Империя Великих Моголов

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 27 сентября 2020; проверки требуют .

Импе́рия Вели́ких Мого́ловтимуридское государство, существовавшее на территории современных Индии, Пакистана, Бангладеш и юго-восточного Афганистана в 1526—1540 и 1555—1858 годах (фактически же — до середины XVIII века). Границы империи на протяжении её существования значительно изменялись. Весь правящий класс, проникший в Индию вместе с Бабуром, как отмечает Е.И. Руденко, называл себя «туранским».

Название «Великие Моголы» появилось уже при английских колонизаторах, ни основатель Империи, ни его потомки сами себя так не называли[3]. Термин «могол» применялся населением в Индии для обозначения всех мусульман Северной Индии и Центральной Азии[4].

Фольц утверждает, что Бабура нужно считать скорее тюрком. Он называет его отца наполовину тимуридом-тюрком и наполовину чагатаидом, а мать — наполовину чагатаидкой и наполовину монголкой; при этом все чагатаиды к тому времени уже были тюркизированы[5]. Ж. Шальон также описывает Бабура как «тюркоговорящего чагатаида»[6]. «Чагатайским тюрком» называют его Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи[7].

Более радикальную позицию занимает М.Х. Нури, который говорит о правомерности суждения, согласно которому Бабура и его потомков можно рассматривать как «узбекскую династию, правившую в Индии на протяжении более 300 лет»[8].

Согласно ряду исследователей, термин могол восходит к персидскому, индийскому[9][10], а также арабскому названию монголов, и в нем подчеркивалось монгольское происхождение династии Тимуридов[11][12][13]. В свою очередь В.В. Бартольд добавляет, что Тимур происходил из племени барлас[14].

Говоря о происхождении Бабура, ряд исследователей, как отмечает Е.И. Руденко, также подчеркивает его монгольские корни[15]. Например, Дж.В. Лобо[16] и С. Бхаттачарья[17] однозначно считают его монголом. В 1918 году Э.Б. Хейвелл писал о том, что отец Бабура был тюрко-монголом, а мать — чистой монголкой[18]. М. Хайдар указывает на то, что в официальных документах Моголов их династия именовалась одновременно «Монгольской» и «Тюркской»[19].

Империя основана Бабуром, вынужденным вместе со своими соратниками откочевать из Средней Азии на территорию Индостана. В составе войска Бабура были представители разных народов и племён, входивших в состав государства Тимуридов того времени, такие, как, например, тюркские[20][21][22], могольские[23][14], монгольские[14][15] и другие племена.

Бабур — основатель династии, выходец из города Андижан, писал в своих мемуарах: "Жители Андиджана — все тюрки; в городе и на базаре нет человека, который бы не знал по-тюркски. Говор народа сходен с литературным".[24] "Мемуары Бабура написаны на , являющегося родным языком Бабура”, — писал английский востоковед Е. Дениссон Росс.[25] Потомки Бабура свободно владели кроме родного тюркского, персидским, а некоторые знали хинди и арабский.

Великих моголов можно называть и тимуридами, так же, как и Бабуридами по имени основателя династии и государства Бабура. Члены династии были двуязычными и говорили на тюркском[20] и персидском языках. Правители империи из династии Бабуридов обладали сложной титулатурой, основу которой составлял персидский титул «падишах», принятый Бабуром в 1506 году.

Бабур использовал название могул, монгол применительно к нецивилизованным, негородским, кочевым жителям степей[26]. Согласно Е. Ю. Ваниной, в последующем слово «могол», иначе «мугхал», «мугул» (то есть монгол) стало в Индии названием части мусульманской военно-феодальной элиты, а за пределами Индии — названием утвердившейся на делийском престоле династии[27].

В средневековой Индии не сложилось единого государства и сильной центральной власти. Существовало несколько десятков мелких и крупных государств, враждовавших друг с другом. Их правители носили титулы раджей и махараджей. В это время Индия часто становилась жертвой иноземных завоевателей, которых влекли богатства страны.

Считается, что уже в раннем средневековье в Индию проникают разные племена, в числе их были тюркские, гуннские (прежде всего тюркоязычные гунны – хунну), восточноиранские, индоарийские элементы.[28]

В начале XI века, воспользовавшись раздорами между индийскими государствами, в страну вторглись мусульмане во главе с тюркским правителем Газневидского государства — Махмудом Газневи. В XIII веке весь север Индии оказался под властью тюркских мусульманских султанов. Столицей возникшего государства стал город Дели, а само оно получило название Делийский султанат. Отобранные у раджей земли были дарованы тюркской мусульманской знати, тысячи индийских храмов были разрушены, а на их месте построены мечети.

Создав сильное государство, делийские султаны смогли отбить нашествие монголов в XIII веке. В начале XIV века началось ослабление Делийского султаната, а после вторжения в Индию Тамерлана (Тимура) в 13981399 гг. произошёл распад султаната. В XV веке его пределы ограничивались двуречьем Ганга и Джамны. В 1526 году остатки Делийского султаната были захвачены Великими Моголами[29].

Основатель государства Бабуридов (1526) в Индии — Захиреддин Мухаммед Бабур (14 февраля 1483 года — 26 декабря 1530 года). Бабур был потомком Тамерлана из рода Барлас. Правил в городе Андижане (совр. Узбекистан), и был вынужден бежать от войск Мухаммеда Шейбани-хана вначале в Афганистан (Герат), а затем в 1526 году пошёл с походом в Северную Индию. Как подчеркивал сам Бабур, на его стороне при покорении Индии в 1526—1527 годах сражались узбекские генералы — султаны: Касим Хусейн султан, Бихуб султан, Танг Атмиш султан, а также Махмуд хан Нухани из Газипура, Куки, [брат] Баба Кашка, Тулмиш Узбек, Курбан Чахри[30]

Сын Бабура, Хумаюн (правил в 1530—1556 гг.), унаследовал от отца государство в Индии, простиравшееся от Ганга до Кабула, но не удержал его, и более 15 лет власть над Индией принадлежала афганской династии Суридов.

Собственно основателем империи Великих Моголов является сын Хумаюна — Акбар (1556—1605). Правление Акбара (49 лет) было посвящено объединению и умиротворению государства. Независимые мусульманские государства он превратил в провинции своей империи, индусских раджей сделал своими вассалами, частью путём союзов, частью силой.

Назначение министров, наместников и других чиновников из индусов снискало расположение и преданность индусского населения новому монарху. Был уничтожен ненавистный налог на немусульман.

Акбар перевел на персидский язык священные книги и эпические поэмы индусов, интересовался их религией и уважал их законы, хотя запретил некоторые бесчеловечные обычаи. Последние годы его жизни были омрачены семейными неурядицами и поведением старшего его сына, Селима, мстительного и жестокого, восставшего против отца.

Акбар был одним из самых видных мусульманских правителей Индии. Отличаясь большим военным талантом (не проиграл ни одного сражения), он не любил войны и предпочитал мирные занятия.

Проникнутый широкой веротерпимостью, Акбар не только допускал свободное обсуждение догматов ислама, но и ввёл в качестве государственной новую синкретичную религиозную доктрину Дин-и илахи ("божественную веру") — смесь верований и обрядов ислама, индуизма, парсизма, джайнизма и христианства. Главой новой религии признавался сам Акбар, в руках которого сосредоточилась светская и религиозная власть. Акбар надеялся, что созданная им религия установит согласие между подданными в сфере религии.[31]

Преемник Акбара, Селим, принял титул Джахангира («завоеватель мира»). В его правление (1605—1627) империя Моголов вела успешные боевые действия против раджпутов, добившись того, что Мевар стал её вассальным княжеством. Он также пытался завоевать Декан, но неудачно. Джахангир отправлял значительные средства на реставрацию мавзолея своего предка Тимура в Самарканде. Последние годы его царствования ознаменованы частыми восстаниями сыновей и полководцев падишаха.

Преемник Селима, Джахан, начал своё правление с умерщвления родного брата и других родственников, но это не помешало ему быть справедливым монархом, хорошим хозяином, экономным настолько, насколько это позволяли ему его блестящие постройки, пышный двор и далёкие походы. Он завоевал Декан и оставил великолепные постройки в Агре и Дели.

При нём империя Моголов достигла высшего великолепия и могущества; доходы её возросли до 92 миллионов фунтов стерлингов в год. Роскошь двора, по описаниям европейских путешественников, имела сказочный характер. Трон в виде павлина, сделанного из драгоценных камней, стоил 6,5 млн фунтов стерлингов. В 1645 году Шах-Джахан пытался присоединить к своему государству родину своего предка Бабура, но был разбит силами Аштарханидов.

Третий сын Джахана, Аурангзеб, восстал, низложил отца, запер его в крепость (где тот и умер в 1666 году) и объявил себя императором (1658), приняв титул Аламгира (владыка вселенной). Он правил до 1707 года и довёл свою империю до наибольших размеров, но пошатнул её силу.

Индусов он совсем оттолкнул от себя. При Аурангзебе продолжались завоевания в Южной Индии, начатые его предшественниками. В Декане в это время возникла новая политическая величина — Маратхи. Вождь племени маратхов, воинственный и энергичный Сиваджи (1627—1680), ревностный приверженец индуизма и заклятый враг мусульман, провозгласил себя независимым царём.

При сыне Сиваджи, Сибхаджи, столица маратхов была взята, и могущество их, казалось, сокрушено (1701). Но после партизанской войны маратхи опять собрались с силами и в 1705 году вернули свои укреплённые места, тогда как Аурангзеб истощил свои богатства, войска и собственные физические силы в длинной, неудачной войне.

Последние дни жизни его были омрачены подозрением сыновей в измене и боязнью, что с ним поступят так же, как он — со своим отцом. Его внутренняя политика разрушала отчасти труды его предшественников.

Индусское дворянство, составлявшее опору Акбара, сделалось при Аурангзебе фактором позднейшего разложения и падения империи Моголов. В 1677 году отложились раджпуты, а в 1680 году к ним присоединился мятежный сын Аурангзеба — Акбар со своим отрядом. С этих пор раджпуты более не входили в состав империи Моголов.

Богатство империи Аурангзеба, несмотря на вечные смуты, было очень велико. Валовой доход империи в 1695 году достигал ещё 80 млн фн. стерл. Ближайшие преемники Аурангзеба были куклами в руках своих полководцев и придворных, которые сажали их на престол, руководили ими и убивали при малейшей попытке освободиться от их опеки.

Некоторое время Великие Моголы ещё правили империей из Дели, но из 6 ближайших наследников Аурангзеба двое (сын Аурангзеба — Бахадур Шах I, 1707—1712 годах, и старший сын последнего, Джахандар Шах, 1712—1713 гг.) были под опекой министра Зульфикар Хана, а четверо остальных (Фарук Сийяр, племянник Джахандар Шаха, два его преемника, правившие всего несколько месяцев, и Мухаммед Шах, внук Багадур Шаха, царствовавший с 1719 по 1748 годы) являются креатурами двух авантюристов, братьев Саидов (Гуссейн и Абдалла), прозванных «делателями царей».

В 1710 году произошло восстание сикхов в Пенджабе, усмирённое только в 1716 году с неслыханной жестокостью.

С 1720 года начинается распад империи. В этом году при султане Мухамед Шахе наместник Декана Низам-уль-Мульк (1720—1748) образовывал своё независимое государство. Его примеру последовал наместник Ауда Саадат Али Хан I, сделавшийся из простого персидского купца визирем, а потом первым навабом аудским, под именем Наваба Визиря аудского (1732—1743).

Маратхи наложили дань на всю Южную Индию, прорвались сквозь восточную Индию на север и вынудили у Мухамеда Шаха уступку Малвы (1743), а у его сына и преемника Ахмада Шаха (1748—1754) отняли Ориссу и получили право дани с Бенгала (1751).

К внутренним раздорам присоединились нападения извне. В 1739 году персидский Надир-шах совершил набег на Индию. После взятия Дели и 58-дневного грабежа города персы возвратились домой через северо-западные проходы с добычей, оценённой в 32 миллиона фунтов стерлингов.

За персами последовали афганцы, несколько раз врывавшиеся в Индию под предводительством Ахмад-шаха Дуррани и возвращавшиеся после страшных зверств с богатой добычей.

Кабул, последнее афганское владение Моголов, был отнят у них ещё в 1738 году; целые области были опустошены афганцами, а их население вырезано или уведено в рабство. В 1754 году султан Ахмад Шах был низложен, и его место занял Аламгир II, который скоро был убит (1759) своим первым министром Гази Эддином.

В этот период всё более важную роль в делах Могольской империи играет Британская Ост-Индская компания. Падишахи периодически пытались бороться с англичанами, но, в конце концов, склонились к союзу с Компанией против враждебных им феодалов.

В этом же году маратхи завладели Северной Индией и взяли город Дели. В 1761 году между ними и афганцами с Ахмад-шахом Дуррани во главе происходит третья битва при Панипате, в которой остаются победителями афганцы. Тем не менее, мусульмане уже не могут удержать владычества над Индией, которое достаётся маратхам. Номинальным императором Дели после смерти Аламгира II являлся Шах Алам II.

В 1780-е годы Центральная Индия стала ареной войны между мусульманскими и маратхскими феодалами за господство над землями Могольской империи. В 1789 году победили маратхи, формально восстановившие власть Великих Моголов, но фактически сами ставшие хозяевами на землях бывшей империи, включая Дели.

В 1803 году, в ходе 2-й англо-маратхской войны Дели захватили войска Ост-Индской компании. Престарелый Шах-Алам окончательно признал власть англичан. 23 мая 1805 года падишаху было назначено постоянное содержание — 120 тысяч фунтов стерлингов. С этого времени он перестал быть сюзереном и не управлял даже теми территориями, с которых получал доходы. В распоряжении Шах-Алама остался только Красный форт в Дели. За его стенами управление городом и окрестностями находилось в руках английского резидента. В следующем году Шах-Алам умер. Его сын Акбар II и внук Бахадур Шах II хоть и носили титул падишахов, но не имели никакой реальной власти и проводили время в обществе наложниц, придворных поэтов и музыкантов.

На 82-м году жизни Бахадур-шаху суждено было сыграть заметную роль в ходе Индийского народного восстания 1857—1858 годов. 11 мая 1857 года восставшие сипаи заняли Дели и заставили Бахадур-шаха подписать воззвание, в котором падишах сообщал о восстановлении имперской власти и призывал всех индусов объединиться для борьбы за родину и веру. Таким образом, волею восставших беспомощный, но сильный духом старец был поставлен во главе антианглийского восстания.

В сентябре 1858 года английские войска штурмом взяли Дели, Бахадур-шах сдался в плен. Англичане объявили о ликвидации Могольской империи. Бахадур-шах, приговорённый английским судом к ссылке, умер в 1862 году в Рангуне.

Как отмечает Руденко, в период средневековья происходило интенсивное привнесение в Индию обширного тюркского этнического компонента в виде правящих династий и их непосредственного окружения, военной и политической элиты, ремесленников, учёных, людей искусства и культуры, торговцев, а также политических изгнанников из Центральной Азии.[28] Именно с тюрками ассоциируется привнесение в Индию умеренного течения в исламе – суфизма, оказавшегося столь близким собственным индийским религиозным воззрениям. Некоторые регионы Индии тюркизировались в различных отношениях практически полностью, другие были лишь затронуты известиями о правлении тюрков в соседних частях страны. Исследователями отмечают унаследованную от тюркского периода близость, а во многом и идентичность культурно-цивилизационных элементов Центральной Азии и северных регионов Индии.[28]