Гузенко, Игорь Сергеевич

Игорь Сергеевич Гузенко (13 января 1919, село Рогачёво[2], Московская губерния[3] — 8 июня 1982, Миссиссога, Канада) — начальник шифровального отдела посольства СССР в Канаде[4], передавший в 1945 году канадской стороне шифры и документы с данными советской агентуры. Перебежчик.

Родился 13 января 1919 года в деревне Рогачёво близ Дмитрова Московской губернии.

Летом 1943 года вместе с супругой прибыл в Канаду. 5 сентября 1945 года, спустя два дня после окончания Второй мировой войны, в Оттаве взяв 109 секретных документов советского посольства, передал их правительству Канады. Документы представляли собой переписку резидента ГРУ полковника Николая Заботина (ранее уехал из Канады) с агентурой, внедрённой в разработку атомного оружия. Эти материалы привели к аресту 26 человек и осуждению 10 советских агентов, собиравших на Западе «атомные секреты» США. Например, была арестована Кай Уиллшер («Элси»), заместитель архивариуса британского посольства в Канаде[5]. Как пишет Павел Евдокимов, в СССР комиссия по разбору предательства Гузенко признала виновным Заботина[6].

Игоря Гузенко с семьёй в целях обеспечения их безопасности вывезли из Оттавы и разместили в пустующем туристском лагере, а сообщённую им информацию стали систематизировать и анализировать. Из Лондона прислали двух сотрудников контрразведки МИ-5. Они приняли участие в допросах вместе с представителями американского ФБР. Публике о шпионском скандале поведал американский журналист Дрю Пирсон, обозреватель газеты «Вашингтон пост». Советский шпионаж Пирсон назвал частью плана Москвы по захвату власти над миром. Он утверждал, что Гузенко назвал имена 1700 советских агентов в Северной Америке. Одним из результатов дела Гузенко стало составление в Канаде списка PROFUNC, который оставался в силе до 1980-х гг.[7][8]

Семью Гузенко поселили в пригороде Торонто, предоставив в собственность двухэтажный особняк. Им назначили пожизненное пособие (сведений о его размере нет). Они сменили фамилию и имена на Стэнли и Анну Крысяк. Игорь и Светлана жили скрытно. Их дочь Эвелин, которая родилась в конце 1945 года, рассказывала, что отец с матерью «были очень осторожны… Они не надеялись, что смогут прожить хотя бы три дня после того, как отец передал правительству секретные документы». Своим детям Игорь и Светлана «запрещали говорить с незнакомцами на улице, не разрешали приглашать в дом малознакомых людей».

По сведениям, попавшим в канадские СМИ в 1980-е годы, в последние годы жизни Игорь Гузенко страдал хроническим алкоголизмом, что привело к развитию у него ряда тяжёлых заболеваний, включая диабет. Следствием чего стала полная утрата зрения. Согласно информации, сообщённой в начале 1989 года его вдовой, Светланой Гузенко, в интервью, данном журналисту канадской газеты «The Toronto Star» Джону Пиктону, в последние годы перед смертью её муж был вынужден читать, пользуясь шрифтом Брайля.[источник не указан 48 дней]

В июне 1982 года правительство Канады выпустило специальное коммюнике, в котором информировало, что советский перебежчик Игорь Гузенко скончался в возрасте 63 лет «вследствие естественных причин»; при этом ни точная дата, ни причина смерти, ни место погребения названы не были. Светлана Гузенко умерла 4 сентября 2001 года, её прах был захоронен в могилу мужа. После этого на надгробном камне была установлена металлическая плита с надписью «On September 5th, 1945 in Ottawa, Canada Igor, Svetlana and their young son Andrei escaped from the Soviet Embassy and tyranny» («5 сентября 1945 года в Оттаве, Канада, Игорь, Светлана и их малолетний сын Андрей бежали из советского посольства и от тирании»). Дата смерти Игоря Гузенко, указанная на надгробии — 25 июня 1982 года.[источник не указан 48 дней]

История побега Гузенко легла в основу двух американских художественных фильмов: «Железный занавес» (1948, режиссёр Дэна Эндрюс) и «Операция Розыск» (1954).[источник не указан 48 дней]

Гузенко издал несколько мемуарных книг и художественный роман «Падение титана» (The Fall of a Titan), посвящённого последним годам жизни Максима Горького (выведенного под псевдонимом Михаил Горин). В 1955 году профессор-американист Э. Х. Лонг[9] и писатель Дж. У. Брейс[en][10] номинировали на Нобелевскую премию по литературе «Падение титана»[11], посвящённый жизни Максима Горького.