Ивлин, Джон

Джон И́влин (англ. John Evelyn, 31 октября 1620 (1620-10-31) — 27 февраля 1706) — английский писатель, садовод и мемуарист, коллекционер. Один из основателей Лондонского королевского общества.

Дневники Джона Ивлина (англ.), также называемые его «Мемуарами», написанные практически в одно время с воспоминаниями другого примечательного мемуариста Сэмюэля Пипса, являются ценным историческим произведением, повествуя о политике, культуре и искусстве того времени (Ивлин был свидетелем смерти Карла I и Оливера Кромвеля, Великой чумы в Лондоне и Большого лондонского пожара 1666 года). Многие годы «Дневники» Ивлина находились в тени мемуаров Пипса. Оба мемуариста вели активную переписку и бо́льшая часть тех писем сохранилась.

Джон Ивлин родился в Уоттоне (Суррей) в семье, чье благополучие во многом основывалось на производстве пороха. Его дед Джордж Ивлин занимался производством пороха в последние годы правления королевы Елизаветы и даже получил в пользование королевское монопольное право на данное производство. Большие доходы позволили ему приобрести несколько поместий в графстве Суррей, и одно из них, Уоттон, унаследовал отец Джона Ричард Ивлин, когда Джордж умер в 1603 году. Ричард Ивлин, старший шериф графств Суррей и Суссекс в 1633 году, был женат на Эланор Стандсфилд, у них было пять детей. Джон был вторым ребёнком в их семье. Большую часть своего детства он провёл в Клиффе (англ. Cliffe) под Льюисом (Суссекс) со своей сводной бабушкой по материнской линии. Джон отказался оставить свою «слишком снисходительную» бабушку ради школы в Итоне, и когда после смерти мужа она снова вышла замуж, мальчик переехал с ней в Саусовер (англ. Southover, теперь на территории Льюиса), где он посещал местную бесплатную школу.[2]

В феврале 1637 года он был принят в школу подготовки барристеров Миддл Темпл (англ.) в Лондоне для изучения права. В мае следующего года он поступил в колледж Баллиол в Оксфорде. Он ушел из университета, не получив учёной степени, и к в 1640 году обосновался в Миддл Темпл.[2] В том же году умер отец Джона, а мать несколькими годами ранее. Будучи вторым сыном в семье, Джон не имел прав на наследование родового поместья, которое перешло к его старшему брату Джорджу (последний впоследствии прожил долгую жизнь в качестве уважаемого землевладельца и члена парламента при королях Карле II, Вильгельме III и Марии II). Не связанный земельным имуществом Джон Ивлин принялся путешествовать. В 1641 году он посетил Голландию, где в июле завербовался добровольцем в войне против Габсбургов, но его военный опыт ограничился 6-ю днями в военном лагере.[2] Также он посетил Испанские Нидерланды. Вернувшись осенью в Англию, чтобы на короткое время присоединиться к королевской армии, Ивлин участвовал в битве при Дрентфорде (англ.)[3] на стороне роялистов в ноябре 1642 года, после чего устранился от участия в гражданской войне и к декабрю вернулся в Уоттон заниматься садами своего брата.[2] Как писал сам Ивлин, его участие в войне лишь способствовало бы нанесению ущерба поместью Уоттон без всякой «надежды на возмещение со стороны королевской власти». [3]

Ивлин покинул Англию в конце 1643 года и в течение последующих нескольких лет путешествовал по Франции, Италии и Швейцарии. В 1644 году Ивлин побывал в английском колледже (англ.) в Риме, где обучали католических священников для служения в Англии. В Венеции он возобновил старое знакомство с покровителем искусств и коллекционером Томасом Говардом, графом Арундел. В 1646 году Ивлин посещал лекции по анатомии в Падуе. В Падуе же им были приобретены т. н. Ивлинские таблицы (англ.)[4] В том же 1646 году он заболел оспой в Швейцарии, а после выздоровления переехал во Францию. Там он завел связи при дворе изгнанного короля Карла II, встретившись осенью с послом короля во Франции Ричардом Брауном (англ.). В следующем 1647 году Ивлин добился от него разрешения на брак с 12-летней дочерью Брауна Марией. Свадьба состоялась 27 июня в Париже. [5] Оставив жену на попечение её родителей, он вернулся в Англию, чтобы уладить свои дела. Он посетил Карла Iв его заключении в Хэмптон-Корт в 1647 году и в течение последующих двух лет поддерживал шифрованную переписку со своим тестем в королевских интересах.[2] В конце концов он выкупил у своего тестя его поместье Сайес Корт (англ.) в Дептфорде (в настоящее время район на юго-востоке Лондона). Поместьем сэр Ричард Браун владел на правах арендатора короля, и в период революции оно было конфисковано парламентом. Ивлину удалось уладить это дело и получить Сайес Корт за £3500[2], после чего он вернулся во Францию в июле 1649 года, но летом 1650 года нанёс короткий визит в Англию. После поражения Карла II при Вустере в 1651 году Ивлин счёл борьбу с республикой безнадёжной, после чего окончательно вернулся в страну в начале 1652 года и больше её никогда не покидал.

Летом того же 1652 года в Сайес Корт переехала жена Ивлина Мэри, будучи беременной их первенцем Ричардом. Ивлины прожили в поместье вплоть до 1694 года. В своём поместье Ивлин начал воплощать новационные для Англии планы по обустройству дома и сада. Он реконструировал и расширил дом и, вдохновленный французскими и итальянскими идеями, превратил окружающий ландшафт в один из самых достопримечательных английских садов своего времени.[6] В то же время Ивлин отказывался от работы на Содружество. В 1659 году он опубликовал извинения за Роялистскую партию, а в декабре того же года он тщетно пытался убедить полковника Герберта Морли, позже заместителя коменданта Тауэра, предвосхитить генерала Монка, выразив поддержу королю.[2] После восхождения на трон Карла II поместье Сайес Корт отошло обратно короне как арендатору, но Ивлину всё же удалось с большим трудом получить договор аренды поместья сроком на 99 лет.[7]

Титульный лист второго издания «Сильвы», 1670 (хотя, согласно дневникам Ивлина, он представил новое издание в 1669 году).

Однако именно в период Реставрации карьера Ивлина взлетела вверх. Ивлин входил в число людей, основавших Лондонское королевское общество в 1660 году. В следующем году он написал труд «Fumifugium» (англ.), в котором впервые была понята проблема загрязнения воздуха в Лондоне. Известность среди современников он приобрёл благодаря своим знаниям о деревьях и трактату «Сильва» (англ.) или «Рассуждение о лесных деревьях»(1664), который был написан как поощрение для землевладельцев высаживать лесонасаждения, чтобы обеспечить нужды военно-морского флота Англии. Трактат был издан по просьбе Лондонского королевского общества после того как Ивлин представил последнему свои рассуждения по этому вопросу в 1662 году.[3] «Сильва» стала одной из главных работ Ивлина, дальнейшие её издания появились при его жизни в 1670 и 1679 году, четвертое издание (1706 год) увидело свет после его смерти. По мнению автора статьи об Ивлине в «Британнике», книга действительно возымела действие на землевладельцев.[2]

План Джона Ивлина по тотальной перестройке Лондона, никогда не воплощённый.

За время правления Стюартов Ивлин успел занять много должностей — он был комиссаром по улучшению улиц и зданий в Лондоне, по рассмотрению дел благотворительных фондов, комиссаром монетного двора и комиссаром иностранных плантаций. Во время второй англо-голландской войны, с 28 октября 1664 года Ивлин служил одним из четырёх уполномоченных по уходу за больными и ранеными моряками, а также уходу и обращению с военнопленными. И не оставил свой пост во время Великой чумы, ограничившись отправкой семьи в Уоттон.[2] После Большого пожара в Лондоне в 1666 году, подробно описанного им в своих дневниках, Ивлин представил свой план восстановления города (второй был представлен Кристофером Реном); впрочем, оба были отвергнуты Карлом II. Ивлин интересовался планами восстановления собора Святого Павла и даже нашёл для него резчика по дереву Грилинга Гиббонса (англ. Grinling Gibbons), которого представил королю.[3] Интерес Ивлина к садоводству подвёл его к разработке планов т. н. «садов удовольствия» (англ.), таких как, например, Юстон Холл (англ.). Помимо прочего он присутствовал на заседаниях Лондонского королевского общества, наблюдал опыты и эксперименты самого разнообразного характера: от астрономических наблюдений до микроскопического исследования червей. В своих дневниках Ивлин описывал как анатомические детали уродцев, демонстрируемых на ярмарках, так и китов, выброшенных на гринвичский берег, а также вёл записи о хирургических операциях, на которых присутствовал. В сентябре 1671 года он отправился вместе с королевским двором Карла II в Норвич, откуда писал своему тестю Томасу Брауну, приглашая его к себе. Ивлин был секретарём Королевского общества в 1672 году и, как активный защитник его интересов, два раза (в 1682 и 1691) был выдвигаем в его президенты. Ивлин склонил Генри Говарда, герцога Норфолк, подарить арундельсий мрамор Оксфордскому университету (1667 г.), а ценнейшую библиотеку семьи Арундел — Грешем-колледжу (1678). Во время правления Якова II (1685-88) Ивлин достиг пика своей придворной карьеры, став Хранителем Малой печати (англ.) несмотря на его недовольство действиями нового короля по отношению к англиканской церкви. Ивлин занимал этот пост во время отсутствия графа Кларендона (англ.), который находился в Ирландии. При королеве Марии II Ивлин сыграл заметную роль в основании Гринвичского госпиталя для отставных моряков, заложив первый камень в его основание 30 июня 1696 года и став его казначеем.[2]

Девиз Ивлина на одной из его книг, купленных в Париже в 1651 году: сохранить лучшее

Как и Браун и Пипс, Ивлин был библиофилом на протяжении всей своей жизни. У его тестя Ричарда Брауна не было сыновей, что позволило Ивлину объединить свою библиотеку с брауновской. После себя Джон Ивлин оставил большое собрание, состоявшее из 3859 книг и 822 брошюр. Многие из них были унифицированы и переплетены на французский манер и пронесли на себе девиз владельца — лат. Omnia explorate; Meliora retinete («изучить всё, сохранить лучшее»), 1Фес. 5:21.

В 1694 году Ивлин возвратился в родное поместье Уоттон, графство Суррей, по просьбе своего старшего брата Джорджа. Поскольку последний не оставил сыновей, Ивлин унаследовал его имущество и семейное поместье Уоттон после него в 1699 году.[8] Его собственное поместье Сайес Корт было предоставлен в аренду, и в июне 1696 капитан Бенбоу подписал трехлетний договор об аренде. Бенбоу оказались далеко не идеальными арендаторами, Ивлин жаловался своему другу в письме, что у него вызывает «досаду каждодневный вид порчи результата многих моих бывших трудов и расходов».[9]

Несмотря на плохое здоровье Ивлин нашел время, чтобы начать пересмотр своих дневников в 1700 году, а также составить небольшую книгу советов по ведению недвижимости для своего внука. Джон Ивлин умер в 1706 году в своем доме на Дувр-стрит в Лондоне.

Ивлин был плодовитым автором, в сферу интересов которого входили самые разнообразные темы: теология, нумизматика, политика, садоводство, архитектура и вегетарианство. Ивлин активно интересовался происходящим вокруг, поддерживал переписку с современниками по всему спектру политической и культурной жизни стюартовской Англии.

Однако основным трудом бесспорно остаются его "Дневники" (англ.). Написанные в формате кварто 700 страниц охватывают события с 1641 по 1697 годы (существует также небольшое дополнение к «Дневникам», которое описывает события трёх недель после смерти Ивлина).[2] Часть дневников была отредактирована Уильямом Бреем (англ. William Bray) и с разрешения семьи Ивлинов опубликована в 1818 году под названием «» (англ. ). За первым последовали и другие издания, среди которых стоит отметить издание Уитли (англ. H. B. Wheatley) 1849 года и Остина Добсона (англ. Austin Dobson) 1906 года (3 тома).[2]

Мемуары, пояснительные к жизни и трудам Джона Ивлина, включая его дневники с 1641 по 1705/6, а также избранные из его семейных писем"Memoirs illustrative of the Life and Writings of John Evelyn, comprising his Diary from 1641 to 1705/6, and a Selection of his Familiar Letters"

Некоторые из них были перепечатаны в «Различных сочинениях Джона Ивлина» (англ. The Miscellaneous Writings of John Evelyn)(1825), под редакцией Уильяма Апкотта(англ. Upcott.[2]

Сохранились многие другие документы и письма Ивлина по научной тематике и иным вопросам, представляющим интерес. Обширная переписка Джона Ивлина и его тестя Ричарда Брауна хранится в Британском музее.[2]

Его дочери Марии Ивлин (1665—1685) подчас приписывают авторство написанной под псевдонимом книги «Mundus Muliebris[11], или Незапертая гардеробная леди и её туалетное пространство. В шуточном стиле. Совместно с щегольским словарём, составленным для пользования прекрасным полом» (англ. ). Книга представляла собой сатирическое руководство в стихах по франкофильской моде и её терминологии. К соавтором данной книги также часто относят и Джона Ивлина, который, по всей видимости, редактировал её для публикации после смерти своей дочери.[2]

"Mundus Muliebris of 1690. Mundus Muliebris: or, The Ladies Dressing Room Unlock'd and Her Toilette Spread. In Burlesque. Together with the Fop-Dictionary, Compiled for the Use of the Fair Sex"

В 1669 году Ивлин встретил при дворе 17-летнюю фрейлину Маргарет Благг (англ. Margaret Blagg), дочь Томаса Благга (en:Thomas Blagge). По мнению английского историка en:Guy de la Bédoyère, не ранее 1672 года они вступили в соглашение о «неприкосновенной» дружбе, в которой Ивлину отводилась роль духовного наставника и поверенного в делах Маргарет. То были подчёркнуто платонические отношения. Они регулярно встречались, чтобы вместе разделить трапезу или молитву.[3] Несмотря на то, что он отговаривал её от отношений с Сидни Годолфином (англ.), Маргарет тайно вышла за того замуж в 1675 году. Брак Маргарет был короток: она умерла в 1678 году сразу после рождения сына. Её муж настолько обезумел от горя, что Ивлину пришлось улаживать её дела и даже распоряжаться перевозкой её тела в церковь Годолфинов в Корнуолле.[3]

В своём дневнике Ивлин писал о Маргаретт, что его предназначение — «освятить её достойную жизнь потомкам». Что он и сделал в своём малом шедевре религиозной биографии, который остался в рукописи во владении семьи Харкорт, пока не был отредактирован Сэмюэлем Уилберфорсом (англ. Samuel Wilberforce), епископом Оксфорда, как «Жизнь миссис Годолфин» (англ. Life of Mrs Godolphin),1847, перепечатан в «King’s Classics» (1904). Изображение кроткой жизни Маргарет Благг довольно сильно контрастирует с жизнеописаниями её современников.[2]

У Джона и Мэри Ивлин было восемь детей: Ричард (1652—1658), Джон Стандсфилд (1653—1654), Джон младший (англ.) (1655—1699), Джордж (1657—1658), Ричард (1664), Мэри (1665—1685), Элизабет (1667—29.08.1685) и Сюзанна (1669—1754). Только Сюзанна смогла пережить своих родителей. В разгар особенно холодной зимы 1658 года болезнь унесла жизни первенца Ивлинов пятилетнего Ричарда и их четвёртого сына Джорджа. После смерти Ричарда (она произошла в январе) Ивлин писал своему тестю Брауну в письме от 14 февраля об этом как о «случае, что произвёл столь большую брешь в моей [Ивлина] сущности, что я действительно не надеюсь увидеть её когда-либо затянутой».[3] На следующее утро скончался четвертый сын Ивлина Джордж. Второй сын Ивлинов Джон скончался во младенчестве четырьмя годами ранее. И только третий, Джон младший, вошёл во взрослую жизнь. Он оставил сына, также Джона, но не пережил своего отца, скончавшись в 1699 году в возрасте 44 лет. Дочери Ивлина Мэри и Элизабет умерли в 1685 году с интервалом в несколько месяцев от оспы в возрасте 19 и 17 лет соответственно. Причём Элизабет в том же году успела сбежать с племянником инспектора военно-морского флота и вышла за него замуж. Потрясённый Ивлин отрёкся от дочери и лишил её наследства. Через несколько недель, когда он узнал о болезни Элизабет, Джон Ивлин писал своей жене, что считает эту болезнь судом Божьим.[3] Младшая дочь Ивлинов Сюзанна вышла замуж в 1693 году за Уильяма Дрейпера (англ. William Draper) и впоследствии родила ему детей.[3] После того как семья унаследовала Уоттон, Ивлин сосредоточил свои усилия на хлопотах о своём внуке Джоне (англ.), сыне Джона младшего. Патроном последнего выступил Сидни Годолфин, в то время уже Первый Лорд Казначейства, устроив его к себе в Казначейство сначала Казначеем по государственным доходам (англ. Treasurer for the Revenue), а затем Комиссаром по премиальным выплатам (англ. Commissioner of the Prizes). Также был организован брачный контракт с племянницей Годолфина Энн Боскавен (англ. Ann Boscawen), финансируемый в том числе и Уильямом Дрейпером.[3]

Его жена Мэри умерла в 1709 году, через три года после своего мужа. Оба были похоронены в Часовне Ивлинов в церкви Святого Иоанна в Уоттоне.