Евтушенко, Евгений Александрович

Евге́ний Алекса́ндрович Евтуше́нко (фамилия при рождении — Гангнус[1][2][3], 18 июля 1932[2] [по паспорту — 1933][4], Зима[3]; по другим данным — Нижнеудинск[5][6], Иркутская область; — 1 апреля 2017, Талса, Оклахома, США[7]) — русский поэт. Получил известность также как прозаик, режиссёр, сценарист, публицист, чтец-оратор и актёр. Был номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1963)[8].

Родился 18 июля 1932 года в семье поэта-любителя Александра Рудольфовича Гангнуса (1910—1976) и Зинаиды Ермолаевны Евтушенко (1910—2002), геолога, актрисы, заслуженного работника культуры РСФСР. Внук педагога-математика Рудольфа Вильгельмовича Гангнуса (1883—1949).

В 1944 году, по возвращении из эвакуации со станции Зима в Москву, мать поэта поменяла фамилию сына на свою девичью (об этом — в поэме «Мама и нейтронная бомба») — при оформлении документов для смены фамилии была сознательно допущена ошибка в дате рождения: записали 1933 год, чтобы не получать пропуск, который положено было иметь в 12 лет[2][9].

Учился в московских школах № 254 и № 607, в школе у него были плохие отметки.[10] Занимался в поэтической студии при районном Доме пионеров в Москве.[11]

В 1948 году его несправедливо заподозрили в школе № 607 в поджоге школьных журналов с отметками, поэтому в 15 лет его исключили из школы. Поскольку его после этого никуда не принимали, отец послал его с рекомендательным письмом в геолого-разведывательную экспедицию в Казахстан, где под его началом оказалось 15 расконвоированных уголовников.[12] Затем он работал на Алтае.[10]

Начал печататься в 1949 году, первое стихотворение опубликовано в газете «Советский спорт».

С 1952[13] по 1957 год учился в Литературном институте им. А. М. Горького. Исключён за «дисциплинарные взыскания»[2], а также за поддержку романа Владимира Дудинцева «Не хлебом единым»[14].

В 1952 году выходит первая книга стихов «Разведчики грядущего», впоследствии автор оценил её как юношескую и незрелую.

В 1952 году стал самым молодым членом Союза писателей СССР[15], минуя ступень кандидата в члены СП.

«Меня приняли в Литературный институт без аттестата зрелости и почти одновременно в Союз писателей, в обоих случаях сочтя достаточным основанием мою книгу. Но я знал ей цену. И я хотел писать по-другому».

Заодно он был оформлен секретарём комсомольской организации при Союзе писателей.[11]

Время второй половины 1950-х, начала 1960-х годов — период поэтического бума, когда большая популярность пришла к таким поэтам как Б. Ахмадулина, А. Вознесенский, Б. Окуджава, Р. Рождественский, Е. Евтушенко. Они воодушевили многих любителей поэзии, их стихи казались свежими и независимыми по сравнению с произведениями поэтов предыдущей эпохи. Выступления этих авторов собирали полные концертные и спортивные залы, и поэзию периода «оттепели» вскоре стали называть эстрадной.

В последующие годы Евтушенко напечатал несколько сборников, которые приобрели большую популярность («Третий снег» (1955), «Шоссе энтузиастов» (1956), «Обещание» (1957), «Стихи разных лет» (1959), «Яблоко» (1960), «Нежность» (1962), «Взмах руки» (1962)).

Одним из символов оттепели стали вечера в Большой аудитории Политехнического музея, в которых вместе с Робертом Рождественским, Беллой Ахмадулиной, Булатом Окуджавой и другими поэтами волны 1960-х годов принимал участие Евтушенко.

Произведения его отличает широкая гамма настроений и жанровое разнообразие. Первые строки из пафосного вступления к поэме «Братская ГЭС» (1965): «Поэт в России больше, чем поэт» — манифест творчества самого Евтушенко и крылатая фраза, которая устойчиво вошла в обиход. Поэту не чужда тонкая и интимная лирика: стихотворение «Бывало спит у ног собака» (1955). В поэме «Северная надбавка» (1977) слагает настоящую оду пиву. Несколько поэм и циклов стихотворений посвящено зарубежной и антивоенной тематике: «Под кожей Статуи Свободы», «Коррида», «Итальянский цикл», «Голубь в Сантьяго», «Мама и нейтронная бомба».

Чрезмерному успеху Евтушенко способствовала простота и доступность его стихов, а также скандалы, часто поднимавшиеся критикой вокруг его имени. Рассчитывая на публицистический эффект, Евтушенко то избирал для своих стихов темы актуальной политики партии (напр., «Наследники Сталина» (Правда, 21 октября 1962 года) или «Братская ГЭС» (1965)), то адресовал их критически настроенной общественности (напр., «Бабий Яр» (1961) или «Баллада о браконьерстве» (1965)). <…> Его стихи большей частью повествовательны и богаты образными деталями. Многие страдают длиннотами, декламационны и поверхностны. Его поэтическое дарование редко проявляется в глубоких и содержательных высказываниях. Он пишет легко, любит игру слов и звуков, нередко, однако, доходящую у него до вычурности. Честолюбивое стремление Евтушенко стать, продолжая традицию В. Маяковского, трибуном послесталинского периода приводило к тому, что его талант — как это ярко проявляется, напр., в стихотворении «По ягоды» — казалось, ослабевает.

Известность получили сценические выступления Евтушенко: он с успехом читает собственные произведения. Выпустил несколько дисков и аудиокниг в собственном исполнении: «Ягодные места», «Голубь в Сантьяго» и другие.

С 1986 по 1991 год был секретарём Правления Союза писателей СССР. С декабря 1991 года — секретарь правления Содружества писательских союзов. С 1989 года — сопредседатель писательской ассоциации «Апрель». С 1988 года — член общества «Мемориал».

14 мая 1989 года с огромным отрывом, набрав в 19 раз больше голосов, чем ближайший кандидат, был избран народным депутатом СССР от города Харькова и был им до конца существования СССР.

В 1991 году, заключив контракт с американским университетом в городе Талса, штат Оклахома, уехал с семьёй преподавать в США, где жил постоянно, иногда приезжая в Россию[16].

В 2007 году в спорткомплексе «Олимпийский» состоялась премьера рок-оперы «И́дут белые сне́ги», созданной на стихи Евгения Евтушенко композитором Глебом Маем.

12 марта 2017 года Евтушенко был госпитализирован в тяжёлом состоянии в США[17]. У него был рак в последней четвёртой стадии, вернувшийся после операционного удаления почки, прошедшего около шести лет назад[18]. По свидетельству Михаила Моргулиса, Евтушенко до последнего оставался в сознании[19]. Евгений Евтушенко умер 1 апреля 2017 года во сне от остановки сердца в окружении родных в Медицинском центре Хиллкрест в Талсе (штат Оклахома, США)[20][21][22][23][24][25][26]. Соболезнования выразили президент России Владимир Путин[27] и мэр Москвы Сергей Собянин[28].

10 апреля в храме Святого благоверного князя Игоря Черниговского посёлка Переделкино прошло отпевание поэта; отпевание совершил протоиерей Владимир Вигилянский[29].

11 апреля в Центральном доме литераторов состоялось прощание с Евтушенко[30].

В тот же день он, согласно своей последней воле, был похоронен на Переделкинском кладбище рядом с другими поэтами — Борисом Пастернаком[31] и Виктором Боковым.

В городе Зима Иркутской области 11 апреля 2017 года был объявлен траур[32].

В первый сборник стихов Евтушенко вошли стихотворения, прославляющие Сталина[34]. Одна глава поэмы «Казанский Университет» посвящена В. И. Ленину и написана как раз к 100-летнему юбилею Ленина. По заверениям самого поэта, всё это (равно как и другие искренно-пропагандистские его стихотворения советского времени: «Партбилеты», «Коммунары не будут рабами» и т. п.) — следствие влияния пропаганды[35].

Ранним стихам Евтушенко свойственны оптимизм и вера в светлое коммунистическое будущее, характерное для поколения «шестидесятников»[36]. Так, в одном из своих произведений он писал[37]:

В 1962 году в газете «Правда» было опубликовано ставшее широко известным[38] стихотворение «Наследники Сталина», приуроченное к выносу из Мавзолея тела Сталина. Большой резонанс вызвали и другие его произведения: «Бабий яр» (1961), «Письмо Есенину» (1965), «Танки идут по Праге» (1968). Последнее стихотворение было написано 23 августа 1968 года, через два дня после . Несмотря на столь откровенный вызов тогдашней власти, поэт продолжал печататься, ездить по всей стране и за рубеж.

Под впечатлением от военного переворота 1973 года в Чили и гибели президента Сальвадора Альенде, с которым он лично встречался, Евтушенко написал поэму «Голубь в Сантьяго». После падения диктаторского режима Пиночета, в 2009 году президент Мишель Бачелет удостоила Евтушенко высшей награды Чили для иностранцев — ордена Бернардо О’Хиггинса, после чего он прочёл свою поэму многотысячной толпе с балкона президентского дворца Ла-Монеда в Сантьяго[39][40].

Евгений Евтушенко печатался в слывших оппозиционными в советское время журналах «Юность» (также входил в редколлегию этого журнала), «Новый мир», «Знамя». Известными стали его выступления в поддержку советских диссидентов Бродского, Солженицына, Даниэля[41]. Несмотря на это, Иосиф Бродский недолюбливал Евтушенко (со слов Сергея Довлатова известна его ставшая крылатой фраза «Если Евтушенко против колхозов, то я — за») и резко раскритиковал избрание Евтушенко почётным членом Американской академии искусств и словесности в 1987 году. Однако, по воспоминаниям М. И. Веллера, это не мешало Бродскому просить у Евтушенко помощи в сложные жизненные моменты, причём Евтушенко никогда ему не отказывал[42].

В 1990 году стал сопредседателем Всесоюзной ассоциации писателей в поддержку перестройки «Апрель».

После реакции[en] некоторых российских СМИ на теракты в Лондоне[43][44], в 2005 году Евтушенко написал стихотворение «Так им и надо!», в котором отметил, что радость чужим бедам — наследство сталинского и гулаговского облучения, но «станции лондонского метро —/родственницы Беслана», и так как «Родины разными могут быть,/но при войне и терроре/разве не может нас объединить/общая родина — горе?»[45].

В феврале 2014 года Евтушенко обратился к народу Украины со словами поддержки и стихотворением «Государство, будь человеком!», написанным в ночь с 18 на 19 февраля, в разгар столкновений протестующих с милицией и внутренними войсками МВД во время Евромайдана. Отметив, что «невидимками на Майдане/вместе — Пушкин, Брюллов, мы стоим», Евтушенко выступил против политической вражды и в поддержку конвергенции, выразив надежду, что «всем Европой нам стать удастся»[46][47][48].

Литературный стиль и манера Евтушенко давали обширное поле деятельности для критики. Его часто упрекали в пафосной риторике и скрытом самовосхвалении. Так, в интервью 1972 года, опубликованном в октябре 2013 года, поэт Иосиф Бродский крайне негативно отзывался об Евтушенко как о поэте и человеке[49]:

Евтушенко? Вы знаете — это не так всё просто. Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он ещё худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя. По репродукции самого себя. … У него есть стихи, которые, в общем, можно даже запоминать, любить, они могут нравиться. Мне не нравится просто вообще уровень всего этого дела.

Андрей Тарковский, прочитав «Казанский университет» Евтушенко, в своих дневниках писал:

Случайно прочёл… Какая бездарь! Оторопь берёт. Мещанский Авангард <…> Жалкий какой-то Женя. Кокетка <…> В квартире у него все стены завешаны скверными картинами. Буржуй. И очень хочет, чтобы его любили. И Хрущёв, и Брежнев, и девушки…»[50]

В кинематографе Е. Евтушенко известен как актёр, режиссёр-постановщик, автор-сценарист, а также как автор стихов песен[65].

Каждый год в день своего рождения Е. Евтушенко читал всем свои стихи в Политехническом музее г. Москвы.