Богданов, Александр Александрович

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 28 июля 2020; проверки требуют .

Алекса́ндр Алекса́ндрович Богда́нов (настоящая фамилия — Малино́вский, другие псевдонимы — Ве́рнер, Макси́мов, Рядово́й; 10 (22) августа 1873 года, Соколка, Гродненская губерния — 7 апреля 1928 года, Москва) — российский учёный-энциклопедист, революционный деятель, врач, мыслитель-утопист, писатель-фантаст, один из крупнейших идеологов социализма. Член РСДРП в 18961909, большевик, с 1905 член ЦК. Организатор группы «Вперёд» и партийных школ РСДРП на Капри и в Болонье. В 1911 году отошёл от активной политической деятельности и сосредоточился на разработке своих идей о новых науках — тектологии, и «науки об общественном сознании»; предвосхитил некоторые положения системного подхода и кибернетики. В 1918—1920 — идеолог Пролеткульта. С 1926 года — организатор и директор первого в мире Института переливания крови; погиб, производя на себе опыт.

Родился в семье выходца из коренной вологодской семьи народного учителя А. А. Малиновского, был вторым из шести детей.

После окончания с золотой медалью Тульской классической гимназии в 1892 году поступил на естественное отделение . В декабре 1894 года за участие в народовольческом Союзе северных землячеств был исключен из университета, арестован и выслан в Тулу, где рабочим-оружейником Иваном Савельевым был привлечён к занятиям в рабочих кружках. В кружок Богданова входил слесарь С. И. Степанов, ставший делегатом от туляков на II съезд РСДРП.

Под псевдонимом «А. Богданов» опубликовал ставший результатом занятий с рабочими «Краткий курс экономической науки» (1897), который В. И. Ленин назвал в анонимной рецензии замечательным явлением в нашей экономической литературе[6]. Книга стала в социал-демократических и рабочих кругах основным руководством при знакомстве с политической экономией. Она имела ортодоксальный, страницами очень упрощённый характер, поэтому позднее, когда о ком-либо хотели сказать, что в экономической науке он мыслит шаблонно, — о нём говорили: «мыслит по Богданову»[7].

В 1895—1899 годах учился экстерном на медицинском факультете Харьковского университета. В 1899 году получил диплом врача и написал свою первую философскую книгу «Основные элементы исторического взгляда на природу». В этом же году был арестован, полгода пробыл в московской тюрьме, затем был выслан в Калугу, где познакомился с А. В. Луначарским и возглавил кружок политических ссыльных. Из Калуги был вместе с Луначарским выслан на 3 года в Вологду, где работал врачом в психиатрической лечебнице. Одним из пациентов Богданова был Н. Бердяев:

Курьезны были мои отношения с А. Богдановым <…> А. Богданов был очень хороший человек, очень искренний и беззаветно преданный идее, но по типу своему совершенно мне чуждый. В то время меня уже считали «идеалистом», проникнутым метафизическими исканиями. Для А. Богданова это было совершенно ненормальным явлением. По первоначальной своей специальности он был психиатр. Он вначале часто ходил ко мне. Я заметил, что он мне систематически задает непонятные вопросы, как я себя чувствую по утрам, каков сон, какова моя реакция на то или иное и тому подобное. Выяснилось, что склонность к идеализму и метафизике он считает признаком начинающегося психического расстройства, и он хотел определить, как далеко это у меня зашло.

Н. А. Бердяев. Самопознание (Опыт философской автобиографии) (1940, изд. 1949)

В Вологде познакомился с В. А. Русановым, вместе с которым в качестве топографа совершил путешествие по Коми-Зырянскому краю.

В 1902—1903 — лидер политссыльных социал-демократов в Вологде — группы содействия газете «Искра»

Осенью 1903 примкнул к большевикам и по окончании ссылки, в начале 1904 года, Богданов выехал в Швейцарию, где в феврале в Женеве познакомился с Лениным, с которым сблизился по политическим вопросам, несмотря на то, что Ленин критически относился к его философским идеям. Рядом с Лениным, взявшим курс на создание своей партии, в это время не было людей, обладающих творческими способностями кроме В. В. Воровского. Богданов также обещал привлечь в кассу большевиков денежные средства, завязать сношения с М. Горьким, привлечь на сторону Ленина А. В. Луначарского, женатого на сестре Богданова, и В. А. Базарова[7].

Осенью 1904 г. мы окончательно сошлись с Богдановым как большевики и заключили тот, молчаливо устраняющий философию, как нейтральную область, блок, который просуществовал всё время революции (1905—1906 г.)

На совещании 22-х большевиков в Женеве в ноябре 1904, на котором была заложена основа большевистской партии[7], был избран в Бюро комитетов большинства — первый большевистский центр. Вернувшись в Россию, с декабря 1904 работал в Петербурге[8]. По выражению М. Н. Покровского, в этот период Богданов был вице-лидером партии:

А. А. Богданов — это был великий визирь этой большевистской державы. Поскольку он управлял непосредственно и постоянно сидел в России, тогда как Ильич до революции 1905 г. был в эмиграции, постольку Богданов больше влиял на политику партии, и та угловатая линия ЦК, которая выражалась в том, что людям на каждом шагу ставили ультиматум — или ты наш, или не наш, причем не наши были близко к тем, кто не знает Авенариуса и Маха и т. д., — эта линия — не линия Ильича, она слишком на него непохожа, — это линия Богданова, и она господствовала до октября 1905 г.

Группа литературно-политических друзей Богданова составляла в 1905—1908 главные кадры сотрудников большевистских легальных изданий[10].

В 1905 делегат большевистского III съезда РСДРП, избран на нём членом ЦК. Уже в 1905 году по ряду вопросов, в частности, об отношении большевиков к Советам, его позиция была бескомпромисснее, чем у Ленина, он был сторонником предъявления Советам ультиматума о принятии программы РСДРП, тогда как Ленин считал, что подобная прямолинейная тактика только повредит делу[11]. Богданов являлся представителем ЦК в Петербургском совете рабочих депутатов, где был арестован 2 декабря 1905. В мае 1906 освобождён под залог и выслан за границу. Избран от большевиков членом ЦК на IV съезде РСДРП, объединившем большевиков и меньшевиков. В 1906 вошёл в Большевистский центр. Вместе с Лениным и Л. Б. Красиным, которого привлёк на сторону большевиков, составлял руководящую тройку большевистской фракции РСДРП[10]. Нелегально вернулся и жил в Куоккале вместе с Лениным, работая в редакции большевистских органов и при думских фракциях I, II и III Дум[8].

Летом 1906 года Ленин, прочитав только что написанную Богдановым III книгу «Эмпириомонизма», по его собственному признанию, «озлился и взбесился необычайно» и послал ему «объяснение в любви письмецо по философии в размере трех тетрадок» (письмо к Горькому, 1908). Письмо содержало много оскорбительных для Богданова слов, и он возвратил его Ленину с указанием, что для сохранения с ним личных отношений следует считать письмо «ненаписанным, неотправленным, непрочитанным». В 1907 году Богданов занял позицию неучастия большевиков в III Государственной Думе (ультиматизм), отличающуюся от ленинской. Обострились разногласия с Лениным по вопросу о контроле над большевистской кассой[10]. В 1908 году наступил полный разрыв: в книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин подверг Богданова резкой критике[7]. В июне 1909 года на совещание расширенной редакции газеты «Пролетарий» Богданов был исключён из Большевистского центра[11]. В январе 1910 на Парижском пленуме выведен из ЦК[12].

Богданов и его единомышленники (Г. А. Алексинский, А. В. Луначарский, В. А. Базаров, М. Н. Покровский и др.) сформировали в декабре 1909 группу «Вперёд», которая призывала членов РСДРП готовиться к новому революционному подъёму, не делать культа из легальной социал-демократической работы, выступала за свободу идейных споров в партии, за выработку социалистической пролетарской культуры, науки, искусства. «Впередовцы» активно занимались издательской деятельностью, вели пропагандистскую работу, организовывали без санкции Ленина школы для рабочих сначала на о. Капри (1909), затем в Болонье (1910—1911).

Весной 1911 вышел из группы «Вперёд» и отошёл от политики, хотя писал до революции пропагандистские статьи в «Правде» и других рабочих органах[11].

Вернулся в 1913 году по амнистии по случаю 300-летия дома Романовых в Россию. Во время первой мировой войны был мобилизован врачом в действующую армию; «фронт подтвердил его выстраданное убеждение, что пролетарская революция и последующая за ней непременно Гражданская война в XX веке, располагавшем невиданными прежде средствами уничтожения всего живого, вызовет колоссальные жертвы, Богданов пришел к мысли, что пролетариату в первую очередь „нужно стремиться не к политическому господству, а к культурному вызреванию“», — писал Лев Колодный[13].

19181921 — профессор политической экономии первого Московского университета.

8 сентября 1923 года был арестован ГПУ по подозрению в принадлежности к группе «Рабочая Правда»[14], следствие по делу которой в то время велось. 13 октября после допросов, объяснительных записок и часовой беседы с Дзержинским был освобождён[12][13].

Богданов пропагандировал собственную теорию омоложения через переливание крови.

… есть все основания полагать, что молодая кровь, с её материалами, взятыми из молодых тканей, способна помочь стареющему организму в его борьбе по тем линиям, по которым он уже терпит поражения, т.-е., по которым он именно «стареется».

Обменное переливание по Богданову широко использовалось для пропаганды классовых и коммунистических идей с привлечением высоких лиц из партийной иерархии, в частности младшей сестры Ленина, Марии Ульяновой и Народного комиссара Красина. Теория Богданова получила поддержку на высшем уровне: по распоряжению Сталина был создан первый в мире Институт крови, который располагался в доме купца Игумнова на Якиманке, а сам Богданов стал его директором.

Очередное переливание закончилось трагически: во время одиннадцатого обменного переливания со студентом наступило отторжение и смерть[15][нет в источнике]. Студент выжил.

На похоронах от партии выступил Н. И. Бухарин[16]. Тело Богданова, согласно традиции того времени, было кремировано, а его мозг передан для исследования в институт мозга[17], который также стал располагаться в особняке Игумнова. Урна с прахом захоронена в колумбарии Новодевичьего кладбища.

В автобиографии, написанной по просьбе энциклопедии Гранат, Богданов назвал свои труды по пяти направлениям: политэкономии, историческому материализму, философии, «организационной науке» и «пролетарской культуре» В 1908 году Богданов опубликовал утопию о Марсе «Красная звезда», в 1912 году — «». Отмечают их влияние на советскую фантастику в частности на «Аэлиту» А. Н. Толстого и «Туманность Андромеды» И. А. Ефремова.

В статье «Философия современного естествоиспытателя» (1909 год), А. А. Богданов ввел в оборот термин «техническая интеллигенция».

Редактор нового перевода на русский язык «Капитала» К. Маркса, выполненного В. А. Базаровым и И. И. Скворцовым-Степановым. Вместе со Скворцовым-Степановым написал «Курс политической экономии» (1-й том — М., 1910; 2-й том — 4 выпуска — М., 1919—1920).

Богданов известен своими идеями тектологии и пролеткульта. Обе идеи вырастали из его комбинации позитивизма и марксизма. Первый приучал к борьбе с фетишами и эволюции, а второй направлял к светлому бесклассовому обществу. Для реализации этой цели был необходим эмпириомонизм — единство опыта. Не только политическая борьба, но формирование передовой пролетарской культуры должно было служить верным подспорьем. Для распространения пролетарской культуры в мире, вместо популярного в те годы эсперанто, Богданов предлагал использовать упрощенный английский язык, так как на нем говорит «наибольшее количество индустриального пролетариата»[20]

Науку и познание Богданов рассматривал как приспособление к окружающей среде, а творчество как «высший, наиболее сложный вид труда»[21], подчиненный той же цели. В искусстве он особо отмечал как классовый характер, так и идеологическую или организующую природу. Сама истина оказывалась формой организации опыта. Отстаивая коллективизм, Богданов противопоставлял его обезличивающей стадности.

Впоследствии идеи Богданова опосредованно повлияли на концепцию контркультуры.

В трехтомной работе «Тектология», изданной в 1910—1920-х годах, Богданов объясняет процессы развития природы и общества на основе принципа равновесия, заимствованного из естествознания. Все развивающиеся объекты природы и общества представляют собой, по Богданову, целостные образования, или системы, состоящие из многих элементов.

Равновесное состояние системы Богданов рассматривает не как раз и навсегда заданное, а как «динамическое» или «подвижное» равновесие[22].

Характерной чертой теории равновесия Богданова является утверждение, что противоположности должны сбалансировать, уравновесить друг друга и только таким путём достигается устойчивое состояние системы. В развивающихся системах одновременно действуют две противоположные тенденции: повышение устойчивости вследствие интеграционных процессов, стремление к равновесию и понижение устойчивости, вызванное появлением «системных противоречий». Противоречия эти, на известном уровне их развития, способны приводить к кризисам. Случаи такого рода бесчисленны в опыте, пишет Богданов: «Рано или поздно, системные противоречия усиливаются до того, что перевешивают организационную связь (системы); тогда должен наступить кризис, ведущий либо к её преобразованию, либо к распадению, крушению».

Из системных противоречий вытекает организационная задача, тем более настоятельная, чем сильнее их развитие, задача их разрешения или устранения. Жизнь её решает или отрицательным путём, — разрушается самая система, например, умирает организм, или положительным путём, — преобразованием системы, освобождающим её от противоречий.

Более стройное или «гармоничное» сочетание элементов системы, заключает меньше «противоречий». Это и означает более высокую организованность[23].

В тектологии Богданова «впервые сформулированы основные положения системного подхода и теории самоорганизации систем. Она не только не потеряла своей актуальности, выступая фактически как предтеча и теоретическая основа нынешней Концепции устойчивого развития, но и служит важным информационным источником для её дальнейшего углубления и совершенствования».[22]

Одним из увлечений Александра Богданова на протяжении жизни были шахматы. Сохранилась серия любительских фотографий, сделанных на итальянском острове Капри в 1908 году (между 10 (23) и 17 (30) апреля), когда Владимир Ленин находился в гостях у А. М. Горького. Фотографии сняты с различных ракурсов и запечатлели Ленина играющим с Горьким и Богдановым[24]. Автором всех (или по крайней мере двух из этих фотографий) выступил Юрий Желябужский (в будущем — крупный советский кинооператор, режиссёр и сценарист), сын актрисы МХТ Марии Андреевой и пасынок Горького. В то время он был двадцатилетним юношей[25].

В 1999 году в Екатеринбурге создан Международный институт А. Богданова (МИБ) «для объединения, координации и развития фундаментальных и прикладных исследований российских и зарубежных ученых, творчески применяющих идеи, заложенные в научном наследии великого русского мыслителя Александра Александровича Богданова»[26].