Арабский язык

Ара́бский язы́к (اللغة العربية[ʔal̪l̪uɣat̪u ʔal̪ʕarabijja] Информация о файле ) — язык семитской семьи афразийской макросемьи языков. Число говорящих на арабском языке и его разновидностях составляет около 310 миллионов[1] (родной язык), и ещё около 270 миллионов человек использует арабский в качестве второго языка[1]. Классический арабский — язык Корана — ограниченно используется в религиозных целях приверженцами ислама по всему миру (общая численность — 1,57 млрд человек[3]).

Это один из шести официальных и рабочих языков Генеральной ассамблеи и других органов Организации Объединённых Наций (ООН). Официальный язык всех арабских странИраке — наряду с курдским). Кроме того, является одним из официальных языков Израиля,Чада, Эритреи, Джибути, Сомалиленда[4], Сомали и Коморских Островов.

Современный разговорный арабский распадается на 5 групп диалектов, фактически являющихся отдельными языками с лингвистической точки зрения:

Магрибский язык относится к западной группе, остальные — к восточной группе арабских языков и диалектов (см. Проблема «язык или диалект»); предпочтительнее использовать устоявшийся в арабистике термин «диалект» (لهجة‎).

Литературный язык (в западной арабистике используется термин англ. Modern Standard Arabic, «современный стандартный арабский язык»[5]) — единый. Литературный арабский объединяет словарный запас для многих вещей в современном мире или науке, но в то же время в отдельных арабских странах довольно редко используется в разговорной речи.

Арабские диалекты в различных странах сильно отличаются друг от друга и зачастую невзаимопонятны для их носителей.

Фильмы, телевидение, газеты и прочее по большей части в каждой арабской стране на литературном арабском.

Ислам и, в первую очередь, Коран, явились объединяющим фактором для развития общего литературного языка, служившего койне для носителей различных диалектов. На примере мальтийского языка однозначно можно проследить роль ислама в становлении языка. На Мальте, где господствует христианство, а не ислам, один из магрибских диалектов давно развился в отдельный мальтийский язык.

«Несмотря на более чем тысячелетнюю древность Корана, современные образованные арабы, пользующиеся в домашнем быту родными наречиями, объясняются в общественной жизни на том же литературном языке, лишь с упрощением грамматики и с обновлением словаря. Наряду с Кораном, образцами классического языка служили также доисламская поэзия и речь бедуинов»[6].

Классический арабский мало отличается от древнеарабского языка. Многие корни семитских языков присутствуют также и в арабском. В прошлом в семитологии классический арабский считали наиболее архаическим из семитских языков, однако с течением времени, путём сравнения с другими афроазиатскими языками, было установлено, что многое в классическом арабском не столь первоначально.

В течение столетий язык постоянно изменялся, что, впрочем, мало отражалось на письме, потому что краткие гласные звуки, кроме как в Коране, не пишутся в тексте.

Классический (высокий) арабский сегодня не является родным языком арабов. Однако и сегодня, с изменённым словарным составом, он используется почти во всех газетах и книгах, за исключением Туниса, Марокко и отчасти Алжира, где арабский является литературным языком вместе с французским. В научной и технической литературе в других арабских странах в местах, где отсутствует необходимый словарный запас, часто используется английский язык.

Основная его часть современного арабского литературного языка — исконная. Арабы высоко ценят словообразовательные возможности своего языка, видя в богатстве и чёткости словообразовательных парадигм залог приспособления арабского литературного языка к современному состоянию общества. В современных процессах номинации наиболее активными оказываются модели с высоким показателем обобщённости. Так, в последнее время словарь арабского литературного языка существенно пополняется за счёт производных имён, образованных с помощью прибавления суффикса ـِيَّة-, который образует дериватный ряд со значением обобщённо-отвлечённых качеств и свойств: اِسْتِقْلِالِيَّةٌ „самостоятельность“; حَرَكِيَّةٌ „динамизм, динамика“; شُمُولِيَّةٌ „максимализм“; „тоталитаризм“; اِشْكَالِيَّةٌ „проблема“ и т. п.»[7] Некоторая часть словарного состава является общесемитской, и лишь незначительная — иноязычной, как, например, слова: تِلِيفِزْيُونٌ «телевидение», دُكْتُورَةٌ «звание доктора», سِكْرِتِيرٌ «секретарь», فِيلْمٌ «фильм». Общее количество заимствований из европейских языков невелико и составляет около одного процента словаря[8].

Для арабского литературного языка выделяются четыре крупных синхронных среза развития вокабуляра: домусульманский словарь общинно-племенного строя (конец VII — и начало VIII в.); расширение словаря, связанное с зарождением, развитием и процветанием средневековой арабоязычной цивилизации (до XII в.); период застоя и сокращения диапазона применения арабского литературного языка (XIII—XVIII вв.) и начало современного периода (с середины XIX в.)[9].

Широкое развитие в арабском языке получили синонимия, многозначность слов и омонимия. Основными способами словообразования являются: морфологический — по словообразовательным моделям и формулам, синтаксический и семантический[прояснить].

Присутствуют также заимствованные слова из арамейского языка, греческого языка и множество современных терминов из английского.

В фонетическом отношении литературный арабский язык характеризуется широко развитой системой согласных фонем, в особенности гортанных, эмфатических и межзубных.

«В фонетических разделах грамматических трудов описывались либо только артикуляции арабских звуков, либо также их комбинаторное изменение. Существенное влияние на арабов оказала индийская система классификации звуков, основанная на учёте места артикуляции и других артикуляторных признаков. Использовался приём сравнения звуков в артикуляторном и функциональном отношениях. Авиценна ввёл понятие корреляции для установления отношений между звуками. Случаи геминации квалифицировались как результат полной прогрессивной или регрессивной контактной ассимиляции. Описывалась ассимиляция частичная и дистантная.

Исследовались вопросы о взаимодействии согласных и гласных, о замене согласных, о метатезе, об утрате хамзы, об элизии, о возникновении связывающего гласного, о палатализации, веляризации, о звуковом символизме»[10].

Во многих арабских странах в настоящее время прилагаются усилия по сближению произношения со стандартным арабским языком. Основой служит норма цитирования (ар. tilāwa تلاوة‎) Корана. Такой стиль произношения, как правило, используется только в религиозном контексте.

С достоверностью можно утверждать, что первоначальное произношение высокоарабского в точности не известно. Например, не существует единого мнения о произношении окончания ун неопределённых существительных (китабун пр. китаб). Существуют аргументы в пользу двух вариантов, а так как в древнем рукописном шрифте не существовало гласных знаков (огласовок), то невозможно с уверенностью утверждать, как это произносилось.

На арабском пишут справа налево. Причём в арабском, в отличие от языков с латинской или кириллической графикой, нет заглавных букв, поэтому имена собственные пишутся как любое другое слово, так же как и первое слово в предложении.

Вместо подчёркивания или курсива, носители арабского языка обычно пользуются надчёркиванием. Дробный перенос слова на другую строку не допускается; пустое пространство в строке устраняется растяжением буквы. В скорописи не вписавшееся в строку слово заканчивается поворотом вверх[11].

Арабские учёные обычно делили грамматику на синтаксис, морфологию и фонетику и уделяли значительное внимание вопросам словообразования, а в связи с ним этимологии, благодаря которой в XI в. высокого уровня достигла теория корня. Синтаксис и морфология представляют собой наиболее оригинальные части арабской грамматики, не имеющие источников ни в греческих, ни в индийских трудах и ориентированные на самобытность именно арабского языка.

Задача синтаксиса состояла в структурно-семантическом анализе предложения. В нём постулировались субъектно-предикатные отношения между двумя именами или между именем и глаголом. Различались предложения малые/элементарные и большие, образующие иерархию; предложения именные, глагольные и обстоятельственные — в зависимости от того, какое слово стоит в начале предложения, а соответственно разные виды подлежащих и сказуемых.

Выделялись и подробно классифицировались второстепенные члены предложения (до пяти видов дополнений, обстоятельства разных видов, «приложения»).

Различались случаи формальной и виртуальной реализации флексий. Было введено понятие подразумеваемого члена для объяснения конструкции. Анализу подвергались также отношения согласования, управления и примыкания.

В морфологии рассматривались части речи и особенности их формообразования, не обусловленные синтаксически. Сюда относились такие вопросы, как части речи (имя, глагол и частицы до 27 видов), структура корня, имена и их многоаспектная классификация по разным основаниям (имена явные — существительные, прилагательные, имена скрытые — личные местоимения, имена общие — указательные и относительные местоимения и т. д.), глаголы (с детальной классификацией их форм и значений), двухпадежные и трёхпадежные имена, образование относительных имён, образование композитов, образование форм числа и рода, образование деминутивов, изменения формы слова в связи с наличием слабых корневых согласных, паузальные формы и т. п. Здесь же дискутировался вопрос о масдаре.

Особенно большие успехи были достигнуты в фонетике (Халиль ибн Ахмад; Абу Али ибн Сина — Авиценна, 980—1037; Сибавейхи)[10].

Арабский язык характеризуется сильно развитой флективностью. Большинство слов в арабском языке традиционно возводится к глагольным основам.

Арабский корень бывает чаще всего трёхсогласным, реже — двух- или четырёхсогласным, ещё реже —пятисогласным; но уже для четырёхсогласного корня выставляется требование, чтобы он содержал хоть один из плавных согласных (для них существует мнемоника: مُرْ بِنَفْلٍ).

По мнению советского арабиста С. С. Майзеля, число трёхсогласных корней в современном арабском литературном языке составляет 82 % от общего числа арабского корнеслова[13].

В составе корня могут участвовать не какие угодно согласные: одни из них совместимы в том же корне (точнее, в той же ячейке; см. ниже: б), другие несовместимы.

Эта особенность состава арабского корня несколько облегчает задачу читающему рукопись без точек; например, написание حعڡر должно быть جَعْفَر[14].

Формообразование слов происходит в основном за счёт внутреннего структурного изменения слова — внутренняя флексия. Арабский корень состоит, как правило, из трёх (реже — двух или четырёх, крайне редко — из пяти) корневых согласных (радикалов), которые с помощью трансфиксов образуют всю парадигму данного корня. Например, из глагола كَتَبَ («писать») с использованием согласных ك ت ب образуются следующие слова и формы:

В арабском языке существует три падежа: именительный (падеж подлежащего и именного предикатива), родительный (падеж предложного управления) и винительный (падеж прямого дополнения). С помощью родительного падежа также оформляется несогласованное беспредложное определение — идафа.

Следует заметить, что перевод падежей الرَّفْعُ, الجَرُّ и النَّصْبُ весьма условный, так как родительный и винительный падежи арабского языка включают такие имена, которые при переводе могут стоять в каком-либо из оставшихся трёх падежей русского языка:

Признаки, по которым распознаётся падеж, различны и зависят от морфологических особенностей имени[15].

Существительному в арабском присущи такие морфологические понятия как род, число — единственное, двойственное (в диалектах крайне малоупотребимо) и множественное, — падеж и состояние, а также категории определённости, неопределённости и нейтрального статуса.

В арабском языке есть только два рода: мужской и женский. Для имён, имеющих характерное окончание [атун], часто характерен женский род. В целом принадлежность имени к тому или иному роду связана со значением, например, с признаком пола.

Например, существительное أُمٌّ ['уммун] «мать», несмотря на своё окончание, имеет женский род. Для многих существительных, обозначающих название профессии или род деятельности, женский род образуется простым путём прибавления к соответствующему имени мужского рода окончаниях [-атун]. Например:

Для передачи на письме окончания женского рода используется [та̄’ марбӯт̣а], буква, которой нет в алфавите.

Она является графическим вариантом обычного ت [т], которое носит название [та̄’], или «растянутое т». Соединяя друг с другом концы «растянутого т», мы получаем [та̄’ марбӯт̣а]. В семитских языках [т] является одним из основных показателей рода. При согласовании с именами в глаголах используется ت, а в именах . [та̄’ марбӯт̣а] пишется только лишь в конце слова и может иметь два начертания: без соединения — и при соединении справа — [16].

Глагол характеризуется большой развитостью глагольных форм, называемых породами: единой системой спряжения всех глаголов; развитой системой временных форм (три простых и три сложных времени); двумя залогами (действительный и страдательный); пятью наклонениями (изъявительное, сослагательное, условное, повелительное и усиленное); связанной с породами системой отглагольных имён (так называемых «масдаров»).

Глагол обозначает действие или состояние лица или предмета и выступает в предложении в качестве сказуемого. Наиболее распространённым типом арабского глагола является глагол, состоящий из трёх согласных. Три согласные стоящие рядом и огласованные фатх̣ой (средняя коренная может быть огласована также д̣аммой или кясрой), представляют собой глагол 3-го лица мужского рода единственного числа прошедшего времени. Такая глагольная форма имеет формулу فَعَلَ. Как наиболее простая, эта форма принимается за исходную при образовании производных форм и в словарях условно переводится инфинитивом. При спряжении арабского глагола личные местоимения опускаются, так как лицо, число и род достаточно полно выражены в личных окончаниях.

Прошедшее время арабского глагола служит для выражения действия, происходившего до момента речи, и образуется путём замены окончания 3-го лица единственного числа мужского рода соответствующими личными окончаниями. Арабский глагол, в отличие от русского, в форме прошедшего времени чёткого видового значения не получает, а поэтому в зависимости от смысла предложения может быть переведён как формой совершенного, так и формой несовершенного вида русского глагола. Например: كَتَبَ «он писал» или «он написал».

Настоящее-будущее время арабского глагола выражает незаконченное по своему характеру действие, происходящее или начинающееся одновременно с моментом речи или с каким-либо другим моментом, прямо или косвенно обозначенным в данном высказывании. Форма настояще-будущего времени образуется от формы прошедшего времени путём прибавления соответствующих префиксов и окончаний; при этом первый коренной утрачивает огласовку (над ним появляется сукун), а второй получает фатх̣у, д̣амму или кясру, которая называется типовой огласовкой и указывается в словарях соответствующей буквой (а, и, у), поставленной в скобках после глагола.

Будущее время глагола образуется на основе формы настоящего времени путём прибавления к ней префикса سوف [сауфа] или его сокращённого варианта س [са]. В отличие от س, пишущегося с глагольной формой слитно, سوف пишется с ней раздельно. Оба префикса никакого самостоятельного значения не имеют. Спряжение глагола в этой форме времени в своей основе аналогично спряжению в форме настояще-будущего времени.

В современном арабском языке, особенно в периодической печати, активно используется глагол второй породы, образованный от префикса سوف, а также масдар данного глагола تسويف, в значении «бесконечного затягивания», «постоянного откладывания на неопределённое будущее» в отношении каких-либо планов, обещаний или обязательств, например, предвыборных и т. п.].

Три наиболее употребительных слова — это частицы, которые пишутся слитно со следующим словом. К ним относятся الـ аль (определённый артикль), وَ ва (союз «и»), и بِـ би (предлог «посредством»).

В 2020 году арабский язык стал обязательным предметом в школах Исламабада, столицы Пакистана. По принятому закону обязательное обучение арабскому языку всех учеников Исламабада и федеративных школ осуществляется с 1-ого по 12-й класс. Изучение грамматики с 6-ого класса становится обязательным.[17] Данное решение сената было подвергнуто критике учёным Первез Худбхой, который отметил в пакистанской англоязычной газете «Рассвет» (Dawn), что «заставляя детей учить арабский язык, все сидящие в пакистанском сенате — за редким исключением — забыли, что они прежде всего пакистанцы и что Пакистан создан для пакистанцев.»[18][19]

В Индии арабский язык является вторым самым популярным иностранным языком после английского. По данным Всеиндийской переписи населения 2011 года, на арабском умеют говорить 2 279 355 индийцев, что составляет 0,18 % населения этой страны. В то же время число англоговорящих в Индии — 10,6 % её жителей или 128 279 412 человек.[20]