Кассирер, Эрнст

Эрнст Касси́рер (нем. Ernst Cassirer; 28 июля 1874, Бреславль, ныне Вроцлав — 13 апреля 1945, Принстон, Нью-Джерси, США) — немецкий философ и культуролог, представитель Марбургской школы неокантианства.

Родился в семье купца Эдуарда Кассирера (1843—1916) — из известного в Бреславле еврейского купеческого семейства.[1] Его дед — Маркус Кассирер (1801—1880) — основал в Буякове торговый дом по продаже тканей и производству ткацкого оборудования, и впоследствии перевёл своё дело в Бреславль; другой дед, Зигфрид Кассирер (1812—1897), держал в Бреславле винокурню и был крупным производителем шнапса. Отец и мать, Евгения (Женни) Кассирер (1848—1904), приходились друг другу двоюродными братом и сестрой.[2] Двоюродные братья — невролог Рихард Кассирер, дирижёр Фридрих Леопольд Кассирер, издатели и галеристы Пауль Кассирер и Бруно Кассирер, психиатр Курт Гольдштейн, фабрикант Хуго Кассирер (в честь которого названа Hugo-Cassirer-Straße в Берлине); двоюродная сестра — педагог Эдит Гехееб (1885—1982), жена теоретика прогрессивной педагогики Пауля Гехееба.[3]

С 1892 года учился в Берлинском университете. Посещал также лекции в университетах Лейпцига, Гейдельберга, Мюнхена, Марбурга. Профессор (19191933) и ректор (19301933) Гамбургского университета. В марте 1929 года участвовал в дебатах с Хайдеггером. После прихода нацистов к власти в 1933 году Кассирер вынужден был находиться в эмиграции: в Оксфорде (Великобритания), в 19351941 в Гётеборге (Швеция), с 1941 годах — в США. В 19411944 годах преподавал в Йельском университете, затем в Колумбийском университете. На протяжении многих лет собирал коллекцию древнерусских икон.

В начале своей деятельности занимался философскими проблемами естествознания. Разрабатывал теорию понятий, или «функций». После 1920 года создавал оригинальную философию культуры. Вслед за Г. Когеном и П. Наторпом Кассирер устранял из кантовской системы понятие «вещи в себе» как одного из двух (наряду с субъектом познания) факторов, созидающих мир «опыта». По Кассиреру, материал для построения «опыта» («многообразие») создаётся самой мыслью. Соответственно пространство и время перестают быть созерцаниями (как у Канта) и превращаются в понятия. Вместо кантовских двух миров, по Кассиреру, существует единый мир — «мир культуры». Идеи разума из регулятивных становятся, как и категории, конститутивными, то есть созидающими мир принципами. Кассирер называет их «символическими функциями», поскольку они представляют высшие ценности, связанные с «божественным» в человеке. Разнообразные сферы культуры, называемые Кассирером «символическими формами» (язык, миф, религия, искусство, наука), рассматриваются как самостоятельные образования, не сводимые друг к другу. Философия культуры Кассирера определяет и идеалистическое понимание им человека как «животного, созидающего символы».

Кассирер является автором историко-философских и философско-монографических работ о Г. Лейбнице („Leibniz' System in seinen wissenschaftlichen Grundlagen“, 1902), И. Канте („Kants Leben und Lehre“, 1918), Р. Декарте, философии Возрождения („Individuum und Kosmos in der Philosophie der Renaissance“, 1927), Просвещении („Die Philosophie der Aufklärung“, 1932), работ о Гёте, Шиллере, Гёльдерлине, Клейсте.

Учение о «символических формах» Э. Кассирера в классическом искусствознании

Книга Э. Кассирера «Философия символических форм» (Philosophie der symbolischen Formen) вышла в 3-х томах в 1923—1929 годах. Она оказала огромное влияние на исследования по истории культуры марбургской школы и на формирование семиотического подхода в эстетике и искусствознании. Выдающийся германо-американский историк и теоретик искусства Эрвин Панофский под влиянием философии Э. Кассирера, с которым он был дружен, прочёл курс лекций в университете Гамбурга, посвящённый изучению «художественных форм в духе представлений об идее»[4] и опубликовал текст лекций отдельной книгой в 1927 году под названием «Перспектива как символическая форма»[5].

В этих и последующих работах Панофский осуществил переход от «предметного» к «символическому» прочтению изображения, которое, в частности, согласуется со средневековой системой «интерпретаций». Критикуя геометрическую концепцию ренессансной перспективы, изложенную Ф. Брунеллески и Л. Б. Альберти, Панофский интерпретировал любую систему изображения в живописи как «символическую форму», отражающую представления конкретного исторического человека о пространстве и времени. В подобных представлениях «описательная геометрия», или «искусственная перспектива» (лат. perspectiva artificialis) эпохи Возрождения, — всего лишь один из частных моментов в истории «мышления формой». Почти одновременно с Панофским сходную концепцию выдвинул австрийский теоретик искусства А. Ригль. Подобные подходы, по признанию самого Панофского, сложились под непосредственным воздействием книги Кассирера «Понятие субстанции и понятие функции» (Substanzbegriff und Funktionsbegriff, 1910—1923)[6].

Был с 1902 года женат на своей двоюродной сестре Антонелле (Тони) Бонди (1883—1961), её мать Юли Кассирер (1860—1914) была родной сестрой отца Эрнста и двоюродной сестрой его матери.