Краковское восстание (1923)

В тот же день начались уличные бои с полицией и войсками в г. Борислав — убито 3 и ранено 9 человек. Однако уже вечером было заключено соглашение руководителей повстанцев с войсками о прекращении вооруженной борьбы.

8 ноября была прекращена всеобщая политическая забастовка — правительство пообещало рассмотреть экономические требования трудящихся, однако следом за этим начались репрессии против участников восстания.

…остатки не преодолённого мелкобуржуазного идеализма, как узкие, не по ноге башмаки, мешали сделать мне решительный шаг. Освобождение пришло извне, в виде неожиданного потрясения. Потрясением этим было кровавое восстание 1923 года. Захват Кракова вооружёнными рабочими, разгром полка улан, вызванных для усмирения восставших, отказ пехотных частей стрелять в рабочих, братание солдат с восставшими и передача им оружия — все эти стремительные происшествия, изобилующие героическими эпизодами уличной борьбы, казались мне прологом величайших событий. Двадцать четыре часа, прожитых в городе, очищенном от полиции и войск, потрясли до основ мой не перестроенный ещё до конца мир. Когда на следующий день, благодаря предательству социал-демократических лидеров, рабочие были обезоружены и восстание ликвидировано, я отчётливо понимал, что борьба не кончилась, а начинается борьба длительная и жестокая разоружённых с вооружёнными, и что моё место в рядах побеждённых сегодня… В следующем году я работал уже литературным редактором легальной ещё в то время коммунистической газеты „Рабочая трибуна“ во Львове и, переводя для неё многочисленные статьи Ленина, впервые принялся изучать законы, руководящие развитием капиталистического общества, теорию и практику классовой борьбы… Стихотворные памфлеты, которые я печатал в „Рабочей трибуне“ после того как по ним прошёлся красный карандаш цензуры, появлялись на свет в виде безукоризненно белых пятен, снабжённых только заголовком и подписью…