Хирохито

Хирохи́то[5] (яп. 裕仁), император Сёва (яп. 昭和天皇 сё:ва тэнно:, 29 апреля 1901 — 7 января 1989) — 124-й император Японии с 25 декабря 1926 по 7 января 1989 годы. Генералиссимус японских войск. Также имел чин британского почётного генерала (1921), а затем почётного фельдмаршала (26 июня 1930; титул отозван в 1942 году). На Западе известен под данным ему при рождении именем Хирохито (буквально в переводе с яп. — «изобилие и добродетель»). Тронное имя (девиз правления) Сёва означает «Просвещённый мир».

Время пребывания Хирохито у власти было самым продолжительным в истории Японии — 62 года. Во время его правления произошла коренная трансформация японского общества. Под его руководством в первой половине XX века Япония наращивала военную мощь, вступила во Вторую мировую войну и оккупировала Китай. После поражения в войне и оккупации Японии американцами Хирохито отказался от претензий на божественность и утратил реальную власть, а пост императора превратился по сути в церемониальный.

Будущий император родился во дворце Аояма в Токио в семье наследного принца Ёсихито (впоследствии императора) и принцессы Садако.

Его детский титул — принц Мити (迪宮). Наследником трона он стал после смерти своего деда, императора Мэйдзи 30 июля 1912 года. Формально титул наследного принца он получил 2 ноября 1916 года.

Он получил блестящее образование в школе для детей высшей аристократии (кадзоку), где обучался с 1908 по 1914 год и, затем, в специальном Институте наследного принца (яп. 東宮御学問所) с 1914 по 1921 год под руководством лучших учёных Токийского императорского университета и высших военных чинов Японии. В 1921 году наследный принц Хирохито совершает шестимесячную поездку в Европу, посетив Англию и 5 других европейских стран. 29 ноября 1921 года он становится регентом Японии вместо своего болеющего отца.

26 января 1924 года он женился на своей дальней родственнице принцессе Нагако (6 марта 1903 — 16 июня 2000), дочери принца Куни-но-мия Куниёси. От этого брака родилось 7 детей:

25 декабря 1926 года, после смерти отца императора Ёсихито, Хирохито унаследовал трон и дал периоду своего правления девиз «Сёва» (яп. 昭和時代 сё:ва дзидай, «эпоха Просвещённого мира»). Он был первым за несколько столетий японским императором, чья биологическая мать была официальной женой его предшественника на престоле.

Первая часть правления Хирохито как императора (между 1926 и 1945 годами) прошла под знаком всё увеличивающейся военной мощи страны. С 1900 года японские Императорские Армия и Военно-морской флот обладали правом вето при формировании кабинета министров. Между 1921 и 1944 годами произошло не менее 64 инцидентов во внутренней и внешней политике, когда правые политические силы применяли насилие для достижения своих целей, наиболее значительным из которых является убийство премьер-министра Японии Инукаи Цуёси в 1932 году. С этого времени военные обладали практически полным контролем над всей политической жизнью Японии, что привело Японию к вступлению сначала во Вторую японо-китайскую войну (1937—1945), а затем и во Вторую мировую войну.

После окончания Второй мировой войны многие считали Хирохито лично ответственным за её развязывание, в то время как другие, включая американскую оккупационную администрацию, настаивали на том, что император был только формальным главой государства, а фактически вся власть находилась у военных. Многие люди в Китае, на Тайване, в Корее и в Юго-Восточной Азии видели в Хирохито «азиатского Гитлера» и настаивали на том, чтобы он был наказан как военный преступник.

Вплоть до самого начала войны Хирохито действовал строго в соответствии с протоколом, оставаясь на расстоянии от реального принятия решений[источник не указан 1254 дня]. 4 сентября 1941 года японский кабинет министров встретился для того, чтобы обсудить военные планы, подготовленные императорским генштабом, и постановил:

Наша Империя, в целях самообороны и самосохранения, завершит подготовку к войне… [и будет] … готова начать, если это необходимо, войну с Соединенными Штатами, Великобританией и Нидерландами. Наша Империя одновременно будет предпринимать все возможные дипломатические усилия в отношении Соединенных Штатов и Великобритании, чтобы попытаться достичь наших целей… В случае, если не будет достигнут дипломатический прогресс в обсуждении наших требований в течение первых 10 дней октября, мы принимаем решение немедленно начать военные действия против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.

«Цели», о которых шла речь, были ясно определены: невмешательство в войну в Китае и в планы по вводу войск в бывшие французские колонии в Индокитае, неувеличение американских и британских военных сил в этом регионе, снятие экономической блокады с Японии.

5 сентября премьер-министр Фумимаро Коноэ утвердил черновик императорского указа, за день до начала императорского совещания, на котором этот указ должен был быть формально разработан. В тот же вечер состоялось личная встреча с императором, на которой присутствовали Коноэ, начальник штаба военно-морских сил адмирал Осами Нагано и начальник штаба армии генерал Хадзимэ Сугияма. Хирохито спросил, реально ли победить западные державы в прямом конфликте; Сугияма ответил положительно, и император его отругал:

Sugiyama: Yes, they will.
Emperor: At the time of the China incident, the army told me that we could achieve peace immediately after dealing them one blow with three divisions. Sugiyama, you were army minister at that time...
Sugiyama: China is a vast area with many ways in and many ways out, and we met unexpectedly big difficulties...

Император:
Сугияма: Да.
Император:
Сугияма:
Император: Разве я вас не предупреждал об этом каждый раз? Сугияма, вы лжёте мне?

Нам придётся вступить в открытое противостояние, есть ли у нас шанс на победу?Когда произошёл китайский инцидент, армия говорила, что после наступления тремя дивизиями мы немедленно перейдём к мирным переговорам. Сугияма, вы тогда были военным министром…Китай — огромная территория, туда ведёт много путей и оттуда ведёт много путей, мы столкнулись с неожиданными сложностями…Brix, Herbert P. Hirohito and the Making of Modern Japan : [англ.]. — Harper Collins, 2001. — P. 745. — .

Адмирал Нагано, чрезвычайно опытный бывший военно-морской министр, позднее рассказывал:

«Я никогда не видел, чтобы император делал выговор в таком тоне, его лицо покраснело и он почти кричал».

Хирохито был глубоко озабочен решением поместить подготовку к войне впереди дипломатических усилий в тексте указа, и на следующий день, в нарушение старинного протокола, задал прямой вопрос об этом главам армии и военно-морских сил. Коноэ быстро вмешался и убедил Хирохито пригласить их на частную конференцию, на которой император настаивал, чтобы мирные усилия продолжались до последней возможности.

Тем не менее, все участники императорского совещания были едины в том, что война предпочтительнее дипломатии. Барон Ёсимити Хара, президент Императорского совета и представитель императора, провёл личный опрос участников конференции, и получил в ответ либо мнение о том, что война является единственным спасением в данной ситуации, либо молчание.

В этот момент император удивил всех присутствующих, обратившись к ним и тем сломав традицию императорского молчания, приведя своих советников в изумление. Император Хирохито настаивал на необходимости мирного разрешения международных проблем, выразив сожаление неспособностью своих министров ответить на вопросы барона Хара и процитировав стихотворение, написанное его дедом, императором Мэйдзи, которое, как он сказал, он перечитывает «снова и снова». В аллегорических строках говорилось об опасениях автора, что неистовый шторм и бушующие волны нарушат тишину и покой моря. Каждый живущий на берегах этого моря стал братом автора, его покой — это покой других.

Когда шок прошёл, министры поспешили заверить императора в их глубоком желании предпринять все возможные мирные средства[источник не указан 1254 дня]. Однако подготовка к войне продолжалась без малейших изменений, и через несколько недель произошла смена кабинета министров, Коноэ ушёл в отставку, на его место пришёл генерал Хидэки Тодзё. 8 декабря (7 декабря на Гавайях) 1941 года внезапной атакой сотен самолётов на американский флот в гавани Пёрл-Харбор японские силы начали военные действия. Одновременно началось вторжение в Юго-Восточную Азию.

После того, как нация вступила в войну, император Хирохито отбросил свои сомнения и действовал как патриот, остро заинтересованный в военной победе и в улучшении морали в армии. Война для Японии началась успешно. В первые 6 месяцев войны все сражения в войне заканчивались победами Японии. Только с течением времени император и японская нация начали осознавать, что ситуация становится угрожающей.

В начале 1945 года, после очередного проигранного сражения, император начал серию индивидуальных встреч с членами правительства с целью обсудить ход войны. Все, кроме одного, советовали продолжать войну. Исключением был бывший премьер-министр Коноэ, настаивавший на ведении мирных переговоров. Хирохито считал, что рано или поздно мирные переговоры неизбежны, но вооружённые силы должны одержать где-либо существенную победу, чтобы усилить позиции страны на переговорах. С каждой проходящей неделей это становилось все менее и менее вероятно. Союзница-Германия потерпела поражение и капитулировала в мае 1945 года. В апреле Советский Союз отказался продлевать срок договора о нейтралитете. В июне кабинет министров произвёл переоценку военной стратегии, твёрдо решив сражаться до последнего человека.

На следующий день лорд-хранитель печати Коити Кидо подготовил черновик документа, в котором подвёл итог безнадёжной военной ситуации и предложил начать переговоры. В частной обстановке император одобрил его и разрешил Кидо распространить документ среди наименее воинственно настроенных членов правительства. В середине июня правительство согласилось попробовать привлечь Советский Союз в качестве посредника при переговорах о мире, хотя не ранее того, как их позиция на переговорах улучшится после отражения вторжения американских войск на сами Японские острова.

22 июня Хирохито вновь нарушил вековую традицию и прямо обратился к своему правительству: «Я желаю, чтобы конкретный план окончания войны, без оглядки на текущий курс, был незамедлительно изучен и начали предприниматься усилия для его воплощения». Попытка использовать Советский Союз в качестве посредника не удалась: союзники были тверды в решимости не соглашаться ни на что, кроме безоговорочной капитуляции, а до конца июля 1945 ни император, ни правительство не были готовы рассматривать этот вариант.

Император Японии Хирохито и Президент Социалистической Республики Румыния (СРР) Николае Чаушеску со своей супругой. 1975.

После атомной бомбардировки Соединёнными Штатами Америки Хиросимы и Нагасаки, министр императорского флота Мицумасу Ёнай и министр иностранных дел Сигэнори Того посоветовали императору объявить о безоговорочной капитуляции. Однако офицерами Министерства армии, а также служащими Императорской гвардии в ночь на 15 августа была предпринята попытка государственного переворота с тем, чтобы воспрепятствовать капитуляции. Заговорщики потерпели неудачу и совершили самоубийство. Хирохито 15 августа по радио обратился к нации и объявил о капитуляции Японии.

Несмотря на давление, оказываемое на главу американских оккупационных сил в Японии генерала Дугласа Макартура со стороны лидеров ряда стран, в том числе президента Соединённых Штатов Гарри Трумэна, с целью отдать императора Хирохито под суд в качестве военного преступника, генерал настоял, чтобы Хирохито остался императором и символом единства японской нации. Хирохито избежал суда и остался на троне, но его заставили отказаться от традиционных утверждений о божественной природе японских императоров, потомков богини солнца Аматэрасу (декларация «Нингэн-сэнгэн»). Титул монарха был изменён с «повелителя Империи» на «конституционного монарха» в 1946 году. Однако нужно заметить, что почти сразу после явного отказа от утверждения о божественности императора он неявно вновь подтвердил традиционные взгляды, получив разрешение от оккупационных властей на богослужение богине Аматэрасу. Этот шаг был соответствующим образом расценён японцами, однако оккупационные власти не придали ему особого значения.

Несмотря на то, что Хирохито заставили отказаться от любых претензий на божественность, его статус был сознательно оставлен неопределённым, частично из-за того, что генерал Макартур рассматривал императора как полезное средство в сохранении японцами лояльности к оккупационным силам, частично из-за закулисной деятельности Ёсида Сигэру, направленной на то, чтобы помешать Макартуру сделать из Хирохито монарха европейского типа. Хирохито обычно рассматривался как глава государства, но существовала широкая дискуссия о том, является ли он обычным гражданином Японии или нет.

Несмотря на это, Хирохито был активной фигурой в жизни Японии до самой своей смерти в 1989 году и выполнял многие обязанности, которые обычно выполняют главы государств. Император и его семья активно участвовали в общественной жизни, время от времени встречаясь с народом, посещая спортивные мероприятия и праздники. Он также сыграл заметную роль в восстановлении дипломатического имиджа Японии, совершая поездки за рубеж для встреч с лидерами других стран, включая ряд американских президентов и английскую королеву Елизавету II.

В личной жизни он увлекался морской биологией и ещё в 1920-е годы организовал в императорском дворце научную лабораторию, в которой проводил исследования и опубликовал несколько работ по этой теме.

В 1964 году во время царствования Хирохито Япония принимала XVIII летние Олимпийские игры, которые проходили в городе Токио. При этом он открывал эти игры. В 1972 году Япония принимала X зимние Олимпийские игры, которые проходили в городе Саппоро. При этом Хирохито открывал и эти игры. Император Японии стал третьим политиком в мире, который дважды открывал Олимпийские игры.

Хорошо известны заявления о божественности императора Японии во время Второй мировой войны. В соответствии с конституцией Японии 1889 года император обладает божественной властью над своей страной, которая выводится из японских мифов о происхождении императорской семьи от богини солнца Аматэрасу.

В 1946 году под давлением американских оккупационных властей император издал рескрипт «Нингэн-сэнгэн», воспринятый многими как его отречение от божественной природы и происхождения. Точный смысл соответствующей фразы, однако, сложен для понимания и не может быть истолкован однозначно.