Силантьев, Роман Анатольевич

Рома́н Анато́льевич Сила́нтьев (род. 15 сентября 1977, Москва, СССР) — российский религиовед[1], историк религии[2] и исламовед[3]. Доктор исторических наук, профессор . Автор более ста публикаций, в том числе в «Большой Российской энциклопедии», «Православной энциклопедии» и энциклопедии «Народы и религии мира». Автор более 100 публикаций и 10 книг по исследованию ислама, автор-составитель Интерактивной карты всех религиозных общин России[2][4][5][6]

Исполнительный директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора[7]. Заместитель председателя [8]. Член Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по теологии[9].

В 1999 году закончил географический факультет МГУ по кафедре экономической и социальной географии России и поступил в аспирантуру Института этнологии и антропологии РАН[4][10].

С июля 2001 года по декабрь 2005 года — исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России[4][6][10].

В июне 2003 года в Институте этнологии и антропологии РАН под научным руководством Павла Пучкова защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Этносоциальные, политические и религиозные аспекты раскола исламского сообщества России» (специальность 24.00.01 «История и теория культуры»)[11].

С марта 2004 года по 2006 год — секретарь-координатор Межрелигиозного совета СНГ[4][12]. В это же время — сотрудник .

16 июля 2005 года решением Священного синода включён в синодальную рабочую группу по разработке «концептуального документа, излагающего позицию Русской Православной Церкви в сфере межрелигиозных отношений»[13].

В 2005 году вышла книга Романа Силантьева «Новейшая история исламского сообщества России», вокруг которой разгорелись дебаты[14]. Книга получила как положительные отзывы со стороны представителей духовенства и общественности православия, ислама и иудаизма[10][15], а также учёных[15][17], в том числе и от Шейх-уль-ислама и Верховного муфтия Центрального духовного управления мусульман России Талгата Таджуддина[18][19], так и отрицательные со стороны Совета муфтиев России[20]. После этого Силантьев покинул Межрелигиозный совет России и был освобождён от занимаемых должностей по собственному желанию[21][22].

С 2006 года является исполнительным директором программ Всемирного русского народного собора[6].

В 2008 году выпустил энциклопедию «Ислам в современной России», которая получила высокие оценки как со стороны мусульманского сообщества, так и учёных-исламоведов — Ефима Резвана, Виталия Наумкина, Максуда Садикова и Тауфика Ибрагима[23][24].

С 2008 года — доцент, профессор кафедры мировой культуры Институт международных отношений и социально-политических наук (МГЛУ)[4][25]. Член редакционной коллегии «Культурология» научного журнала «. Гуманитарные науки».

В апреле 2010 года создал и возглавил Центр географии религий при [4][26][27].

26 июня 2014 года в МГЛУ защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора исторических наук по теме «Эволюция системы внешних сношений духовных управлений мусульман России: сравнительно-исторический анализ (конец XVIII в. — начало XXI в.).» (специальность 07.00.15 — История международных отношений и внешней политики). Официальные оппоненты[28] — д.и.н. Ольга Васильева[29], д.и.н. Роберт Ланда[30], д.и.н. Айслу Юнусова[31]. Ведущая организация — Российский институт стратегических исследований[32]. Работа получила ряд положительных отзывов со стороны представителей научного сообщества — к.ю.н. Евгения Ильина[33], д. полит. н. Анастасии Митрофановой[34], д.и.н. Сергея Перевезенцева[35], д.ф.н. Игоря Добаева[36], д.в.н. и д.т. н. Евгения Анисимова и к.в.н. Владимира Шатохина[37], кандидата теологических наук Гаджи Сабира Гасанли[38], к.и.н. Александра Чечевишникова[39], д.и.н. Алексея Мосина[40], д.и.н. Аллахшукюра Пашазаде Гуммет оглы[41], д.ф.н. Гаджи Герейханова[42], доцента УГГУ протоиерея Владимира Зайцева[43], к.и.н. Олега Васнецова[44]. За присуждение учёной степени проголосовали все 17 членов диссертационного совета.[45].

Автор совместного проекта МГЛУ и Интерфакс-Религия «Интерактивная карта всех религиозных общин России»[46] содержащую сведения о 25 тысячах действующих в России религиозных объединениях, их точном названии и местоположении. Участвовал в разработке и выпуске «Атласа исламского сообщества России» в котором содержится подробная информация о религиозном и этническом составе мусульманского сообщества России в целом и по каждому региону, описаны все действующие в стране централизованные исламские организации, а на более чем 50 картах нанесены все зарегистрированные мусульманские общины (более 4 тыс.) и духовные учебные заведения (около 100)[47].

В 2008-м году принял участие в проекте «Образование» Дмитрия Пучкова с рассказом про ислам и его развитие в современной России. Передача получила название «Беседы про ислам». Видеозаписи передачи были размещены на личном сайте Дмитрия Пучкова.

Доктор политических наук, профессор М. М. Мчедлова относит Р. А. Силантьева к «оппонентам идеологии толерантности», которые опасаются, что толерантность может привести к «крушению основ государства и нации», и приводит следующее мнение Силантьева: «Термин „толерантность“, который в последние годы безуспешно пытаются наполнить новым смыслом, себя не оправдал, став символом терпимости ко злу и деструктивному пацифизму»[53].

Верховный муфтий Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин в письме на имя патриарха Алексия II высоко отозвался о книге Силантьева «Новейшая история исламского сообщества России»:

… характеризует апологетический подход к традиционному исламу, солидная и детально проработанная фактологическая база, потребовавшая кропотливых и целенаправленных усилий по её сбору и систематизации. Проделанная автором работа выгодно отличается как стремлением к минимизации авторских оценок, так и отсутствием субъективизма в целом, что немаловажно[23].

Научный сотрудник отдела современной истории и социально-политических проблем стран ЦЮВЕ Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт отозвался об этой работе:

Несомненным достоинством монографии Силантьева является выявление, обобщение и ввод в научный оборот обширного корпуса источников по истории исламских структур России. В особенности это касается как документов российских духовных управлений мусульман и малотиражной региональной исламской прессы, так и материалов российского исламского интернета[17].

Доктор исторических наук Ефим Резван назвал энциклопедию Силантьева «Ислам в современной России» «первым в новейшей истории России изданием, которое дает в целом объективную картину процессов, произошедших в мусульманской общине страны за последние 15 лет — процессов сложных, неоднозначных»[24].

Руководитель Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Виталий Наумкин назвал энциклопедию «Ислам в современной России» «важным явлением в нашей интеллектуальной жизни»:

Она отличается доскональностью, очень большим количеством собранных и проанализированных фактов, материалов и одновременно изложением авторской позиции по целому ряду вопросов, связанных с функционированием и структурой ислама в России и деятельностью исламского сообщества[24].

Религиовед и социолог Роман Лункин в статье на Портал Credo.Ru отозвался о книге «Новейшая история исламского сообщества России» как об «известной монографии […] которую положительно оценили многие российские религиоведы и социологи религии»[54].

Муфтий Умар Идрисов, ранее жёстко критиковавший Силантьева, в интервью «Интерфакс—Религия» отметил, что «Роман — действительно эксперт, который лучше меня разбирается в проблемах современного мусульманского сообщества России. Если бы я его встретил, то я сегодня сказал бы ему это лично совершенно искренне. Я искренне восхищаюсь тем, что он смог увидеть то, чего я не видел все эти годы, хотя и возглавлял ДУМНО»[55].

В 2005 году Совет муфтиев России официально обвинил Силантьева в искажении фактов в его книгах об исламе:

Силантьев опубликовал от своего имени, впрямую ассоциируемого с должностью Исполнительного секретаря МСР и сотрудника ОВЦС Московского патриархата, своего рода дайджест «желтой прессы»: различные слухи и сплетни, а также собственные домыслы, представляющие собой попытку очернить священнослужителей и руководителей почти всех религиозных центров традиционного ислама России.[56]

В 2005 году руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН А. А. Красиков, излагая итоги научной конференции «За религиозную толерантность», указал, что в понимание религиозной толерантности исполнительного секретаря Межрелигиозного совета России Романа Силантьева входит «возрождение духовности российского общества», чему, в частности, помогает то, что «Совет борется с новыми религиозными движениями». При этом Красиков отметил, что в Межрелигиозном совете отсутствуют католики и протестанты, также отмечая, что обществу «Сознания Кришны» было отказано в просьбе войти в состав совета и построить храм в Москве. В последнем случае Красиков приводит слова Силантьева «правительство Москвы с пониманием отнеслось к позиции Совета, так что никакого храма кришнаитов здесь не будет и деструктивная деятельность секты уменьшится», также отмечая, что после конференции председатель руководящего совета Центра обществ «Сознание Кришны» написал организаторам конференции записку, где отмечалось, что «это религиозное объединение не является „деструктивной сектой“ и имеет официальную государственную регистрацию»[57].

В 2006 году социолог и историк Н. А. Митрохин в журнале Неприкосновенный запас оценил книгу Силаньтева «Новейшая история исламского сообщества России» как «оскорбительную для большинства мусульманских лидеров»[58].

В 2008 году Р. Н. Лункин на сайте Славянского правового центра высказывал следующее мнение о Силантьеве: «Как православный „правозащитник“ Силантьев борется с верующими — в том числе, даже с православными, если они из других юрисдикций». Лункин также критиковал взаимодействие Силантьева с «Интерфаксом», которое Лункин оценивает как унижение альтернативного православия: «С его подачи „Интерфакс“ называл представителей Российской Православной Автономной Церкви — официально зарегистрированной в России централизованной религиозной организации — „сектой педофилов“, или даже „неопедофилов“, а также „мошенниками“ и „самоубийцами“»[59].

В 2008 году кандидат исторических наук Р. Ю. Беляков, рассматривая периодически возникающие исламо-христианские конфликты в Поволжье, высказал следующее мнение: «Однако политизированные заявления в стиле муфтия Нифигуллы Аширова или бывшего функционера Отдела внешних церковных связей РПЦ Романа Силантьева, к счастью, не задают тон в исламо-христианских отношениях»[60].

В 2011 году философ и востоковед Ю. Г. Петраш в интервью информационно-аналитическому каналу «Ансар» высказал мнение о слабых познаниях Силантьева в области исламоведения:

И самое парадоксальное во всем его стремительном беге по карьерной тропе, это то, что он стал «известным исламоведом» в России… Ну-те! Это по каким же таким заслугам перед одной из труднейших наук — исламоведением? По его крикливым и мелкотравчатым опусам? Особенно по его «Новейшей истории исламского сообщества России»? Позвольте, с каких это пор книга, содержание которой не выдерживает научных критериев, может претендовать на научность, а её автор считается «известным»? Впрочем, может, как Дон Кихот, он сражается с ветряными мельницами на звание рыцаря. И наш Роман Силантьев, извините, «рыцарь печального невежества».[61]

В 2011 году кандидат исторических наук А. В. Постнов отметил, что в книге «Новейшая история исламского сообщества России» Силантьев «выступает с позиций воцерковлённого православного исследователя, что обусловило негативную реакцию на его работу со стороны многих мусульманских религиозных деятелей России»[62].

В 2015 году во время слушаний в Общественной палаты по вопросу ношении платка ученицами российских общеобразовательных школ первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов демонстративно покинул зал заявив: «Приглашение Романа Силантьева, деятельность и высказывания которого вызывают резкое отторжение у большей части мусульманской общественности страны, в президиум общественных слушаний, я расцениваю не иначе как демонстрацию пренебрежения к мнению мусульман России»[63]. Кроме того, зал заседания покинула автор одного из переводов Корана на русский язык, Валерия Порохова. Порохова была недовольна плохой организацией слушаний, а также присутствием Силантьева — «недруга ислама, всегда агрессивно настроенного против мусульман»[64].