Реставрация Бурбонов

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 20 июня 2018 года; проверки требуют .

На Венском конгрессе к Бурбонам относились вежливо, но им пришлось отказаться почти от всех территориальных приобретений, достигнутых революционной и наполеоновской Францией с 1789 года.

Эта конституция в действительности не соблюдалась; уже в октябре 1814 года была восстановлена цензура для произведений ниже 20 печатных листов, а также требование предварительного разрешения для журналов, типографий и библиотек.

Большое практическое значение имело также удаление со службы или перевод на половинный оклад значительного числа (свыше 20 000 человек) наполеоновских офицеров (мера эта была необходима по финансовым соображениям, чтобы сократить расходы на армию). Оставшиеся на службе офицеры и вся армия чувствовали, что новое правительство относится к ним с пренебрежением.

Неудовлетворённой была и наполеоновская неоаристократия, которая, хотя и была принята к новому двору, но чувствовала там себя второразрядной. Недовольство охватило даже крестьян, которые опасались восстановления феодального права, даже в неполную силу.

Избирательная система, на основании которой была избрана палата депутатов, отличалась крайней сложностью, соединяя в себе некоторые принципы наполеоновской эпохи (многостепенное избрание и влияние власти на выборы) с новым принципом имущественного ценза. Всего избирателей (вместо 5 млн, числившихся при Наполеоне I) было во все время действия хартии 1814 года от 88 000 до 110 000.

Все это противоречило торжественному обещанию Людовика XVIII не карать за политические преступления.

В январе 1816 года, когда большая часть казней уже совершилась, через палаты был проведён закон об «амнистии полной и совершённой», однако, с исключением целых категорий лиц, перечисленных в законе, в том числе всех «цареубийц», то есть членов конвента, вотировавших казнь Людовика XVI, если они при этом приняли какую-либо должность от «узурпатора»; они подвергались изгнанию навсегда из Франции.

Недовольный фанатизмом палаты депутатов, Ришельё, по настоянию Деказа, распустил её (осенью 1816 года). Выборы дали министерству умеренное большинство в 60 голосов.

В 1817 году Ришельё провёл новый избирательный закон, несколько уменьшивший возможность правительственного давления на выборы; были отменены окружные избирательные коллегии, оставлены только департаментские; выборы сделаны прямыми (но остались открытыми); право префектов вносить своих кандидатов в списки уничтожено, но высокий имущественный ценз избирателей и ещё высший — избираемых сохранён.

Одновременно с этим была установлена система ежегодного обновления палаты депутатов на одну пятую её состава. Сравнительная умеренность министерства Ришельё не помешала ему провести в 1817 году восстановление цензуры на годичный срок (цензура, созданная в 1814 году, была отменена Наполеоном и до 1817 года не восстановлялась).

Герцог Ришельё испугался проявлений оппозиционного духа и готов был идти на уступки правой, но встретил противодействие в Деказе и вышел в отставку в конце 1818 года. Перед отставкой он добился от держав на Ахенском конгрессе освобождения Франции от оккупационной армии, занимавшей её с 1815 года и обходившейся ей крайне дорого.

В угоду этой партии министерство провело избирательный закон 1820 года, коим избиратели были разделены на две категории: все избиратели, платящие не менее 300 франков податей, избирали отныне 258 депутатов, а наиболее богатые из них — ещё 172 депутата. Этот закон привёл к усилению крайней реакционной партии на выборах 1820 года и следующих годов, так что палата в 1823 году могла постановить удаление из неё на всю сессию Манюэля, за указание в его речи, что реакционная политика может привести к тем же результатам, что и политика Людовика XVI. В виде протеста против этого изгнания, осуществлённого силой, так как Манюэль отказался ему подчиниться, палату оставили 62 либеральных депутата.

В конце 1823 года министерство распустило палату, чтобы окончательно удалить из неё оппозицию. Новая палата, избранная под сильным административным давлением, действительно удовлетворила всем ожиданиям министерства; в ней было всего 17 либералов и весьма мало умеренных; её называли Chambre retrouvée. Одним из первых её дел был закон, отменявший частичное обновление палаты и заменявший 5-летний срок депутатских полномочий 7-летним, причём палата распространила действие этого закона и на себя, хотя была избрана на 5 лет.

В 1824 году умер Людовик XVIII и трон наследовал Карл X. Теперь палата, министерство и король вполне соответствовали друг другу; трудно было ожидать каких-либо конфликтов. Однако, в среде крайних обнаружилось сильное разногласие по вопросу об отношении к церкви; они распались на роялистов клерикальных и светских. Король был, безусловно, на стороне клерикалов (что он торжественно заявил восстановлением во время своей коронации всех средневековых обычаев, до возложения королевских рук на нескольких больных для их исцеления).

Несмотря на стеснительные законы о печати, общественное недовольство находило выражение в прессе, среди которой только оппозиционные газеты имели действительное распространение и влияние; тюрьмы и штрафы для редакторов и авторов не действовали.

В 1825 году Виллель провёл закон о вознаграждении эмигрантов миллиардом франков; сумма эта должна была быть покрыта займом. Многие из крайних находили эту меру недостаточной, требуя возвращения им самих имуществ, в чьих бы руках они ни находились; но так далеко не могло пойти даже министерство Виллеля. И этот подарок на средства государственного казначейства вызвал сильное недовольство, хотя финансы к тому времени были настолько упрочены, что одновременно Виллель мог приступить к конверсии 5 % государственных облигаций в трёхпроцентные. Эта мера вызвала недовольство среди собственников облигаций, то есть как раз в том классе, который властвовал в стране в силу избирательного закона.

В 1826 году проведён закон о святотатстве, каравший смертной казнью за кражу в церквях и осквернение священных предметов.

Реакционный закон о печати в 1827 году хотя и прошёл в палате депутатов, но вызвал такое негодование в обществе, что палата пэров сочла нужным подвергнуть его изменениям, а правительство взяло его обратно, отомстив за своё поражение взысканиями с чиновников и членов академии, протестовавших против законопроекта.

Национальная гвардия была распущена за манифестацию в пользу хартии. Чтобы получить вотум доверия от страны, министерство распустило палату депутатов, но ошиблось в своих расчётах: в новой палате либералы имели весьма значительное число сторонников; безусловных приверженцев министерства было всего 125.

«Хартия имеет ныне такую силу, что об неё разобьются все поползновения деспотизма… Одновременно с незаконным взысканием податей народится новый Гампден, который сокрушит беззаконие… Несчастная Франция, несчастный король!»

Редактор газеты, привлечённый к суду, был оправдан в апелляционной инстанции.

В январе 1830 года возникла новая оппозиционная газета «National», во главе которой стояли Тьер, А. Каррель, Минье; её программой была верность Бурбонам, если они будут соблюдать хартию — а так как они не хотят этого, то лучшим кандидатом на трон является герцог Орлеанский. Газета говорила крайне вызывающим тоном по адресу правительства и пользовалась громадным успехом (см. Тьер).