Диглоссия

Диглосси́я (от др.-греч. δυο — «два» и γλωσσα/γλωττα — язык) — особый вариант билингвизма, при котором на определённой территории или в обществе сосуществуют два языка или две формы одного языка, применяемые их носителями в различных функциональных сферах. Для диглоссии характерна ситуация несбалансированного двуязычия, когда один из языков или вариантов выступает в качестве «высокого», а другой — «низкого». При этом возможны ситуации, когда «низкий» язык является родным разговорным языком для всего населения территории или его части, а «высокий» язык — родственным по отношению к родному языку (например, церковнославянский и русский в допетровской России) либо неродственным надэтническим языком территорий с разнообразным этническим составом населения.

Концепция диглоссии как параллельного сосуществования двух вариантов языка была описана греческим писателем и филологом Иоаннисом Психарисом для ситуации сосуществования в греческой литературе двух вариантов письменного новогреческого языка: «книжной» формы новогреческого кафаревусы (греч. καθαρεύουσα γλώσσα, буквально — чистый язык), основанной на аттических образцах и очищенного Адамантиосом Кораисом от заимствований из турецкого и народного языка димотики (греч. δημοτική). После освобождения Греции от турецкого владычества в 1821 году, кафаревуса стала официальной нормой письменного новогреческого[1]. Такое положение сохранялось в Греции до языковой реформы 1976 года, когда в качестве языка обучения, объекта изучения и языка учебников на всех уровнях образования была принята димотика.

В 1959 году Чарльз Фергюсон описал аналогичную ситуацию несбалансированного двуязычия с различными функциональными сферами обращения языков для разговорных местных вариантов арабского и классического арабского языка в арабском мире, швейцарского диалектного и литературного немецкого в немецкоговорящей части Швейцарии и креольского и французского на Гаити[2]. Фергюсон в своей работе отметил функциональное отличие диглоссии от билингвизма: если при билингвизме языки функционально равноправны, то в случае диглоссии один из языков является «высоким» (H-язык) и используется в небытовых «высоких» (религия, книжно-письменная культура, наука, образование) сферах и ситуациях общения и не используется при бытовом общении; другой же язык (L-язык) является «низким», то есть принят в повседневном общении и сниженных функциональных стилях речи и жанрах письменности (бытовая письменность, «низкие» жанры художественной литературы).

В работах Фергюсона рассматривались H-L пары родственных языков или пары литературная норма — диалект, однако в 1967 году Джошуа Фишман, рассматривая различные сферы функционирования испанского и гуарани в билингвизме Парагвая, распространил понятие диглоссии и на неродственные языки[3].

Диглоссная ситуация может складываться при параллельном обращении как родственных, так и неродственных языков, причём в некоторых случаях употребляемые на территории языки (или их разновидности — диалекты, говоры) могут образовывать вертикальный языковой континуум, причём в отношении диглоссии находятся языки различных уровней континуума (английский — креольский Ямайки и ряда других англофонных территорий Карибского региона)[4].

При диглоссии в зависимости от языковых ситуаций индивидом — носителем языков, в различных речевых ситуациях для построения социально корректного высказывания производится выбор не только функционального стиля речи, но и язык (диалект) высказывания.

В зависимости от отношений H- и L-языков различают следующие диглоссные ситуации: