Июльская монархия

Ещё в 1830 году был издан закон об оскорблении величества и палат и о возмутительных прокламациях, в 1831 году — закон, запрещавший уличные сборища, в 1834 году — закон, запрещавший держать у себя оружие без разрешения, и закон об ассоциациях, в силу коего все ассоциации из более чем 20 членов нуждались в предварительном правительственном разрешении, которое в любую минуту могло быть взято назад; принадлежность к неразрешённым ассоциациям каралась тюрьмой до 1 года и штрафом до 1000 франков.

Следующее министерство, Тьера (март—октябрь 1840 года), решило поддержать Мухамеда Али египетского против Турции и четверного союза (Англии, России, Пруссии, Австрии) и стало готовиться к войне с последним; но миролюбивый король решительно отказался включить соответственное заявление в свою тронную речь, и Тьер вышел в отставку.

Обыкновенно рост благосостояния вызывает численный рост населения; Франция составляла исключение: в ней рост населении был слаб, и начало заметного замедления его относилось именно к эпохе Луи-Филиппа. Население Франции (если считать только территорию нынешней Франции) в 1821 году равнялось 29,8 млн, и ежегодный прирост населения в это время был 0,87 %, что не представляло ничего исключительного. В 1831 году население = 31,7 млн, прирост 0,41 %, то есть медленный; в 1851 году — 34,9 млн, прирост — 0,20 %, то есть весьма медленный (в 1895 году — 38,5, прирост — 0,09 %, то есть его почти не существовало).

Национальное богатство возросло значительно, так же, как и производительность страны. Площадь обрабатываемой земли в 1815 году — 23 млн гектаров, в 1852 году — 26 млн; общая производительность земледелия в 1812 году — 3 000 млн франков, в 1850 году — 5 000 млн франков (при ценах, изменившихся мало). Обрабатывающая, в особенности фабричная промышленность выросла ещё гораздо более значительно. Обороты внешней торговли в 1827 году составляли 818 млн франков, в 1847 году — 2 437 млн франков. Вместе с ростом обрабатывающей промышленности вырос численно рабочий класс, который играл крупную политическую роль уже при Людовике-Филиппе. Эти условия сначала содействовали устойчивости монархии Людовика-Филиппа, но они же, вызвав к жизни или усилив (численно и экономически) более мелкую буржуазию и рабочих, подготовили её падение.

При сформировании министерства Гизо крайняя оппозиция в стране была сломлена; восстания прекратились.