Крипке, Сол

Сол Крипке (англ. Saul Aaron Kripke; род. 13 ноября 1940) — американский философ и логик, почётный профессор Гарвардского университета, заслуженный профессор Высшей школы и Университетского центра[en] Городского университета Нью-Йорка. Лауреат премии Рольфа Шока по философии и логике (2001), согласно одному из опросов, входит в десятку наиболее важных философов последних 200 лет.

Основные работы — по математической логике, философии языка, философии математики, метафизике, эпистемологии, теории множеств.

В ранних работах внёс значительный вклад в развитие модальной логики. Последующие работы оказали глубокое влияние на аналитическую философию, наиболее значительным вкладом считается метафизическое описание модальности, включающее идею возможных миров[en] как она объясняется в системе, известной как семантика Крипке. Другим важным достижением является демонстрация того, что существуют необходимые апостериорные истины, такие как «вода есть H2O». Также внёс вклад в изучение философии Витгенштейна, оригинальная интерпретация получила известность под названием «Крипкенштейн»[en]. Наиболее известной работой Крипке является монография «Именование и необходимость[en]» (1980).

Сол Крипке — старший из троих детей Майера Крипке[en] (1914—2014) — раввина синагоги «Бет Эль» (единственной консервативной в Омахе, штат Небраска[3]) — и Дороти Крипке[en] (урождённой Карп, 1912—2000). Семья отца эмигрировала в США из Литвы. Мать писала образовательные книги для еврейских детей.

С детства Сол считался вундеркиндом: в возрасте шести лет самостоятельно выучил иврит, к девяти годам прочёл все сочинения Шекспира, изучил философию Декарта и занимался сложными математическими проблемами до окончания elementary school в четырнадцать лет[4]. Первые научные статьи по модальной логике он написал еще будучи школьником. После окончания высшей школы в 1958 году поступил в Гарвардский университет, который окончил с sum cum laude дипломом бакалавра по математике. Уже на втором году обучения Крипке вёл курс по логике в Массачусетском технологическом институте. Что необычно для учёного XX века, бакалавр — единственная академическая степень Крипке, каких-либо других академических степеней у него нет.

По окончании университета в 1962 году получил грант по Программе Фулбрайта. В 1963 году был включён в Гарвардское общество стипендиатов. Затем несколько лет преподавал в Гарварде, в 1967 году перешёл в Рокфеллеровский университет в Нью-Йорке, в 1977 году — в Принстонский университет. В 1988 году в Гарварде получил премию Бермана за вклад в гуманитарные науки. С 2002 года преподаёт в в Манхэттене, там же в 2003 году получил звание заслуженного профессора.

Стоит отметить, что сам Крипке практически не пишет статей: вместо этого он изучает определенную тему, затем на удобном публичном мероприятии — семинаре или лекции — рассказывает о своих умозаключениях, зачастую вступая в сократовский диалог с аудиторией, — а затем разговор расшифровывается, и после серии правок Сол Крипке одобряет публикацию результата. В результате большая часть работ неопубликована, существует лишь в виде аудиозаписей или лично распространяемых рукописей. Сам философ объясняет свою привычку просто: «»[4].

Я просто ненавижу сидеть и писать — мне этого хватило в школе. Плюс у меня отвратительный почерк

Также внёс вклад в теорию множеств, предложив и мотивировав один из вариантов аксиоматической теории множеств, известный как теория Крипке — Платека[en].

Две первые работы Крипке — A Completeness Theorem in Modal Logic и Semantical Considerations on Modal Logic (написанная еще в школе) — посвящены модальной логике. Самые распространенные логики в семье модальных созданы из слабой логики К — названной в честь Крипке за его вклад в развитие этого направления: он представил ставшую де-факто стандартной семантику Крипке (реляционную семантику или фрейм-семантику).

В книге «Именование и необходимость» (англ. Naming and Necessity, 1971) Крипке критикует дескриптивистские теории собственных имён, изучая различные варианты дескриптивистских теорий Фреге, Рассела, Витгенштейна, Сёрла и ряда других философов. Согласно дескриптивистским теориям, либо собственные имена синонимичны дескрипциям, либо же референция собственных имен определяется ассоциацией имени с дескрипцией или кластером дескрипций, которые уникальным образом выполняются некоторым данным объектом. Крипке отрицает оба эти вида дескриптивизма. Он приводит различные примеры, нацеленные на обнаружение неадекватности дескриптивизма как теории тех факторов, которые определяют референцию имен (например, Аристотель мог бы умереть в возрасте двух лет, и поэтому он не выполнял бы ни одной дескрипции, которые ассоциированы с его именем, кроме того, было бы ошибочно отрицать, что он являлся Аристотелем). В качестве альтернативы Крипке описал в общих чертах каузальную теорию референции, согласно которой, имя указывает на объект благодаря наличию каузальной связи с объектом через сообщества говорящих. Он указывает, что собственные имена в отличие от большинства дескрипций являются жесткими десигнаторами. Собственное имя указывает на поименованный объект во всяком возможном мире, в котором этот объект существует, в то время как большинство дескрипций обозначают различные объекты в различных возможных мирах. Например, имя «Никсон» указывает на одну и ту же личность во всех возможных мирах, в которых Никсон существует, но дескрипция (описание) «человек, выигравший президентские выборы в США в 1968 году» может указывать на Никсона, Хамфри или кого-то ещё в разных возможных мирах. Также Крипке обратил внимание на апостериорные необходимости — факты, являющиеся необходимо истинными, но такие, что они могут быть известны только при помощи эмпирических исследований. Примеры апостериорных необходимостей включают в себя такие утверждения как «Гесперус есть Фосфорус», «Цицерон есть Туллий», «вода есть H2O» и другие тождества, в которых два имени указывают на один и тот же объект. Наконец, Крипке сформулировал аргумент против материализма в отношении тождества в философии сознания, то есть, против точки зрения, что всякий ментальный факт тождественен некоторому физическому факту. Крипке полагает, что единственный способ защитить этот взгляд состоит в том, чтобы интерпретировать тождество как апостериорное необходимое тождество, но такое тождество — например, тождество боли и раздражения C-волокон — не могло бы быть необходимым, учитывая тот факт, что возможна боль, которая не имеет отношения к раздражению C-волокон. Подобные аргументы были выдвинуты Дэвидом Чалмерсом. Крипке также прочитал свои знаменитые лекции по философии имени Джона Локка в 1973 году в Оксфорде. Озаглавленные «Референция и существование», во многом отношении они представляют собой продолжение идей, изложенных в книге «Именование и необходимость», и содержат интересный материал по проблеме вымышленных имен и перцептивных ошибках.

Главные предположения Крипке в «Именовании и необходимости» относительно имён собственных: значение имени — это просто объект, к которому относится имя, а референт имени определяется каузальной связью между «наречением» и употреблением имени. Тем не менее, он признавал возможность того, что у пропозиций, содержащих имена, могут быть дополнительные семантические свойства: эти свойства могут объяснить, почему у двух имён, относящихся к одной и той же личности, могут быть разные значения истинности в пропозициях о чьих-то убеждениях.

В своей статье «A Puzzle about Belief» Крипке развивает свою мысль и отрицает даже и эту возможность. Его аргументацию можно кратко реконструировать следующим образом. Идея о том, что два имени, относящихся к одному и тому же объекту, могут обладать разными семантическими качествами, должна объяснять, почему эти имена могут вести по-разному в утверждениях о чьих-то убеждениях. Но то же самое явление может происходить и с именами, которые очевидно обладают идентичными семантическими качествами.

Крипке проводит мысленный эксперимент: не говорящий на иностранных языках французский мальчик Пьер верит, что «Londres est joli» («Лондон — красивый»). Он переезжает в Лондон, не зная, что английское название London соответствует французскому Londres. Он узнает английский язык в бытовом общении, не переводя французские слова на английский, и в результате узнает название «London» по некрасивому району, в котором живёт. Он считает, что «London» — некрасивый. Если мнение Крипке правильно, то теперь Пьер одновременно верит, что «Londres est joli», и что London — некрасивый. Это не удается объяснить разными семантическими свойствами имен, из чего Крипке делает вывод, что аттрибуция дополнительных семантических свойств именам не дает ожидаемых результатов.

в исследовательском колледже Городского университета Нью-Йорка создан, чтобы сохранить и популяризировать работы Сола Крипке. Он проводит тематические мероприятия и создает цифровой архив неопубликованных записей и конспектов лекций, а также переписки Крипке, начиная с 1950-х годов.

Крипке является ортодоксальным иудеем и считает, что вера помогает ему в философских работах. В интервью с Андреасом Саустатом о том, как религиозные взгляды повлияли на его философию, он сообщил:

«Я не имею тех предубеждений, которые имеют сегодня многие. Я не верю в натуралистский взгляд на мир. Мое мышление не основывается на предрассудках или каком-то мировоззрении, и я не верю в материализм»[5].

Жена — англичанка Маргарет Гилберт[en] (род. 1942), также философ, сестра историка Мартина Гилберта.