Восстание сипаев

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 17 января 2021; проверки требуют .

Восста́ние сипа́ев (Сипайское восстание, в современной историографии Инди́йское народное восста́ние 1857—1859, Первая война Индии за независимость) — восстание индийских солдат против колониальной политики англичан в 1857—1859 годах. Восстание началось на севере от Бенгалии до Пенджаба и в центральной Индии. Основная инициатива была предпринята со стороны армии и незадолго до этого отстранённых от власти махарадж, но в некоторых областях его поддержали крестьяне, и оно превратилось в общее восстание. Дели был захвачен повстанцами, однако позже был окружён и взят англичанами. Восстание положило конец власти Британской Ост-Индской компании и привело к её замене прямым правлением английской короны («Британский Радж»).

Восстание оставило большой след в культуре и общественном сознании[1][2][3] как в Великобритании (включая «Знак четырёх» Артура Конан Дойла и ультрарасистские высказывания Чарльза Диккенса), так и за её пределами (особенно во Франции), где определённые круги высказывались за союз с Российской империей с целью вытеснения англичан из Азии.

В английской литературе восстание часто называется Сипайским, так как его военным ядром были сипаи. Центром восстания, как говорилось выше, была территория, расположенная между Пенджабом и Бенгалией. Восстание началось в Бенгальской армии, комплектовавшейся в этом районе.

Ко времени прибытия англичан Индия делилась на огромное количество мелких княжеств, постоянно воевавших друг с другом. Захватившие Индию англичане быстро реализовали преимущество ружей и пушек над кожаными щитами и кривыми саблями[источник не указан 1108 дней] армий индийских феодалов. Тем не менее, вдали от родины терять британских солдат было невыгодно, и основной ударной силой их колониальных войск стали сипаи — индийские наёмники, вооружённые по последнему слову техники. Хотя их выучка и не дотягивала до британских стандартов, им регулярно выплачивалось весьма солидное для индийцев жалование. Неудивительно, что для местной бедноты попасть на службу к англичанам стало пределом мечтаний. В первую очередь британцы занялись модернизацией экономики: построили Гангский канал, продолжили Великий колёсный путь, наладили эффективную почтовую систему, появилась сеть школ и высшие учебные заведения для колонистов.

Впрочем, политика объединения индийских земель, начатая британским генерал-губернатором лордом Дальхузи (1847—1856), когда оставшийся без наследника феодал должен был отдать земли Ост-Индской компании, встретила недовольство. Жизнь постепенно переводилась на европейский лад: были запрещены сати и сватание детей. Внешняя торговля в обход Компании также была запрещена. Налоги на землю стали для многих непосильными. Поточное производство тканей привело к экономическому упадку регионов, в которых ткачество и красильное дело развивалось тысячелетиями. Да и сипаи из «привилегированного сословия» к началу восстания превратились в простое «пушечное мясо» — к тому времени уже почти 20 лет Британия вела в Юго-Восточной Азии беспрерывные войны. В общем, недовольство колониальной политикой англичан превратило регион в «пороховую бочку», и для бунта требовался только повод.

Поводом к восстанию стала новая винтовка Энфилда с капсюльным замком. Был пущен слух, что упаковка с патронами якобы пропитывалась смесью говяжьего и свиного жира (корова была священным животным в индуизме, а свинья — нечистым в исламе). Хотя подразделения сипаев намеренно комплектовались по смешанному принципу, это не помешало сговору индусов и мусульман. Ходили и «предсказания», что «Ост-Индская компания будет править 100 лет» (начиная с битвы при Плесси, 1757), и что «всё станет багровым».

26 февраля 1857 года в 34-м Бенгальском полку туземной пехоты начинают распространяться слухи о новых патронах, хранящихся в упаковке, пропитанной свиным и коровьим жирами. Это оскорбляло религиозные чувства солдат — мусульман и индуистов, так как солдату было необходимо, держа в одной руке винтовку, а в другой упаковку патронов, вскрыть последнюю зубами, тем самым вкусив коровий или свиной жир. 29 марта 29-летний солдат этого полка, Мангал Панди, объявил о несогласии с действиями британцев. Когда полковой адъютант, лейтенант Блау, прибыл для расследования инцидента, солдат выстрелил в него и попал в лошадь.

Генерал Джон Херси приказал арестовать Панди джемедару (лейтенанту) Ишвари Прасаду, но тот отказался. Весь полк, за исключением одного солдата, Саикха Палту, отказался арестовывать мятежника. Однако его первая попытка взбунтовать часть провалилась, тогда Панди попытался застрелиться, но только ранил себя. 6 апреля он был приговорён к смертной казни, а 8 апреля повешен. После этого джемадар Ишвари Прасад был приговорён к смерти и повешен 22 апреля, а сам полк расформирован. Саикх Палту был повышен до джемадара.

Такое жестокое наказание произвело сильное впечатление на сипаев других полков. В апреле внедрение новых патронов привело к волнениям среди сипаев в Агре, Аллахабаде и Амбале.

24 апреля в Мируте 90 солдатам было приказано провести учебные стрельбы новыми патронами. 85 солдат отказались, и были приговорены к смертной казни, заменённой на 10 лет каторги. 11 сравнительно молодых солдат получили 5 лет. С приговоренных на виду у всего гарнизона сорвали погоны, и осужденные отправились в тюрьму, публично проклиная сослуживцев за отказ в поддержке.

На следующий день, в воскресенье, в Мируте начались беспорядки. После бурных протестов на местном базаре несколько домов в городе были подожжены, а индийские подразделения, во главе с 3-м кавалерийским, взбунтовались. Гарнизон Мирута состоял из 2357 сипаев и 2038 британцев. В этот день многие из британских солдат отдыхали и не несли службу.

Восставшие напали на европейцев — офицеров и гражданских — и убили 4 мужчин, 8 женщин и 8 детей. На базаре толпа набросилась на британских солдат в увольнении. Британские младшие офицеры, попытавшиеся помешать мятежу, были убиты. Сипаи освободили 85 своих товарищей и вместе с ними 800 других заключённых (должников и уголовников). Во время этих событий погибли также 50 индийцев.

Часть сипаев (особенно 11-й Бенгальский полк туземной пехоты) сопровождали британских офицеров, женщин и детей, ограждая их от восставших. Британцы спаслись в Рампуре, где получили убежище у местного наваба.

11 мая восставшие ушли в Дели, где появились у дворца Великого Могола, прося возглавить их. Бахадур Шах никак не ответил на прошение, зато откликнулись многие придворные. В течение дня восстание охватило город; сипаи и местное население нападали на европейских чиновников, владельцев магазинов, индийских христиан. В городе в это время находились три батальона Бенгальской туземной пехоты; часть подразделений присоединилась к восстанию, другие отказались применять силу против восставших.

Сипаи атаковали местный арсенал. 9 британских офицеров открыли по ним огонь, но, увидев, что сопротивление бесполезно, взорвали арсенал. Выжило 6 из 9 офицеров, взрыв убил многих людей на улицах и повредил соседние дома. Известия об этом привели к открытому восстанию всех сипайских подразделений вокруг Дели. Часть оружия из арсенала повстанцам всё-таки удалось захватить; кроме того, они захватили склад с 3 тыс. баррелей оружейного пороха, находившийся в 3 км от Дели и сдавшийся без сопротивления.

Уцелевшие европейские офицеры и гражданские укрылись в Башне Флагштока, и, поняв, что помощи ждать неоткуда, попытались скрыться в Карнале.

12 мая Бахадур Шах созвал первый совет за много лет. Он выразил беспокойство по поводу произошедших событий, но принял помощь сипаев и заявил о поддержке восстания.

В ходе восстания помимо Дели возникло ещё два пункта концентрации повстанческих сил: Канпур и столица Ауда — Лакхнау. В этих трёх очагах появились самостоятельные правительства. В Дели наряду с правительством Бахадур-шаха II был создан из сипаев и горожан высший административный совет, руководство делийскими войсками взял на себя его член Бахт-хан. В Дели и Лакхнау правительствам, созданным из прежней придворной знати, не удалось организовать управление, возникли раздоры среди повстанцев. Несколько лучше обстояли дела в Канпуре. Здесь были приняты меры к организации аппарата управления и обеспечения снабжения войск и населения продовольствием.

В Канпуре, как и во многих других местах, внезапный бунт сипаев застал врасплох местный британский гарнизон. Но британцам удалось организовать круговую оборону. 25 июня возглавлявший канпурских повстанцев Нана Сагиб, пообещал британским военным и их семьям, укрывшимся в Канпуре, возможность безопасного отступления по реке, если они сдадутся. Однако во время следования британцев к лодкам началась стрельба и почти все они были перебиты.

В Лакхнау британцы . Длительная осада, которой подверглись британцы, стала одним из ключевых эпизодов восстания.

Восстание характеризовалось крайней жестокостью восставших к своим противникам, в том числе мирным жителям, семьям британских военнослужащих, чиновников. В большинстве захваченных городов и военных поселений почти все британское население было полностью истреблено мятежниками, независимо от пола и возраста.

Британцы жестоко мстили. 20 июля 1857 года жители города Махуа-Дабар убили шестерых британских солдат, после чего британская армия перебила 5000 жителей города и сожгла его дотла, запретив восстанавливать.

Новости о падении Дели благодаря телеграфу быстро распространились по Индии. Многие гражданские чиновники бежали в безопасные места со своими семьями. В Агре в 260 км от Дели 6 тыс. европейцев укрылись в местном форте. Это бегство придало повстанцам смелости. Военные частью доверяли своим сипаям, частью пытались их разоружить для предотвращения мятежа. В Бенаресе и Аллахабаде попытки таких разоружений вызвали бунты.

По мере распространения восстания в Индии начал разрастаться раскол. Бахадур Шах объявил о восстановлении власти Великих Моголов, чем были недовольны маратхи, желавшие своего государства, и авадхи, настаивавшие на правлении собственного наваба.

Со стороны некоторых мусульманских лидеров раздались призывы к джихаду, однако вскоре вспыхнули разногласия между суннитами и шиитами. Многие сунниты отказывались присоединяться к восстанию, считая его шиитским. Часть мусульман, например, исмаилитский лидер Ага-хан I, поддержали британцев.

Сикхи и пуштуны Пенджаба и Северо-Западной границы поддержали британцев и оказали помощь в подавлении восстания в Дели.

В 1857 году Бенгальская армия состояла из 86 тыс. человек, из которых 12 тыс. европейцев, 16 тыс. пенджабцев и 1500 гуркхов. Всего в Индии находилось 311 тысяч чел. туземных войск в трёх армиях, 40 160 европейских войск, 5362 офицера. 54 из 75 регулярных полков туземной пехоты Бенгальской армии взбунтовались, хотя некоторые были немедленно уничтожены или развалились после того, как сипаи разбежались по домам. Почти все оставшиеся были разоружены. Все 10 полков Бенгальской лёгкой кавалерии восстали.

Бенгальская армия также насчитывала в своём составе иррегулярные полки — 29 кавалерийских и 12 пехотных. Многие из них также поддержали восстание.

На 1 апреля 1858 года число лояльных Британии солдат Бенгальской армии составило 80 053. Эта цифра включает большое количество солдат, спешно набранных в Пенджабе и на Северо-Западной границе.

В 29 полках Бомбейской армии произошло три мятежа, в 52 полках Мадрасской армии мятежей не было, хотя один из полков отказался отправляться на службу в Бенгалию.

Большая часть Южной Индии осталась пассивной. Многие местные княжества управлялись низамами Майсурской династии и напрямую не подчинялись Британии.

Великий Могол Бахадур Шах Зафир объявил себя единственным законным правителем всей Индии (соответствует территории современных Индии, Пакистана и Бангладеш). Он начал чеканить монеты со своим изображением и потребовал от населения присяги на верность. Эти меры, однако, оттолкнули от восставших сикхов и пенджабцев, не желавших восстановления мусульманского правления Великих Моголов.

Сипаи смогли отбросить силы Компании и захватить ряд стратегически важных пунктов, однако затем начало сказываться отсутствие централизованного командования. У восставших был ряд природных лидеров, таких, как Бахт-Хан (которого позднее Великий Могол назначил главнокомандующим, взамен собственного сына, показавшего неэффективность), но большинство было вынуждено оглядываться на раджей. Некоторые из них оказались хорошими лидерами, но многие — нет.

Рао Туларам (англ.), правитель Харьяны, попытался получить оружие у России, но умер по дороге. Когда позднее племенной вождь Пешавара предложил помощь, Великий Могол ответил, что в Дели лучше не отправляться, потому что сокровищница пуста и армия становится неконтролируемой.

Британцам понадобилось время, чтобы собрать силы. Часть войск была переброшена из метрополии и Сингапура по морю, часть, после окончания Крымской войны — по суше через Персию, некоторые — из Китая. Две группировки европейских войск медленно двинулись к Дели, перебив в сражениях и перевешав множество индийцев. Силы британцев (к которым добавились два подразделения гуркхов) встретились у Карналы, и в сражении с основными силами повстанцев у Бадли-ке-Серай отбросили их к Дели.

Осада города продолжалась с 1 июля по 21 сентября. На первых порах повстанцы превосходили войска Компании по численности, и окружение не вполне было завершено, так что казалось, что в осаде находятся британцы, а не делийцы. 14 августа прибыло подкрепление из британцев, сикхов и пуштунов. 7 сентября англичане, получив осадные орудия, пробили бреши в стенах. 14 сентября британцы попытались начать штурм через бреши и Кашмирские ворота, но понесли тяжёлые потери. Британский командующий пытался отступить, но был удержан своими офицерами. После недели уличных боёв Компания захватила город.

Британцы начали уничтожать и грабить город; множество индусов были убиты в качестве мести за расправы повстанцев над европейцами. Британская артиллерия расстреляла главную мечеть с окрестными зданиями, в которых проживала мусульманская элита со всей Индии. Великий Могол Бахадур Шах был арестован, а два его сына (Мирза Могол и Мирза Хизр Султан (англ.)) и внук Мирза Абу Бахт (англ.) были расстреляны.

17 августа 1857 года приблизительно 1 тысяча британских солдат заняла Канпур, покинутый накануне предводителем восставших Нана Сагибом. Перед этим были убиты британские заложники — дети и женщины.

Затем, в ноябре 1857 года, британские войска под командованием генерала Колина Кэмпбелла спасли британский гарнизон в Лакхнау, который держался с начала восстания.

Весной 1858 года началось подавление последних очагов восстания. Партизанская война повстанцев под руководством Тантиа Топи и княгини Лакшми Баи в Центральной Индии продолжалась до апреля 1859 года.

По всей Индии происходили расправы над повстанцами, при этом зачастую пытали и убивали невиновных. Подполковник Т. Райс Холмс писал[4]:

Группы туземцев предавали суду Военного Комиссариата или специальных комиссаров, каждый из которых был наделен исключительным правом миловать и казнить от имени правительства. Судьи эти были совершенно не склонны к проявлению милосердия. Почти все представшие перед судом были признаны виновными, и почти все, кого признали виновными, были приговорены к смертной казни. На видном месте в городе установили виселицу площадью четыре квадратных фута, и каждый день на ней вешали по пять-шесть обвиняемых. Вокруг сидели британские офицеры и, попыхивая сигарами, наблюдали за конвульсиями жертв.

Казни прекратились лишь после вмешательства королевы Виктории, после чего была объявлена амнистия всем участникам мятежа, не причастным к убийствам британских подданных.

Основные причины поражения сипаев: превосходство англичан в военном искусстве; различия в целях восставших, прежде всего крестьян и феодалов; религиозные разногласия восставших (сунниты, индуисты, шииты, сикхи, исмаилиты), сохранявшаяся разобщённость народов Индии помогла колонизаторам изолировать основной центр восстания и мобилизовать на его подавление все ресурсы Декана, Бенгалии и Пенджаба[источник не указан 4204 дня].

Несмотря на поражение восстания, английские колонизаторы были вынуждены изменить свою политику. Ещё 2 августа 1858 года британский парламент принял закон о ликвидации Ост-Индской компании и переходе управления Индией к Англии, а таким образом все жители стали подданными английской королевы Виктории (впоследствии принявшей титул императрицы Индии). Индийских князей и помещиков колонизаторы сделали своими союзниками, проведя ряд законов, закреплявших их права феодальной собственности на землю. В то же время колониальным властям пришлось учесть огромное недовольство крестьян и издать законы об аренде, несколько ограничившие феодальный произвол заминдаров.

Картина Генри Нельсона О’Нила «Eastward Ho!» (1857), на которой изображено прощание отплывающих в Индию британских солдат со своими возлюбленными.