Итальянский язык

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 8 июня 2019; проверки требует .

Италья́нский язы́к (italiano, lingua italiana) — официальный язык Италии, Ватикана (наряду с латинским), Сан-Марино и Швейцарии (наряду с немецким, французским и ретороманским). Признан вторым официальным языком в нескольких округах Хорватии и Словении.

Итальянский язык непосредственно восходит к народной латыни, распространённой на территории Италии. В Средние века, когда Италия была политически разъединена, общего литературного языка не существовало, хотя сохранились письменные памятники различных диалектов. Начиная с эпохи Ренессанса, наиболее престижным становится диалект Тосканы, а точнее — Флоренции, на котором писали Данте, Петрарка и Боккаччо. Тем не менее, высокообразованные люди продолжали называть итальянский язык «простонародным» — volgare, по контрасту с классической чистой латынью. С XVIII—XIX веков формируется единый итальянский литературный язык на основе тосканского диалекта, являющегося переходным между северными и южными идиомами. В то же время на территории Италии распространено множество диалектов, взаимопонимание между которыми может быть затруднено: североитальянские диалекты с исторической точки зрения являются галло-романскими, а южноитальянские — итало-романскими. Помимо диалектов, существует несколько региональных разновидностей итальянского литературного языка[4], а также ряд идиомов, считающихся отдельными языками, а не диалектами итальянского языка (в первую очередь сардинский и фриульский).

Строй итальянского языка достаточно типичен для романской семьи[5]. В фонологии сохраняется формальное противопоставление открытых и закрытых гласных, что обычно для новых романских языков (французский, португальский, каталонский), хотя его роль в фонематическом смыслоразличении невелика. В лексике помимо исконного латинского фонда присутствует множество поздних, «книжных» заимствований из латыни.

Итальянский язык сложился на основе романских диалектов Италии, восходящих к народной латыни. Литературный итальянский язык основан на диалекте Тосканы, то есть того региона, где ранее проживали этруски. Существовало мнение, будто особенности тосканского диалекта связаны с этрусским субстратом[7], однако в настоящее время оно считается устаревшим[8].

Историю итальянского языка делят на ряд периодов, первый из которых покрывает время от X века, когда появляются первые записи на народном языке (Веронская загадка, IX век; Капуанские тяжбы, 960 и 963 годы) до XIII века, времени, когда начинается доминирование флорентийского стандарта. На самом раннем этапе диалектные памятники создаются в основном в центре и на юге страны, это обычно юридические документы и религиозная поэзия. Крупным центром учености становится монастырь Монтекассино. Позже, к концу XII века, формируются отдельные центры развития литературной традиции на диалектах: Сицилия (куртуазная поэзия), Болонья, Умбрия и др. Особенно богата тосканская традиция, которой присуще значительное жанровое разнообразие. В то же время наряду с «народным» языком в Италии используются латынь, старофранцузский и старопровансальский языки.

В конце XIII века формируется школа «нового сладостного стиля» (dolce stil nuovo), взявшая за основу тосканский диалект. Наиболее значительные деятели тосканской литературы XIII—XIV веков — Данте, Боккаччо и Петрарка. В своих трактатах «Пир» (Convivio) и «О народном красноречии» (De vulgari eloquentia) Данте обосновывал тезис о том, что на народном языке возможно создавать произведения на любые темы — от художественных до религиозных. Такой «просвещённый» народный язык он называл volgare illustre, хотя Данте не считал, что всеми необходимыми качествами обладает какой-то один диалект.

В XIV веке обработанный тосканский диалект, ориентирующийся на образцы Данте, Петрарки и Боккаччо, становится, по сути, общеитальянским литературным языком[9]. Период XV—XVI веков называется среднеитальянским. В это время все чаще появляются высказывания о превосходстве народного, а точнее тосканского языка над латынью (Леон Баттиста Альберти, Анджело Полициано), появляется первая грамматика («Правила народного флорентийского языка», 1495). Писатели из других регионов, например неаполитанец Якопо Саннадзаро, стараются приближать язык своих произведений к тосканскому стандарту.

В XVI веке в Италии происходит «Спор о языке» (Questione della lingua), после которого стало окончательно принято брать за образец язык классических авторов XIV века: этой точки зрения придерживался Пьетро Бембо, который противостоял и теории «тосканизма», предлагавшей брать за основу живую современную речь Тосканы, и теории «придворного языка» (lingua cortigiana), ориентировавшейся на узус придворных кругов всей Италии[10]. В результате начинают появляться прескриптивные издания, ориентирующиеся именно на эту теорию, в частности печатные грамматики («Грамматические правила народного языка» Джованни Фортунио, «Три источника» Никколо Либурнио)[11] и словари. Несмотря на это в среднеитальянский период в литературных произведениях встречается множество живых тосканских черт, не удержавшихся в конце концов в рамках нормы (например, окончание -a в 1-м лице единственного числа имперфекта индикатива: cantava 'я пел', совр. cantavo, постпозиция объектных клитик: vedoti 'вижу тебя', совр. ti vedo), в первую очередь у тосканских писателей, таких как Макиавелли.

Алессандро Мандзони — один из создателей современного итальянского литературного языка

В XVII и XVIII веках продолжается укрепление позиций тосканского как единого литературного языка Италии, прочие разновидности начинают рассматриваться как «диалекты». В XVII веке появляется фундаментальный словарь Академии делла Круска (три издания: 1612, 1623 и 1691 годы), закрепляющий множество архаизмов и латинизмов. Итальянский язык начинает использоваться в науке (Галилей), в философии, продолжается его использование в литературе и театре (комедия дель арте). В XVIII веке начинается пробуждение итальянского самосознания, в частности на основе единого языка (Л. А. Муратори), вновь появляются идеи о необходимости приблизить литературный язык к народному (М. Чезаротти). В то же время начинается новый расцвет литературного творчества на диалектах (Карло Гольдони пишет пьесы на венецианском диалекте, Джоаккино Белли — стихи на романеско).

После Рисорджименто литературный итальянский язык приобретает официальный статус, хотя подавляющее большинство итальянцев им не пользуются. Начинается формирование современного языка, в котором большую роль сыграло творчество миланца Алессандро Мандзони. Начинается серьёзное изучение итальянских диалектов (Г. И. Асколи). В то же время попытки правительства расширить сферу употребления итальянского языка приводят к тому, что позиции диалектов начинают ослабевать. Большую роль в этом сыграла Первая мировая война, во время которой литературный язык был зачастую единственным средством общения солдат из разных регионов, и политика правительства Муссолини. После Второй мировой войны начинается стремительное распространение литературного языка за счет всеобщего образования, СМИ. При этом идёт активное переселение людей с юга на север страны и из сёл в города, что приводит к нивелировке диалектов и увеличению роли литературного итальянского языка.

Итальянский язык использует латинский алфавит с дополнительными диакритиками. Распространены также диграфы.

Буквы c и g обозначают звуки [k] и [g] перед гласными непереднего ряда (o, u, a), а перед гласными e, i они читаются как [ʧ] и [ʤ] соответственно. В сочетаниях «ci, gi + гласный» буква i не читается, а только обозначает чтение c и g как аффрикат (ciao 'привет'/'пока' ['ʧao]), если только на i не падает ударение. Сочетания cie, gie в современном языке не отличаются по произношению от ce, ge([ʧe] и [ʤe]). Они используются в немногих корнях (cieco 'слепой', но ceco 'чешский') и во множественном числе имён женского рода после гласных: valigia 'саквояж', мн. ч. valigie (не valige). Триграф sci обозначает [ʃ].

Звуки [k] и [g] перед i, e обозначаются ch, gh (ср. также sch [sk]): ghiaccio 'лед' [ˈgjjaʧːo], che [kje] 'что'.

Буква h не имеет собственного звукового значения. Она используется в диграфах ch, ghтриграфе sch), в заимствованиях, в междометиях (ahi 'увы'), а также для того, чтобы отличать формы глагола avere 'иметь' от омонимичных им других слов: ho 'я имею' (o 'или'), hai 'ты имеешь' (ai — слитная форма предлога a и артикля i), ha 'он(а) имеет' (a 'к'), hanno 'они имеют' (anno 'год').

Диграфы gl и gn обозначают палатальные сонанты [ʎ] ('лль') и [ɲ] ('нь'). Сочетание [ʎ] с любым гласным, кроме i, требует написания триграфа gli: ср. gli [ʎi] ('льи') — изменение артикля i, или 'ему'; но migliaia [miʎˈʎaja] ('милья́я') 'тысяча'.

Буква q используется только в составе сочетания qu, обозначающего [kw]. Удвоенное соответствие qu выглядит как триграф cqu: acqua 'вода', nacque '(он) родился' (исключения: soqquadro 'беспорядок', biqquadro 'бекар').

Буквы i и u могут обозначать как гласные [i] и [u], так и глайды [j] и [w]. Обычно в соседстве с другим гласным они обозначают глайды, если на них не падает ударение или речь не идёт о суффиксе -ia. Ударение это обычно на письме не обозначается: Russia [ˈrus.sja] 'Россия', но trattoria [trat.to.ˈri.a] 'трактир'. Ср., однако, capìi [ka.ˈpi.i] 'я понял'.

Буквы e и o могут обозначать как более закрытые [e], [o], так и более открытые [ɛ], [ɔ]. Если над ними не стоит знак акута или грависа, они не различаются: legge 'закон' ([ˈleʤːe]), но legge 'он(а) читает' ([ˈlɛʤːe]).

Знаки акута и грависа используются в первую очередь для указания на то, что ударным является последний слог, причём если ударный гласный — i, u или a, то используется всегда гравис: città 'город', gioventù 'юность', capì 'он(а) понял(а)'. Если же гласный принадлежит среднему подъёму, то для указания на открытость используется гравис, а на закрытость — акут: perché 'почему' [perˈke], [tɛ] 'чай'.

Кроме того, знаки акута и грависа ставятся над некоторыми полноударными формами, чтобы отличать их от омографов, которые обозначают безударные слова: 'он(а) даёт' и da 'от', 'да' и si '-ся' (ср. также è 'он(а) есть' и e 'и').

Буква j используется в ряде заимствований и личных имён, сохраняющих традиционное написание (ср. Juventus). В старых текстах встречается j в окончаниях множественного числа имён на -io: principj 'начала' (морфологически principi-i, ср. principio 'начало')[12].

В области фонетики и фонологии итальянский язык на фоне прочих романских довольно типичен. В области вокализма получило развитие «итальянского типа» (в частности, совпадение латинских кратких гласных верхнего подъёма и долгих гласных среднего подъёма в гласных верхне-среднего подъёма). В фонологии сохраняется формальное противопоставление открытых и закрытых гласных, что обычно для новых романских языков (франц., португ., катал.), хотя его роль в фонематическом смыслоразличении невелика. Безударные слоги в большинстве своём хорошо сохраняются. В области согласных для итальянского языка характерен достаточно большой консерватизм: сохраняются количественные противопоставления (геминаты), не происходят или происходят нерегулярно процессы интервокального ослабления согласных.

Итальянские слова произносятся так же, как и пишутся, но, в отличие от русского языка, в итальянском языке нет редукции, иначе говоря, гласные в безударном положении произносятся так же отчётливо, как и в ударном. Произношение согласных букв тоже происходит гораздо напряжённее и чётче, чем в русском языке, а перед гласными e, i согласные никогда не смягчаются.

Состав гласных монофтонгов литературного итальянского языка представлен в таблице:

Полный набор представлен только в ударных слогах, в безударных противопоставление двух рядов гласных среднего подъёма снимается в пользу [e], [o][13].

В итальянском языке существуют также дифтонги (сочетания гласных с [j], [w]): poi [pɔj] 'потом', buono [ˈbwɔno] 'хороший' — и трифтонги: buoi 'быки'. При этом с фонологической точки зрения большинство таких сочетаний дифтонгами не являются, а рассматриваются как соположения гласных и глайдов[13]. Истинными дифтонгами являются, в частности, uo и ie, ср. buono и bontà 'доброта' (uo участвует в чередовании).

Ударение в итальянском языке обычно падает на предпоследний слог (такие слова в итальянской традиции называются «ровными» (parole piane): càsa 'дом', giornàle 'газета'. Часты также слова с ударением на третий от конца слог («ломаные», parole sdrucciole). В этом классе много слов с безударными суффиксами: simpàtico 'симпатичный', edìbile 'съедобный'. Кроме того, сюда относятся глаголы, к которым присоединены энклитики, не влияющие на расстановку ударения, и глаголы 3 лица множественного числа настоящего времени с окончанием -no, также не меняющим ударения: lavòrano 'они работают' (как lavòra 'он(а) работает'), scrìvi-gli 'напиши-ему' (как scrìvi 'напиши'). Ряд слов имеют фиксированное ударение на третьем от конца слоге: zùcchero 'сахар', àbita 'он(а) живёт'.

Слова с ударением на последнем слоге называются «усечёнными» (parole tronche). Это заимствования (caffè 'кофе'), слова, восходящие к определённому типу латинского склонения (civiltà 'цивилизация' из лат. civilitas, civilitatis), а также некоторые формы будущего времени и простого перфекта (см. ниже о глагольной морфологии). Наконец, редкий тип слов — слова с ударением на четвёртом слоге от конца («дважды ломаные», parole bisdrucciole). Они образуются либо путём добавления к «ломаным словам» одной клитики (или окончания -no) (àbitano 'они живут'), либо при добавлении к «полным» глагольным формам двух клитик: scrìvi-glie-lo 'напиши-ему-это', dimenticàndo-se-ne 'забыв об этом' (буквально 'забывши-сь-об этом'). При этом на письме ударение обозначается только тогда, когда падает на последний слог (см. раздел об орфографии).

Как видно из вышеприведённых примеров, элизия в итальянском языке — это выпадание одиночной гласной в конце слова.

В итальянском языке также наблюдаются выпадения слогов целиком, которые не маркируются апострофом и называются по-разному:

* апокопа (apocope, также troncamento) — опускание последнего слога (без присоединения последующего слова).

На фоне остальных сильно аналитизированных западно-романских языков литературный итальянский язык отличается сохранением большей флективности форм существительных, что сближает его с румынским. Особую сложность в употреблении представляют собой интуитивные адвербиальные местоимения ci и ne, аналоги французских y и en, полностью отсутствующие в испанском.

Два рода: мужской (maschile) и женский (femminile). Нет падежей, есть только предлоги (di, a, da, con и т. д.).

Местоимения: io ('я'), tu ('ты'), lui ('он'), lei ('она'), noi ('мы'), voi ('вы'), loro ('они'). Формальные 'Вы' — Lei (единственное число) или Loro (множественное число). Есть падежи местоимений. Притяжательное прилагательное: mio ('мой'), tuo ('твой'), suo ('его'/'её'), nostro ('наш'), vostro ('ваш'), loro ('их').

Итальянский язык потерял латинский аналог для 'его', который звучал как 'ejus', и начал использовать латинский аналог для 'свой' для этой цели. Латинский 'их', eorum, выжил, как и loro (от латинского illorum, 'тех'), который стал несклоняемым (нет *lora/*lori/*lore).

В итальянском языке существует три спряжения глаголов. Глаголы, заканчивающиеся на -are (volare, 'летать'), относятся к первому спряжению, на -ere (cadere, 'падать') — ко второму, и на -ire (capire, 'понять') — к третьему. Есть также возвратные глаголы: lavare, 'мыть'; lavarsi, 'мыться'. Все глаголы изменяются по лицам, то есть в каждом времени каждый глагол имеет 6 форм, три в единственном числе и три во множественном. Неправильные итальянские глаголы не подчиняются общим правилам образования форм в лицах, поэтому все формы каждого времени приходится запоминать (verbi irregolari).[14]

По наблюдению Сёрена (1984), синтаксис, как и прочие языковые черты тосканского диалекта, в целом характеризуются достаточно сложным и даже хаотичным переплетением северо-романских моделей с южно-романскими, перешедшими в современный литературный итальянский язык. К тому же выводу приходит и Прайс в анализе синтаксиса сравнительных конструкций итальянского языка, который обнаруживает сходства с испанской и французской моделями, но при этом не идентичен ни одной из них[15].