Идиш

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 21 ноября 2018; проверки требуют .

И́диш (יידיש, ייִדיש или אידיש; идиш или йидиш — дословно: «еврейский»; изначальное энциклопедическое именование — «еврейско-немецкий диалект/жаргон»[4]) — еврейский язык германской группы, исторически основной язык ашкеназов, на котором в начале XX века говорило около 11 млн евреев по всему миру.

Идиш возник в Центральной и Восточной Европе в X—XIV веках на основе средневерхненемецких диалектов с обширными заимствованиями из древнееврейского и арамейского (до 15—20 % лексики) и (в восточной ветви) славянских (в диалектах достигает 15 %) языков, а позднее — и из современного немецкого языка[5]. Сплав языков породил оригинальную грамматику, позволяющую комбинировать слова с семитскими и славянскими корнями и синтаксические элементы германских языков.

Слово идиш для обозначения отдельного языка стало систематически использоваться только в XIX веке, хотя употреблялось в качестве одного из самоназваний начиная с XVII века. Сохранились также более ранние документы XV—XVI веков, в которых германская речь евреев обозначается этим словом, но их трактовка спорна[6]. Прежде евреи называли свой язык лошн ашкенез (לשון אשכנז, «язык Германии») или тайч (טייטש, исходно: «немецкий»), не отделяя его, таким образом, от языка немцев-христиан[7].

В XIX веке под влиянием еврейского просвещения распространилось изначально пейоративное обозначение идиша как еврейского жаргона; пишущие на нём литераторы именовались жаргонными писателями. В 1868—1869 годах Шие-Мордхе Лифшиц издаёт «русско-новоеврейский словарь». Обратный словарь того же автора, изданный в 1876 году, именуется уже просто «еврейско-русским». Людвиг Заменгоф в 1879 году составил очерк «новоеврейской» грамматики на русском языке.

В СССР в официальной литературе словосочетание «еврейский язык» обозначало именно идиш; иврит называли «древнееврейским», не признавая за ним статус живого разговорного языка Израиля.

В русском языке слово «идиш» допустимо использовать в качестве как склоняемого (только формы единственного числа), так и несклоняемого существительного[8].

Исторически идиш относится к верхнефранкским диалектам верхненемецкого кластера западногерманских языков германской группы.

В 1991 году профессор лингвистики Тель-Авивского университета Пол Векслер выдвинул гипотезу, относящую его в группу славянских, а не германских языков. В академических кругах к теории Векслера относятся как к курьёзу, отражающему скорее политические взгляды автора[9].

Определить современное число говорящих на идише очень непросто. Большинство ашкеназских евреев в течение XX века перешло на язык тех стран, где они проживают. Тем не менее из переписей некоторых стран можно получить оценку численности говорящих на идише.

Значительное количество носителей идиша проживают также в Великобритании, Бельгии, Франции, в меньшей мере в Австралии, Аргентине и Уругвае.

На основе вышеприведённых данных общую численность говорящих на идише в мире можно оценить в 500 тысяч человек. Близкие данные приводятся в некоторых других источниках: 550—600 тыс. В то же время существуют гораздо более высокие оценки: 1 762 320[10] (в предыдущем, 15-м издании была указана ещё более высокая численность говорящих на идиш — 3 142 560 чел.) и даже 2 миллиона (в конце 1970-х гг.; КЕЭ[16]), однако не поясняется, на какой методологии основаны эти оценки.

Хотя среди большинства евреев-ашкеназов в Израиле идиш уступил место ивриту, а в диаспорах — языкам окружающего населения, представители некоторых традиционно-религиозных общин (харедим и особенно хасиды) между собой общаются преимущественно на идише.

Идиш состоит из большого числа диалектов, которые принято подразделять на западное и восточное наречия.

Западный идиш, тесно связанный с немецкими и нидерландскими диалектами окружающего населения, сегодня практически мёртв.

Восточное наречие, сформировавшийся вне немецкоговорящего окружения делится на три основных диалекта:

К началу XX века постепенно сформировался так называемый клал шпрах — стандартизированный язык, фонетически близкий к северо-восточному диалекту Вильны, но грамматически близкий к южный диалектам. Как разговорный язык этот стандарт получил некоторое распространение через систему школ на идише и нормировался Институтом еврейских исследований и рядом институтов в СССР, но сегодня в основном ограничен академическими кругами. Грамматика и графика письменного языка литературы на идише соответствуют почти совершенно интердиалектному стандарту[18][19].

В Северной Америке в среде наиболее многочисленных хасидских дворов выкристаллизовался общий диалект на основе «венгерского» идиша (в пределах центрального диалекта восточного наречия), распространённого раньше в Трансильвании.

Театральный идиш, в соответствии с традицией, ведущей своё начало от А. Гольдфадена, соответствует усреднённому украинскому диалекту (иногда в данном контексте именуемому волынским).

Областные варианты идиша обнаруживают большие различия в системе гласных, начиная от оппозиции между кратким открытым i и долгим закрытым i и кончая моделями с полными параллельными рядами кратких и долгих гласных. В диалектах встречаются также ü и дифтонги, оканчивающиеся на -w и -u. В некоторых диалектах отсутствует фонема h, в некоторых различается меньшее количество палатальных, а в западном идише отсутствует различие по звонкости. Артикуляция r варьирует в различных районах от r апикального до (преимущественно) r увулярного.

Идиш использует древнееврейское квадратное письмо. Направление письма, как и на иврите, справа налево: קופּטשינע — Купчино. В отличие от иврита, письмо полностью вокализовано: гласные обозначаются буквами, аналогично греческому, латинскому и кириллическому письму; в гебраизмах (включая слова как собственно ивритского, так и арамейского происхождения) сохраняется традиционное консонантное написание.

Стандартными в настоящее время считаются орфография ИВО[20], а также более консервативная система, кодифицированная в «Клал таконэс фун идишн ойслэйг» («Общие правила орфографии идиша»)[21] (отражены в таблице внизу). Религиозные издательства, в свою очередь, отдают предпочтение орфографии идишской прессы начала XX века — т. н. «дайчмерской», то есть заимствующей некоторые характерные особенности орфографии немецкого языка[22].

Некоторые согласные звуки передаются диграфами или триграфами: דז [дз], דזש [дж], זש [ж], טש [ч], שטש [щ].

Пары бэйз/вэйз, коф/хоф, пэй/фэй, шин/син и тов/сов в словарях и учебной литературе рассматриваются как самостоятельные буквы. В словарях для каждой из них, как правило, отводится свой раздел (кроме вэйз и сов, которые в начале слова не используются). Варианты букв, обозначающих гласные, в том числе диграфы, рассматриваются как самостоятельные буквы в учебниках и руководствах, но не в словарях[19][25][26][27].

В 1920-х годах в Советском Союзе, а затем и в издательствах ряда других коммунистических и просоветских стран историко-этимологический принцип написания гебраизмов был заменён фонетическим. Более того, особое начертание конечных согласных ך, ם, ן, ף, ץ было отброшено в пользу обычных כ, מ, נ, פ, צ. В 1961 году в СССР вернулись к написанию конечных букв (что прижилось, впрочем, не во всех издательствах)[28][29]. В этой система фонетическое написание гебраизмов и некоторых предлогов сохранялось вплоть до 1994 года, в журнале «Ди идише гас».

Древнейший сохранившийся текст 1272 года содержит характерную для современного языка специфическую еврейскую лексику[30]. Предполагается, что германские диалекты евреев отличались в некоторой мере от диалектов немецких христиан уже в Х — XII вв., но отсутствие сохранившихся письменных источников, помимо отдельных глосс, не позволяет достоверно реконструировать ранний «прото-идиш». В XV веке идиш обособился в отдельное от немецкого диалектное пространство[31].

Со времен Средневековья идиш являлся разговорным языком европейских евреев. Благодаря хасидизму и Гаскале появляется религиозно-просветительская и художественная литература на идише, развивающаяся параллельно литературе на иврите. Необычайного расцвета идиш достиг в начале XX века.

Ко времени Октябрьской революции в России 1917 года идиш уже воспринимался как самостоятельный язык и был признан в качестве языка общего образования и делопроизводства в советских республиках: УССР, и как один из четырёх официальных языков БССР, наравне с белорусским, русским и польским[32][33][34]. Некоторое время лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе БССР на идише, наряду с белорусским, русским и польским языками. Также являлся одним из государственных языков Украинской Народной Республики в 1917 г.

Вторая мировая война (в том числе и главным образом Холокост), ассимиляция евреев на Западе и в СССР, в том числе закрытие еврейских школ, и стремление внедрить иврит в Израиле быстрыми темпами — все эти факторы привели к практически повсеместному исчезновению культурной жизни на языке идиш, и быстрому сокращению также и его обиходного употребления[35].

Идиш имеет экспираторное ударение, и хотя место ударения в слове не всегда полностью предсказуемо, существует несколько характерных распределений словесного ударения. Система кратких гласных треугольного типа с тремя степенями раствора и двумя позициями артикуляции:

Наиболее характерные дифтонги — это сочетания еі, аі и оі. В идише, как и в южных диалектах немецкого, различается отражение средненемецкого дифтонга ei и долгого гласного î:

В отличие от многих верхне-немецких диалектов, ряды взрывных и фрикативных различаются не напряженностью, а звонкостью. Для диалектов идиша также характерны не встречающиеся среди диалектов немецкого типы сандхи (ассимиляция по звонкости, встречаемость звонких согласных в исходе слогов), перенятые из славянских языков. Славянское влияние сказалось и на появлении в идише контраста палатальных согласных. Кроме того, из-за притока слов иврито-арамейского и славянского происхождения в идиш проникли многочисленные начальные сочетания согласных, несвойственные немецкому языку (например, bd-, px-, tx-) [36][37][38][39].

Грамматическая система идиша в основном следует модели немецкого языка, но со значительным числом изменений в восточных диалектах. Для современных разговорных диалектов характерно значительное упрощение системы падежей и/или родов по сравнению с более консервативным стандартным языком[40][41].

Определённый артикль ставится перед существительным и согласуется с ним по роду, числу и падежу.

Неопределённый артикль имеет только форму единственного числа, не изменяется и един для всех родов: אַ (а), перед гласным или дифтонгом — אַן (ан).

Формы определённого артикля используются также в качестве указательных местоимений (этот, эта, это).

Характеризуется категориями рода, числа, падежа и определённости/неопределённости.

Категория рода проявляется в согласующихся с существительным словах — артиклях, прилагательных и/или местоимениях. В ряде случаев обнаруживаются колебания в роде.

Германское различие между слабым и сильным склонением прилагательных исчезло (кроме среднего рода единственного числа), но появилось новое различие между изменяемыми предикативными прилагательными.

В глаголе все времена и наклонения, кроме настоящего времени изъявительного наклонения, стали образовываться аналитически. Развивается чуждое строю германских языков последовательное различение совершенного и несовершенного видов; появился ряд новых глагольных форм, выражающих видовые и залоговые оттенки.

Причастие настоящего времени также приобрело новые функции. Формы спряжения во многих случаях подверглись инновации, возникли новые классы перифрастического спряжения.

В синтаксисе возникли новые модели порядка слов. Порядок слов в главном и придаточном предложениях стал одинаков. Расстояние между существительными и их определениями, а также между частями глагольных фраз было сокращено.

Для простого предложения используется глагол «из» (איז), аналогичный немецкому ist (есть). Например:

כינע איז אַ לאַנד אין מזרח אַזיע — Хинə из а ланд ин мизрəх азийə (Китай — это страна в восточной Азии)
קאָקאָס פּאַלמע איז אַ טראָפּישע פלאַנץ — Кокос палмə из а тропишə фланц (кокосовая пальма — тропическое растение)

Лексика на 70 % германского происхождения, с обширными слоями лексики древнееврейского и арамейского, а также славянского происхождения.

Примеры германских по происхождению слов: одлəр (אָדלער, орёл), айзн (אייזן, железо), билд (בילד, образ), блай (בליי, свинец), блут (בלוט, кровь).

Присутствует и древнееврейская лексика: бохəр (בחור, парень), дорəм (דרום, юг), ям (ים, море), майрəв[42] (מערב, запад), мидбəр (מדבר, пустыня), мизрəх (מזרח, восток), милхомə (מלחמה, война), мишпохə (משפּחה, семья), цофн (צפון, север), хазəр (חזיר, свинья), шабəс (שבת, суббота)

Также идиш впитал славянизмы: вэрбə (ווערבע), видрə (ווידרע), дачə (דאַטשע), клячə (קליאַטשע), мурəшкə (מוראַשקע), озəрə (אָזערע), совə (סאָווע), соснə (סאָסנע), стэп (סטעפּ), чайник (טשייניק)

Идиш, наряду с украинским языком, оказал большое влияние на формирование одесского диалекта.

Многие гебраизмы (ксива, хохма и др.) попали в русский язык через идиш — об этом свидетельствует, в частности, их ашкеназское произношение[43].

В начале XX века среди белорусов проживало 2 миллиона евреев. Такое их количество не могло не оказать влияния на язык белорусов, тем более что они всегда имели друг с другом непосредственные контакты[44]. Ряд слов языка идиш проникли в белорусский[45][46] (в особенности слова, касающиеся торговли и ремёсел, так как эти области находились главным образом в руках евреев[44]) и украинский языки. Например, в белорусском есть слова авой (ой, ох), балагол (ломовой извозчик), бахур (бутуз; любовник), бэбахі (внутренности; тряпьё), гармідар (беспорядок, шум), капцан (оборванец), раздабара (говорун), фанабэрыя (кичливость), халэмус (конец), хаўрус (союз, компания), хеўра (шайка, лавочка), шахрай (плут), гандляр (торговец), гандлёвы (торговый). В украинском от того же идишского корня — слово гендляр (пренебрежительное, буквально «нечистоплотный делец», «барыга»), ганделик (сленг, «забегаловка»).