Койне

Койне́ (греч. Κοινὴ Ἑλληνική[1] «общий греческий», или ἡ κοινὴ διάλεκτος, «общий диалект») — распространённая форма греческого языка, возникшая в постклассическую античную эпоху. Может называться также александрийским или же общеаттическим диалектом, греческим языком эллинистической эпохи. Койне было первым надрегиональным диалектом Греции и впоследствии стало лингва-франка восточного Средиземноморья и древнего Ближнего Востока в римский период. Койне является основным предком современного греческого языка[2].

Литературное койне использовалось в большинстве литературных и научных произведений на греческом языке в постклассический период, таких как работы Плутарха и Полибия[3]. Койне — это также язык христианского Нового Завета, Септуагинты (перевода Еврейской Библии III в. до н. э.) и наиболее ранних христианских богословских трудов отцов Церкви. В этом контексте койне также известно как греческий язык Нового Завета, библейский греческий язык или патристический греческий язык[4].

Койне возникло в качестве общего диалекта в армиях Александра Македонского[5]. По мере того, как союзные греческие государства под предводительством Македонии завоёвывали и колонизировали ойкумену, их новосформировавшийся общий диалект распространялся от Египта до границ Индии[5]. Хотя элементы койне оформились уже в позднеклассическую эпоху, постклассический период греческого языка датируется от смерти Александра Великого в 323 году до н. э., когда на язык стали влиять культуры, находившиеся под эллинистическим влиянием. Началом следующего периода развития языка, известного как среднегреческий язык, считается основание Константинополя Константином I в 330 году н. э. Таким образом, постклассический период греческого языка охватывает создание и развитие койне на протяжении всего периода эллинистической и римской эпох, вплоть до начала Средних веков[5].

Койне (Κοινή) — от греческого «общий» — термин, применявшийся античными учёными к нескольким формам греческого языка. Школа Аполлония Дискола и Элия Геродиана употребляла термин койне в отношении протогреческого языка, в то время как другие учёные использовали его в отношении любой локальной формы греческого, отклонявшейся от литературной нормы[5]. По мере того, как койне становилось языком литературы, некоторые стали различать две формы: эллинскую (греческую) как литературную постклассическую форму, и койне (общую) — распространённую народную форму[5]. Другие использовали термин «койне» в отношении александрийского диалекта (Περὶ τῆς Ἀλεξανδρέων διαλέκτου), в этом значении он часто используется современными классицистами.

Лингвистические корни общегреческого диалекта оставались неясными со времён античности. В эллинистическую эпоху большинство учёных считало койне результатом смешивания четырёх основных диалектов древнегреческого языка, «ἡ ἐκ τῶν τεττάρτων συνεστῶσα» («соединение четырёх»). Этот взгляд был поддержан в начале XX века австрийским лингвистом Кречмером в книге «Die Entstehung der Koine» («Появление койне») (1901), в то время как немецкий учёный Виламовиц-Меллендорф и французский лингвист Антуан Мейе, исходя из наличия в койне сильных аттических элементов, например σσ вместо ττ и ρσ вместо ρρ (θάλασσα — θάλαττα, ἀρσενικός — ἀρρενικός), считали койне упрощённой формой ионического диалекта[5]. Окончательный ответ, который принят сегодня в научных кругах, дал греческий лингвист Г. Н. Хацидакис, который доказал, что несмотря на «соединение четырёх», стабильное ядро койне составляет аттический диалект. Другими словами, койне может считаться аттическим диалектом с примесью элементов других диалектов, прежде всего ионических, но также и других. Количество неаттических лингвистических элементов в койне могло различаться в зависимости от региона. В этом отношении говоры койне, распространённые в ионийских колониях Малой Азии и Кипра, имели более сильные черты ионического диалекта, чем в других районах эллинистического мира[5]. Литературное койне эллинистического периода напоминает аттический диалект в такой степени, что его часто называют общим аттическим[5].

Первыми учёными, которые занялись изучением койне, как в древней Александрии, так и в наши дни, были классицисты, изучавшие литературный аттический диалект классического периода, и неодобрительно смотревшие на все остальные разновидности греческого языка. Из-за этого койне долгое время считалось недостойной внимания испорченной формой греческого[5]. Пересмотр исторического и лингвистического значения койне начался лишь в начале XIX века, когда была проведена серия исследований на тему эволюции койне в течение всего эллинистического и римского периода.

Источники, использованные в этих исследованиях койне, многочисленны, и неравноценны по качеству. Наиболее значимыми являются надписи постклассического периода и папирусы — два вида текстов с аутентичным содержанием, могущие рассматриваться как первоисточники[5]. Другими важными источниками являются Септуагинта, греческий перевод Ветхого Завета Библии, а также Новый Завет. Информация о койне может быть также получена из произведений некоторых аттицистов эллинистического и римского периодов, которые, борясь с эволюцией языка, публиковали работы, в которых «правильные» фрагменты на аттическом диалекте сравнивались с «неправильными» на койне. Например, Фриних Аравий во II веке н. э. писал:

Другими источниками могут быть случайные находки, например, надписи на вазах, делавшиеся популярными художниками, ошибки, допущенные аттицистами из-за несовершенного владения чистым аттическим диалектом, и даже некоторые сохранившиеся греко-латинские словари римского периода[6], например:

Наконец, очень важным источником информации о койне является современный греческий язык и его диалекты. Многие формы и идиомы койне сохранились в разговорной речи, но были утрачены в письменной традиции. Например, в понтийском и каппадокском диалектах сохранилось древнее произношение η как ε (νύφε, συνέλικος, τίμεσον, πεγάδι и т. д.), в цаконском диалекте сохранилось долгое α вместо η (ἁμέρα, ἀστραπά, λίμνα, χοά и т. д.) и другие локальные черты лаконского диалекта[5]. В говорах южной части грекоязычных областей (Додеканес, Кипр и т. д.) сохранилось произношение двойных согласных ἄλ-λος, Ἑλ-λάδα, θάλασ-σα), в то время как в других говорах во многих словах υ произносится как ου или сохраняются античные удвоенные формы (κρόμμυον — κρεμ-μυον, ράξ — ρώξ и т. д.). Лингвистические явления, подобные перечисленным выше, остались от койне, имевшего бесчисленные вариации по всему грекоязычному миру[5].

Исследование всех источников, относящихся к шести векам развития койне, показывает постепенное отклонение от древнегреческого языка в области фонетики, морфологии, синтаксиса, лексики и других элементов разговорного языка. Большинство новых форм первоначально были редкими, постепенно становясь более частыми, и в конце концов стабилизировались в языке. Благодаря лингвистическим изменениям, койне получило значительное сходство со средневековым и современным греческим языком, и практически все черты новогреческого языка могут быть прослежены в сохранившихся текстах на койне[5]. Так как большинство изменений между современным и древнегреческим произошли во времена развития койне, он в значительной степени понятен носителям современного греческого языка.

В период существования «койне» произошли значительные фонетические изменения. В начале периода произношение было практически идентичным классическому древнегреческому, в то время как к концу эпохи имело больше общего с новогреческим языком.

Три наиболее значительных изменения за этот период включают потерю различия между долготой гласных, замену тонального ударения силовым и монофтонгизацию некоторых дифтонгов.

Термин «библейское койне» относится к различным вариантам койне, использовавшимся в христианской Библии и связанных с ней текстах. Основными источниками являются:

Имеются некоторые разногласия относительно того, в какой степени греческий язык Библии соответствовал преобладающему направлению тогдашнего разговорного койне и в какой степени он содержит семитские черты субстрата. Семитское влияние могло быть вызвано как непосредственным переводом текстов с древнееврейского или арамейского оригинала, так и влиянием регионального варианта греческого языка, распространённого в среде говорящих по-арамейски евреев. Некоторые из черт, обсуждавшихся в этом контексте — нормативное отсутствие в Септуагинте частиц μέν и δέ, а также использование ἐγένετο для перевода ивр.וַיְהִי‏‎ (церк.-слав. бысть, англ. it came to pass, в русских переводах как правило опускается). Некоторые черты библейского греческого, которые считаются изначально нестандартными, впоследствии перешли в нормативный греческий язык.

Термин «святоотеческий» греческий язык иногда применяется в отношении языка, на котором писали «отцы церкви» — ранние христианские теологи времён поздней античности. Христианские писатели первоначально склонялись к использованию простого стиля койне, сравнительно близкого к разговорному языку того времени, подражая примеру Библии. После IV века, когда христианство стало государственной религией Римской империи, стали использоваться более учёные варианты койне, подвергавшиеся влиянию аттицизмов[9].

Произношение койне, показанное в таблице, представляет собой реконструкцию новозаветного койне, происходящего в некоторой степени из диалектов, распространённых в Иудее и Галилее в I веке н. э., и похожих на диалекты, распространённые в Александрии Египетской. Следует обратить внимание на то, что некоторые фонемы отличаются от более стандартного аттического диалекта: мягкий фрикативный «bh», тяжёлый придыхательный «th», сохранение различия между четырьмя передними гласными «i», «ê», «e», и «y» (которая всё ещё огублена), и некоторые другие черты.

Следующие отрывки иллюстрируют фонетическое развитие койне. Реконструированная транскрипция имеет целью проиллюстрировать две стадии в развитии: ранний консервативный вариант, всё ещё относительно близкий к классическому аттическому диалекту, и несколько более поздний, приближающийся в некотором отношении к новогреческому языку.

Следующий отрывок взят из постановления римского сената городу Фисбе (др.-греч. Θίσβαι) в Беотии в 170 году до н. э. Реконструированное произношение представляет гипотетический консервативный вариант материкового койне в начале эллинистической эпохи[10]. Транскрипция показывает частичное, но не полное поднятие η и ει в /i/, сохранение тонального ударения, фрикативизацию γ в /j/ и её отсутствие в других взрывных согласных, а также сохранение начального /h/ (густого придыхания).

«Относительно дел, с которыми были несогласны граждане Фисбы. Относительно их собственных вопросов: следующее решение было принято в отношении предложения, что те, кто остаётся верен нашей дружбе, должны получить возможность вести свои дела. Наш правитель Квинт Мений должен делегировать пять членов сената, которые кажутся ему подходящими в свете их общественной деятельности и личной добросовестности».

Следующий отрывок, начало Евангелия от Иоанна, показан в реконструированном произношении, представляющем собой прогрессивный народный вариант койне начала христианской эпохи[11], в котором гласные приближаются в произношении к среднегреческим (как и отсутствие начального /h/ — густого придыхания).

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его».