Врач

С. П. Боткин — врач-терапевт, основоположник русской клинической медицины

Врач — высшая квалификация специалиста-лечебника, педиатра, гигиениста, эпидемиолога, стоматолога; человек, использующий свои навыки, знания и опыт в профилактике и лечении заболеваний, поддержании нормальной жизнедеятельности организма человека. Предусматривает обязательное наличие высшего образования и дополнительной профессиональной подготовки при наличии узкой специализации. Во многих странах мира требуется разрешение местных органов власти на деятельность врача, либо соответствующая квалификация, незаконное врачевание во многих странах влечёт уголовное наказание.

В России например, незаконная врачебная деятельность является уголовно наказуемым деянием, в случае если таковая стала причиной существенного вреда.[1] Врач — доктор, медик, также лицо, получившее высшее медицинское образование по соответствующей специальности (кроме зубных врачей, имеющих средне-специальное медицинское образование (не путайте со стоматологами))[2][3][4][5].

Основная работа практикующего врача заключается в предотвращении, распознании и лечении заболеваний и травм. Это достигается путём постоянного повышения квалификации и совершенствования врачебного мастерства[6], как то: исследование ряда взаимосвязанных фундаментальных, общих врачебных и специальных клинических дисциплин, опыт непосредственного общения с пациентом, его нуждами и страданиями.

Ветеринарный врач — лицо с высшим ветеринарным образованием. Зубной врач (в отличие от стоматолога) — имеет среднее медицинское образование[7]. Область деятельности зубного врача в стоматологии ограничена, но, несмотря на это, он может оказать все виды первой стоматологической помощи.

Главный врач (в постсоветских странах) — высший руководитель лечебно-профилактического учреждения, лицо с высшим медицинским образованием и специализацией «организация здравоохранения».

Слово «врач» — исконно славянское и образовано с помощью суффикса «-чь» и корневой основы [ВРа]. Vrach (Vrač Врач) в хорватском, сербском, болгарском и др., это - колдун, заклинатель, прорицатель, ворожей, знахарь; в словенском это ещё и – священник лекарь, врач.

Русское Врач (лекарь) – это упрощение-локализация предшествующего древнеславянского широкого смысла – «Vrach (колдун, заклинатель, прорицатель, ворожей, знахарь, лекарь)». Рус. Врач (лекарь) – это усечённое общеславянское Vrach (колдун, …) и у обоих слов общая этимология (См. "Врач этимология").

Профессия врача относится к одной из самых древних. Корни врачевания имеют тесную связь с мистикой, теологией, философией.

Перед началом профессиональной деятельности российский врач клянётся соблюдать принципы, изложенные в «Клятве врача» (1999 г). «Клятва» содержит 8 этических принципов и обязательств[8]. Врач является профессией, имеющей специальный раздел в УК РФ, описывающий профессиональные правонарушения.

Клятва Гиппократа является наиболее известной и древней профессиональной клятвой врача. «Клятва» содержит 9 этических принципов или обязательств:

В настоящее время клятва устарела, так как современная медицина допускает совершение абортов и хирургическое лечение каменной болезни, кроме того в оригинальной клятве врачу запрещалось лечить раба без согласия на то его хозяина.

Кроме того, в России существуют этические обязательства различных медицинских сообществ. Так, «Клятву православного врача» принимают члены Общества православных врачей Санкт-Петербурга имени святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

Медицинская этика исследует понятия о врачебном долге (деонтология), о заболеваниях и их осложнениях, связанных с действиями медицинского персонала (ятрогениями)[10].

В обязанностях врача состоит хранить врачебную тайну — обусловленное юридическими нормами и этическими мотивами требование к представителям врачебной профессии не оглашать сведений, касающихся состояния здоровья, личной или семейной жизни больных, сведений, ставших известными мед. работникам в силу их профессии, в силу особого доверия, оказываемого обычно лицам врачебной профессии со стороны пациентов в расчёте, что всё доверяемое не найдёт дальнейшей огласки[11]. Российский закон формулирует врачебную тайну, как «Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении»[12].

Деонтология не может предоставить какую-либо значимую определённость по многим вопросам сегодняшнего дня и многовековой давности (например по этическим аспектам абортов, эвтаназии, сокрытия информации, экспериментам в лечении больных).

Бурное развитие биомедицинских технологий, активно вторгающихся в жизнь современного человека от рождения до смерти, а также невозможность решения возникающих при этом нравственных проблем в рамках традиционной медицинской этики — вызывают серьёзную озабоченность общества[14].

Врач традиционно пользуется особым статусом в любом обществе, и к нему предъявляются высокие этические и правовые требования.

Социальный статус врача в России противоречив. Следует признать несоответствие уровня квалификации и напряжённости труда величине материального вознаграждения. Так, врачи часто работают сверх установленных норм по времени и объёму, по негибкому графику, а зарабатывают меньше, чем другие специалисты, чьё образование сопоставимо по продолжительности и сложности.

Принято считать, что «настоящий» врач является эталоном для широкой общественности в вопросах не только охраны здоровья (должен, к примеру, не курить, не употреблять алкогольные напитки, вести активный образ жизни, правильно питаться), но и морали. Существует мнение, что врач должен быть всецело предан делу Медицины, милосерден, требователен к себе, скромен в быту и потребностях, трезв в оценках, проявлять силу духа и решительность в сложных жизненных ситуациях.

Медицина, как отрасль человеческой деятельности, занимает совершенно особое место потому, что наука в ней сочетается с ценностями, т. е. подходом, не имеющим ничего общего с наукой. В основе врачебного подхода — сострадание. Однако сострадание не означает сентиментальность. Это творческая отзывчивость на страдание пациента и его положение. Отклик достаточно творческий, чтобы подвигнуть врача к действию, основанному на уважении к конкретному человеку и значительности этого человека[15].

Свидетельства успешности последних реформ системы здравоохранения, предполагавшей ускорить и повысить качество медицинской помощи пациентам посредством деятельности участковых терапевтов, отсутствуют, и в то же время существуют факты говорящие против их практической полезности. Участковый терапевт после глубокой ревизии модели Семашко, сделанной в годы застоя (в 1970-х годах) был значительно понижен в статусе и перестал быть врачом общей практики. Вместо этого участковый терапевт получил бо́льшую нагрузку по количеству пациентов и фактически превратился в диспетчера, направлявшего больного или к «узким» специалистам, или на госпитализацию[16]. Врач потерял чувство ответственности за больного разделяемого между многими специалистами, пациент остался в «подвешенном» состоянии, в результате снизилась квалификация, упал профессиональный интерес, престиж и в целом качество обслуживания пациентов, возник вопрос полезности их финансирования[17]. Терапевт утерял интерес к пациенту вследствие бумажной волокиты и громоздкой отчётности, уменьшавших время приёма пациента[18]:

Бытует мнение, что существующие стандарты лечения — причина следующих проблем[18]:

Эти проблемы — следствие «дефекта» существующей социальной политики. Ряд врачей предлагают принятие новых регламентирующих документов.

Некоторые врачи считают, что суть врачебной профессии и заключается в выполнении выработанных стандартов, которые существуют[19] сейчас почти на все случаи медицинской практики. «Стандарты защищают больного от гениальности врача». Иные медики полагают, что в России врачей, следующих этим стандартам, ничтожно мало[20].

Тем не менее, врачи едины в том, что полностью исключать стандарты в медицине — неразумно, и мало кто сомневается в необходимости их существования.

3. Ограничение необходимых лабораторных и технических возможностей для правильной диагностики и соответствующего лечения.

4. Забвение активных визитов, т. н. «стационаров на дому», осложняет отслеживание клиники заболеваний и в целом лишает терапевта возможности детально отслеживать его состояние .

5. Разлад преемственности между взаимосвязанными медицинскими учреждениями:

6. Ограничение времени приёма пациентов решение проблемы: увеличить время приёма первичного больного до 30 минут, повторного до 15 минут

Российские медики имеют свой профессиональный праздник, отмечаемый в 3-е воскресенье июня — День медицинского работника и отмечаемый в 1-й понедельник октября — Международный день врача.

Российские СМИ регулярно устраивают «познавательные» шоу о магии, гадании, сглазе и порче и т.п. [21] В передачах отсутствует контр-мнение медиков или психологов на обсуждаемую проблему, либо оно излагается крайне коротко.[22] Регулярность показов таких шоу подпитывает предубеждённость у населения в полезности разного рода «целителей», а также мотивирует отказ от врачебной помощи, что, в свою очередь, может быть фатальным в ряде заболеваний.

Телезрители вместе с народными советами и сведениями из традиционной медицины получают информацию, содержащую «оккультное мракобесие», считает митрополит Уфимский Никон. Согласно декларации принципов телевещания, одной из его функций является «просветительская». Специалисты РПЦ считают, этот пункт нарушается обскурантистами, лоббирующими «оккультное просвещение». Здоровье населения и статус медицины, согласно им, терпят урон от «просветительской функции» СМИ. Последствия такого просвещения лечат настоящие врачи[22].

Также одной из проблем, связанных с СМИ, является несоответствие заявленного[23][24] и реального уровня доходов и оснащённости медицинских работников и учреждений. Несмотря на широко разрекламированный в СМИ национальный проект «Здоровье», уровень заработной платы 2/3 медработников с высшим образованием начинается с суммы чуть более 4000 рублей.

Статистика успешного лечения с использованием фальсифицированных лекарственных средств отсутствует. Фальсификаты, имея в лучшем случае эффект, сравнимый с плацебо, а в худшем — смертельный[25], подрывают доверие пациента к специалистам и медицине в целом. Их широкая разрекламированность производителями, относительная дешевизна и отсутствие сколько-нибудь достоверной информации о полезности лекарственного препарата, бесконтрольность фактического производства веществ, в сумме являются факторами усиливающими недоверие к медицине. Отсутствие ожидаемого эффекта от применения медикамента может заставить пациента усомниться в эффективности фармакотерапии как таковой. Фальсификация лекарственных препаратов снижает взаимное доверие пациента и врача, наносит финансовый и физический ущерб, ставит под удар здоровье пациента фактической отсрочкой его лечения, что прямо противоречит цели работы врача[26].

Врачи-терапевты стационаров не могут подписаться на медицинские журналы в 48,2— 31 %, а «узкие специалисты» до 63,3 % случаев[27], что уменьшает их возможности самообразования для повышения и поддержания квалификации.

Смертность населения трудоспособного возраста, за исключением случаев, несовместимых с жизнью, на 80 % зависит от качества медицинской помощи[27].

12 октября 2020 года Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 25 рублей «Памятная монета, посвященная самоотверженному труду медицинских работников»[28]