отступают, давая агрессорам уступку за уступкой.

Это можно было бы объяснить, например, чувством боязни перед революцией, которая может разыграться, если неагрессивные государства вступят в войну и война примет мировой характер. Буржуазные политики, конечно, знают, что первая мировая империалистическая война дала победу революции в одной из самых больших стран. Они боятся, что вторая мировая империалистическая война может повести также к победе революции в одной или в нескольких странах.

Сильная Германия желает, чтобы её оставили в покое и дали развиваться в мире, для чего она должна иметь сильную армию, поскольку никто не отважится напасть на того, кто имеет меч в ножнах… Все государства, за исключением Франции, нуждаются в нас и, насколько это возможно, будут воздерживаться от создания коалиций против нас в результате соперничества друг с другом

Окрепнув к середине 1880-х годов в экономическом и военном смысле, Германия изменила внешнеполитические приоритеты. Страна не только включилась в борьбу за гегемонию в Европе, но и взяла курс на мировую экспансию. Так как Германия «опоздала» к колониальному разделу мира, её капитал был лишён доступа на заморские рынки сбыта, монополизированные старыми колониальными державами. Чтобы обосновать необходимость нового передела мира в пользу Германии и германского капитала, были введены в оборот утверждения о нехватке жизненного пространства и грядущем дефиците продовольствия для растущего населения Германии.

Военные альянсы в Европе к началу Первой мировой, 1914 год — Центральные державы представляют собой Тройственный союз
Изменение военных альянсов к 1915 году — Центральные державы (изображены лиловым цветом) представляют собой Четверной союз

К 1914 году оформились два блока, противостояние которых легло в глобальную первооснову мировой войны:

Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией.

«Россия не могла бы смотреть равнодушно на выступление в Белграде, направленное на унижение Сербии. … Во всяком случае, не должно быть и речи об ультиматуме»«беседа вдвоём между Австрией и Россией была бы в настоящий момент весьма опасна»
Николай II объявляет о начале войны с Германией с балкона Зимнего дворца
«допустить сотрудничество в Сербии органов императорского и королевского правительства в деле подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности монархии»«принять все подготовительные меры для скорейшего осуществления мобилизации в случае её надобности»«приложит все усилия, чтобы не быть вовлечённой в войну и остаться нейтральной»«германские приготовления к войне были продвинуты много дальше, нежели приготовления России и Франции; конференция дала бы возможность этим двум державам подготовиться и изменить ситуацию к невыгоде для Германии»

28 июля Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Австро-венгерская тяжёлая артиллерия начала обстрел Белграда, а регулярные войска Австро-Венгрии пересекли сербскую границу. Россия заявила, что не допустит оккупации Сербии. Во французской армии были прекращены отпуска.

«Я убеждён, что в общем желание Дунайской монархии удовлетворено. Небольшие оговорки, которые делает Сербия, можно уладить мирными переговорами. Ответ заявляет о капитуляции на самых унизительных условиях, и в результате отпадает всякое основание для войны»«всецело предоставить германскому правительству инициативу нападения и ответственность за него»«может оставаться в стороне до тех пор, пока конфликт ограничивается Австрией и Россией, но если в него втянутся Германия и Франция, … будет вынуждено принять срочные решения»Царь … уже 5 дней назад предпринял военные меры, которые „сейчас вступили в силу“, против Австрии и против нас. … Я больше не могу заниматься посредничеством, потому что царь, который призывал к нему, тайно проводит мобилизацию за моей спиной»«… Мысль о Гаагской конференции в данном случае, разумеется, исключена»«Моё правительство делает всё возможное, чтобы предложить России и Франции приостановить дальнейшие военные приготовления, если Австрия согласится удовлетвориться оккупацией Белграда и соседней Сербской территории в качестве залога для удовлетворения своих требований, другие страны тем временем приостановят свои военные приготовления. Надеюсь, Вильгельм использует своё огромное влияние, чтобы убедить Австрию принять это предложение, тем самым доказав, что Германия и Англия работают вместе, чтобы предотвратить международную катастрофу»

1 августа Германия объявила войну России, в тот же день германские войска вторглись в Люксембург и 2 августа окончательно его оккупировали.

2 августа Бельгии выдвинут ультиматум о пропуске германских армий к границе с Францией. На размышления давалось всего 12 часов.

3 августа Германия объявила войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии» и «в нарушении бельгийского нейтралитета». Бельгия на ультиматум Германии ответила отказом.

4 августа германские войска вторглись в Бельгию. Король Бельгии Альберт I обратился за помощью к странам — гарантам бельгийского нейтралитета. Лондон направил в Берлин ультиматум: прекратить вторжение в Бельгию или Англия объявит войну Германии. По истечении срока ультиматума Великобритания объявила войну Германии и направила войска на помощь Франции.

Несмотря на фактор внезапности, вторжение немцев в Бельгию не застало Францию врасплох, и французские войска оказались переброшены в направлении прорыва быстрее, нежели предполагалось по плану Шлиффена.

Позиции сторон к концу 1914 года. К концу 1914 года Бельгия была почти полностью завоёвана Германией.

«Славянский паровой каток в действии». Почтовая открытка. Франция, 1914 год

Предвоенная граница России с Германией и Австро-Венгрией имела далёкую от сглаженности конфигурацию — в центре границы территория (Варшавский выступ) резко выдавалась на запад. Очевидным образом обе стороны начали войну с попыток сгладить фронт — русские пытались выровнять «вмятины», наступая на севере на Восточную Пруссию, а на юге — на Галицию, в то время как Германия стремилась убрать «выступ», наступая по центру на Варшаву. После того как германская армия отбила русское наступление в Восточной Пруссии, Германия помогла терпящей поражения австрийской армии. Однако наступать на Варшавский выступ с севера, из Восточной Пруссии, немцы сочли слишком рискованным, а потому перебросили свои силы южнее, в Галицию.

Благодаря русскому наступлению на Восточную Пруссию Франция выстояла в самый тяжёлый момент боёв, а Антанте удалось навязать Германии войну на два фронта, фактически сорвав блицкриг. К новому году в русской армии стали проявляться первые симптомы грядущего снарядного голода. Фронты стабилизировались, и война перешла в позиционную фазу.

Лишь в Восточной Африке немцам удалось оказать союзникам серьёзное сопротивление. Здесь бои шли в течение всей войны.

Участие Японии в войне на стороне Антанты оказалось крайне выгодным для Российской империи, полностью обезопасив её азиатскую часть. Российская империя не имела больше нужды тратить ресурсы на содержание армии, флота и укреплений, направленных против Японии и Китая. Кроме того, Япония постепенно превратилась в важный источник снабжения России сырьём и вооружением.

«Про трусость турецкую да про удаль молодецкую». Россия, ноябрь 1914 года.

Для Центральных держав полезность Турции как союзника уменьшалась отсутствием с ней прямого сообщения ни по Средиземному морю, которое контролировалось Антантой, ни по суше, где между Турцией и Австро-Венгрией располагались ещё не захваченная Сербия и пока ещё нейтральная Румыния.

В ходе этих боевых действий, давших самые малозначимые результаты при заметных жертвах, обе стороны убедились в том, что штурм хорошо оборудованных позиций (несколько линий окопов, блиндажи, заграждения из колючей проволоки) бесперспективен без активной артиллерийской подготовки.

Позиции сторон к концу 1915 года и итоги кампании. Несмотря на все ожесточённые наступления, за весь 1915 год линия фронта практически не изменилась — её подвижки составляли не более 10 км. Обе стороны, положив все силы на укрепление оборонительных позиций, не могли выработать тактики, позволявшей бы прорвать фронт, даже в условиях высокой концентрации сил и многодневной артиллерийской подготовки. Огромные жертвы не дали значимого результата. Вместе с тем улучшение оборонительных линий и тактики обороны позволяло германцам быть уверенными в прочности Западного фронта при постепенном сокращении задействованных на нём войск. Это позволило Германии усилить натиск на Восточном фронте, и, таким образом, основная часть усилий германской армии оказалась нацелена на борьбу с Россией.

Действия начала 1915 года показали, что сложившийся тип военных действий создаёт огромную нагрузку на экономики воюющих стран. Новые сражения требовали не только мобилизации миллионов граждан, но и гигантского количества вооружений и боеприпасов. Довоенные запасы оружия и боеприпасов исчерпались, и воюющие страны начали активно перестраивать свои экономики под военные нужды. Война из сражения армий постепенно стала превращаться в сражение экономик. Активизировались разработки новой военной техники, как средства выхода из патовой ситуации на фронте; армии становились всё более и более механизированными. Стала очевидной польза, приносимая авиацией (разведка и корректировка артогня) и автомобилями. Усовершенствовались методы траншейной войны: появились траншейные орудия, лёгкие миномёты, ручные гранаты.

Франция и Россия снова предприняли попытки скоординировать действия своих армий: весеннее наступление в Артуа было призвано отвлечь германцев от активного наступления на русских. 7 июля в Шантильи открылась первая Межсоюзническая конференция, направленная на планирование совместных действий союзников на разных фронтах и организацию различного рода экономической и военной помощи. 23—26 ноября там же состоялась вторая конференция. Было признано необходимым начать подготовку к согласованному наступлению всех союзных армий на трёх главных театрах — французском, русском и итальянском.

Стратегической целью России на Юго-Западном фронте был вывод Австро-Венгрии из войны. Предвидя русское наступление в сторону Венгерской равнины, Германия перебросила в Карпаты 6 дивизий. С 10 января составленная из них Южная армия, вместе с 3-й и 5-й армиями Австро-Венгрии начали 10 января наносить удары на Самбор и Стрый. Начатое почти одновременно встречное наступление 8-й армии генерала А. А. Брусилова, усиленной 22-м корпусом 10-й армии, успеха не имело: наоборот, Брусилову пришлось отвести левый фланг своей армии к Днестру. Зато передача дивизий с правого фланга его армии в состав вновь образованной 9-й русской армии позволила остановить наступление противника на Перемышль, который ещё с сентября 1914 года оказался блокирован в русском тылу.

Пока русские войска увязали в Карпатах при крайнем дефиците вооружения и боеприпасов, австро-германское командование приступило к отвоеванию территорий, занятых Россией в 1914 году в Галиции. Для прорыва Восточного фронта между Вислой и Карпатами в помощь 4-й австро-венгерской армии эрцгерцога Иосифа Фердинанда немцы перебросили с Западного фронта 11-ю армию прославленного генерала Макензена. Местом прорыва был избран район Горлице. В целом имело место относительное равенство численности личного состава и перевес русской армии по лёгким орудиям и пулемётам при фатальном 13-кратном перевесе австро-германского командования по тяжёлым орудиям: 159 против 12.

Взятие крепости Новогеоргиевск, сопровождавшееся сдачей больших частей войск и неповреждённого оружия и имущества без боя, вызвало в российском обществе новую вспышку шпиономании и слухов об измене. Оставленные привислинские губернии давали России около четверти добычи каменного угля. Потеря этих месторождений повлекла за собой топливный кризис, развернувшийся в России с конца 1915 года. Временно приглушить его за счёт донбасского и отчасти английского угля удалось только в 1916 году, но в 1917 году многие предприятия, и транспорт опять оказались на голодном пайке.

Итоги кампании 1915 года для Германии на Восточном фронте показали её преимущества в манёвренной войне: существенные военные победы и захват территории противника. Однако, как и в 1914 году, главная цель — полное поражение одного из противников и вывод его из войны — не была достигнута. Как правило, по итогам отдельно взятых сражений и операций, даже оборонительных, Россия несла большие потери в живой силе, чем её противники.

Кому в Антанте и насколько помогло вступление Италии в войну, можно видеть из следующих цифр. Даже в условиях нейтралитета Австро-Венгрия держала на границе с Италией 12 дивизий, а после её начала добавила туда только семь: 5 с сербского фронта и 2 дивизии из Галиции, где с началом Великого отступления русской армии острой необходимости в них уже не было. Зато Западный фронт мог позволить себе в 1915 году перейти к «стратегической обороне», не предпринимая никаких активных действий.

Присоединение Болгарии к Центральным державам и падение Сербии открыло для Центральных держав прямое сообщение по суше с Турцией.

Результат сражения был двойственным. Всего за 131 день Франция «пропустила через мясорубку» 65 дивизий из 95, а Германия 50 из 125. С одной стороны, наступательные планы Германии были сорваны, и к 1 июля армии вернулись к исходным рубежам. С другой стороны, потери Франции под Верденом не позволили Антанте осуществить в намеченных размерах наступление на Сомме, где в конечном счёте также ни одна из сторон не добилась решающего успеха.

Известный вклад в исход Верденской операции внесла русская армия: в марте 1916 года по просьбе французского командования была предпринята Нарочская операция. И хотя двухнедельные попытки прорвать линию германской обороны завершились неудачей, на протяжении этого времени натиск немцев на Верден несколько ослаб.

Вы бы поглядели, чем нас угощали под Верденом, я там был. Только «большаками»: триста восемьдесят, четыреста двадцать, четыреста сорок. Вот когда тебя так обстреляют, можешь сказать: «Теперь я знаю, что такое бомбардировка!» Целые леса скошены, как хлеба; все прикрытия пробиты, разворочены, даже если на них в три ряда лежали брёвна и земля; все перекрёстки политы стальным дождём, дороги перевёрнуты вверх дном и превращены в какие-то длинные горбы; везде разгромленные обозы, разбитые орудия, трупы, словно наваленные в кучи лопатой

Битва под Верденом продолжалась до 18 декабря 1916 года. Французы и англичане потеряли 750 тыс. человек, немцы — 450 тыс.: до битвы на Сомме это сражение было самым кровопролитным в войне.

После недельной артиллерийской подготовки 1 июля последовало наступление. Каковы бы ни были последующие рассуждения о недо- или переоценках с чьей-либо стороны, ход и исход сражения на Сомме был примерно тем же, что и под Верденом: слом обороны, первоначальный успех, после которого противники, положив по нескольку сот тысяч человек, вновь возвращаются к позиционной борьбе на незначительно сдвинутых рубежах. Первоначальное преимущество в силах всегда обеспечивает некоторое продвижение, но даже несмотря на искусное огневое сопровождение наступления, оборона вновь демонстрирует преимущество. Уцелевшие пулемёты наносят огромные потери наступающим, но порой даже единственный уцелевший пулемёт создавал огромное препятствие.

После поражения при Асиаго правительству Италии пришлось уйти в отставку, а незаменимый Кадорна принялся готовить новую, 6-ю битву при Изонцо (6—17 августа). Противник был всё ещё ослаблен, и реванша в виде занятия города Горица при счёте по потерям в свою пользу (74 тыс. против 81 тыс.) итальянцы всё-таки добились. Это был последний успех года. Битвы с седьмой по девятую (14—16 сентября, 11—12 октября и 1—4 ноября) оказались практически безрезультатными, а по суммарным потерям примерно равными — 111 тыс. у Италии против 115 тыс. человек у Австро-Венгрии.

Я совершенно не сочувствую при настоящем положении вступлению Румынии: я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлинит наш фронт, но на этом настаивает Французское союзное командование; оно требует, чтобы Румыния во что бы то ни стало выступила. Они послали в Румынию специальную миссию, боевые припасы, и приходится уступать давлению союзного командования

По данным генерала Николая Головина, к 31 декабря 1916 года в действующей армии, подчинённой Верховному главнокомандующему, находилось 6,9 млн человек. С учётом ещё 2,2 млн человек, относившихся к запасным частям, и 350 тыс. человек, подчиняющихся военному министру, численность военных в России составляла на тот момент 9,45 млн человек.

Получив отказ Антанты от предложенного мира, в условиях нарастающих сложностей германское командование отказалось от новых наступлений, перейдя в оборону на всех сухопутных фронтах. С 15 по 20 марта 1917 года войска были отведены из опасного Нуайонского выступа на заранее укреплённую позицию — линию Гинденбурга. Это сокращало линию фронта, высвобождая 13 дивизий для парирования ожидавшегося англо-французского наступления.

В мае генерал Джон Першинг был назначен командиром Американских экспедиционных сил и в июне прибыл во Францию. Отдельные американские подразделения приняли участие в боевых действиях в июле — октябре, а к началу 1918 года было снаряжено и обучено четыре дивизии, состоявшие как из добровольцев Национальной армии — воинских формирований, созданных Конгрессом США специально для участия в военных действиях в Европе, — и Национальной гвардии, так и поступивших по призыву в регулярную армию.

После так называемой «телеграммы Циммермана» США 6 апреля вступили в войну на стороне Антанты, что окончательно изменило соотношение сил в пользу союзников.

Через два дня итальянцы попытались взять реванш на плато у Асиаго силами 300-тысячной армии и 1600 орудий, противопоставленным втрое меньшим силам Австро-Венгрии (100 тыс. чел. и 500 орудий). В сражении при горе Ортигара (10—23 июня) итальянцы потеряли 23 тыс. против 9 тыс. у австро-венгров, но гору так и не взяли.

На 11-ю битве при Изонцо (18 августа — 5 октября) итальянцы выставили 51 дивизию (600 батальонов) и 5326 орудий, для которых было заготовлено 3,5 млн снарядов. Против этой полумиллионной армии, поддерживаемой с моря английскими и итальянскими кораблями, Бороевич смог выставить только 200 тыс. (250 батальонов). Тем не менее, успехи наступавших были незначительны, а 4 сентября Бороевич контрударом восстановил положение. Потери у итальянцев составили 160 тыс., включая 30 тыс. убитых, против 120 тыс., включая 20 тыс. убитых, у Австро-Венгрии.

Наряду с 11-й (700 тыс.), 12-я битва при Изонцо, она же битва при Капоретто (24 октября — декабрь 1917 года), встала в ряд крупнейших сражений Первой мировой войны. Италия знала и планы противника, и то, что впервые на помощь союзнику прибыли подкрепления из Германии (6 дивизий под командованием генерала Белова). Опровергая надежды на разложение австро-венгерской и германской армии, наступающие прорвали оборону итальянцев в двух местах. В первые часы они продвинулись на 6 км, захватив Плеццо и Капоретто, а к 26 октября прорыв при ширине 28—30 км углубился до 10—15 км.

В 1917 году на Салоникском фронте установилось относительное затишье. В апреле союзные войска провели наступательную операцию, которая принесла Антанте незначительные тактические результаты, но не изменила общей ситуации.

1—20 февраля 1917 года состоялась Петроградская конференция стран Антанты, на которой обсуждались планы кампании 1917 года и, неофициально, внутриполитическая обстановка в России.

В Алашкертской операции (9 июля — 3 августа 1915 года по новому стилю) русские войска отразили наступление турецких войск в районе озера Ван, уступив при этом часть территории.

Не возобновились боевые действия на Кавказском фронте и после Февральской революции, а после заключения правительством РСФСР в декабре 1917 года перемирия с Центральными державами прекратились окончательно.

Заключая 2 августа союз с Германией, Турция отнюдь не предполагала выходить из объявленного ей нейтралитета, что означало бы немедленное вступление в войну. 6 августа правительство Турции выставило дополнительные условия, которые Германия немедленно приняла. В результате оба крейсера были куплены Турцией и 14 августа переданы в Османский флот под новыми именами. Экипаж остался германским, включая Сушона, который 3 сентября принял командование всем флотом Османской империи. По сути, отказавшись иметь собственный Средиземноморский флот, как таковой, Германия получила Черноморский флот со своим экипажем и под своей командой, но под чужим флагом.

Балтийский флот России занимал оборонительную позицию, к которой германский флот, занятый действиями на других театрах, не приближался вплоть до 1917 года.

В силу невысокого развития техники действия подводных лодок ограничивались в основном районами, прилегающими к Британии.

Месяц спустя Австро-Венгрия предприняла наступление на итальянском фронте. Битва при Пьяве (15—23 июня) началась уже за пределами срока, в течение которого Центральные державы могли рассчитывать на преимущество перед Антантой и её союзниками в живой силе и технике. Как и ожидалось, к середине лета усилиями США это неравновесие было преодолено, и дисбаланс стал с каждым днём нарастать в пользу Антанты. Германия прислать подкрепления уже не могла, тогда как на помощь Италии направили свои дивизии французы, англичане и американцы. Убедительный перевес в силах (870 тыс. против 550 тыс.) принёс Антанте первую победу: австро-венгры были отброшены на исходные позиции, впервые потеряв значительно больше противника (175 тыс. против 80 тыс.)

Битва при Пьяве стала последним наступлением Австро-Венгрии и одновременно прологом последующих побед Антанты. Политический распад блока Центральных держав ещё только близился, но в военно-стратегическом плане они были уже разобщены, не имея возможности маневрировать живой силой между своими фронтами и действуя поодиночке. Дала трещину и координация по тыловым вопросам: начались трения по поводу распределения ресурсов, совместно выкачиваемых обеими империями с оккупированной Украины.

14 августа Гинденбург доложил кайзеру, что боеспособность германской армии пала настолько, что наступать она более не может, и поэтому надо искать скорейшего окончания войны дипломатическим путём. Таким образом, Амьенская операция оказалась переломной для всего хода войны. Со второй половины августа 1918 года главной задачей Германии становится удержание занятых территорий, а Антанты — затягивание окончания войны с целью нанесения наибольшего ущерба противнику и устранения препятствий на пути перекройки политической карты мира, замышленной победителями.

В конце октября итальянские войска нанесли поражение австро-венгерской армии у Витторио-Венето и освободили итальянскую территорию, захваченную противником в предыдущем году.

С 1 октября в Германии был сформирован новый кабинет министров во главе с принцем Максом Баденским для начала мирных переговоров на условиях Антанты и принятия 14 пунктов президента США Вильсона. К 1 ноября войска Антанты освободили территорию Сербии, Албании, Черногории, вошли после перемирия на территорию Болгарии и вторглись на территорию Австро-Венгрии.

30 октября из войны вышла Турция, 3 ноября — Австро-Венгрия, 11 ноября — Германия.

Послевоенные территориальные изменения в Европе по состоянию на 1923 год
«Победители»: немцы в Бельгии, болгары в Сербии, турки в Армении, русские в России. Октябрь 1917 года

В настоящее время большое внимание военно-исторической науки привлекает вопрос о влиянии разработанных в период войны 1914—1918 годов тактических приёмов прорыва укреплённого фронта. В силу исторических обстоятельств данная тема не привлекала большого внимания в отечественной исторической науке. Достижения германской армии в наступлениях 1918 года оказались заслонёнными последовавшим военным поражением Германии и событиями гражданской войны в России 1917—1921 годов. Между тем сегодня справедливо указывается, что успехи немецкой армии в первый период Второй мировой войны во многом основывались на усвоении опыта успешных наступлений Германии на Западном фронте в 1918 году.

Грандиозный масштаб и затяжной характер Первой мировой войны привели к беспрецедентной для индустриальных государств милитаризации экономики, что оказало влияние на ход их последующего экономического развития в межвоенный период. В частности, усилилось государственное регулирование экономики, формировались военно-промышленные комплексы, выросла доля оборонной продукции и продукции двойного назначения, ускорилось развитие энергосистем, сети дорог с твёрдым покрытием и других общенациональных инфраструктур.

Ужас, охвативший армян, — свершившийся факт. В значительной степени это результат политики пацифизма, которой придерживался этот народ в течение последних четырёх лет. Присутствие наших миссионеров и то, что мы не участвовали в войне, не помешали туркам устроить резню от 500 тыс. до 1 млн армян, сирийцев, греков и евреев, при этом подавляющее большинство жертв составляли армяне. … армянская резня — величайшее преступление этой войны, и если нам не удастся выступить против Турции, значит — мы потворствуем им…

Создание памятников жертвам войны началось во многих странах-участницах ещё до её завершения. Наиболее значимые сооружения, ставшие затем главными центрами памятных торжественно-траурных мероприятий национального масштаба в своих странах, были возведены в 1920-е годы.

Вся добродетель и красота Германии раскрывается лишь в войне. Немецкая душа воинственна из-за нравственности, не из-за тщеславия и мании победы или империализма. Ей свойственно что-то глубинное и иррациональное — демонический и героический элемент, который противится признать социальный дух как последний и достойный человека идеал. Вы хотите нас окружить, изолировать, истребить, но Германия будет как лев защищать своё глубокое ненавистное „Я“.

Правды ради надо признать, что в этом первом движении масс было нечто величественное, нечто захватывающее и даже соблазнительное, чему лишь с трудом можно было не поддаться. И, несмотря на всю ненависть и отвращение к войне, мне не хотелось бы, чтобы из моей памяти ушли воспоминания об этих днях. Как никогда, тысячи и сотни тысяч людей чувствовали то, что им надлежало бы чувствовать, скорее, в мирное время: что они составляют единое целое. (…) Так мощно, так внезапно обрушилась волна прибоя на человечество, что она, выплеснувшись на берег, повлекла за собой и тёмные, подспудные, первобытные стремления и инстинкты человека (…) Возможно, и эти темные силы способствовали (…) тому зловещему, едва ли передаваемому словами упоению миллионов, которое в какое-то мгновение дало яростный и чуть ли не главный толчок к величайшему преступлению нашего времени.

Писатель Стефан Цвейг, гражданин мира и пацифист, переживает военный психоз в своей родной Вене