Республика

Респу́блика (лат. res publica — «общественное дело») — форма государственного правления, при которой все органы государственной власти либо избираются на определённый срок, либо формируются общенациональными представительными учреждениями (например парламентом), а граждане обладают личными и политическими правами. Важнейшей чертой республики как формы правления является выборность главы государства, в большинстве случаев исключающей наследственный или иной, невыборный способ передачи власти.

По состоянию на 2006 год, в мире из 190 государств 140 официально являлись республиками.

В средневековой Северной Италии ряд городов-государств по форме управления являлись или коммунами, или синьориями. В позднем средневековье учёные-гуманисты, писатели-историки и хронисты-летописцы, в том числе и Джованни Виллани, стали задумываться о природе этих государств, их отличиях от других форм государственного управления, в том числе и ограниченных монархий.

Средневековые авторы для описания свободных граждан использовали термин лат. Libertas Populi — свободные люди. В XV веке возобновление интереса к трудам древних римлян способствовало изменению терминологии: отныне авторы предпочитают использовать классическую терминологию. Для описания немонархических государств авторы, в том числе и Леонардо Бруни, вводят в употребление латинскую фразу «республика» (лат. res publica)[1].

В настоящее время термин республика по-прежнему чаще всего означает систему правления, которая получает свою власть от народа, а не на другой основе, например, престолонаследия или божественного права. В большинстве контекстов это понятие остаётся основным определением республики.

В теории большинство республик, за немногими исключениями (Сан-Марино, африканские, отчасти Андорра) являются демократическими, то есть верховная власть принадлежит в них всему народу без предоставления каких-нибудь привилегий тем или иным классам. На практике, однако, народ при выборах является субъектом общественных групп, сосредоточивающих в своих руках богатство, а вместе с ним и власть.

Республика не является синонимом демократии. Во многих государствах-монархиях демократические институты также широко распространены. Однако в республиках больше возможностей для развития демократии.

Республики, равно как и монархии, могут быть либо унитарными (Франция, Италия), либо федеративными (Россия, Швейцария, США, Германия), либо, наконец, они могут входить в состав больших государственных союзов как республиканских (отдельные кантоны, штаты), так и монархических; они могут быть либо независимыми, либо зависимыми.

Главная отличительная черта современных республик, в сравнении с республиками древности — наличие у них конституционных актов, то есть чётко установленного порядка взаимодействия (сосуществования) общества и государства. Вместе с тем современные республики — все государства представительные. Исключение составляют только два швейцарских кантона (Ури, Гларус) и четыре полукантона (два в Аппенцелле, два в Унтервальдене), где все законодательные вопросы решаются на ежегодных всенародных собраниях, избирающих также должностных лиц. Институт референдума сближает отчасти и другие швейцарские кантоны, а также сам Швейцарский союз с типом непосредственных республик. Рабство, после его законодательной повсеместной отмены, исключено из современных республик, как, впрочем, и из монархий.

Сегодня большинство стран мира являются республиками. Хотя республика считается современной формой власти и синонимом демократии, это ошибочное мнение, основанное на том, что исторически было больше государственных образований с монархической формой правления, где власть передаётся по наследству.

В прошлом формы республики были весьма разнообразны, так что охватить их все одним стройным определением весьма трудно. Во всяком случае, необходимо точно отграничить республиканский строй от первобытного анархического состояния при родовом быте, где нет никакой организованной власти, а следовательно нет и государства. Те человеческие общежития, которые возникают на ранних ступенях культуры и могут уже быть названы государствами, представляют полное смешение элементов монархии и республики. Таковы, например, государства, изображенные в Илиаде и Одиссее, таково древнееврейское государство в первые столетия после исхода из Египта, таков Рим в первые столетия исторического его существования, и так далее. Обыкновенно подобные государства считаются монархиями, но в действительности власть народного собрания так велика, влияние его на выбор главы государства, который в первое время не является даже наследственным, так значительно, а роль монарха, за исключением военного времени, так ограничена, что такая номенклатура представляется совершенно произвольной. Из подобных неопределившихся государственных форм на древнем Востоке образовались монархии, в ранних Греции и Риме — республики (смотрите «Афинская демократия» и «Римская республика»).

Древние республики (греческие и римская) были двух видов, настолько отличных друг от друга, что создатель первой научной классификации государств, Аристотель, поставил их отдельно, как самостоятельные государственные формы, наряду с третьей, монархией. Эти две формы — аристократия и демократия; рядом с ними самостоятельное значение имела олигархия, по Аристотелю — выродившаяся форма аристократии. Римские писатели по государственному праву (Полибий) также не проводили границы между республикой и монархией, довольствуясь исправленной Аристотелевской классификацией, а на обиходном языке слово республика означала просто государство.

В демократических республиках суверенитет принадлежал народу, то есть всем свободным взрослым гражданам мужского пола, пользовавшимся правами гражданства; верховная законодательная и контролирующая власть была в руках всенародного собрания, которое избирало, без правильной баллотировки, всех важнейших должностных лиц в государстве; фактически при таких условиях властью пользовались наиболее искусные ораторы, умевшие увлекать толпу (демагоги). В аристократиях и олигархиях власть принадлежала только привилегированным сословиям. Совершенно чистых форм ни демократической, ни аристократической республик не было; существовали государства с преобладанием того или иного элемента, между которыми на всём протяжении истории греческих и римской республик шла ожесточённая борьба; сначала преобладали аристократии, в которых демократический элемент отвоевывал себе всё большее значение. Республиканский строй древности характеризуется в особенности следующими тремя чертами, резко отличающими их от республик нового и новейшего времени:

После гибели древних республик в цивилизованной части Европы установился строго монархический режим, но в средние века вновь возникли довольно многочисленные республики, как, например, швейцарские общины, вольные города в Германии (Гамбург, Бремен, Любек), Новгород, Запорожская Сечь в Приднепровье; к ним можно причислить итальянские государства, даже те (Венеция и Генуя), в которых, в лице дожа, был избираемый пожизненно глава исполнительной власти; там властвовала безраздельно аристократия. Демократическими республиками были только некоторые швейцарские общины или кантоны (Цюрих и другие). Из всех этих республик до настоящего времени сохранили своё республиканское устройство только швейцарские кантоны, объединённые в Швейцарскую конфедерацию, и одна небольшая страна — Сан-Марино301 года). Город-государство Дубровницкая республика, основанный в XIV веке, сохранял суверенитет до 1808 года.

В Средневековье на территории современной России столетия существовали Новгородская республика, Псковская республика и Вятская земля, где основным органом власти являлось вече, а вечевой уклад просуществовал вплоть до присоединения этих земель к Москве.

В Новое время возникло много новых республик; такими явились прежде всего английские колонии в Америке, во внутренних делах имевшие характер республики ещё при английском господстве, а в XVIII веке отделившиеся от Англии и образовавшие свободный республиканский союз Соединённых Штатов Америки. После Великой революции Франция впервые обратилась в республику, после чего на некоторое время произошло восстановление монархической формы правления.

В течение XIX века вся Южная и Центральная Америка, с островом Гаити, обратилась в ряд республик, на протяжении второй половины XX века республиками стали бывшие африканские колонии европейских государств.

Классификация республик связана с тем, каким именно образом осуществляется государственная власть и кто из субъектов государственно-правовых отношений (президент или парламент) наделён большим количеством полномочий. По этому принципу выделяются три основные разновидности республики:

 — совет) — народное собрание в древней и средневековой Руси — и во всех народах славянского происхождения, до образования государственной власти раннефеодального общества — для обсуждения общих дел и непосредственного решения насущных вопросов общественной, политической и культурной жизни; одна из исторических форм прямой демократии на территории славянских государств. Участниками веча могли быть «мужи» — главы всех свободных семейств сообщества (племени, рода, поселения, княжества). Их права на вече могли быть равными либо различаться в зависимости от социального статуса. Кроме того, вече было высшим органом власти в Новгородской земле во время Новгородской республики и позднее отделившейся от Новгорода Псковской республике. Новгородский вечевой орган был многоступенчатым, так как кроме городского веча имелись также собрания концов и улиц.

Система управления в современных республиках, в общем, та же, что и в современных конституционных монархиях со всеобщей подачей голосов; нельзя указать ни одной черты, которая, существуя в республике, не допускалась бы принципом государственного устройства конституционных монархий, или обратно, за исключением того, что во главе исполнительной власти в республике стоит избранное на срок лицо, в большинстве республик называемое президентом. Объём власти президента, также как объём власти монарха, различается в зависимости от того, является ли данное государство парламентарным или только представительным, то есть ответственны ли министры перед парламентом, или только перед главой государства. Следовательно, принципиального различия в пределах компетенции монарха и президента республики нет; было бы неправильно сказать, что власть президента шире власти монарха. Единственное существенное отличие между ними заключается в избираемости первого и передаче монаршьего титула по наследству второго; правда, президент республики за совершенное им преступление может быть отдан под суд, а монарх — нет, но на практике это не имеет значения, разве что установлен принцип политической безответственности.

Вместе с конституционным характером нынешних республик это приводит к тому, что различие между конституционными монархиями и республиками значительно меньше, чем различие между монархиями конституционными и неограниченными. Вследствие этого в настоящее время правильнее было бы различать государства тоталитарные и конституционные, чем монархии и республики. Так и сделал Кант, деливший государства на деспотии и республики; в последних подданные вместе с тем являются гражданами, то есть субъекты политических прав, в первых — они только подданные. Кантовская классификация неудобна только по необычному употреблению терминов. В большинстве современных республик глава государства (в основном, президент) избирается всеобщим голосованием граждан страны (в Соединенных Штатах — двухстепенным) или всенародно избираемым парламентом. Глава государства управляет через посредство назначаемых им чиновников (министров и других). Власть главы государства также ограничена в зависимости от Конституции — от довольно солидных полномочий (США, Россия, Франция) до чисто церемониально-представительских функций (Австрия, Германия, Италия,Израиль).

В отличие от средневековых республик, во многих современных демократических государствах ограничены не только срок полномочий президента, но и само количество сроков. Также ограничена, хотя и в разной мере, власть главы государства. Право голоса в республиках имеют все граждане страны. Для сравнения, в Венецианской республике дож избирался пожизненно и не всеми гражданами, а также имел практически неограниченные полномочия. Однако, и в настоящее время в некоторых странах выборы не являются всеобщими. В ЮАР до 1990-х годов не имели право голоса негры и мулаты.

В республиках отменён институт дворянства. Все граждане имеют равные права, однако, не все постоянные жители, даже рождённые на территории стран имеют гражданство. В некоторых республиках есть пожизненные сенаторы (Италия, Франция), но их места не передаются по наследству.

Законодательная власть (за исключением республик непосредственных) принадлежит парламенту, состоящему либо из двух палат, либо из одной; в обоих случаях палата депутатов избирается всеобщей подачей голосов; верхняя палата избирается каким-нибудь особенным способом, но тоже находится в зависимости от всеобщей подачи голосов. Важнейшие вопросы решаются референдумом.

Так управляется громадное большинство современных республик. В Андорре законодательная власть принадлежит генеральному совету, избираемому главами только некоторых семей республики: президент совета есть вместе с тем президент республики. Совершенно необычный реликт — республика Сан-Марино, по-разному оцениваемая специалистами (олигархическая, аристократическая), в которой законодательная власть принадлежит генеральному совету (Generale Consiglio Principe) из шестидесяти пожизненных членов, из которых двадцать принадлежат к дворянству, двадцать — к гражданам города, двадцать — к сельским землевладельцам. Освободившиеся места замещаются самим советом, посредством кооптации. Исполнительная власть принадлежит двум капитанам-регентам (Capitani Reggenti), избираемым на шестимесячный срок советом из своей среды: один из них должен быть дворянином.

В либеральных демократиях президент избирается либо непосредственно народом, либо косвенно, в парламенте или сенате. Как правило, в президентской и парламентско-президентской форме управления президент избирается непосредственно народом или косвенно, как это делается в Соединённых Штатах. В этой стране президент официально избирается коллегией выборщиков, избранной государством посредством прямого голосования избирателей. Косвенные выборы президента через коллегию выборщиков соответствуют концепции республики в качестве одной из систем непрямых выборов. По мнению некоторых политологов, прямые выборы придают бо́льшую легитимность избранному президенту и делают более весомым его участие в политической системе[1]. Тем не менее, это понятие легитимности отличается от декларированного в Конституции Соединённых Штатов, которая определяет легитимность президента США в результате подписания Конституции девяти государств[2] о том, что прямые выборы необходимы для легитимности избираемого президента, а также противоречит духу , суть которого фактически является результатом появления в данном манифесте предложения[3], обеспечивающего избирателям из небольших штатов (государств) немного большего представительства в президентских выборах, чем у представителей более крупных штатов (государств).

В государствах с парламентской системой, как правило, президент избирается парламентом. Эта система непрямых выборов подчиняет президента парламенту, а также ограничивает легитимность президента и превращает большинство президентских полномочий по сути в резервные возможности, которые могут быть реализованы только в редких, практически исключительных, обстоятельствах. Однако существуют и исключения, когда избранный президент имеет полномочия только в осуществлении официальных церемоний, например в Ирландии.