Мальтус, Томас Роберт

То́мас Ро́берт Ма́льтус (англ. Thomas Robert Malthus, 17661834) — английский священник и учёный, демограф и экономист, автор теории, согласно которой неконтролируемый рост народонаселения может приводить к снижению благосостояния и массовому голоду. В некоторых источниках считается основателем классической макроэкономики благодаря влиянию его теории на Джона Мейнарда Кейнса (которого считают основателем классической макроэкономики большинство источников)[8].

Член Лондонского королевского общества (1818)[9], иностранный член французской Академии моральных и политических наук (1833)[10], иностранный почётный член Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1826)[11].

Роберт Мальтус родился 13 февраля 1766 года в имении Рукери («Грачевник»), Доркинг (английское графство Суррей), близ города Гилдфорд, в состоятельной дворянской семье Дэниэла и Генриетты (урождённая Грэхем) Мальтус. Отец учёного, Дэниел Мальтус, был последователем Давида Юма и Жан-Жака Руссо, был лично знаком с обоими[8]. Мальтус был младшим сыном в семье, поэтому, согласно традициям Англии того времени, он остался без наследства, ему не достались земельные владения его родителей[12][13][14].

В 1784 году Роберт поступил в колледж Иисуса Кембриджского университета, где изучал математику, риторику, латынь и греческий язык. Он окончил колледж в 1788 году. В 1789 он был посвящён в духовный сан дьякона англиканской церкви и получил место второго священника в приходе в деревне Окевуд, графство Уоттон. Роберт был рукоположен в священники в 1791 году и назначен пастором в церковь города Уэльсби (англ.), графство Линкольншир. В 1793 году стал преподавателем колледжа Иисуса и оставался им до своей женитьбы (условием членства в колледже было безбрачие). В 1796 году стал священником в городке Олбери (Суррей). В 1804 году Мальтус женился на своей двоюродной сестре[14] — в этом браке родилось трое детей, однако внуков у Роберта не было. В 1805 году он получил кафедру профессора истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании, также исполнял в колледже обязанности священника[15].

В общении Томас Роберт Мальтус своё первое имя обычно опускал, предпочитая использовать только среднее имя Роберт, свои работы он подписывал «Т. Роберт Мальтус»[8].

Роберт Мальтус был не только ревностным христианином, он столь же преданно и талантливо служил идеалам Просвещения. Он блистательно показал, как вера в Разум может самым органичным образом сочетаться с верой в Бога.[16]

На протяжении всей своей жизни Мальтус жил очень скромно, чтобы не сказать бедно, но последовательно и принципиально отказывался как от высоких государственных должностей, которые ему предлагало правительство, так и от церковной карьеры, считая главным делом своей жизни научную работу.

Мальтус скоропостижно скончался 23 декабря 1834 года от болезни сердца и был похоронен в аббатстве города Бат.

В 1798 году он опубликовал свою книгу Essay on the Principle of PopulationОчерк о законе народонаселения»).

Мальтус был избран одновременно членом Королевского общества и членом Французской Академии (честь, которой удостаивались немногие учёные), стал основателем Клуба политической экономии и одним из основателей Лондонского статистического общества[10].

В своём научном методе Мальтус придерживался «доктрины пропорций», суть которой состояла в том, что он всегда старался избегать крайностей и придерживался золотой середины[17].

Мальтус решительно поддерживал принципы laissez-faire и свободы торговли: «богатство нации будет лучше всего обеспечено тогда, когда каждому человеку позволено, до тех пор, пока он придерживается правил справедливости, преследовать свои собственные интересы», «правительства не должны вмешиваться в регулирование потоков капитала и промышленность, но предоставить каждому человеку свободу деятельности и получения прибыли, пока он подчиняется законам справедливости». Эти положения Мальтус описал это как «великий принцип» и как одни из самых общих правил политической экономии[18].

Также Мальтус приходит к выводу, что народонаселение растёт в геометрической прогрессии (удваивается каждые четверть века в отсутствие войн и болезней), а ресурсы Земли ограничены (в частности, производство продуктов питания растёт в арифметической прогрессии), потому если не сдерживать рост населения, то рано или поздно их перестанет хватать на всех. Свои взгляды он иллюстрировал примерами из истории Англии, когда реальные доходы работников выросли после чумы, сократившей население в XIV веке в Европе почти наполовину, а затем, по мере того, как население постепенно восстанавливалось, доходы падали и рождаемость снижалась[20]. Ситуация, когда рост населения опережает рост производства (чаще всего сельскохозяйственного в доиндустриальной экономике из-за ограниченности площадей и плодородности пахотных земель), называется мальтузианской ловушкой. В качестве мер по обеспечению благосостояния общества Мальтус предлагал различные варианты контроля рождаемости[21][22].

Основной целью своего «Очерка..» сам Мальтус считал обоснование необходимости класса собственников (землевладельцев) и рабочего класса, хотя и признавал, что социальное неравенство - это зло[23]. Он считал, что в любом цивилизованном обществе должен быть класс собственников и рабочий класс. В то же время он полагал нецелесообразным вмешательство государства в распределение доходов между богатыми и бедными, так как господствующий класс очень незначительный, в сравнении с огромной массой бедняков, и попытки перераспределения богатств господствующего класса в пользу бедных не решат проблему бедности, из-за слишком большой численности бедняков. Единственный способ, которым бедняки могут заработать себе на жизнь, по его мнению, — это продажа своего физического труда, причём рост числа (избыточное размножение) бедняков обесценивает этот труд[23][12][13].

В XVIII веке теория Мальтуса хорошо соответствовала эмпирическим данным. Однако, приблизительно с 1800 года концепция Мальтуса перестала соответствовать эмпирическим данным для Великобритании: ввиду промышленной революции там одновременно росли и производительность труда вместе с заработной платой, и население. При этом также постоянно снижалась стоимость сельскохозяйственных угодий, хотя по концепции Мальтуса она должна была расти вместе с ростом населения. Аналогичные процессы происходили и в США во 2-й половине XIX века[24]. Такая динамика получила название устойчивое развитие, и экономисты связывали его наступление с индустриализацией, которая в Великобритании началась раньше, чем в других странах[25].

Не объясняет теория Мальтуса и демографический переход, начавшийся в XIX веке в индустриальных странах Западной Европы и США. По его теории снижение рождаемости следует за снижением доходов, однако ни в одном случае в этот период снижения доходов не наблюдалось, наоборот, они росли[26].

Вместе с тем, теория Мальтуса достаточно корректно описывает закономерности экономико-демографической динамики доиндустриальных обществ. Объяснение того, почему эта теория перестаёт работать в начале XIX века сначала в Великобритании, а затем и в других странах Европы и США, где начался устойчивый экономический рост, опровергающий концепцию Мальтуса, предложили представители новой институциональной школы в конце XX века. По их мнению, чума в XIV веке не только сократила население Англии вдвое, но и значительно ослабила институты крепостного права. Это привело к тому, что крестьяне стали оставлять у себя существенно бо́льшую долю урожая, чем ранее, что и положило начало постепенному ослаблению феодальных институтов. В XVII веке продолжительная борьба между монархами из династии Стюартов и Парламентом, который поддерживали купцы и предприниматели, завершилась победой парламента и Славной революцией. Великобритания встала на путь развития плюралистических институтов, позволяющих широким слоям общества участвовать в управлении страной и получать доходы от своих предприятий (в том числе и от патентов на изобретения). Именно это и стало причиной начала индустриализации[33]. Игнорирование социалистами закона Мальтуса о чрезмерном росте населения в доиндустриальных странах, и его отрицательных последствиях, было признано ошибочным в работах Каутского и Викселя[10].

Благодаря идеям Мальтуса, британский парламент в 1834 году переработал Законы о бедных, отменив пособия неимущим, рассчитываемые в зависимости от численности их семей, и направив их на создание рабочих мест для принудительного труда бедных в работных домах, где бедняков (пауперов) фактически считали преступниками и заставляли выполнять тяжёлую работу, невзирая даже на их возраст[10][12].

Идеи Мальтуса оказали мощное позитивное воздействие на развитие биологии[34][35], во-первых, через их влияние на Дарвина, а, во-вторых, через развитие на их основе математических моделей популяционной биологии, начиная с логистической модели Ферхюльста.

Применительно к человеческому обществу мнение Мальтуса о том, что сокращение численности населения ведёт к увеличению среднего дохода на душу населения, повлекло за собой формирование в 1920-x теории оптимальной численности населения, при котором доход на душу населения максимален. Однако в настоящее время теория малоприменима в решении реальных социально-экономических задач, но хороша в аналитике, так как позволяет судить о недо- или перенаселении.

Сдерживание роста населения объяснялось естественными препятствиями (война, голод, мор), высокой смертностью; превентивным фактором (аборт, детская смертность), уменьшением темпов рождаемости. Проявления «нищеты и порока» предлагалось компенсировать «моральными ограничениями», в числе которых — увеличение возраста вступления в брак, строгие сексуальные воздержания до брака. Однако сам Мальтус, как и остальные люди эпохи, считал меры по принудительному ограничению рождаемости делом крайне греховным. (Несколько десятилетий спустя мальтузианцы выступали за ограничение рождаемости, обосновывая это его теорией). Но в первой четверти XX века, «принцип перенаселения» Мальтуса подвергался сомнению в идеях «недонаселённости» Дж. М. Кейнса. После Второй Мировой войны теория Мальтуса вновь стала популярной в развивающихся странах.

Идеи Мальтуса получили развитие в неомальтузианстве. Они были частично использованы Карлом Хаусхофером в его работах по геополитике и теории «жизненного пространства».

В 1820-х годах состоялась интеллектуальная дискуссия представителей политической экономии, часто называемая спором Мальтуса — Рикардо по именам наиболее известных представителей двух точек зрения на природу экономической ренты. Давид Рикардо изложил свою точку зрения в книге « (англ.)» (1817), а Мальтус — в «Исследование природы и динамики ренты» (1814). Мальтус рассматривал ренту как дополнительный доход, получаемый в результате свободной торговли, и определяемый как разница между доходом при свободной торговле и доходом при её отсутствии. То есть, в его концепции рента была положительный избытком (англ.), источником экономического роста. Рикардо определял ренту как доход, превышающий реальное производство, то есть, в его понимании источником ренты были права собственности, а не свободная торговля. В его понимании рента была капиталом, выпадающим из процесса производства, то есть, она препятствовала экономическому росту[36].

Дискуссия возникла из-за экономической концепции общего перенасыщения (англ.) и возможности невыполнения закона Сэя. Мальтус придавал большое значение экономическому развитию и устойчивости дисбаланса спроса и предложения. Контекстом спора была послевоенная депрессия (англ.). Сторонником Мальтуса был Уильям Блейк (англ.), отрицавший, что накопление капитала (сбережения) всегда способствуют росту в таких обстоятельствах. Он часто вступал в спор с Джоном Стюартом Миллем, который был сторонником концепции Рикардо[37].

В настоящее время считается, что их спор был чисто техническим, и возник вследствие отсутствия совместимых определений. Например, Жан-Батист Сэй использовал определение производства, основанное на «товарах и услугах», и поэтому определение Мальтуса, в котором фигурировали только «товары», таким образом было поставлено под сомнение[38].