Нарочская операция

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 28 февраля 2022 года; проверки требуют .

К началу кампании 1916 года стратегическое планирование русского Верховного командования в значительной мере определялось общекоалиционным планом, определенным на ноябрьской конференции Антанты 1915 года в Шантильи.

Совместные действия союзных сил в виде общего наступления должны были начаться весной-летом 1916 года, когда климатические условия позволят наступать на Восточном фронте в России. Но крупномасштабное наступление кайзеровских дивизий под Верденом спутало союзникам стратегические карты.

«Наше наступление в марте 1916 года было предпринято ввиду настойчивых просьб французской Главной квартиры, которая стремилась обеспечить для своей армии некоторое облегчение при защите подступов к Вердену».

24 февраля в Ставке состоялось совещание по оперативным вопросам. На нём Западному фронту (главнокомандующий — генерал от инфантерии А. Е. Эверт) была поставлена задача нанести сильный удар по германским армиям, собрав для этого возможно большие силы. Западный фронт должен был действовать в плотном взаимодействии с Северным.

Ещё в январе главнокомандующий русским Западным фронтом генерал А. Е. Эверт предполагал необходимость удара по немцам, в случае их наступления во Франции. Он писал начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу М. В. Алексееву: «Признаю крайне желательным наступление, если таковое будет решено, произвести до наступления весны, когда озёра, реки и болота скованы льдом». Однако Ставка не спешила с разработкой плана наступления.

Только 24 февраля 1916 года состоялось совещание главнокомандующих фронтами для выработки плана наступательных операций. В итоге подготовка к операции велась в сжатые сроки, что привело к катастрофической нехватке артиллерийских снарядов у русских: 107-мм пушки и 152-мм гаубицы имели по 50 выстрелов на день, 122-мм — по 100, 76,2-мм — по 200. К началу операции была доставлена лишь половина этих боекомплектов. Все подчинённые корпуса 2-й армии, кроме XXXVI, имели некомплект оружия (винтовок не имели 23 807 солдат).

Позднее начало операции также привело к тому, что наступление пришлось осуществлять в крайне тяжёлых погодных условиях: сильные оттепели чередовались с ночными морозами, мокрый снег — с дождём, что превращало озёрный болотистый край, в котором предстояло действовать войскам, в практически непроходимую местность.

Участок по фронту 20 км; в первой линии: I армейский и I сибирский корпуса — всего 91499 штыков, 1697 сабель, 144 лёгких и 116 тяжёлых орудий. На 1 км фронта: 4660 бойцов и 13 орудий. В резерве: XXVII армейский и VII кавалерийский корпуса;

Участок по фронту 15 км (исключая озёра); в первой линии: XXXIV армейский (без одной дивизии) и IV сибирский корпуса — всего 65 229 штыков, 1 092 сабли, 101 лёгкое и 12 тяжёлых орудий. На 1 км фронта: 4421 боец и 7,5 орудий;

Участок по фронту 22 км; в первой линии: V и XXXVI армейские корпуса, III сибирский корпус только наблюдает проходы болотистого участка против оз. Слободское - всего 94 111 штыков, 1543 сабли, 153 лёгких и 66 тяжелых орудий. На 1 км фронта: 4802 бойца и 10 орудий.

- Северная группа: 326 орудий, в том числе 76,2-мм пушек — 198, 122-мм гаубиц — 72, 152-мм пушек в 120 пуд. — 12, 107-мм пушек обр. 1910 г. — 12, 152-мм гаубиц — 32 (из них 20 крепостных).

- Центральная группа: 108 орудий, в том числе 76,2-мм пушек — 72, 122-мм гаубиц — 24, 152-мм гаубиц — 12.

- Южная группа: 290 орудий, в том числе 76,2-мм пушек — 174, 122-мм гаубиц — 44, 107-мм пушек обр. 1877 г. — 12, 107-мм пушек обр. 1910 г. — 8 (в т.ч. 2 неисправные), 152-мм пушек в 120 пуд. — 24, 152-мм гаубиц — 28.

5 (18) марта после артиллерийской подготовки ударные группы 2-й армии Западного фронта перешли в наступление. Часть войск преодолела главную оборонительную позицию противника и продвинулась на глубину 2-4 км, однако немцы сосредоточили основные усилия на удержании второй (тыловой) позиции. Прорвать её с ходу не удалось, поскольку артиллерия из-за сильной весенней распутицы отстала от боевых порядков войск и к тому же испытывала острую нехватку боеприпасов. В итоге наступающая пехота оказалась под сосредоточенным огнем германской артиллерии и пулеметов и вынуждена была уже в первый день залечь перед проволочными заграждениями противника.

Нарочское наступление продолжалось двенадцать дней. 29 марта генерал Алексеев отдал директиву «временно приостановить выполнение операции в намеченных ранее размерах до улучшения местных условий». А 17 (30) марта А. Е. Эверт издал приказ «1-й и 2-й армиям прекратить наступление, прочно утвердиться в занимаемом положении… а на участке между озёрами Нарочь и Вишневское продолжать начатую операцию». Однако продолжения так и не последовало: бои на Нарочи прекратились по всему фронту ввиду крайней истощенности войск, больших потерь и тяжелейших погодных условий.

Начавшееся 6 (19) марта наступление 5-й армии Северного фронта из-за его плохой организации и недостатков в управлении, а также отсутствия связи в целом успеха также не имело и почти сразу же было прекращено.

В ходе Нарочской операции совершила свой подвиг 17-летняя Евгения Воронцова, доброволец 3-го Сибирского стрелкового полка. В журнале боевых действий 1-й Сибирской дивизии было записано:

Георгиевским крестом 4 ст. № 559967 была награждена за участие в Нарочской операции Екатерина Федоровна Епачинцева. Из описания её подвига: «».

26 Сибирский стр. полк, 1 рота, стрелок, доброволец. Награждена 28.03.1916 от Имени Государя Императора, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем за то, что 13.03.1916, при наступлении на сопку „Фердинандов нос“ у оз. Нарочь, занятую противником, несмотря на убийственный артиллерийский и ружейный огонь противника, самоотверженно бросилась на окопы, ободряя и увлекая за собой своих товарищей, причём в разгаре боя сбила стрелявшего неприятельского пулемётчика и тем прекратила губительный огонь пулемёта, содействуя этим быстрому занятию важной позиции для дальнейшего наступления. Награждена под именем стрелка Бориса Фёдоровича Борисова

«Немецкие источники (Рейхсархив т. 10, стр. 428—432) скрывают свои потери. Расценивая, например, потери группы Плешкова в наступлении 18 марта в 4000 человек, немцы свои потери определяют всего в 200 человек. Явная нелепица, потому что день 18 марта по потерям был самый значительный для обеих сторон. Если этот день по потерям немцев определить в 200 человек на их левом фланге и примерно такой же цифрой на правом, то, кругло считая, за всю операцию немцы должны были потерять (400—500 х 10) от 4000 до 5000 человек, между тем в их источниках указывается общая цифра потерь за всю операцию 20 000 человек.Потери русских за всю операцию они исчисляют в 110 000, между тем точный подсчет их даёт цифру 78 000. Анализ указанных двух цифр (20 000 и 110 000), одной заведомо преуменьшенной, а другой столь же преувеличенной, дает основание полагать, что потери немцев могли достигать цифры 30 000 — 40 000 человек, отсюда и такое стягивание на этот участок фронта немецких резервов»

В свою очередь, Джон Киган написал следующее: «».

К 31 марта, когда наступление закончилось; потери русских составили 100 тысяч человек, включая 12 тысяч умерших от переохлаждения из-за суровой погоды конца зимы

Потери в Нарочской операции по меркам Первой мировой войны были очень значительными. Так, за все Июньское наступление 1917 г. на всех фронтах русская армия потеряла 58 329 офицеров и солдат убитыми, ранеными и пленными, а за всю Кавказскую кампанию 1914-17 гг. — 22 тысячи убитыми и 71 тысячу ранеными.

Велики были и потери германской стороны. В начале XX века для обороняющейся стороны нормой считались потери 1:4, то есть в теории немцы должны были потерять примерно 20 тысяч человек. Именно такую цифру и дают немецкие источники. Но, учитывая, что они явно занизили, например потери 18 марта в районе группы ген. Плешкова, то в реальности их потери составили, по разным оценкам, от 30 до 40 тысяч.

Наступление северной ударной группы генерала Плешкова оказалось неудачным. Южной группе генерала Балуева удалось прорвать линию обороны немцев на участке озера Нароч, захватить две полосы укреплений и продвинуться на пару километров. При этом было захвачено некоторое количество пленных и военных трофеев.

Газета «Русское слово» (Суббота. — 12 (25) марта 1916 года) сообщила про количество пленных и трофеи следующее:

Между озёрами Нарочем и Вишневским бой продолжается.Наши войска выбили противника из рощ в районе Близника и Мокрицы, сильно укреплённых и затянутых проволокой. По дополнительным сведениям, в боях 5—8-го марта нашими войсками взяты в плен: в районе северо-западнее Поставов — 2 офицера и 180 нижних чинов германцев, в районе озера Нароча — 18 офицеров и 1255 нижних чинов германцев. Кроме того, нами захвачены 18 пулемётов, 26 полевых бомбомётов, 10 ручных бомбомётов, 2 миномёта, 15-сантиметровая мортира, 4 прожектора, 637 винтовок, 1 ящик с бомбами, 300 ручных гранат и 12 подвод со снаряжением и боевыми припасами.

Наступление Западного фронта вынудило германское командование, решившее, что русские начали генеральное наступление и вот-вот прорвут немецкую оборону, на две недели прекратить атаки на Верден. «Немцы ошиблись в ожидаемом ими ослаблении боеспособности русской армии и не решились уменьшить свои войска на русском фронте, чтобы часть их перебросить на французский фронт», — пишет Е. З. Барсуков в своём труде «Артиллерия русской армии (1900—1917)».

Нужен был такой удар, какой русская армия получила у озера Нарочь, чтобы стряхнуть с себя беспечность и неповоротливость в руководстве войсками и к новой Брусиловской операции прорыва под Луцком подготовиться более осмотрительно, осторожно, а главное, вдумчиво, используя опыт предыдущих наступательных операций. И результат, как мы знаем, получился совершенно иной. Укреплённый фронт противника был прорван, и на долю войск Юго-западного фронта выпал большой и вполне заслуженный успех

Вместе с тем, нельзя не отметить многочисленные ошибки русского командования, допущенные им при планировании и осуществлении операции.

В настоящее время Нарочской операции посвящена экспозиция в Поставском историко-краеведческом музее. Местными энтузиастами восстановлено множество воинских захоронений времён Первой мировой войны.

В честь 100-летия Нарочского сражения прошла международная научная конференция (Минск — Поставы — Нарочь).