Каннада

Ка́ннада (ಕನ್ನಡ, kannaḍa) — дравидийский язык, распространённый в юго-западной Индии, преимущественно в штате Карнатака. Родной язык представителей народа каннара и официальный язык индийского штата Карнатака («Страна каннада», бывший Майсур).

Являясь родным языком для 38 млн. человек[1], каннада относится к четырём крупным южноиндийским языкам и 23 официальным языкам Индии. В качестве второго языка на каннада разговаривают примерно 13 миллионов человек[2].

Язык каннада (ಕನ್ನಡ) в зарубежной литературе иногда называется также «канарским» (англ. Canarese или Kanarese). Это объясняется тем, что ретрофлексная буква дакараву в слове «каннада» может произноситься в разных диалектах, и, в частности, на тамильском языке, как звонкая ретрофлексная одноударная, и тогда получается «каннара».

Основной областью распространения языка каннада является штат Карнатака, в котором он имеет статус официального языка. Карнатака (каннада: ಕರ್ನಾಟಕ; Karnataka) — штат на юго-западе Индии, столица и крупнейший город которого — Бангалор. Население — 55 868 тыс. человек.

Существуют также его носители и в соседних штатах Андхра-Прадеш, Махараштра и Тамилнад. Изначально каннада был распространён в большой части Махараштры, но был постепенно вытеснен индоарийским языком маратхи. Меньшинства, говорящие на каннада, живут в США, Великобритании, Саудовской Аравии, ОАЭ, Сингапуре, а также в Канаде и Австралии.

Каннада — древнейший язык, доживший до наших дней, и в настоящее время увеличивающий число своих носителей: он был родным языком для 35 327 600 человек в 1997 году[3], а перепись 2001 года показала, что в одной лишь Индии на этом языке разговаривают 38 миллионов[1]. По числу носителей в качестве родного языка является восьмым в Индии.

В современном каннада есть определённые различия между литературным и разговорным вариантами языка. Кроме того, устный язык сильно отличается от района к району. В письменной речи различия незначительны. Всего в языке каннада существует около двадцати различных диалектов, объединяемых в три группы (прибрежную, центральную и восточную). На береговой полосе штата Карнатака расположено несколько диалектов каннада, таких как хавьяка, кота, гауда, халакки и т. д. Диалект хавьяка имеет два говора, а именно северный (сев. канара) и южный (южн. канара).

В горах Нилгири штата Тамил Наду распространено наречие багада, квалифицируемое некоторыми лингвистами как диалект каннада, но рассматриваемое большинством как самостоятельный язык. Но сложности возникают не только с языком багада — бетта курумба и джину курумба рассматриваются как диалекты отдельного языка курумба, каннада или даже тамильского.

Слоговой алфавит каннада восходит к южно-индийскому варианту письма брахми. До XIV века письмо для каннада и телугу было единым; значительно сходство письменностей этих двух языков сохраняется и в наше время.

Количество символов, образующих алфавит каннада — 49, но, на самом деле, их намного больше, так как разные буквы могут быть объединены в лигатуры (ottaksharas). Каждый письменный знак соответствует одному слогу. Каждая буква имеет свою форму (акара) и звук (шабда).

Письменность каннада происходит от «старого письма каннада»[4] (Old Kannada script)[5]. «Старое письмо» сложилось около X века; оно являлось продолжением письменности кадамба, которая, в свою очередь, была создана примерно в IV веке.

Принято считать, что письменность кадамба появилась из письменности прото-каннада, которая произошла от древнейшей письменности брахми около III века до н. э.[6]

В древние времена на каннада писали методом резьбы по камню, и поэтому и в наши дни большинство букв округлые и симметричные. Письменность каннада, наряду с деванагари, по праву считаются одними из самых красивых письменных языков мира. Письмо каннада также занимает 2-е место после деванагари по популярности в Индии: его используют языки халеканнада, кадамба, тулу и т. д. Кроме того, издавна используется в Гоа для записи языка конкани.

Старо-каннадская надпись 578 года (империя Чалукья) в пещерном храме № 3 в г. Бадами

Предположительно, язык сформировался около 2500 лет назад как самостоятельный. Исследователи различают в истории каннада четыре периода — «протодревний» (Poorvada Halegannada, до VIII века), древний (Halegannada, до середины XIII века), средневековый (Nadugannada, до середины XIX века) и новый (Hosagannada, с конца XIX века до нынешних дней). Первые крупные произведения относятся к IX—X векам.

Эпиграфические памятники на каннада известны с V века н. э. (надпись близ деревни Халмиди).

На каннада написано очень много поэзии. Фонетика, просодия и акцентология способствовали этому; ведь в языке каннада существует множество стихотворных размеров: чандассу, вритта, трипади[en], канда, шатпади и саангатья.

Первый литературный текст на этом языке — книга «Кавираджамарга» (около 850 года) царя Нрипатунги Амогхаварши из династии Раштракутов. Это произведение об искусстве поэзии является древнейшим известным литературным творением, созданным на языке каннада. «Кавираджамарга» посвящена литературной критике, поэтике и грамматике языка каннада. Однако входящие в него ссылки на более ранних поэтов дают основания считать, что каннада и задолго до этого был высокоразвитым литературным языком.

С XII века параллельно с джайнской начала развиваться литература вирашиваизма[7][уточните ссылку (уже 182 дня)]. Значение джайнской литературы постепенно сошло на нет к XIV веку, в то же время возникла литература вайшнавизма, период бурного развития которой пришёлся на XV век[8].

В XII–XIV веках поэты-проповедники слагали произведения на близком к разговорному языке, однако в целом литературный каннада на протяжении многих веков находился под сильным влиянием санскрита, особенно заметным в лексике.

В XIX веке под влиянием английской литературы в литературе каннада утвердились новые для неё формы европейского происхождения, например рассказ и роман[9].

Во второй половине XX века семь литераторов, пишущих на каннада, стали лауреатами премии Джнянпитх (одна из двух самых престижных литературных премий Индии)[10][11] (в том числе, Кувемпу).

Официально правительством Индии каннада признан как классический язык. Сейчас существует множество исполнителей, поющих на языке каннада. Один из них — Бхимсен Джоши[en]. Он родился в 1922 году в Гадаге (теперь — штат Карнатака). Поёт традиционные песни своего народа каннада, а также индийскую классику на хинди, урду, санскрите.

Ниже представлена транскрипция и перевод песни ಕರುಣಿಸೋ ರಂಗಾ («Будь милостив, о Ранга»), выполненные участником Iyeska (её можно послушать ):

Тип выражения грамматических значений и характер границ между морфемами

Язык каннада — синтетический. При синтетизме грамматические значения выражаются аффиксами внутри состава словоформы.

Для грамматического строя каннада характерна агглютинация с суффиксальным слово- и формообразованием.

В ИГ зависимостное маркирование, то есть показатель (в этом случае, родительного падежа) стоит на главном члене:

Порядок слов в предложении постоянный. Синтаксис характерен для большинства дравидийских языков.

Порядок слов в определительной конструкции — «определение + определяемое»:

Порядок слов в предложении — «подлежащее — дополнение — сказуемое» (SOV):

Каждый звук имеет свою собственную букву, и, следовательно, каждое слово произносится именно так, как оно пишется.

Звуки делятся на три категории: сварас (гласные), вьянджанас (согласные) и йогаваахас, сочетающие в себе качества как гласных, так и согласных звуков.

Алфавит каннада состоит из 47 букв и двух надстрочных знаков. Это каннада акшкрамале. Сочетание согласных с гласными образует ещё 408 лигатур — итого 455 знаков. Это каннада кагунита. Семь согласных могут образовывать внутрислоговые лигатуры с другими согласными: «та», «на», «ма», «йа», «ра», «ла», «ша».

Существует 2 типа согласные — структурированные и неструктурированные. Первые определены по типу и месту своего образования, вторые же — нет.

Таких звуков (Yogavaahaka), которых нельзя с уверенностью отнести ни к гласным, ни к согласным, всего 2.

Ударение всегда падает на 1-й слог[15]. В фонологии для каннада характерно, в частности, фонематическое (смыслоразличительное) противопоставление глухих и звонких смычных согласных (отсутствовавшее в протодравидийском и свойственное не всем современным дравидийским языкам), наличие сибилянтов (свистящих); в целом же, каннада фонологически близок к телугу.

На стыках морфем в большинстве случаев происходят определенные фонетические изменения.

Пример: если за словом, оканчивающимся на краткий гласный, следует слово или суффикс, начинающийся с гласного, конечный гласный выпадает:

Часто чередование заключается в удлинении гласного первого слога при образовании некоторых отглагольных имен от двусложных глагольных корней: biḍu «оставлять» > bīḍu «стоянка», «лагерь», «дом»[13].

В языке каннада встречается множество морфологических явлений, ниже приведены некоторые из них.

К именам в каннада относятся существительные, местоимения и числительные.

Класс имен обладает классифицирующей категорией рода и словоизменительными категориями числа и падежа/склонения.

Отсутствуют характерные ряду тамильских языков т. н. «личные имена» (выступающие в роли именной части сказуемого и принимающие личные окончания; в древнем каннада они присутствовали); отсутствие характерного для большинства дравидийских языков противопоставления инклюзивных («мы с вами») и эксклюзивных («мы без вас») форм личных местоимений 1-го лица мн. числа.

Предлоги позиционируются не перед словами, как в индоевропейских языках, а после них.

В морфологии для каннада (как и для тамильского, а также ряда мелких дравидийских языков) характерны наличие женского рода существительных наряду с мужским и средним. Также грамматика противопоставляет одушевленные существительные неодушевленным, причём одушевленные существительные могут быть женского или мужского рода, а неодушевленные — лишь среднего (с некоторыми исключениями). Животные по роду не различаются. Во множественном числе признак рода нейтрализован. По-видимому, такая система является наиболее древней[19].

Категория числа в каннада имеет две граммемы: граммему единственного числа и граммему множественного. Множественное число имен образуется от основ единственного числа при помощи суффиксов aru, kaḷu, или andiru (при родстве). Для образования множественного числа прилагательных используется суффикс avu. Категория числа реализуется также у местоимений[13].

В языке семь падежей: номинатив, аккузатив, инструменталис, датив, генитив, локатив и вокатив. В единственном числе склонение имён происходит путём присоединения падежных аффиксов к форме номинатива или генитива, которые, в свою очередь, образуются от основы имени (словарной формы имени). Во множественном числе падежные суффиксы присоединяются к форме номинатива[13].

7) имена мужского, женского и среднего рода с основой из двух кратких открытых слогов на u: (guru «наставник»);

8) имена мужского, женского и среднего рода на u (основа совпадает с формой номинатива), не состоящие из двух кратких открытых слогов: (heṅgasu «женщина»)[13].

Числительное «один» относится к единственному числу, остальные же — к множественному. Слова от «одиннадцати» до «девятнадцати» образуются путём присоединения единиц к числительному: hattu «десять»; Ippattu «двадцать» образовано из ir «два» и древней формы числительного «десять» — pattu. Названия десятков от «тридцати» до «девяноста» образуются присоединением особых форм соответствующих единиц (en ̣«восемь») к числительному hattu «десять» (embhattu «восемьдесят»). Названия сотен образуются аналогично названиям десятков (nūru «сто»). Sāvira «тысяча», lakṣa «сто тысяч» и kōṭi «десять миллионов» имеют санскритское происхождение.

Порядковые числительные образуются из количественных при помощи суффикса -aneya или -anē: ondu «один» > ondaneya «первый»[13].

Числительные каннада склоняются по соответствующим типам склонения имен.

Выделяются следующие разряды местоимений: личные, возвратные, вопросительные, указательные, определительные.

Личные местоимения 3-го лица различаются не только по разговорным, обычным или уважительным формам, но ещё и по планам близости/дальности. Например:

Возвратные местоимения единственного числа (tānu «сам») и множественного числа (tāvu «сами») склоняются как личные местоимения первого лица. В значении второго лица единственного числа местоимение tāvu выражает превосходную степень уважения[13].

Вопросительные местоимения yāvanu? «кто?» склоняются по 8-му типу склонения имен; местоимения yāvadu? «что?» склоняются по аналогии с личными местоимениями единственного числа (adu «оно») и множественного числа (avu «они»). Вопросительные местоимения yāva? «какой?, который?» и entʰa? «который?» не изменяются и выступают только в роли определения[13].

Указательные местоимения ī, intʰa «этот/эта/это/эти» (ближний план) и ā, antʰa «то/та/то/те» (дальний план) не изменяются и выступают тоже лишь в роли определения[13].

Определительные местоимения ella, ellā «весь/все» — как вопросительные и указательные не изменяются и выступают только в роли определения. Местоимения elladu, ellādu «всё», а также iṣṭu (ближний план), aṣṭu? (дальний план) «сколько?» склоняются как личное местоимение adu — «оно»[13].

Самостоятельная часть речи «глагол» включает в себя личные и неличные формы.

Инфинитив образуется от глагольного корня присоединением суффикса a или alu (māḍu > māḍa, māḍalu «делать»). Он может выступать в качестве определения к имени, входить в состав сложного глагольного сказуемого или быть обстоятельством цели. Инфинитив на alu употребляется абсолютивно для выражения действия, сопутствующего действию глагола в финитной форме или служащего его причиной.

В современном каннада различаются 3 наклонения: изъявительное, повелительное и предположительное.

Изъявительное наклонение представлено формами настоящего, будущего и прошедшего времени, каждое из которых имеет свои показатели.

Повелительное наклонение в К. я. представлено формами единственного и множественного числа 1-го, 2-го и 3-го лиц; имеет нулевой показатель и образуется присоединением к основе глагола личных окончаний.

Формы повелительного наклонения 3-го лица единственного и множественного числа в вопросительных предложениях употребляются также в значении форм 1-го лица единственного числа:

Сослагательное наклонение представлено формами единственного и множественного числа 1-го, 2-го и 3-го лица. В 3-м лице единственного числа различаются мужской, женский и средний род, в 3-м лице множественного числа — средний и эпиценовый род. Предположительное наклонение выражает возможное или вероятное действие:

Категория времени реализуется в изъявительном наклонении утвердительной парадигмы глагола и различает 3 граммемы: настоящего, прошедшего и будущего времени. Формы настоящего времени в разговорной речи употребляются чаще всего в значении непосредственного будущего или в значении повествовательного прошедшего:

Довольно проблематично выделить прилагательные, так как по сути они представляют собой именные основы. Прилагательные в каннада не обладают степенью сравнения. Внешним признаком большинства прилагательных служит конечный гласный a: svastʰa «здоровый»; doḍḍa «большой», но могут быть исключения[13].

Наречия в каннада представляют собой имена, стоящие в определенном падеже (nine-ge; вчерашний. день-ДАТ; «вчера»); инфинитивы глаголов, и т. д.

По значению выделяются наречия времени (indu «теперь»), наречия места (illi «здесь»), а также образа действия (bala «много»)[13].

В каннада существуют причастия будущего (настоящего-будущего) и прошедшего времени. Они образуются при помощи присоединения суффикса -a к основе глагола будущего или прошедшего времени: māḍu «делать» > māḍuva «делающий, который будет делать», māḍida «(с)делавший»[13].

К причастию могут присоединяться указательные местоимения antʰa, antʰā «тот»:

Деепричастие настоящего времени образуется путём присоединения к глагольному корню суффиксов (u)tta, (u)ttā: māḍu «делать» > māḍutta, māḍuttā «делая»[13].

Деепричастие прошедшего времени образуется путём присоединения суффикса i к глагольным корням на u и суффикса du к остальным глагольным корням: kare «звать» > karedu «позвав»[13].

Все склоняемые именные и глагольные формы, а также причастия могут сочетаться с послелогами, которые присоединяются в постпозиции. В роли послелогов употребляются различные именные и глагольные формы. Обычно это имена в форме основы, номинатива или датива, инфинитив или деепричастие[13].

В каннада имеются следующие частицы-энклитики: частица ū/u «и» используется для передачи значений соединительного союза, совместности, обобщённости, уступительности. Частица ā/a «ли» употребляется для образования альтернативного вопросительного предложения. Частица ē/e значит «ведь»[13].

Союзы в каннада играют незначительную роль, поскольку сочинительные связи передаются в основном с помощью частиц, а подчинительные связи — с помощью послелогов. Тем не менее, можно выделить следующие группы союзов и союзных слов: сочинительные (mattu «и»), противительные (ādāgyu — «но»), разделительные (ādarū… ādarū «либо… либо»)[13].

Этот вид частиц придаёт пренебрежительно снисходительный оттенок значению слова, к которому они присоединяются, при этом вторая часть редуплицированного слова полностью воспроизводит исходное слово с заменой начального слога на gi: nīru «вода» > nīru gīru «какая-то вода»[13].

В каннада встречаются лексические заимствования из языков хинди, маратхи и санскрита.

Существует множество толковых словарей каннады, начиная от словаря, написанного Раннакандой в X веке, до словаря Паришата (XX век). Вот некоторые из них:

Есть лишь один довольно серьёзный минус, присутствующий во всех вышеперечисленных словарях — ни один из них не включает в себя региональную лексику, несмотря на то, что каннада имеет много различных диалектов.

На данный момент лучшим переводным словарем каннады является Каннадо-английский словарь Фердинанда Киттеля, содержащий в себе 70 тыс. слов[21]. Киттель изъездил штат Карнатака вдоль и поперек, разговаривал с людьми различных классов и сословий, поэтому его словарь включает в себя пословицы, разговорные выражения и сленг. Он упорядочил слова в алфавитном порядке, указав его корень, происхождение, часть речи и разграничил татсаму и татбхаву (см. отдел Морфология). Также он проставлял диакритические знаки для облегчения произношения слов.

Существует диалектный толково-переводной словарь профессора Бхат — «Хавьяка-английский словарь». Он следовал модели Киттеля и использовал латинскую транскрипцию слов, но не называл грамматических категорий. Указывал употребление слов в диалектах каннада и близких ему языках, но проследить этимологию слова не смог.

Первая грамматика каннада — «Карнатака бхашабхушана» («Украшение языка страны каннада») была написана в XII веке Нагавармой на санскрите в стихах. Первая грамматика на каннада — «Шабда манидарпана» («Драгоценное зеркало слов») Кешираджи появилась во второй половине XIII века. Ещё одной важной средневековой грамматикой каннада была написанная в 1604 году на санскрите Бхаттакаланкой Девой Шабда «Нушасана» («Законы слова»). В Европе в XVIII веке появились миссионерские, а в конце XIX века — научные грамматики каннада.

Огромный вклад в изучение языка каннада внёс Фердинанд Киттель (1832—1903), протестантский миссионер в Индии. Он составил грамматику языка на английском, а также словарь (70 тыс. слов), включающий в себя диалектную лексику. Кроме того, он писал стихи на этом языке.

Каннадо-русский словарь был составлен Андроновым Михаилом Сергеевичем (1931—2009), советским индологом-дравидистом.