Иврит

Иври́т ( , [iv'ʁit]) — «еврейский язык») — язык семитской семьи, государственный язык Израиля, язык некоторых еврейских общин и диаспор; древняя форма иврита (иногда называемая древнееврейским языком) — традиционный и священный язык иудаизма. Современный иврит возрождён и адаптирован как разговорный и официальный язык Государства Израиль в XX веке.

Само слово עִבְרִית иврит переводится с языка иврит как прилагательное «еврейская». Женский род здесь употребляется потому, что существительное שׂפה сафа́ («язык», «речь»), к которому по умолчанию относится это прилагательное, на иврите женского рода.

Между XIII и VII веками до н. э. иврит становится самостоятельным семитским языком, окончательно отделившись от близкородственных ему языков северо-западной подветви (англ. Northwest Semitic languages). Наиболее древний памятник еврейского эпоса на иврите из обнаруженных к настоящему времени — библейская «Песнь Деворы» (Суд. 5), текст которой предположительно восходит к XII веку до н. э.[4] Самые древние надписи на иврите — «календарь из Гезера» и надпись из Хирбет-Кияфа (англ. Khirbet Qeiyafa) — датируются X веком до н. э. Определение языка этих надписей именно как иврита, в отличие от других ханаанейских языков, является предметом научной дискуссии.

Пиктографическая протосинайская письменность, предположительный предшественник палеоеврейского письма
Палеоеврейское письмо (стиль написания немного меняется, буквы обретают более простые формы, для быстрого записывания)

Особенности: грамматика и фонетика всё ещё сохраняют черты, традиционные для семитских языков. Гласные делятся на сверхкраткие, краткие и долгие.

К концу II века н. э. древнееврейский перестаёт быть разговорным языком, оставаясь языком богослужения.

В это время в одном из течений еврейской религии, называющем себя «масо́реты» («хранители традиций»), изобретают систему «гласных» значков при «согласных» буквах («некудо́т»). Это позволяет стандартизировать произношение гласных при чтении древних ивритских текстов.

Иврит значительно обогащается арамейской лексикой (этот процесс продолжается и в средневековую эпоху). Происходит перестройка системы глагола — прежние виды (совершенный и несовершенный) переосмысливаются; в результате перестройки системы глагольных времён некоторые «качественные» причастия становятся самостоятельными словами.

Иврит не является разговорным языком, однако евреи по-прежнему изучают его, читают на нём религиозные книги, пишут труды, общаются с евреями из других стран. Выходит из употребления основной «конкурент» иврита — арамейский язык. Вырабатывается несколько произносительных норм иврита: ашкеназская (Европа — кроме Испании), сефардская (в основном, в исламских странах, Испании, Греции, частично в Италии), йеменская. Сефардская норма лучше сохраняет особенности древнего произношения, однако в ней утрачено различие между краткими и долгими гласными. Ашкеназская норма приобретает некоторые особенности немецкого произношения; долгие гласные превращаются в дифтонги, происходит существенная перестройка системы гласных и согласных. Имя прилагательное окончательно становится самостоятельной частью речи.

Интересно, что в XVII веке в европейской филологии господствовала теория о родстве финского языка и иврита[5].

Язык, считавшийся исключительно книжным в течение 18 столетий, становится языком повседневного общения, государственным языком Государства Израиль. Это стало возможным благодаря усилиям ряда энтузиастов, самый известный из которых — Элиэзер Бен-Йегуда.

Идея возрождения иврита была неотъемлемой частью идеологии сионизма как таковой, стремившейся порвать с наследием диаспоры и с языками, на которых говорили евреи, жившие под чуждым владычеством (Война языков). Показательными в связи с этим представляются слова, сказанные в 1935 году Хаимом Вейцманом — учёным, либералом, европейским интеллектуалом и будущим первым президентом Израиля: «Мы приехали в Эрец-Исраэль не для того, чтобы копировать жизнь Варшавы, Пинска и Лондона. Сущность сионизма — изменение всех ценностей, которые евреи усвоили под давлением чужих культур».

Прошло более ста лет с тех пор, как Союз взаимопомощи немецких евреев (Хильфсферайн) основал в 1904 г. первую в Иерусалиме учительскую семинарию для преподавателей иврита, и с момента открытия в 1905 г. в Яффо гимназии «Герцлия» — первой в мире средней школы, в которой преподавание велось на иврите. Главным залогом успеха стал добровольный (а иногда и принудительный) выбор иврита как языка повседневного общения в семьях репатриантов второй и третьей волны, прибывших в Эрец-Исраэль в первой четверти XX века, в киббуцах и сельскохозяйственных поселениях.

В первые годы существования Государства Израиль политика внедрения иврита носила исключительно жёсткий характер. В дальнейшем, когда иврит окончательно вытеснил другие еврейские языки, отношение к этим языкам со стороны еврейского государства значительно смягчилось. В 1996 году были приняты законы о сохранении культурного наследия на идише и ладино.

[источник не указан 16 дней] Последнее художественное издание на иврите было осуществлено в 1927 году — книга Б. Фрадкина «Алей асор» («На десятиструнной лире»), после чего на нём время от времени издавались лишь религиозные материалы (календари, молитвенники) для общинных нужд.

Уже в 1919 году постановлением СНК иврит в РСФСР был объявлен религиозным языком, и преподавание на нём в еврейских школах было запрещено.

В советской литературе иврит очень долго называли «древнееврейским», даже когда вопрос его возрождения в Израиле был исторически решён — скорее всего, из чисто политических соображений, с целью противопоставления «старого и мёртвого» языка иврит «современному и живому» еврейскому языку — идишу. Нейтральное отношение к современному ивриту в СССР имело место между смертью Сталина в 1953 г. и Шестидневной войной в 1967 г., когда между Израилем и СССР существовали дипломатические отношения. В 1963 году был издан «Иврит-русский словарь» Ф. Л. Шапиро, содержащий также обширный грамматический очерк Б. Я. Гранде и впоследствии использовавшийся при нелегальном изучении иврита в 1960—1980-е годы. Был издан сборник «Поэзия Израиля», куда были включены и переводы с иврита. Советские библиотеки получали в этот период некоторые издававшиеся в Израиле книги на иврите, однако и в это время обучение ивриту в СССР почти отсутствовало.

После Шестидневной войны и разрыва советско-израильских отношений в 1967 г. преподающие и изучающие (за исключением немассового научного изучения, например, на востоковедческих отделениях университетов) иврит в СССР приравнивались к сионистам (то есть потенциальным эмигрантам — «предателям советской Родины», а позже и к «расистам», согласно резолюции ООН 3379 1975 года, позже отменённой резолюцией 46/86 1991 года). Их легко могли выгнать с работы или из вуза, а некоторые учителя иврита даже были осуждены на тюремное заключение под различными предлогами — так произошло, например, с Эфраимом Холмянским, Юлием Эдельштейном и многими другими.

В 1987 году подпольные преподаватели иврита в СССР образовали «Игуд а-морим» — профсоюз преподавателей иврита. Его председателями были Зеэв Гейзель, Лев Городецкий и Авигдор Левит.

После Перестройки постепенно начали употреблять и в официальных кругах постсоветского пространства обозначение «иврит» вместо «древнееврейский» для обозначения всех стадий развития иврита как более общий термин, оставив употребление понятия «древнееврейский» для специальных лингвистических работ.

В европейской литературе часто проводится сравнение неогласованного текста на иврите с текстом на европейском (например, на русском) языке с пропущенными гласными. Например, сравнивается слово ספר с написанием КНГ, и отмечается, что последнее на русском языке можно прочитать и как «КНиГа» и как «КоНяГа». На самом деле подобное сравнение неправомерно. Особенности грамматики иврита таковы, что гласные частью корня не являются, и потому пропуск гласных в слове соответствует в русском языке не пропуску всех гласных, а пропуску гласных в некоторых (не всех) суффиксах и в некоторых (не всех) окончаниях. Например, при написании русских слов по аналогии с ивритскими, мы получили бы такой ряд однокоренных слов: «программ», «программст», «программрвть», «программнй» и т. п.

Значки огласовок служат для обозначения гласных звуков. Произношение звуков «а», «э», «и», «о», «у» примерно соответствует русскому произношению. Согласные в иврите никогда не палатализуются (не смягчаются) перед гласными «и» или «е (э)».

Кроме этого, некоторые безударные звуки (э, а, о) могут передаваться с помощью значка шва ְ (две точки под буквой, расположенные вертикально), или комбинацией шва со значками сэголь, камац и патах (все ставятся под буквой и последние называются с добавлением впереди слова хатаф).

То, что одному звуку соответствуют несколько значков, объясняется тем, что в древности они обозначали разные звуки, например, по долготе. Так, патах — был кратким звуком «а», а камац — долгим. Аналогично и остальные гласные звуки («э», «и», «о», «у»). В современном иврите различие в долготе исчезло, но разница на письме осталась.

* В Израиле используются в основном стандартные названия букв с элементами ашкеназских названий.

*** В отличие от букв шин и син, здесь речь идёт не о буквах, обозначающих разные фонемы, а о вариантах произношения одной и той же буквы, соответствующих древним аллофонам одной и той же фонемы. Второй вариант названия, данный в скобках, приводится в некоторых учебниках на русском языке, но в самом иврите не используется.

Пять букв имеют два разных начертания — одно в начале и середине слова, другое — в конце:

Одна из версий появления конечных букв — поскольку в древности слова писались слитно, то конечные буквы были необходимы для разделения слов[источник не указан 960 дней]. Возможно, особая форма написания была у всех букв, но до нас дошли лишь эти пять. В родственном арабском языке сохраняется различное написание начальных, срединных и конечных букв.

Другая версия — конечная форма является исторически более древней, а неконечная возникла при скорописи: хвостик, шедший вниз, стал загибаться в сторону следующей буквы, и только в конце слова при остановке пишущей руки оставался хвостик, направленный вниз[источник не указан 960 дней].

Однако буквы: א, ק, ט, ס (а не их «пары» с одинаковыми звуками) обязательно пишутся в словах иностранного (но не арабского) происхождения и нееврейских именах, например: слово «текст» на иврите будет выглядеть как «טקסט», а не «תכשת», или нееврейское имя «Костя»: «קוסטיה». Исключение: в случае, когда слово заимствовано из английского языка, вместо диграфа th пишется буква тав; чтобы подчеркнуть разницу в произношении, иногда слева от буквы тав ставят апостроф: 'ת. Пример: имя актрисы Риз Уизерспун на иврите пишется как ‏ריס וית'רספון‏‎ (обратите внимание на 'ת), потому что на английском оно пишется как англ. Reese Witherspoon. Аналогично, буква тав часто используется в словах греческого происхождения на месте буквы θ (например, в словах «эстетика» ( ‏אסתטיקה‏‎), «атлетика» ( ‏אתלטיקה‏‎), «математика» ( ‏מתמטיקה‏‎) это касается первого из двух «Т»).

Для правильного письма необходимо запоминать слова вместе с их написанием, так как разные по смыслу и написанию слова могут иметь одинаковое произношение.

Причина обозначения двумя буквами одного звука — та же, что и у значков огласовок: в древности каждая буква служила для обозначения своего звука (в том числе и буквы алеф и аин), в современном же иврите различие в произношении утратилось, а правописание сохраняется (исключение — в речи выходцев из арабских стран различия сохраняются).

В огласованном письме взрывное произношение букв каф, бет и пей можно отличить от их фрикативного произношения по различительной точке внутри этих букв (согласная с этой точкой становится взрывной), называемой даге́ш. В неогласованных текстах эта точка отсутствует, и для верного чтения слов необходимо знать либо сами слова, либо грамматические законы, по которым определяется произношение буквы. Знать слова в этом случае необходимо и для правильного письма, так как

Отметим, что, в отличие от букв шин и син, здесь речь идёт не о буквах, обозначающих разные фонемы, а о вариантах произношения одной и той же буквы, соответствующих древним аллофонам одной и той же фонемы. В неогласованных текстах можно иногда проверить произношение незнакомого слова, подобрав соответствующее знакомое по произношению однокоренное слово, где эта буква стоит в начале или в конце этого слова.

Большинство слов имеют в иврите трёхбуквенный корень. В данном слове это — КТВ. Так как слово переводится как «письмо», по смыслу вспоминаем однокоренное слово: КоТеВ («пишу»), там слышится звук к, то есть на первом месте у корня стоит буква каф. Следовательно, и в слове миХТаВ на первом месте в корне стоит буква каф, а не хет. Отметим здесь, что и в русском языке можно иногда проверить правописание с помощью нахождения однокоренных слов.

Основные отличия ашкеназского произношения иврита от принятого в Израиле (упрощённый вариант сефардского произношения) сводятся к следующему.

Слово שבת («суббота») в ашкеназском произношении звучит как ша́бос (идиш — ша́бес), а в сефардском — как шаба́т.

Слово משפחה («семья») в ашкеназском произношении звучит как мишпо́хо (идиш — мишпо́хэ, мишпу́хэ), а в сефардском — как мишпаха́.

Слово בית-דין («суд») в ашкеназском произношении звучит как бейс-дин, а в сефардском — как бет-дин.

Имя משה в ашкеназском произношении звучит как Мо́йше, а в сефардском — как Моше́.

Грамматика современного иврита значительно отличается от грамматики древнееврейского. Она испытала влияние ранее распространённых еврейских языков, в основном идиша и ладино. Важнейшие изменения:

Обогащение языка происходит и в настоящее время, усилиями учёных Академии языка иврит в Иерусалиме. Происходит это следующими способами:

2. Образование новых слов от существующих в языке корней по законам ивритской грамматики (то есть до этого такого слова не существовало) и по аналогии с уже существовавшими словами.

3. Особенность языка — «сопряжённая конструкция», словосочетание из двух или более существительных (смиху́т), при этом первое слово иногда изменяется по определённым фонетическим законам (эта форма называется нисма́х).

Между предпоследней и последней буквами сложносокращённых слов обычно ставится двойной апостроф (").

Примеры: те́лефон (טלפון), униве́рсита (אוניברסיטה), о́тобус (אוטובוס), я́нуар (ינואר) и т. п.