Корейская война

Коре́йская война́ — конфликт между КНДР и Республикой Корея, длившийся с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года (хотя официального окончания войны объявлено не было). Часто этот конфликт времён холодной войны рассматривается как опосредованная война между США c их союзниками и силами КНР и СССР. В состав северной коалиции входили: Северная Корея и её вооружённые силы; китайская армия (поскольку официально считалось, что КНР в конфликте не участвовала, регулярные китайские войска формально считались соединениями так называемых «китайских народных добровольцев»); СССР, который также официально не участвовал в войне, но во многом взял на себя её финансирование, а также снабжение китайских войск. Многочисленные военные советники и специалисты были отозваны из КНДР ещё до начала войны, а во время войны отправлены назад под видом корреспондентов ТАСС. Со стороны Республики Корея в войне принимали участие Республика Корея, США, Великобритания, Австралия и ряд других стран в составе миротворческих сил ООН.

Корейская война имела черты как гражданской, так и опосредованной войны.

В английском языке корейский конфликт традиционно называется «Корейской войной» (англ. Korean War), при этом в США он формально считался не войной, а «полицейской операцией» (англ. Police action). Военное положение в США так и не было объявлено, хотя президент Трумэн и вынашивал такие планы, так как это облегчило бы перевод экономики страны «на военные рельсы» за счёт ограничения выпуска гражданской продукции.

В Республике Корея распространено название «Инцидент 25 июня», «Инцидент 6-2-5» Югио сабён (кор. 육이오 사변?, 六二五 事變?), по дате начала боевых действий или «Корейской войной» Хангук Чонджэн (кор. 한국전쟁?, 韓國戰爭?), до начала 1990-х годов её также часто именовали «Смута 25 июня», «Смута 6-2-5», Югио ран (кор. 육이오란?, 六二五亂?).

В КНДР война именуется «Отечественной Освободительной войной», Чогук Хэбан Чонджэн (кор. 조국해방전쟁?, 祖國解放戰爭?).

В КНР используется название «Война против Америки для поддержки корейского народа» (кит. 抗美援朝) или более мягкое «Корейская война» (кит. 朝鲜战争/朝鮮戰爭). Другое распространённое название, использующееся в китайском языке — «韩战/韓戰», аббревиатура слов «Корейская война».

Корея с конца XIX века вела борьбу с японской колонизацией, с 1910 года до окончания Второй мировой войны она была аннексирована Японией. Стихийные крестьянские восстания жестоко подавлялись японскими властями. Лидером организованной национально-освободительной борьбы стало «Корейское общество возрождения отечества» под руководством командира 6-й дивизии Второго фронта Объединённой Антияпонской Армии Ким Ир Сена. Осенью 1937 года японские жандармы, напав на след Общества освобождения отечества, провели аресты в уезде Чанпай (Маньчжурия) и в пограничных с Китаем районах Кореи. Полиция арестовала подпольщиков. Среди них были руководители корейских коммунистов. Японская полиция доложила о прекращении деятельности Общества возрождения отечества. К концу 1940 года японцам удалось почти полностью подавить вооружённое выступление корейских и китайских партизан в Маньчжурии[6].

5 апреля 1945 года СССР денонсировал Пакт о ненападении с Японией, а 8 августа, в соответствии с соглашением, заключённым с США, объявил войну Японской империи. Советские войска вошли в Корею с севера, американские же высадились на Корейский полуостров с юга.[7]

10 августа 1945 года, в связи с неизбежной японской капитуляцией, США и СССР договорились разделить Корею по 38-й параллели, предполагая, что японские войска к северу от неё сдадутся Красной армии, а капитуляцию южных формирований примут США. Полуостров, таким образом, был разделён на северную советскую и южную американскую части. Предполагалось, что такое разделение является временным.

В декабре 1945 года США и СССР подписали договор о временном управлении страной. В обеих частях, северной и южной, были сформированы правительства. На юге полуострова США при поддержке ООН провели выборы; было избрано правительство во главе с Ли Сын Маном. Левые партии бойкотировали эти выборы. На севере власть была передана советскими войсками коммунистическому правительству, как лидеру национально-освободительной борьбы во главе с популярным в народе Ким Ир Сеном. Страны антигитлеровской коалиции предполагали, что через некоторое время Корея должна воссоединиться, однако в условиях начинающейся холодной войны, СССР и США не смогли договориться о деталях этого воссоединения, поэтому в 1947 году Организация Объединённых Наций с подачи президента США Трумэна, приняла ответственность за будущее Кореи на себя.

Как Ли Сын Ман, президент Южной Кореи, так и Ким Ир Сен, председатель Кабинета министров КНДР и председатель ЦК Трудовой партии Кореи, не скрывали своих намерений: оба режима стремились объединить полуостров под своим главенством. Принятые в 1948 году Конституции обоих корейских государств недвусмысленно провозглашали целью своего правительства распространение его власти на всю территорию страны. Показательно, что в соответствии с северокорейской Конституцией 1948 года столицей страны считался Сеул, в то время как Пхеньян был, формально, только временной столицей страны, в которой высшие органы власти КНДР находились лишь до «освобождения» Сеула. При этом к 1949 году как советские, так и американские войска были выведены с территории Кореи.

Согласно советским данным, якобы «только в 1949 году южнокорейские воинские части и полицейские подразделения совершили 2617 вооружённых вторжений в КНДР, было 71 нарушение воздушной границы и 42 вторжения в территориальные воды»[8].

Правительство КНР с тревогой следило за накаляющейся обстановкой в Корее. Мао Цзэдун был убеждён в том, что американская интервенция в Азию дестабилизирует обстановку в регионе и неблагоприятно повлияет на его планы разбить силы Гоминьдана Чан Кайши, обосновавшиеся на Тайване.

12 января 1950 года государственный секретарь США Дин Ачесон заявил, что американский оборонный периметр на Тихом океане охватывает Алеутские острова, японский остров Рюкю и Филиппины, что говорило о том, что Корея не входит в сферу ближайших государственных интересов США. Этот факт прибавил решимости северокорейскому правительству в развязывании вооружённого конфликта и помог убедить Сталина в том, что военное вмешательство США в корейский конфликт маловероятно.[9]

По утверждению бывшего начальника оперативного управления Генерального штаба северокорейской армии Пак Сон Чхоля, подготовка к нападению на Республику была начата ещё осенью 1948 года, а окончательное решение было принято после встречи Ким Ир Сена и И. В. Сталина весной 1950 года[10]. С начала 1949 года Ким Ир Сен начал обращаться к советскому правительству с просьбами о помощи в полномасштабном вторжении в Республику Корея. Он подчёркивал, что правительство Ли Сын Мана не пользуется популярностью, и утверждал, что вторжение северокорейских войск приведёт к массовому восстанию, в ходе которого жители Южной Кореи, взаимодействуя с северокорейскими частями, сами свергнут сеульский режим.

И. В. Сталин, однако, ссылаясь на недостаточную степень готовности северокорейской армии и возможность вмешательства в конфликт войск США и развязывания полномасштабной войны с применением ядерного оружия, предпочёл не удовлетворить эти просьбы Ким Ир Сена. Вероятнее всего, Сталин считал, что ситуация в Корее может привести к новой мировой войне. Несмотря на это, СССР продолжал оказывать Северной Корее большую военную помощь, и КНДР продолжала наращивать свою военную мощь, организуя армию по советской модели и под руководством советских военных советников. Большую роль также играли этнические корейцы из Китая, ветераны Народно-освободительной армии Китая, которые с согласия Пекина перешли на службу в северокорейские вооружённые силы. Таким образом, к началу 1950 года северокорейские вооружённые силы превосходили южнокорейские по всем ключевым компонентам. Наконец после немалых колебаний и поддавшись на настойчивые уверения Ким Ир Сена, Сталин дал согласие на проведение военной операции. Детали были согласованы во время визита Ким Ир Сена в Москву в марте — апреле 1950 года. В разработке плана вторжения в Республику Корея принимал участие главный военный советник в КНДР генерал-лейтенант Николай Васильев. 27 мая посол СССР в КНДР Терентий Штыков сообщил в телеграмме Сталину, что общий план нападения готов и одобрен Ким Ир Сеном[11].

В предрассветные часы 25 июня северокорейские войска под прикрытием артиллерии перешли границу с южным соседом. Численность сухопутной группировки, обученной советскими военными советниками, составляла 175 тысяч человек[12], в её составе было 150 танков Т-34, в военно-воздушных силах имелось 172 боевых самолёта[13]. Со стороны Южной Кореи численность сухопутной группировки, обученной американскими специалистами и вооружённой американским оружием, к началу войны составляла 93 тысячи человек[14]; южнокорейская армия почти не имела бронетехники и располагала всего дюжиной лёгких учебно-боевых самолётов[13]. Правительство Северной Кореи заявило, что «изменник» Ли Сын Ман вероломно вторгся на территорию КНДР. Продвижение северокорейской армии в первые дни войны было весьма успешным. Уже 28 июня была захвачена столица Южной Кореи — город Сеул. Главные направления удара включали также Кэсон, Чхунчхон, Ыйджонбу и Онджин. Был полностью разрушен сеульский аэропорт Кимпхо. Однако главная цель не была достигнута — молниеносной победы не получилось, Ли Сын Ману и значительной части южнокорейского руководства удалось спастись и покинуть город. Массового восстания, на которое рассчитывало северокорейское руководство, также не произошло. Тем не менее, к середине августа до 90 % территории Южной Кореи было занято армией КНДР.

Начало войны в Корее стало неожиданным для США и других западных стран: буквально за неделю до него, 20 июня, Государственный секретарь США Дин Ачесон в своём докладе Конгрессу заявил, что война маловероятна[15]. Трумэну о начале войны сообщили через несколько часов после её начала, в связи с тем, что он на выходные отправился на родину в Миссури, а госсекретарь США Ачесон — в Мэриленд[16].

Американский C-54 Skymaster, уничтоженный на аэродроме северокорейскими истребителями

Несмотря на послевоенную демобилизацию армии США, которая существенно ослабила их силу в регионе (за исключением Корпуса морской пехоты США, дивизии, посланные в Корею, были укомплектованы на 40 %), США всё ещё обладали большим военным контингентом под командованием генерала Дугласа Макартура в Японии. За исключением Британского Содружества, никакая другая страна не имела в регионе такой военной мощи. В начале войны Трумэн приказал Макартуру обеспечить военным снаряжением южнокорейскую армию и провести под прикрытием авиации эвакуацию граждан США. Трумэн не внял советам своего окружения развязать войну в воздухе против КНДР, однако приказал Седьмому флоту обеспечить оборону Тайваня, таким образом покончив с политикой невмешательства в борьбу китайских коммунистов и сил Чан Кайши. Правительство Гоминьдана, теперь обосновавшееся на Тайване, просило о военной помощи, но правительство США отказало, мотивируя свой отказ возможностью вмешательства в конфликт коммунистического Китая.

25 июня в Нью-Йорке был созван Совет Безопасности ООН, на повестке дня которого стоял корейский вопрос. Первоначальная резолюция, предложенная американцами, была принята девятью голосами «за» при отсутствии «против». Представитель Югославии воздержался, а советский посол Яков Малик бойкотировал голосование.[17] По другим данным, СССР не участвовал в голосовании по поводу Корейской проблемы, так как к этому моменту отозвал свою делегацию.[18][19]

Вместе с тем некоторые страны социалистического сообщества выступили с резким протестом против действий США. В ноте чехословацкого МИД в адрес посольства США от 11 июля 1950 года в частности говорилось:

правительство Чехословацкой республики уже в телеграмме от 29 июня с. г. генеральному секретарю Организации Объединённых Наций заявило, что решение членов Совета безопасности по Корее, на которое ссылается президент Соединённых Штатов Америки, грубо нарушает Устав Организации Объединённых Наций и является незаконным. Более того, правительство Соединённых Штатов Америки не имеет никаких оснований оправдывать свою агрессию в Корее незаконным решением членов Совета безопасности, поскольку президент Трумэн отдал приказ американским вооруженным силам выступить против Корейской народно-демократической республики раньше, чем в Совете безопасности было принято это незаконное решение[20]

Другие западные державы встали на сторону США и оказали военную помощь американским войскам, которые были посланы на помощь Южной Корее. Однако к августу войска союзников были отброшены далеко к югу в район Пусана. Несмотря на прибывшую помощь со стороны ООН, американским и южнокорейским войскам не удавалось выйти из окружения, известного как Пусанский периметр, они смогли лишь стабилизировать линию фронта по реке Нактонган. Казалось, что войскам КНДР не составит труда со временем занять весь Корейский полуостров. Однако силам союзников удалось к осени перейти в наступление.

Важнейшие боевые действия первых месяцев войны — Тэджонская наступательная операция (3—25 июля) и Нактонганская операция (26 июля — 20 августа). В ходе Тэджонской операции, в которой принимало участие несколько пехотных дивизий армии КНДР, артиллерийские полки и некоторые более мелкие вооружённые формирования, северной коалиции удалось с ходу форсировать реку Кимган, окружить и расчленить на две части 24-ю пехотную дивизию и взять в плен её командира, генерал-майора Дина. В результате войска Южной Кореи и ООН потеряли (по оценке советского военного советника) 32 тысячи солдат и офицеров, более 220 орудий и миномётов, 20 танков, 540 пулемётов, 1300 автомашин и др.[21] В ходе Нактонганской операции в районе реки Нактонган был нанесён существенный урон 25-й пехотной и 1-й кавалерийской дивизиям американцев, на юго-западном направлении 6-я пехотная дивизия и мотоциклетный полк 1-й армии КНА разгромили отходившие части южнокорейской армии, захватили юго-западную и южную части Кореи и вышли на подступы к Масану, заставив отступить к Пусану 1-ю дивизию морской пехоты. 20 августа наступление войск Северной Кореи было остановлено. Южная коалиция сохранила за собой Пусанский плацдарм до 120 км по фронту и до 100—120 км в глубину и довольно успешно его обороняла. Все попытки армии КНДР прорвать линию фронта успехом не увенчались.

Тем временем в начале осени войска южной коалиции получили подкрепление и начали попытки прорвать Пусанский периметр.

Контрнаступление началось 15 сентября. К этому времени в районе Пусанского периметра находилось 5 южнокорейских и 5 американских дивизий, бригада армии Великобритании, около 500 танков, свыше 1634 орудий и миномётов различного калибра, 1120 самолётов[22]. С моря группировку наземных сил поддерживала мощная группировка ВМС США и союзников — 230 кораблей. Противостояло им 13 дивизий армии КНДР, имеющих 40 танков и 811 орудий[22].

Обеспечив надёжную защиту с юга, 15 сентября южная коалиция начала операцию «Хромит». В её ходе был высажен американский десант в порту города Инчхон близ Сеула. Высадка десанта осуществлялась тремя эшелонами: в первом эшелоне — 1-я дивизия морской пехоты, во втором — 7-я пехотная дивизия, в третьем — отряд специального назначения армии Великобритании и некоторые части южнокорейской армии. На следующий день Инчхон был захвачен, высадившиеся войска прорвали оборону северокорейской армии и развернули наступление в сторону Сеула. На южном направлении было развёрнуто контрнаступление из района Тэгу группировкой из 2 южнокорейских армейских корпусов, 7 американских пехотных дивизий и 36 дивизионов артиллерии. Обе наступавшие группировки соединились 27 сентября под уездом Есан, окружив таким образом 1-ю армейскую группу армии КНДР. На следующий день силы ООН овладели Сеулом, а 8 октября достигли 38-й параллели. После серии боёв в районе бывшей границы двух государств силы южной коалиции 11 октября снова перешли в наступление в сторону Пхеньяна.

Хотя северяне в лихорадочном темпе сооружали два оборонительных рубежа на расстоянии 160 и 240 км к северу от 38-й параллели, сил у них было явно недостаточно, а завершавшие формирование дивизии положения дел не меняли. Противник мог проводить и часовые, и суточной длительности артподготовку и авиаудары. Для поддержки операции по взятию столицы КНДР 20 октября в 40—45 километрах севернее города был выброшен пятитысячный воздушный десант. Столица КНДР пала.

Командующие китайскими войсками в Корейской войне: (слева-направо) Чен Ген, Пэн Дэхуай и Ден Хуа

К концу сентября стало ясно, что Корейская народная армия разгромлена, и что занятие всей территории Корейского полуострова американо-южнокорейскими войсками является лишь вопросом времени. В этих условиях на протяжении первой недели октября продолжались активные консультации между руководством СССР и КНР. В конце концов было принято решение отправить в Корею части китайской армии. Подготовка к подобному варианту велась ещё с конца весны 1950 года, когда Сталин и Ким Ир Сен поставили Мао в известность о готовящемся нападении на Южную Корею.

Руководство КНР публично заявляло, что Китай вступит в войну, если какие-либо некорейские военные силы пересекут 38-ю параллель. В начале октября соответствующее предупреждение было передано в ООН через посла Индии в Китае. Однако президент Трумэн не верил в возможность широкомасштабного китайского вмешательства, заявляя, что китайские предупреждения являются лишь «попытками шантажировать ООН».

Уже на следующий день после того, как 8 октября 1950 года американские войска пересекли границу Северной Кореи, Председатель Мао приказал китайской армии подойти к реке Ялуцзян и быть готовой форсировать её. «Если мы позволим США оккупировать весь Корейский полуостров […], мы должны быть готовы к тому, что они объявят войну Китаю», — говорил он Сталину. Премьер Чжоу Эньлай был срочно послан в Москву для донесения соображений Мао советскому руководству. Мао в ожидании помощи от Сталина отложил дату вступления в войну на несколько дней, с 13 октября на 19 октября.

Однако СССР ограничился поддержкой с воздуха, причём советские МиГ-15 не должны были подлетать к линии фронта ближе чем на 100 км. Советские самолёты МиГ-15 одерживали верх над американскими F-80. В ответ США перебросили в зону конфликта более современные F-86. Ещё 25 июня генерал ВВС Ванденберг получил указание о подготовке к нанесению ядерных ударов по военным базам Сибири в случае участия в корейском конфликте Советского Союза[23].

15 октября 1950 года Трумэн отправился на атолл Уэйк для обсуждения возможности китайской интервенции и мер для ограничения масштабов Корейской войны. Там генерал Макартур убеждал президента Трумэна, что «если китайцы попытаются войти в Пхеньян, там будет большая рубка».

Китай больше не мог ждать. К середине октября вопрос о вступлении китайских сил в войну был решён и согласован с Москвой. Наступление 270-тысячной китайской армии под командованием генерала Пэн Дэхуая началось 25 октября 1950 года. Пользуясь эффектом неожиданности, китайская армия смяла оборону войск ООН, однако затем отошла в горы. 8-я американская армия вынуждена была занять оборону вдоль южного берега реки Ханган. Войска ООН, несмотря на этот удар, продолжили наступление в сторону реки Ялуцзян. При этом, во избежание формальных конфликтов, действовавшие в Корее китайские части именовались «китайскими народными добровольцами».

В конце ноября китайцы начали второе наступление. Чтобы выманить американцев из прочных оборонительных позиций между Ханганом и Пхеньяном, Пэн дал приказ своим подразделениям имитировать панику. 24 ноября Макартур направил дивизии Юга прямо в ловушку. Обойдя войска ООН с запада, китайцы окружили их 420-тысячной армией и нанесли фланговый удар по 8-й американской армии. На востоке в битве у Чхосинского водохранилища (26 ноября — 13 декабря) был разбит полк 7-й пехотной дивизии США. Турецкая бригада, которая должна была помогать защищать правый фланг 8-й армии в районе Кону-Ри, не помогла американцам. В результате после разгрома дивизии США, китайцы атаковали турков, для которых это был первый бой в войне. В первом же бою турецкая бригада потеряла 70 % всей бронетехники и автомашин, свыше 200 турецких солдат было убито и почти 100 было взято в плен, ещё около 500 получили ранения[24].

На северо-востоке Кореи силы ООН отступили к городу Хыннам, где, построив оборонительную линию, приступили к эвакуации в декабре 1950 года. Около 100 тысяч человек военных и столько же мирного корейского населения было погружено на военные и торговые суда и успешно переправлено в Южную Корею.

4 января 1951 года КНДР в союзе с Китаем захватили Сеул. 8-я американская армия (в составе которой было создано ) и 10-й корпус были вынуждены отступить. Погибшего в автокатастрофе генерала Уокера сменил генерал-лейтенант Мэтью Риджуэй, который во время Второй мировой командовал воздушно-десантными войсками. Риджуэй сразу же взялся за укрепление морального и боевого духа своих солдат, однако ситуация для американцев была настолько критичной, что командование всерьёз подумывало об использовании ядерного оружия[25][26].

Остановив наступление войск Северной Кореи и китайских добровольцев, американское командование приняло решение о контрнаступлении. Ему предшествовали локальные операции «Охота на волков» (20-е числа января), «Гром» (началась 25 января) и «Окружение». В результате операции, начавшейся 21 февраля 1951 года, войскам ООН удалось значительно отодвинуть китайскую армию на север, за реку Ханган. Главная роль отводилась авиации и артиллерии. Метод Риджуэйя, использованный в ходе контрнаступления, впоследствии получил название «мясорубка» или «перемалывание живой силы противника».[22]

Наконец, 7 марта был отдан приказ о начале операции «Потрошитель». Было выбрано два направления контрнаступления в центральной части линии фронта. Операция развивалась успешно, и в середине марта войска южной коалиции форсировали реку Ханган и заняли Сеул. Однако 22 апреля войска Севера предприняли своё контрнаступление. Один удар был нанесён на западном секторе фронта, а два вспомогательных — в центре и на востоке. Они прорвали линию войск ООН, расчленили американские силы на изолированные группировки и устремились к Сеулу. На направлении главного удара оказалась занимавшая позицию по реке Имджинган 29-я британская бригада. Потеряв в сражении более четверти личного состава, бригада была вынуждена отступить. Всего в ходе наступления с 22 по 29 апреля было ранено и взято в плен до 20 тысяч солдат и офицеров американских и южнокорейских войск.[22] Потери китайских сил составили свыше 70 тысяч человек[27].

11 апреля 1951 года по распоряжению Трумэна генерал Макартур был отстранён от командования войсками. Тому было несколько причин, включавших встречу Макартура с Чан Кайши на дипломатическом уровне и недостоверные сведения о численности китайских войск возле корейской границы, переданные им Трумэну на атолле Уэйк. Кроме того, Макартур открыто настаивал на ядерном ударе по Китаю, несмотря на нежелание Трумэна распространять войну с территории Корейского полуострова и возможность ядерного конфликта с СССР. Трумэн был не в восторге от того, что Макартур присваивает полномочия, принадлежащие исключительно Верховному Главнокомандующему, которым являлся сам Трумэн. Военная элита всецело поддержала президента. Макартура сменил бывший командующий 8-й армией генерал Риджуэй, новым командующим 8-й армией стал генерал-лейтенант Ван Флит.

16 мая началось очередное наступление войск северной коалиции, довольно безуспешное. Оно было остановлено 21 мая, после чего войска ООН предприняли полномасштабное наступление по всему фронту. Армия Севера была отброшена за 38-ю параллель. Развивать успех южная коалиция не стала, ограничившись выходом на рубежи, занимаемые ей после операции «Потрошитель».

Американский историк и ветеран Корейской войны Бевин Александер так описывал тактику китайских войск в своей книге «Как выигрывают войны»:

У китайцев не было авиации, только винтовки, пулемёты, ручные гранаты и миномёты. Против гораздо более хорошо укомплектованной американской армии они использовали ту же тактику, которую применяли против националистов во время гражданской войны 1946—1949 годов. Китайцы нападали преимущественно ночью, причём выбирали военные формирования поменьше — роту или взвод — после чего атаковали, используя численное превосходство. Обычно нападавшие разделялись на несколько частей численностью 50—200 человек: пока одна часть нападавших отрезала пути отступления, другие согласованными усилиями атаковали с фронта и флангов. Атаки продолжались до тех пор, пока защищавшиеся не были разбиты или пленены. Затем китайцы перемещались на открытый фланг ближе к следующему взводу и повторяли свою тактику.

Боевые действия последнего периода войны (февраль 1951 года — июль 1953 года)

К июню 1951 года война достигла критической точки. Несмотря на тяжёлые потери, каждая из сторон располагала армией порядка миллиона человек. Несмотря на перевес в технических средствах, США и союзники не в состоянии были добиться решительного преимущества. Всем сторонам конфликта стало ясно, что достичь военной победы разумной ценой будет невозможно, и что необходимы переговоры о заключении перемирия. Впервые стороны сели за стол переговоров в Кэсоне 8 июля 1951 года, однако даже во время дискуссий боевые действия продолжались.

Целью сил ООН было восстановление Республики Корея в довоенных пределах. Китайское командование выдвигало похожие условия. Обе стороны свои требования подкрепляли кровопролитными наступательными операциями (, , , китайское наступление в июле 1953 года). Несмотря на кровопролитность военных действий, финальный период войны характеризовался лишь относительно небольшими изменениями линии фронта и длительными периодами дискуссий о возможном завершении конфликта. Американцы массированно применяли авиацию. Северокорейские и китайские войска, в основном, занимали пассивную оборону, не пренебрегая вместе с тем возможностью улучшить для себя линию фронта.

К началу зимы главным предметом переговоров стала репатриация военнопленных. Коммунисты согласились на добровольную репатриацию с условием, что все северокорейские и китайские военнопленные будут возвращены на родину. Однако около одной трети из них не захотели возвращаться[28]. Кроме того, значительная часть северокорейских военнопленных на самом деле являлась гражданами Коммунистического Китая, воевавшими на стороне Севера[28].

Мы сражаемся в Корее для того, чтобы нам не пришлось воевать в Уичите, в Чикаго, в Новом Орлеане или в бухте Сан-Франциско.

Войска ООН понесли большие потери в бронетехнике. Согласно официальному американскому докладу «Employment of armor in Korea» они составили:

С 1 июля 1950 года по 21 января 1951 года было выведено из строя танков и САУ США:

Всего выведено из строя танков и САУ США с 1 июля 1950 года по 6 октября 1951 года: 760 M4A3, 326 M26, 774 M46, 195 M24, 92 M32 и 8 M45. Что даёт в общей сумме 2155 единиц выведенной из строя тяжёлой бронетехники, примерно треть из них была потеряна безвозвратно.

С 1 июля 1950 года по 8 апреля 1951 года было выведено из строя танков Великобритании: 31 «Кромвелль», 16 «Черчиллей» и 13 «Центурионов».

Дуайт Эйзенхауэр, выбранный президентом США 4 ноября 1952 года, ещё до официального вступления в должность совершил поездку в Корею для того, чтобы на месте выяснить, что может быть сделано для прекращения войны. Однако поворотным моментом стала смерть Сталина 5 марта 1953 года, вскоре после которой Президиум ЦК КПСС проголосовал за окончание войны. Потеряв поддержку со стороны СССР, Китай согласился на добровольную репатриацию военнопленных, при условии отсева «отказников» нейтральным международным агентством, в которое вошли представители Швеции, Швейцарии, Польши, Чехословакии и Индии. 20 апреля 1953 года начался обмен первыми больными и искалеченными пленными.

После принятия ООН предложения Индии о прекращении огня, договор был заключён 27 июля 1953 года. Примечательно, что представитель Южной Кореи генерал Чхве Док Син отказался подписать документ, поскольку правительство Южной Кореи, считавшее свою страну жертвой северокорейской агрессии, ратовало за продолжение войны[32]. От имени сил ООН подпись под договором поставил командир американского контингента генерал М. Кларк. Линия фронта была зафиксирована в районе 38-й параллели, а вокруг неё была провозглашена демилитаризованная зона (ДМЗ). ДМЗ проходит несколько севернее от 38-й параллели в восточной своей части и немного южнее на западе. Место мирных переговоров, Кэсон, старая столица Кореи, было частью Южной Кореи до войны, однако сейчас оно является городом со специальным статусом КНДР. По сей день мирный договор, который формально завершал бы войну, не подписан.

С целью заключения мирного договора, в апреле 1954 года в Женеве (Швейцария) была созвана мирная конференция, которая, однако, завершилась безрезультатно. Север и Юг внесли свой пакет предложений, мало совместимых с идеями друг друга. Хотя «север» был более настроен на уступки, США и их союзники заняли ультимативную позицию, отказываясь фиксировать предварительные договорённости даже в тех ситуациях, где точки зрения совпадали. 16 июня 1954 г., отказавшись от очередного пакета предложений СССР и КНДР, страны — участники интервенции объявили, что «совещание не пришло к соглашению»[32].

В январе 1958 года США разместили на территории Южной Кореи ядерное оружие, что противоречило пункту 13d Договора о перемирии, тем самым в одностороннем порядке отменив одну из его важнейших статей[32]. Ядерное оружие было полностью вывезено из страны в 1991 году.[33]

13 декабря 1991 года КНДР и Республика Корея подписали при посредничестве ООН Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах. В нём оба корейских государства фактически признали суверенитет и самостоятельность друг друга. КНДР и Республика Корея обязались не вмешиваться во внутриполитические дела друг друга, не предпринимать в отношении друг друга враждебных действий, уважать социально-экономические системы друг друга[32].

Однако ранее достигнутые договорённости были дезавуированы Ли Мён Баком в 2010 году (после инцидента с потоплением корвета «Чхонан»), а корейский кризис 2013 года привёл к тому, что КНДР перестала считать себя связанной условиями не только Соглашения 1953 г., но и документа 1991 г[32]. 8 марта 2013 года правительство КНДР аннулировало мирный договор с Южной Кореей о ненападении[34].

«Все действия правительства, политических партий и организаций теперь будут исходить из того, что наша страна находится в состоянии войны с Югом», — Северокорейское Центральное телеграфное агентство, 30.03.2013.

29 мая 2013 г. КНДР предложила Южной Корее подписать мирный договор[32].

За первые 1.5 года войны американские войска израсходовали 100 000 тонн фугасных бомб, 400 000 реактивных снарядов, 15 млн галлонов напалма (этого количества хватило бы, чтобы выжечь всю Корею), 200 млн патронов.[35]

Всего: от 933 845 до 1 100 000. При этом, кроме США и Южной Кореи, воинские формирования в ранге дивизии имели только Великобритания и Турция.

Коалиции предлагали свои услуги также Никарагуа, Аргентина, Судан, дореволюционная Куба.

Корейская война стала последним вооружённым конфликтом, в котором заметную роль играли поршневые самолёты, такие как, с северной стороны, Як-9 и Ла-9 и с южной стороны — P-51 «Мустанг», F4U «Корсар», AD «Скайрейдер», а также использовавшиеся с авианосцев Супермарин «Сифайр», Фэйри «Файрфлай» и Хокер «Си Фьюри», принадлежавшие Королевскому флоту и австралийскому Королевскому флоту. Позже они стали заменяться на реактивные F-80 «Шутинг Стар» и F-84 «Тандерджет», палубные — на F2H «Баньши» и F9F «Пантера».

Осенью 1950 года в войну вступил советский 64-й истребительный авиакорпус, вооружённый новыми самолётами МиГ-15. МиГ-15 был наиболее современным советским самолётом и превосходил американские F-80 и F-84, не говоря уже о старых поршневых машинах. Даже после того, как в Корею американцами были посланы новейшие самолёты F-86 «Сейбр», советские машины продолжали оказывать ожесточённое сопротивление над рекой Ялуцзян. МиГ-15 имели больший практический потолок, хорошие разгонные характеристики, скороподъёмность и вооружение (3 пушки против 6 пулемётов), хотя скорость была практически одинаковой. Войска ООН брали численным преимуществом и вскоре это позволило им уравнять положение в воздухе до конца войны — определяющий фактор в успешном первоначальном наступлении на север и противостоянии китайским войскам. Китайские войска также были оснащены реактивными самолётами, однако качество подготовки их пилотов оставляло желать лучшего.

По воспоминаниям Бориса Сергеевича Абакумова[43], изложенным в книге «Взгляд из кабины МиГа», в период когда авиационной группировкой командовал И. Н. Кожедуб, советские лётчики спокойно выходили парой против десятков «Сейбров», а F-80 с F-84 и не были соперниками МиГам.
Лучшими асами войны считаются советские пилоты Николай Сутягин (21 победа), Евгений Пепеляев (20 побед) и американец Джозеф Макконнел (13 подтверждённых побед).

Среди других факторов, которые помогали южной коалиции удерживать паритет в воздухе, была удачная радарная система (из-за которой на МиГи начали устанавливать первые в мире системы радарного предупреждения, разработанные советским изобретателем-одиночкой В. Мацкевичем[44]), лучшая устойчивость и управляемость на высоких скоростях и высотах, а также использование пилотами специальных костюмов. Прямое техническое сравнение МиГ-15 и F-86 неуместно, ввиду того, что основными целями первых были тяжёлые бомбардировщики B-29, а задача вторых — ведение быстрого манёвренного воздушного боя. По американским данным, от действий истребителей противника потеряно 16 B-29[45], по советским данным, сбито 69 этих самолётов[46], по данным ACIG, за первые два года конфликта, советскими лётчиками сбито 44 B-29, с учётом списанных самолётов[47][48]. Кроме этого 2-3 B-29 было сбито китайцами и северокорейцами на поршневых самолётах Як-9[49]. Американская сторона заявляла о том, что было сбито 792 МиГов и 108 других самолётов, при потере всего 78 F-86[50]. Советская же сторона заявляла о 1106 воздушных победах и 335 сбитых[51] МиГах. Число побед и потерь воздушных сил Северной Кореи остаётся неизвестным. Так как каждая из сторон приводит свою статистику, трудно судить о реальном положении вещей. Современные исследователи оценивают потери Советского Союза и его союзников в воздушных боях в 480 самолётов, потери США и союзников в 750 самолётов, то есть чуть больше половины от заявленных.[52] Известна воздушная победа северокорейского биплана По-2 над американским реактивным истребителем F-94, разбившимся во время его перехвата (при этом и сам По-2 был сбит).[53][54] Всего же всех самолётов по всем причинам Советский Союз и союзники потеряли около 720 штук, США и союзники потеряли 3046 самолётов.

В настоящее время российский исследователь Игорь Сейдов приводит советскую статистику воздушных боёв[55], согласно которой соотношение потерь составляло 1:3,4 в пользу советской авиации, то есть на один сбитый советский истребитель приходилось 3-4 сбитых самолёта всех типов (истребители, штурмовики, бомбардировщики, разведчики) авиации ООН. Согласно данным, собранным автором книги, капитан Сергей Крамаренко стал первым асом-реактивщиком корейского неба, а самым результативным асом той войны является майор советских ВВС Николай Сутягин, сбивший 22 самолёта противника. По данным российских исследователей Юрия Тепсуркаева и Леонида Крылова — первым асом в Корее стал Степан Науменко[56], в то время как Крамаренко был лишь шестым[57].

В мае и июне 1953 года ВВС США преследовали цель разрушить несколько ключевых ирригационных сооружений и плотин ГЭС, для того, чтобы нанести существенный урон сельскому хозяйству и промышленности на севере полуострова. Плотины на реках Кусонган (кор. 구성강), Токсанган (кор. 덕산강) и Пуджонган (кор. 부전강) были разрушены, и огромные пространства земли затоплены, что вызвало сильный голод среди мирного населения.

В 1952 г. в боевых действиях со стороны КНДР принимали участие семь истребительно-авиационных дивизий, четыре зенитно-артиллерийских дивизии, восемнадцать отдельных зенитных артиллерийских полков, свыше восьмидесяти зенитных артиллерийских дивизионов и около двадцати отдельных пулемётных рот. ПВО КНДР располагала 1179 орудиями и 3517 зенитными пулемётами.[58]

Всего в ходе боевых действий в Корее зенитной артиллерией и зенитными пулемётами ВС КНДР было сбито около 500 самолётов противника, истребительной авиацией — 104 самолёта. Впервые в истории войн вклад наземных средств ПВО в общую её эффективность превысил вклад истребительной авиации[58].

Труп американского солдата из 24-й дивизии, взятого в плен и расстрелянного северокорейской армией. 10 июля 1950 года
Группа северокорейских беженцев, расстрелянных при попытке перейти на юг через линию фронта

Война в Корее была отмечена серьёзными нарушениями прав человека с обеих сторон, зафиксированными в следующих фактах:

Помимо этого, войска ООН проводили политику уничтожения промышленного потенциала страны, стратегию, которую ВВС США опробовали в войне против Германии и Японии. Производились обстрелы штурмовой авиацией дорог с беженцами, крестьян, работающих в полях и тому подобные нападения на некомбатантов.

Убийства военнопленных и раненых солдат идут вразрез с Женевской конвенцией и являются военными преступлениями.

Помимо перечисленных, существовало множество других случаев военных преступлений, о которых сейчас, однако, сложно что-либо точно утверждать. Обе участвовавшие в войне стороны отрицают военные преступления во время неё, хотя США признали некоторые факты, касающиеся преступлений против беженцев.

В 2005 году в Южной Корее была создана комиссия правды и примирения (англ.). Целью комиссии является сбор информации о военных преступлениях, совершённых в период с 1910 (начало японской оккупации Кореи) и до 1993 (окончание авторитарного правления и приход к власти первого демократически избранного президента Ким Ён Сама).

Корейская война была первым вооружённым конфликтом времён холодной войны и явилась прообразом многих последующих конфликтов. Она создала модель локальной войны, когда две сверхдержавы воюют на ограниченной территории без применения ядерного оружия и не заявляя прямо о присутствии в войне своего ключевого противника. Корейская война вывела холодную войну, в то время больше связывавшуюся с конфронтацией между СССР и некоторыми странами Европы, в новую, более острую фазу противостояния.

В январе 2010 года власти КНДР заявили, что хотят провести переговоры с США по заключению мирного договора, который бы пришёл на смену соглашению о перемирии, прекратившем корейскую войну[68].

Было разрушено более 80 % промышленной и транспортной инфраструктуры обоих государств, три четверти правительственных учреждений, около половины всего жилищного фонда.

За годы Корейской войны из южной части перешли на Север около 280—300 тысяч человек, с Севера на Юг — от 650 тыс. до 2 млн человек[69].

По завершении войны полуостров остался разделённым на зоны влияния СССР и США. Американские войска остались в Южной Корее в качестве миротворческого контингента.

Министерство обороны Республики Корея предполагает, что после прекращения боевых действий в 1953 году КНДР освободила далеко не всех южнокорейских пленных. Известен ряд случаев, когда южнокорейские военнослужащие бежали из плена спустя многие годы после войны.[70] В частности, в ноябре 2001 года в Южную Корею бежали 19 жителей КНДР, среди которых оказался военнослужащий, находившийся в плену около полувека[71].

По сообщению газеты «Нью-Йорк Таймс» на 21 июля 1953 года официально объявленные потери США составляли 37 904 военнослужащих убитыми, пленными и пропавшими без вести[72]. В дальнейшем, после окончания войны, между США и КНДР было заключено соглашение об обмене телами погибших и проведении поисковых работ с целью обнаружения останков военнослужащих США, пропавших без вести в ходе войны (Operations Plan KCZ-OPS 14-54), в соответствии с которым с 1 сентября 1954 до декабря 1954 года был проведён обмен телами погибших военнослужащих (получивший неофициальное наименование «Operation Glory»). В результате операции, США были возвращены тела 416 погибших военнослужащих США. В последующее время работы были продолжены[73]. Только в период с начала 2001 года до начала октября 2001 года были идентифицированы останки 17 военнослужащих США, погибших в ходе войны в Корее и обнаруженных в ходе поисковых работ на Корейском полуострове, их имена были исключены из перечня пропавших без вести и включены в перечень погибших военнослужащих США. Однако по официальным данным США, общее количество военнослужащих США, пропавших без вести в ходе войны в Корее, по-прежнему превышало 8100 человек[74]. В период с 1996 до начала января 2005 года были найдены останки свыше 200 солдат и офицеров США[75]. С 4 марта 2005 года поисковые работы продолжены[76]. На 2014 год на количество оставшихся пропавших без вести военнослужащих США по-прежнему превышает 7800 человек[77]. Кроме того, с 1992 года при посольстве США в Москве действует специальное агентство, занимающееся выяснением судьбы пропавших без вести военнослужащих США. Только в период до начала сентября 2003 года при содействии со стороны комиссии при президенте РФ по делам военнопленных, интернированных и пропавших без вести было установлено свыше 200 военнослужащих США, погибших на Корейском полуострове во время войны в Корее[78]

Ещё 4463 военнослужащих попали в плен. Смертность в северокорейских лагерях для военнопленных была признана беспрецедентно высокой (38 %) за всю военную историю Америки[79] [неавторитетный источник?] (среди пленных военнослужащих Армии США смертность составила 40 %[80]). В 1993 году число погибших было разделено Оборонным комитетом страны на 33 686 погибших в боевых действиях, 2830 небоевых потерь и 17 730 погибших в происшествиях не на корейском театре военных действий в этот же период.[81]

Для военнослужащих, прошедших Корейскую войну, американцами была выпущена специальная медаль «За службу в Корее».

Последовавшее игнорирование памяти этой войны в пользу Вьетнамской войны, Первой и Второй мировой войн, послужило причиной назвать Корейскую войну Забытой войной или Неизвестной войной. 27 июля 1995 года в Вашингтоне был открыт Мемориал ветеранов Корейской войны.

По итогам Корейской войны стала очевидна недостаточная подготовленность американской армии к боевым действиям, и после войны военный бюджет США был увеличен до 50 млрд. долларов, численность армии и ВВС удвоены, а военные базы США были открыты в Европе, Ближнем Востоке и других районах Азии.

Также был дан старт множеству проектов по техническому перевооружению армии США, в ходе которых военные получили в своё распоряжение такие виды оружия, как винтовки M16, 40-мм гранатомёты M79, самолёты F-4 «Фантом».

Война также изменила взгляды США на страны третьего мира, особенно в Индокитае. До 1950-х годов США очень критично относились к попыткам Франции восстановить там своё влияние путём подавления местного сопротивления, однако после Корейской войны США стали помогать Франции в борьбе против Вьетминь и других национал-коммунистических местных партий, обеспечивая до 80 % французского военного бюджета во Вьетнаме.

Корейская война также обозначила начинающиеся попытки расового уравнивания в американских войсках, в которых служило много чернокожих американцев. 26 июля 1948 года президент Трумэн подписал указ, по которому чернокожие солдаты служили в армии на тех же условиях, что и белые. И если в начале войны всё ещё существовали части только для чернокожих, к концу войны они были упразднены, а их личный состав влился в общие части. Последней специальной военной единицей только для чернокожих был 24-й пехотный полк. Он был расформирован 1 октября 1951 года.

По мнению Генри Киссинджера, Корейская война была первой, в которой США явным образом отказались от победы как цели[83].

США до сих пор держат крупный военный контингент в Республике Корея с целью сохранения статус-кво на полуострове.

Согласно официальным данным КНР, китайская армия потеряла на Корейской войне 390 тысяч человек. Из них: 114 084 убито в ходе боевых действий; 21,6 тысяч умерли от ран; 13 тысяч умерли от болезней; 25 621 пленены или пропали без вести[84]; 260 тысяч ранены в боях. При этом, согласно ряду, как западных так и восточных, источников до 1 миллиона китайских солдат было убито в боях, умерло от болезней, голода и несчастных случаев.[85][86][87] Один из сыновей Мао Цзэдуна (кит. 毛澤東), Мао Аньин (кит. 毛岸英), также погиб в боевых действиях на корейском полуострове.

После войны серьёзно ухудшились советско-китайские отношения. Хотя решение КНР вступить в войну во многом диктовалось его собственными стратегическими соображениями (в первую очередь — стремлением сохранить буферную зону на Корейском полуострове), многие в китайском руководстве подозревали, что для достижения собственных геополитических целей СССР сознательно использовал китайцев в качестве «пушечного мяса». Недовольство вызывало и то обстоятельство, что военная помощь, вопреки ожиданиям КНР, не оказывалась на безвозмездной основе. Возникла парадоксальная ситуация: Китаю пришлось использовать кредиты от СССР, изначально полученные на развитие экономики, для того, чтобы платить за поставки советского оружия. Корейская война внесла немалый вклад в рост антисоветских настроений в руководстве КНР и стала одной из предпосылок советско-китайского конфликта. Однако то обстоятельство, что Китай, полагаясь исключительно на свои силы, по сути вступил в войну с США и нанёс американским войскам серьёзные поражения, говорило о растущей мощи государства и явилось предвестником того, что скоро в политическом смысле с Китаем придётся считаться.

Другим последствием войны стал провал планов окончательного объединения Китая под властью КПК. В 1950 году руководство страны активно готовилось к занятию острова Тайвань, последнего оплота сил Гоминьдана. Американская администрация на тот момент относилась к Гоминьдану без особой симпатии и не собиралась оказывать его войскам прямую военную помощь. Однако из-за начала Корейской войны планировавшийся десант на Тайвань пришлось отменить. После окончания военных действий США пересмотрели свою стратегию в регионе и недвусмысленно заявили о своей готовности защищать Тайвань в случае вторжения коммунистических армий.

После окончания войны 14 тысяч военнопленных из армии Китайской Республики приняли решение не возвращаться в КНР, а отправиться на Тайвань (в Китай вернулось только 7,11 тысячи китайских пленных). Первая партия этих военнопленных прибыла в Китайскую Республику 23 января 1954 года. В официальной гоминьдановской пропаганде их стали называть «добровольцами-антикоммунистами» (кит. 反共義士). 23 января в Китайской Республике с тех пор стало называться «Всемирным Днём Свободы» (кит. 自由日).[88][89]

Корейская война имела и другие долговременные эффекты. К началу конфликта в Корее США фактически отвернулись от гоминьдановского правительства Чан Кайши, которое к тому времени укрылось на острове Тайвань, и не имели никаких планов по вмешательству в китайскую гражданскую войну. После войны США стало очевидно, что в целях глобального противостояния коммунизму необходимо всячески поддерживать антикоммунистический Тайвань. Считается, что именно отправка американской эскадры в Тайваньский пролив спасла правительство Гоминьдана от вторжения сил КНР и возможного разгрома. Антикоммунистические настроения на Западе, резко усилившиеся в результате Корейской войны, играли немалую роль в том, что вплоть до начала 1970-х годов большинство капиталистических государств не признавало китайского государства и поддерживало дипломатические отношения только с Тайванем.

На Японию оказало политическое влияние как поражение Южной Кореи в первые месяцы войны, так и начавшееся левое движение в самой Японии в поддержку северной коалиции. Вдобавок, после отбытия на Корейский полуостров подразделений американской армии, безопасность Японии стала вдвойне проблематичной. В создавшейся ситуации Япония под контролем США создала внутренние полицейские силы, которые затем развились в Силы самообороны Японии (яп. 自衛隊). Подписание мирного договора с Японией (яп. 日本国との平和条約; более известного как договор Сан-Франциско) ускорило реинтеграцию Японии в международное сообщество.

В экономическом отношении Япония получила от войны немалые выгоды. На протяжении конфликта Япония являлась главной тыловой базой южной коалиции. Поставки в американские войска были организованы через специальные структуры обеспечения, которые позволяли японцам эффективно торговать с Пентагоном. Около 3,5 миллиардов долларов было потрачено американцами на приобретение японских товаров за всё время войны. Дзайбацу (яп. 財閥), которые в начале войны вызывали недоверие у американских военных, начали активно торговать с ними — Мицуи (яп. 三井), Мицубиси (яп. 三菱) и Сумитомо (яп. 住友) были среди тех дзайбацу, которые процветали, наживаясь на торговле с американцами. Промышленный рост в Японии в период между мартом 1950 года и мартом 1951 года составил 50 %. К 1952 году производство вышло на предвоенный уровень, удвоившись за три года. Став независимой страной после договора в Сан-Франциско, Япония также избавилась от некоторых излишних расходов.

Развязывание Корейской войны убедило западных лидеров в том, что коммунистические режимы представляют для них серьёзную угрозу. США пытались убедить их (включая ФРГ) в необходимости укреплять оборону. Однако вооружение Западной Германии воспринималось неоднозначно лидерами других европейских государств. Позже растущая напряжённость в Корее и вступление в войну Китая заставило их пересмотреть свою позицию. Для сдерживания формировавшейся армии ФРГ правительство Франции предложило создать Европейский Оборонный комитет, наднациональную организацию под эгидой НАТО.

Конец Корейской войны обозначил уменьшение коммунистической угрозы и, таким образом, необходимость в создании подобной организации существенно снизилась. Парламент Франции отложил ратификацию соглашения о создании Европейского Оборонного комитета на неопределённый срок. Причиной этого являлись опасения партии де Голля потери Францией суверенитета. Создание Европейского Оборонного комитета так и не было ратифицировано, и инициатива провалилась при голосовании в августе 1954 года.

Для СССР война в политическом плане была во многом неудачна. Главная цель — объединение Корейского полуострова под началом «дружественного режима» — достигнута не была, границы частей Кореи остались практически неизменными. Корейская война ускорила заключение мирного договора США с Японией, потепление отношений ФРГ с другими западными странами, создание военно-политических блоков АНЗЮС (1951) и СЕАТО (1954). Однако в странах третьего мира помощь СССР одной из сторон Корейской войны, противостояние ООН привели к росту его авторитета, точнее к росту надежд этих стран на аналогичную помощь. Многие из них после этого встали на социалистический путь развития, выбрав своим покровителем СССР. Кроме того, Корейская война отвлекла на себя значительное внимание, ресурсы и силы США, предоставив для СССР возможность и время для разворачивания собственного массового производства ядерных бомб (первая из которых была испытана 29 августа 1949 года), и разработки средств их доставки для удержания США от соблазна нанести превентивный ядерный удар.

Экономически война стала бременем для народного хозяйства СССР: резко возросли военные расходы. Однако значительная их часть была возвращена из КНР, так как помощь КНР для ведения войны в Корее от СССР оказывалась не на безвозмездной основе. Кроме того, около 30 тысяч советских военнослужащих, так или иначе участвовавших в конфликте, получили ценный опыт ведения локальных войн, были опробованы новейшие виды вооружений, в частности, боевой самолёт МиГ-15. Были захвачены образцы новейшей на тот момент американской военной техники, что позволило советским инженерам и учёным применить американские технологии при разработке новых видов вооружений.

По мнению Генри Киссинджера, СССР больше всех проиграл в Корейской войне, так как он утратил доверие КНР, поскольку СССР настаивал на оплате оказанной материально-технической помощи и отказался предоставить поддержку войсками. Это стало предпосылкой будущего советско-китайского раскола. Кроме того, война спровоцировала быстрое и масштабное перевооружение США[90].

Картина Пабло Пикассо «Резня в Корее» (1951) отражает зверства военных против мирного населения, имевшие место во время Корейской войны. В Южной Корее картина была сочтена антиамериканской, что долгое время после войны являлось табу, и запрещена к показу вплоть до 1990-х годов[источник не указан 1206 дней].

В США самым знаменитым отображением в искусстве была повесть «Передвижной армейский хирургический госпиталь» Ричарда Хукера (псевдоним Ричарда Хорнбергера). По повести затем были сняты кинофильм «МЭШ» и сериал «МЭШ». Все три художественных произведения описывают злоключения персонала армейского госпиталя на фоне абсурдностей войны. Сериал пронизан не только юмором, но и антивоенным духом. Его показ был запрещён на военных базах США как деморализующий.
Хотя МЭШ даёт довольно правдивое описание полевых госпиталей времён Корейской войны, в телесериале было сделано несколько упущений. К примеру, в частях МЭШ было гораздо больше корейского персонала, чем это показано в сериале, где почти все доктора — американцы. Например, в первой серии фигурирует чернокожий доктор Спирчукер Джонс. Однако, после раскрытия того, что афроамериканцам запрещено было служить в таких госпиталях, персонажа убрали из сериала.

Корейская война получила слабое отражение в видеоиграх, особенно в сравнении с относительно популярной темой войны во Вьетнаме. В ряде пошаговых стратегий, стратегий реального времени и авиасимуляторов (The Operational Art of War II, Rise of Nations: Thrones and Patriots, Противостояние: Азия в огне, Air Duel: 80 Years of Dogfighting, Chuck Yeager’s Air Combat) есть сценарии и кампании, посвящённые этой войне. Целиком ей посвящены лишь несколько игр: