Дравидийские языки

Дравиди́йские языки́ (дравидские языки) — семья языков на территории Южноазиатского (Индийского) субконтинента. Распространены главным образом в Индии, особенно в южной её части, а также в Пакистане, южном Афганистане, восточном Иране (язык брахуи), частично в Шри-Ланке, странах Юго-Восточной Азии, на островах Индийского и Тихого океанов и в Южной Африке.

Общая численность говорящих на 85 дравидийских языках[1] превышает 200 млн человек, свыше 95 % из них пользуются четырьмя языками: телугу, тамильским языком, каннада и малаялам.

Некоторые дравидийские языки (ерукала, кайкади, курумба, беллари, корага и др.) изучены слабо, и принадлежность их к той или иной группе не определена. Общее число говорящих на дравидийских языках в настоящее время превышает 200 млн человек, причём свыше 90 % из этого числа приходится на «большую дравидийскую четвёрку» — языки телугу, тамильский, малаялам и каннада, которые имеют более чем тысячелетние письменные и литературные традиции (самые ранние тамильские памятники датируются III веками до н. э.) и статус официальных языков южноиндийских штатов Андхра-Прадеш, Тамилнад, Керала и Карнатака соответственно.

Наиболее характерными грамматическими особенностями дравидийских языков являются:

В древности дравидоязычные племена были широко распространены на территории от Персидского (Элам) до Бенгальского залива, на севере доходя до юго-западных регионов Средней Азии[3]. Причём их прародиной была территория Ирана[4][неавторитетный источник?]. К числу дравидийских относят также эламский язык (брауи при этом представляется промежуточным звеном между эламским и остальными дравидийскими) и, с несколько меньшей долей уверенности (в связи с худшим состоянием дешифровки сохранившихся памятников), язык «протоиндийских» культур Мохенджо-Даро и Хараппа в долине Инда (см. Письменность долины Инда). Согласно исследованиям Георгия Старостина, эламский язык не находится в близком родстве с дравидийскими, а, возможно, является связующим звеном между ностратическими и афразийскими языками[5]. Однако выводы Старостина о положении эламского языка по отношению к другим дравидийским языкам, как и дравидийской языковой семьи к другим языковым семьям Евразии, большинством компаративистов считаются мало убедительными и не разделяются[источник не указан 1075 дней].

Дравидийские языки не находятся в близком родстве с основной массой языков северной Индии (хинди, бенгали, пенджаби и др.). Эти последние относятся к индоевропейской семье и проникли на территорию Индии в сравнительно позднее время, вероятно, к концу 2-го тысячелетия до н. э.

Выдвигалось много предположений о том, что носители дравидийских языков были изначальными обитателями Индии, создателями цивилизации долины реки Инд, развившими также мифологическую систему, лёгшую в основу индуизма, вероятно также, что дравидийские языки были распространены на территории всего Индостана и значительном протяжении Иранского нагорья, оказав влияние и на прото-индоевропейский язык. Однако большинство гипотез в этой области на настоящее время остаются предметом научных споров. В любом случае, наиболее вероятным представляется сценарий, по которому дравиды появились на территории Индийского субконтинента раньше индоевропейцев, но позже живущих там же носителей австроазиатских языков, принадлежавших австралоидной расе, кому индийцы, и особенно дравиды, обязаны распространённостью среди них тёмного цвета кожи.

Из числа гипотез о внешних генетических связях дравидийских языков наиболее убедительной считается выдвинутая ещё в XIX веке Р. Колдуэллом гипотеза о связи их с уральскими языками.

В соответствии с ностратической гипотезой о дальнем родстве языковых семей Евразии, дравидийские языки входят в ностратическую макросемью вместе с индоевропейскими, афразийскими, картвельскими, уральскими и алтайскими языками. Данная позиция, однако, была подвергнута критике различными специалистами, считается весьма спорной и её выводы не принимаются многими компаративистами, которые рассматривают теорию ностратических языков либо как, в худшем случае, полностью ошибочную или как, в лучшем случае, просто неубедительную[6][7].