Голод в Бенгалии (1769—1773)

Великий голод в британской Бенгалии 1769—1770 годов (или 1769—1773 годов; бенг. ৭৬-এর মন্বন্তর, Chhiattōrer monnōntór; буквально Голод 76[1]) — голод, ставший следствием завоевания Бенгалии британской Ост-Индской компанией в рамках британской экспансии на Индийском субконтиненте. Затронул низовья Индо-Гангской равнины от Бихара до Бенгальского региона. По оценкам, в общей сложности голод вызвал гибель до 10 миллионов человек[2][3][4][5][6]. В отчёте главы Бенгальского президентства (а затем генерал-губернатора Индии) Уоррена Гастингса от 1772 года подсчитано, что в пострадавших регионах от голода погибла треть населения[7].

В результате битвы при Плесси (23 июня 1757) индийское навабство Бенгалия перешло под власть британской Ост-Индской компании.

В середине XVIII века в навабстве проживало около 20—30 млн человек, оно было богатейшим индийским государством, почти не пострадавшим от феодальных войн, разорявших другие области Индии[8]. Компании достались ценности из казны Бенгалии на сумму в 5,26 миллиона фунтов стерлингов. Роберт Клайв, командующий войсками компании, захватил ценностей более чем на 200 тыс. фунтов стерлингов. Компания присвоила и весь фискальный аппарат Бенгалии. Рента-налог был увеличен примерно вдвое. Сбор налога отдавался на краткосрочный откуп служащим компании и их местным агентам (баньянам) или местным ростовщикам (шроффам). Как свидетельствовал современник: «Они (откупщики) отбирали все до последнего фартинга у несчастных крестьян; последние, не желая покидать свои старые жилища, подчинялись требованиям, которые не могли выполнить». При сборе налогов применялись пытки, в том числе смертельные (например, засекание кнутом), жертвами которых становились даже дети[8].

Местным купцам было запрещено заниматься внешней торговлей. Англичане ввели внутренние таможни, монополизировали важнейшие отрасли внутрибенгальской торговли. Сотни тысяч бенгальских ремесленников были принудительно прикреплены к факториям компании, куда обязаны были сдавать свою продукцию по минимальным ценам, часто им вообще ничего не платили. Как свидетельствовал очевидец: «Коммерческий резидент (начальник фактории) назначает им всем (ремесленникам-ткачам) определённую работу, за небольшой аванс присваивает их труд, лишает их права использовать своё искусство для собственной выгоды». «Агенты компании платят за забираемые товары гроши либо не платят вовсе», — сообщал в Калькутту служащий компании в 1762 году. «Рынки, пристани, оптовые рынки и зернохранилища полностью разрушены. В результате этих насилий торговцы со своими людьми, ремесленники и райаты (крестьяне) и другие бежали», значится в сообщении правителя округа Бирбум навабу, сохранившему номинальную власть[8].

В 1762 году Клайв и другие высшие служащие компании образовали общество для монопольной торговли солью, бетелем и табаком в Бенгалии, Бихаре и Ориссе. Заминдары и непосредственные производители были обязаны сдавать товары этому обществу по принудительно низкой цене. Это вело к разорению как индийских землевладельцев, так и крестьян с ремесленниками, зато вело к быстрому обогащению компании. Её чистый доход в 1765 году равнялся 14946 тыс. рупий, а в 1767 году — уже 21177 тыс. рупий[8].

Генерал-губернатор Чарльз Корнуоллис впоследствии сообщал: «В течение ряда лет сельское хозяйство и торговля приходили в упадок, и в настоящее время население этих провинций (Бенгалия, Бихар, Орисса), за исключением шроффов и баньянов, быстро идет навстречу всеобщей бедности и разорению». Тяжелым бременем ложилось на княжества, подчиненные Ост-Индской компании, содержание «субсидиарного войска» и обслуживание кабальных займов. Крестьяне Карнатаки тысячами покидали свои земли[9].

Ограбление населения привело к голоду 1769—1770 годах, во время которого погибло от 7 до 10 миллионов бенгальцев[10].[11][12]. Регионы, охваченные голодом, затронули современные индийские штаты Бихар и Западная Бенгалия, но голод также распространился на Одишу (Ориссу) и Джаркханд, а также земли современной республики Бангладеш. Среди наиболее пострадавших районов были Бирбхум и Муршидабад в Бенгалии, а также Тирхут, Чампара и Беттиах в Бихаре.

Кроме того, в Муршидабаде разразилась эпидемия оспы, унёсшая 63 тыс. жизней, в том числе двух навабов — Наджабута Али-хана и его брата Ашрафа (через 2 недели после коронации).

Частичная нехватка урожая, не считавшаяся чем-то необычным, ощущалась ещё в 1768 году, но к концу следующего года значительно усугубилась, когда в сентябре 1769 года после провала ежегодного юго-восточного муссона произошла сильная засуха. Однако тревожные сообщения из сельской местности были проигнорированы сотрудниками Ост-Индской компании. Более того, когда голод приблизился к своему пику в апреле 1770 года, Компания объявила, что земельный налог на следующий год должен был быть увеличен еще на 10 % — это с учётом того, что уже в первые годы её владычества в Бенгалии общий доход от земельного налога был удвоен. В итоге, к началу 1770 года пришлось констатировать голод, приобретший к середине года катастрофические масштабы.

Хотя в конце 1770 года обильные осадки привели к хорошему урожаю, голод не прекращался, хотя и ослаблялся. В последующие годы произошли дальнейшие вспышки смертей от нехватки продовольствия, вплоть до 1773 года.

В 1780—1790-х годах в Бенгалии снова разразился голод, погибло несколько миллионов человек[12]. Голодом были поражены также Бенарес, Джамму, Бомбей и Мадрас.

В результате голода большие районы были опустошены, обрабатываемые земли — заброшены и на десятилетия вновь превратились в джунгли, так как оставшиеся в живых покинули их в поисках пищи. В числе этих территорий была большая часть Бирбхума, ставшая практически непроходимой на протяжении длительного времени. С 1772 года Бенгалию терроризировали банды разбойников и тугов, которые были усмирены карательными действиями только к 1790-м годам.

Голод 1769—1770 годов стал прологом к последующим периодам голода, время от времени дополнявшегося вспышками эпидемий, опустошавшим регион в XVIII и XIX веках[13][14][15]. Обычно это объясняется сочетанием различных причин, но ключевой остаётся политика Британской Ост-Индской компании, разорившей Бенгалию как ведущий центр индийского текстильного производства.

Начало голода было связывают с неблагоприятно слабым муссоном 1769 года, вызвавшим повсеместную засуху и два последовательных неудачных урожая риса. Неразвитая инфраструктура, разорение войной и политика максимизации налоговых поступлений британской Ост-Индской компании на грани ограбления местного населения после 1765 года привели к истощению экономических ресурсов жителей сельской местности[16]. Индийский историк Сушил Чаудхури пишет, что Компания к тому же сознательно проводила в Бенгалии уничтожение продовольственных культур, чтобы освободить место для выращивания опийного мака на экспорт, что сократило доступ к продовольствию и способствовало голоду[17]. Компания также подвергалась критике за то, что приказывала фермерам выращивать индиго вместо риса, а также запрещала «накопление» зерна.

Индийский экономист и нобелевский лауреат Амартия Сен описывает случившееся как искусственный голод, отмечая, что до того в Индии XVIII века не было существенных голодов[18]. Ему вторит американский обществовед-марксист Майк Дэвис:

Как и прежде, в нашем распоряжении не так уж много свидетельств о том, что сельские районы Индии когда-либо испытывали кризисы, вызванные нехваткой элементарных средств к существованию, аналогичных катастрофе в Бенгалии в 1770 году произошедшей во времена Восточно-Индийской кампании, или долгому и мучительному периоду болезней и голода между 1875 и 1920 годами, который снизил рост населения почти до нуля… Индийские Моголы не сталкивались с голодом до 1770-ых. Более того, существуют свидетельства, что в добританской Индии до создания национального рынка зерна, опоясываемого системой железных дорог, резервы продуктовых запасов были больше, родовая система поддержки благосостояния более распространена, а цены на зерно в регионах, где наблюдался его избыток, были лучше защищены от спекуляций[19].