Симфония № 3 (Бетховен)

Симфония № 3 ми-бемоль мажор, op. 55 («Героическая») — симфония Людвига ван Бетховена.

Изначально симфония была написана Бетховеном в честь Наполеона, его судьбы и героической деятельности, который был кумиром многих того поколения. По свидетельству друзей, первый замысел о ней заронил французский генерал Ж. Б. Бернадотт, прибывший в Вену в феврале 1798 года в качестве посла революционной Франции[2]. Написана в 1803—1804 годах в Вене.

В дальнейшем, из-за разочарования в политике Наполеона (принятие титула императора), Бетховен вычеркнул его имя из партитуры симфонии, не изменив при этом ни одной ноты[3]. Узнав о ссылке императора на остров Святой Елены, Бетховен сказал: «Вставив в симфонию похоронный марш, я точно предчувствовал катастрофу»[2].

Премьера симфонии состоялась в Вене 7 апреля 1805 года и прошла в одном концерте с симфонией Антона Эберля ми-бемоль мажор, оп. 33, которую публика приняла лучше произведения Бетховена[4].

В первом издании 1806 года Третья симфония получила закрепившееся за ней название «Героическая» и была посвящена князю Францу Йозефу Максимилиану фон Лобковицу.

«Она является каким-то чудом даже среди произведений Бетховена, — пишет Р. Роллан. — Если в своем последующем творчестве он и двинулся дальше, то сразу он никогда не делал столь большого шага. Эта симфония являет собою один из великих дней музыки. Она открывает собою эру»[5]. Г. Берлиоз писал про это произведение: «Редко приходилось мне встречать в музыке изображение печального настроения в столь совершенной форме, в таких благородных выражениях». По словам П. И. Чайковского, лишь в третьей симфонии «раскрылась впервые вся необъятная, изумительная сила творческого гения Бетховена».

Альфред Хичкок использовал фрагмент Героической симфонии Бетховена в своём триллере «Психо» во время сцены, когда героиня Веры Майлз обыскивает спальню Нормана Бэйтса, на что кинорежиссёр получил гневное письмо от одного из кинозрителей, в котором любитель классической музыки назвал это «прямым оскорблением композитора и очень слабой попыткой доказать, что его музыка годится только для лунатиков»[6].