Боткин, Сергей Петрович

«По окончании курса мы считали себя готовыми врачами с готовыми ответами на каждый вопрос, представляющийся в практической жизни… Будущность наша уничтожалась нашей школой, которая преподавая нам знание в форме катехизисных истин, не возбуждала в нас той пытливости, которая обусловливает дальнейшее развитие».

Добиться того, чтобы кусок мяса или хлеба, назначенный больному, дошёл до него в полной сохранности не уменьшившись до минимума, дело было нелёгкое в те времена и в том слое общества, который относился к казённой собственности, как к общественному именинному пирогу, предлагаемому на съедание… По распоряжению Пирогова мы принимали на кухне мясо по весу, запечатывали котлы так, чтобы нельзя было вытащить из него объёмистого содержимого, тем не менее всё-таки наш бульон не удавался: находили возможность и при таком надзоре лишать больных их законной порции.

Из речи по поводу 50-летнего юбилея Пирогова, произнесённой в Обществе русских врачей. «Еженедельная клиническая газета», № 20 за 1881 год

Особенность военной медицины состоит в особенности быта солдат, представляющегося как предмет попечения… и в особенности положения медика, которому поручается попечение о здоровье войска. На основании этого я позволю себе сделать следующее предложение: право полной самостоятельности в лечении и администрации, право голоса в конторе врач получает не иначе, как прослуживши известное число лет в том или другом госпитале и получивши аттестацию своих старших товарищей. До этого он действует под непосредственным надзором и ответственностью одного из старших ординаторов, который, заведуя своей палатой, исключительно играет роль консультанта в палате одного из молодых врачей.

В конце 1859 года был приглашён в клинику терапии Императорской Медико-хирургической академии.

Известность и врачебный талант сыграли своё дело. В мае 1875 года «пожалован в лейб-медики Двора Его Императорского Величества с назначением состоять при Её Императорском Величестве Государыне Императрице с оставлением при занимаемых им ныне должностях» (РГИА. Ф. 479, оп. 1, ед. хр. 1856, лл. 456—456 об.). С. П. Боткин стал первым в истории этническим русским лейб-медиком семьи самого императора (до этого этнические русские лейб-медики были лечащими врачами только других членов императорской фамилии).

«Живописность Крыма, прелестный его климат стоят в неимоверном контрасте с отсутствием всего похожего на комфорт для злополучного путешественника. Как больничная станция он, по-моему, имеет большую будущность, лишь бы появились те необходимые удобства, без которых невозможно посылать больных с кошельком среднего размера. Со временем Крым займёт место значительно выше Монтре».

Боткин сформулировал положения, согласно которым в развитии приобретаемых и наследуемых признаков ведущая роль принадлежит внешней среде, включая все условия жизни, в том числе и социальные. При этом организм человека при любых условиях его существования представляет единство физического и психического; физическое всегда первично, психическое является производным этого физического.

Активно влияя на внешние факторы, можно изменить не только болезнь, но и предрасположение к ней.

Нервная система является основой в процессе приспособления человека к внешней среде, как в норме, так и в патологии.

Основным механизмом регулирующей роли нервной системы при всех отправлениях жизни является рефлекс, а основой патогенеза болезней — чисто физиологический процесс.

Современная медицина обязана Боткину тем, что он одним из первых подметил, какую важную роль в организме человека играет центральная нервная система. Он понял, что болезнь не поражает отдельный участок тела или орган, а влияет через нервную систему на весь организм. Только постигнув это, врач может правильно лечить больного.

Боткин сделал много замечательных предсказаний. В своих лекциях он выразил, например, уверенность, что в головном мозге человека будут найдены особые центры, которые управляют кроветворением, отделением пота, регуляцией тепла и т. д. Сейчас существование таких центров доказано.

Отец — Пётр Кононович Боткин (1781—1853), купец первой гильдии и владелец крупной чайной фирмы, суконных и сахарных заводов, мать — Анна Ивановна Посникова (1805—1841). В двух браках у Петра Кононовича родилось 25 детей, Сергей был одиннадцатым ребёнком от второго брака.

Вторая жена — Екатерина Алексеевна Оболенская (в первом браке Мордвинова,1850—1929), дочь князя Алексея Васильевича Оболенского и графини Зои Сергеевны Сумароковой.