Некоммерческая организация

Некомме́рческая организа́ция (НКО, англ. nonprofit organization) — организация, не имеющая в качестве основной цели своей деятельности извлечения прибыли.

Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, политических, научных и управленческих целей, в сферах охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

Некоммерческие организации вправе заниматься предпринимательской деятельностью, только если данная деятельность направлена на достижение целей организации.

Согласно Британнике некоммерческая организация — это организация, как правило, ориентированная на достижение целей через коллективные действия граждан, которые не формируют прибыль[1].

В БРЭ некоммерческая организация — это юридическое лицо, не имеющее своей основной целью извлечение прибыли и не распределяющее полученную прибыль между участниками[2].

Согласно , некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками.

Для некоммерческих организаций характерна не только деятельность по фандрайзингу и расходованию средств, но и лоббизм как в общественных, так и корпоративных или профессиональных целях[3]. Так, проект "Правонападение" Русфонда можно отнести к направлениям, лоббирующим общественные (социальные) интересы[4], работа отраслевых ассоциаций нацелена на защиту корпоративных интересов, а профессиональные объединения (Союз кинематографистов, Союз журналистов и др.) формируют стандарты профессии и представляют интересы работников индустрии при работе с органами власти.

Кроме этого, согласно Главе II ФЗ «О некоммерческих организациях» выделяются:

Полученные российскими некоммерческими организациями гранты от иностранных благотворительных организаций не облагаются налогом[5].

С 2008 года на поддержку НКО выделяются специальные гранты Президента России. В 2008—2013 годах на поддержку НКО было выделено из бюджета 8 млрд. рублей, при этом большинство грантов получили организации, контролируемые действующими или бывшими членами Общественной палаты[6].

20 ноября 2012 г. вступил в силу новый закон РФ о НКО («закон об иностранных агентах»)[7], соответствующие изменения в ГК РФ внесены 12 февраля 2013 г.[8]

23 мая 2015 г. президентом Российской Федерации Владимиром Путиным был подписан закон о реестре нежелательных организаций. Согласно закону, нежелательной может быть признана иностранная или международная неправительственная организация, «представляющая угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны и безопасности государства»[9].

4 ноября 2015 г. президент Российской Федерации Владимир Путин подписал закон, увеличивающий в четыре раза — до одного года — срок давности по административным делам о нарушении порядка деятельности НКО-«иностранных агентов»[10][11].

3 апреля 2017 года Президент РФ Владимир Владимирович Путин подписал распоряжение № 93-рп «Об обеспечении в 2017 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества, реализующих социально значимые проекты и проекты в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина». Распределением средств занимается специально созданный Фонд-оператор президентских грантов по развитию гражданского общества (Фонд президентских грантов). Для обеспечения в 2017 году господдержки некоммерческих организаций выделено 4,32 млрд. рублей[12].

В ходе встречи с президентом Владимиром Путиным 11 марта 2019 года директор Росфинмониторинга Юрий Чиханчин сообщил, что некоммерческие организации в России получили порядка 80 млрд. рублей из иностранных источников. «Хотел бы несколько слов сказать по НКО. Продолжает иностранное финансирование поступать сюда, и не всё для благих целей. Где-то порядка 80 миллиардов мы отслеживаем», — уточнил Чиханчин[13].