Ельцин, Борис Николаевич

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 27 июля 2019; проверки требует .

Бори́с Никола́евич Е́льцин (1 февраля 1931 (1931-02-01), село Бутка, Буткинский район, Уральская область, РСФСР, СССР23 апреля 2007, Москва, Россия) — советский и российский партийный, государственный и политический деятель. Первый президент Российской Федерации (1991—1999)[4]; в ноябре 1991 — июне 1992 года одновременно возглавлял «правительство реформаторов»[5][6]. С марта по май 1992 года исполнял обязанности министра обороны Российской Федерации.

Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР 10-го и 11-го созывов (1979—1989); член Президиума Верховного Совета СССР (1984—1988). Народный депутат СССР и член Совета Национальностей Верховного Совета СССР (1989—1990). Народный депутат РСФСР и председатель Верховного Совета РСФСР (1990—1991).

Член КПСС (1961—1990), член ЦК КПСС (1981—1990); в партии занимал посты первого секретаря Свердловского обкома КПСС (1976—1985), секретаря ЦК КПСС (1985—1986) и первого секретаря Московского горкома КПСС (1985—1987).

Вошёл в историю как первый всенародно избранный глава России, радикальный России. Период правления Ельцина ознаменовался противостоянием с Верховным Советом, приватизацией, противостоянием с Компартией, попыткой импичмента в 1993 и 1999 годах, началом войны в Чечне (1994), а также дефолтом в 1998 году.

Родился 1 февраля 1931 года в селе Бутка Уральской области (ныне в Талицком районе Свердловской области) в семье раскулаченных крестьян. Так пишет сам Ельцин в мемуарах. Право называться родиной Ельцина, однако, оспаривает соседнее село Басмановское.[7] Как пишет биограф первого президента Борис Минаев, Ельцины действительно жили в селе Басманово, «но „роддом“, то есть деревенская больница, находился именно в Бутке», и именно там и появился на свет Борис Ельцин[8]. Позже Ельцин вспоминал:

…Семья Ельциных, как написано в характеристике, которую прислал чекистам в Казань наш сельсовет, арендовала землю в количестве пяти гектаров. «До революции хозяйство отца его было кулацкое, имел водяную мельницу и ветряную, имел молотильную машину, имел постоянных батраков, посева имел до 12 га, имел жатку-самовязку, имел лошадей до пяти штук, коров до четырёх штук…» Имел, имел, имел… Тем и был виноват — много работал, много брал на себя. А советская власть любила скромных, незаметных, невысовывающихся. Сильных, умных, ярких людей она не любила и не щадила.

В тридцатом году семью «выселили». Деда лишили гражданских прав. Обложили индивидуальным сельхозналогом. Словом, приставили штык к горлу, как умели это делать. И дед «ушёл в бега»…[9]

Дед по отцу Бориса Ельцина – Игнатий Екимович Ельцин (1875-1936) – зажиточный крестьянин, кулак, в 1930 году был сослан в Надеждинск (ныне Серов), Уральской области.[10] Бабушка по отцу – Анна Дмитриевна Ельцина (1887-1941).[11]

Мать Бориса Ельцина — Клавдия Васильевна Ельцина (дев. Старыгина, 1908—1993[12]), из крестьян, портниха[13][14].

Отец Бориса Ельцина — Николай Игнатьевич Ельцин (27 июня 1906 — 30 мая 1977), строитель.[15] 28 апреля 1934 года Николай был арестован вместе с братом Андрианом и ещё четырьмя рабочими, они были обвинены в том, что «проводили систематически антисоветскую агитацию среди рабочих, ставя своей целью разложение рабочего класса и внедрение недовольства существующим правопорядком. Используя имеющиеся трудности в питании и снабжении, пытались создать нездоровые настроения, распространяя при этом провокационные слухи о войне и скорой гибели Советской власти. Вели агитацию против займа, активно выступали против помощи австрийским рабочим.» 23 мая 1934 года был осуждён тройкой ПП ОГПУ по Татарской АССР по статье 58 пункт 10 УК РСФСР (антисоветская пропаганда и агитация) к пребыванию в ИТЛ на срок 3 года. 28 мая 1934 года вместе с братом этапирован в Дмитлаг НКВД, где отбывал наказание на строительстве канала Москва-Волга, работал на общих и вспомогательных работах в Талдомском районе.[11]

Пока Николай Игнатьевич отбывал наказание, семью Ельциных — его жену Клавдию Васильевну и сына Бориса, выселенных из барака, приютила жена отбывавшего вместе с ним заключение врача из Казани Василия Петровича Петрова Елизавета Ивановна Петрова. К. В. Ельцина прописалась в доме № 32 на улице Шестой Союзной (в 1956 году дом перенесён на улицу Карагандинскую, в 1999 году его посетила супруга Б. Н. Ельцина Н. И. Ельцина).[16][17][18][19][20][21]

29 сентября 1936 года Н. И. Ельцин был освобождён из заключения досрочно за примерное поведение, в начале октября 1936 года вернулся в Казань и поселился в том же доме.[11] Здесь же в 1937 году у Николая и Клавдии Ельциных родился второй сын — Михаил, крёстной которого стала дочь Василия и Елизаветы Петровых Нина.[16][18]

В 1937 году Ельцины вернулись на Урал, где Н. И. Ельцин работал мастером на стройке химкомбината в Березниках, а через несколько лет стал начальником строительного подразделения при заводе[13][22].

Детство Ельцин провёл в городе Березники Пермской области, там же окончил школу (совр. школа № 1 имени А. С. Пушкина). Согласно официальной биографии Ельцина[13] и данным СМИ, успевал в учёбе, был старостой класса, однако имел нарекания по поведению, был драчлив[14]. Однако в статье Ю. Борисёнка и В. Эрлихмана утверждается, что Ельцин «не блистал хорошими оценками»[23]. После окончания седьмого класса Ельцин выступил против классной руководительницы, которая била детей и заставляла их работать у себя дома. За это был исключён из школы с «волчьим билетом», но, обратившись в горком партии, сумел добиться возможности продолжить учёбу в другой школе[9][13].

Дом на Карагандинской улице в Казани, в котором в 1934—1937 годах жил Б. Н. Ельцин

На левой руке у Ельцина не хватало двух пальцев и фаланги третьего[9]. По версии Ельцина, он потерял их в результате взрыва гранаты, которую он пытался вскрыть[9]. Эту версию ставили под сомнение Сергей Кара-Мурза[24] и Юрий Мухин. Из-за отсутствия пальцев Ельцин не служил в армии[9].

Согласно собственноручно заполненной 8 апреля 1955 года автобиографии, в 1949 году поступил в на строительный факультет[25], в 1955 году окончил его с квалификацией «инженер-строитель» по специальности «Промышленное и гражданское строительство». Тема дипломной работы: «Телевизионная башня». В автобиографии Ельцин сообщает, что в 1952 году «из-за болезни пропустил год учёбы»[25].

В студенческие годы серьёзно занимался волейболом, выступал за сборную команду города, стал мастером спорта СССР. В 1952 году был тренером женской волейбольной команды Молотовской области, участвовавшей в зональных соревнованиях на первенство РСФСР (команда заняла 6-е место)[26].

В 1955 году направлен по распределению в трест «Уралтяжтрубстрой», где за год освоил несколько строительных специальностей, затем работал на строительстве разных объектов мастером, начальником участка. В 1957 году становится прорабом строительного управления треста[13]. В 1961 году вступил в КПСС. В 1963 году назначен главным инженером Свердловского домостроительного комбината. С 1966 года — директор Свердловского ДСК.

В 1963 на XXIV конференции партийной организации Кировского района города Свердловска единогласно избран делегатом на городскую конференцию КПСС. На XXV районной конференции избран членом Кировского райкома КПСС и делегатом на Свердловскую областную конференцию КПСС.

В 1968 году переведён на партийную работу в Свердловский обком КПСС, где возглавил отдел строительства. В 1975 году избран секретарём Свердловского обкома КПСС, ответственным за промышленное развитие области. Предшественник Б. Ельцина на посту секретаря Свердловского обкома КПСС Я. П. Рябов рассказывал в интервью[27]:

Так получилось, что несколько моих друзей учились вместе с Ельциным. Я решил спросить их мнение о нём. Они говорили, что он властолюбив, амбициозен, что ради карьеры готов переступить даже через родную мать. «А если ему дать задание?» — спрашиваю. Они говорят: «Любое задание начальства он разобьётся в лепёшку, но выполнит».

В 1976 году по рекомендации Политбюро ЦК КПСС[27] избран первым секретарём Свердловского обкома КПСС (фактическим руководителем Свердловской области), занимал эту должность до 1985 года. По распоряжению Ельцина в Свердловске было построено двадцатитрёхэтажное, самое высокое в городе здание обкома КПСС, получившее в городе прозвища «Белый Дом», «Зуб мудрости» и «Член партии»[28]. Организовал строительство автодороги, соединяющей Свердловск с севером области, а также переселение жителей из бараков в новые дома[9]. Организовал исполнение решения Политбюро о сносе дома Ипатьевых (место расстрела царской семьи в 1918 году), которое не было выполнено его предшественником Я. П. Рябовым, добился принятия решения Политбюро о строительстве метрополитена в Свердловске. Заметно улучшил снабжение Свердловской области продуктами питания, интенсифицировал строительство птицефабрик и ферм. Во время руководства Ельцина областью были упразднены талоны на молоко. В 1980 году активно поддержал инициативу по созданию МЖК и строительство экспериментальных посёлков в сёлах Балтым и Патруши. Предметом гордости стал Балтымский культурно-спортивный комплекс, здание которого было признано как «не имеющее аналогов в практике строительства»[29]. Находясь на партийной работе в Свердловске, Борис Ельцин получил воинское звание полковник запаса.[3]

В 1978—1989 — депутат Верховного Совета СССР (член Совета Союза). С 1984 по 1988 — член Президиума ВС СССР. Кроме того, в 1981 году на XXVI съезде КПСС был избран членом ЦК КПСС и входил в него до выхода из партии в 1990 году.

В 1985 году, после избрания М. С. Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС, был переведён на работу в Москву (по рекомендации Е. К. Лигачёва), в апреле возглавил отдел строительства ЦК КПСС, а в июне 1985 года избран секретарём ЦК КПСС по вопросам строительства.

В декабре 1985 года был рекомендован Политбюро ЦК КПСС на должность первого секретаря Московского городского комитета (МГК) КПСС. Придя на эту должность, начал кадровую чистку партийного и советского аппарата столицы, освободив от занимаемых должностей многих руководящих работников МГК КПСС и первых секретарей райкомов. Получил известность благодаря личным проверкам магазинов и складов, использованием общественного транспорта. Организовал в Москве продовольственные ярмарки[30]. При Ельцине начинает разрабатываться новый Генеральный план развития Москвы, вводится запрет на снос исторических зданий, начинает отмечаться День города[13].

На XXVII съезде КПСС в феврале 1986 года избран кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, оставался в этой должности до 18 февраля 1988 года.

Осенью 1987 года начал публично критиковать руководство партии. 21 октября достаточно резко выступил на Пленуме ЦК КПСС (критиковал стиль работы некоторых членов Политбюро, в частности Егора Лигачёва, медленные темпы перестройки, в числе прочего заявил о зарождении «культа личности» Михаила Горбачёва), после чего попросил освободить его от обязанностей кандидата в члены Политбюро. После этого подвергся встречной критике, в том числе со стороны тех, кто его ранее поддерживал (например, «архитектор перестройки» Александр Яковлев). В конце концов был вынужден покаяться и признать свои ошибки:

Кроме некоторых выражений, в целом я с оценкой согласен. То, что я подвёл Центральный комитет и Московскую городскую организацию, выступив сегодня, — это ошибка.

Пленум вынес резолюцию считать выступление Ельцина «политически ошибочным» и предложил МГК рассмотреть вопрос о переизбрании своего первого секретаря. Стенограмма выступления Ельцина не была своевременно опубликована в печати, что породило множество слухов. В «самиздате» появилось несколько подложных вариантов текста, гораздо более радикальных, чем оригинал. Автором одного из них был главный редактор «Московской правды» Михаил Полторанин.

3 ноября Ельцин направил Горбачёву письмо с просьбой оставить его в должности первого секретаря Московского горкома[31].

9 ноября в связи с сердечным приступом попал в больницу[13]. По некоторым свидетельствам (например, свидетельству М. С. Горбачёва[32], Н. И. Рыжкова и В. И. Воротникова[33]) — из-за попытки покончить жизнь самоубийством (или симулировать попытку самоубийства)[34][35][36].

11 ноября на Пленуме МГК повторно каялся[37], признал свои ошибки, но был освобождён от должности первого секретаря МГК. Не был, однако, полностью разжалован, а остался в рядах номенклатуры, хотя были предложения направить его послом в какую-нибудь африканскую страну[38].

14 января 1988 года Ельцин был назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР — министром СССР.

18 февраля решением Пленума ЦК КПСС он был освобождён от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС (но остался членом ЦК).

Летом 1988 года был избран делегатом XIX Всесоюзной партконференции от карельской республиканской парторганизации. 1 июля Ельцин выступил на партконференции и вновь предложил вывести Лигачёва из Политбюро, критиковал привилегии партийной элиты, утверждал, что в «застое» нельзя винить одного только Брежнева, а виновато всё Политбюро «как коллективный орган». В заключение Ельцин просил отменить решение октябрьского пленума ЦК КПСС, признавшего ошибочным его выступление на пленуме.

Вы знаете, что моё выступление на октябрьском Пленуме ЦК КПСС было признано «политически ошибочным». Но вопросы, поднятые там, на пленуме, неоднократно поднимались прессой, ставились коммунистами. В эти дни все эти вопросы практически звучали вот с этой трибуны и в докладе, и в выступлениях. Я считаю, что единственной моей ошибкой в выступлении было то, что я выступил не вовремя — перед 70-летием Октября.
<…> Я остро переживаю случившееся и прошу конференцию отменить решение пленума по этому вопросу. Если сочтёте возможным отменить, тем самым реабилитируете меня в глазах коммунистов. И это не только личное, это будет в духе перестройки, это будет демократично и, как мне кажется, поможет ей, добавив уверенности людям.

26 марта 1989 года Ельцин был избран народным депутатом СССР по национально-территориальному округу № 1 (город Москва), получив 91,53 % голосов москвичей, при явке почти 90 %[13]. Ельцину противостоял поддерживаемый властями генеральный директор ЗИЛ Евгений Браков. В связи с избранием Ельцин был освобождён от обязанностей министра СССР (при этом сохранил пост первого заместителя Председателя Государственного строительного комитета СССР)[39]. Во время выборов на Съезде Ельцин не прошёл в Верховный Совет, но депутат А. И. Казанник отказался от своего мандата в пользу Ельцина (в октябре 1993 года Ельцин назначит его Генеральным прокурором Российской Федерации).

С июня 1989 года по 26 декабря 1990 года Борис Ельцин — член Совета Национальностей Верховного Совета СССР[40]. Был избран председателем комитета ВС СССР по строительству и архитектуре и вошёл в состав Президиума ВС СССР. Один из руководителей Межрегиональной депутатской группы.

В 1989 году Ельцин стал героем нескольких скандальных происшествий. Летом, приглашённый в США[41], он, как утверждалось, выступал в пьяном виде[42] — перепечатка статьи В. Дзуккони об этом инциденте из итальянской газеты La Repubblica в «Правде» была воспринята на родине как провокация партийного руководства против «инакомыслящего» Ельцина и привела к массовым протестам и отставке главного редактора газеты В. Г. Афанасьева. Сам Ельцин объяснял своё поведение дозой снотворного, которую он принял под утро, мучаясь бессонницей[9]. В сентябре с Ельциным произошёл странный инцидент в Подмосковье, а кроме того, он попал в автомобильную аварию: 21 сентября автомобиль «Волга», на котором он ехал, столкнулся с «Жигулями», при этом Ельцин получил ушиб бедра.

4 марта 1990 года Ельцин был избран народным депутатом РСФСР от Свердловска.

25 апреля 1990 года во время неофициального визита в Испанию Ельцин попал в авиационную аварию, получил травму позвоночника и был прооперирован. Через месяц после происшествия, во время выборов председателя Верховного Совета РСФСР, в прессе появились намёки на то, что авария была организована КГБ СССР. Высказывалось мнение, что многочисленные слухи, возникшие в связи с этой аварией, повлияли на исход выборов.[35]

29 мая 1990 года Ельцин был избран председателем Верховного Совета РСФСР (с третьей попытки, набрав 535 голосов против 467 голосов у «кандидата Кремля» А. В. Власова[13]).

Под руководством Ельцина Верховный Совет принял ряд законов, повлиявших на дальнейшее развитие страны — в том числе, Закон о собственности в РСФСР.

12 июня 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, предусматривавшую верховенство российского законодательства по отношению к союзному. Это резко увеличило политический вес председателя Верховного Совета РСФСР, игравшего ранее второстепенную, зависимую роль. День 12 июня в 1991 году стал, согласно постановлению Верховного Совета РФ[43], государственным праздником Российской Федерации.

12 июля на XXVIII съезде КПСС Ельцин выступил с критикой партии и её руководителя Михаила Горбачёва и объявил о своём выходе из КПСС.

В августе — октябре 1990 года за «парадом суверенитетов» союзных республик последовал «парад суверенитетов» автономных образований и даже некоторых регионов в составе РСФСР. Была принята декларация о государственном суверенитете Карельской АССР, провозглашён государственный суверенитет Коми АССР, Татарской АССР, Удмуртской и Якутской-Саха АССР, Чукотского автономного округа, Адыгейской АО (Адыгейской АССР), Бурятской АССР, Башкирской АССР, Калмыцкой АССР, Марийской АССР, Чувашской АССР, Ямало-Ненецкого автономного округа, Горно-Алтайской АО (Горно-Алтайской АССР), Иркутской области и т. д. В этих и других документах того периода республики провозглашались носителями суверенитета. При этом, однако, вопрос о полной государственной независимости и выходе из состава РСФСР, как правило, не ставился, отношения с федеральным центром предполагалось в дальнейшем урегулировать путём заключения с ним договоров.

Ряд СМИ приписывают Борису Ельцину фразу: «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить»[44], которую он якобы произнес во время визита в Уфу в августе 1990 года. В оригинале фраза звучала по-иному: «мы говорим Верховному Совету, правительству Башкирии:вы возьмите ту долю власти, которую сами можете проглотить»[45][46].

Президент СССР Горбачёв в декабре 1990 года предложил проект нового Союзного Договора. 24 декабря 1990 года IV Съезд народных депутатов СССР постановил считать необходимым сохранение СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности[47].

19 февраля 1991 года Борис Ельцин в выступлении по телевидению после событий в Риге и Вильнюсе, в ходе которых руководство СССР прибегло к военной силе, подверг эти действия критике и впервые потребовал отставки Михаила Горбачёва и передачи власти Совету Федерации, состоящему из руководителей союзных республик. Через два дня на заседании Верховного Совета РСФСР было оглашено «письмо шести» (заместителей председателя Верховного Совета С. П. Горячевой и Б. М. Исаева, председателей обеих палат В. Б. Исакова и Р. Г. Абдулатипова и их заместителей А. А. Вешнякова и В. Г. Сыроватко), которые подвергли критике авторитарный стиль Ельцина в руководстве работой Верховного Совета. В защиту Ельцина, однако, активно выступил Р. И. Хасбулатов (первый заместитель председателя), и депутаты не дали этому обращению хода.

17 марта на Всесоюзном референдуме сохранение и обновление СССР поддержало большинство граждан, исключая население шести республик (Литва, Эстония, Латвия, Грузия, Молдавия, Армения), в которых высшие органы власти отказались проводить референдум. Рабочей группой (с участием РСФСР) в рамках так называемого новоогарёвского процесса весной — летом 1991 года был разработан проект по заключению нового союза как мягкой, децентрализованной федерации[48].

12 июня 1991 года Ельцин был избран президентом РСФСР, получив 45 552 041 голос избирателей, что составило 57,30 процента от числа принявших участие в голосовании, и значительно опередив Николая Рыжкова, который, несмотря на поддержку КПСС, получил всего лишь 16,85 процента голосов[49]. Вместе с Борисом Ельциным был избран вице-президент Александр Руцкой[50]. Основными лозунгами избирательной кампании Ельцина стали борьба с привилегиями номенклатуры и поддержание суверенитета России в составе СССР.

Это были первые в истории России всенародные выборы президента (президент СССР Михаил Горбачёв занял свой пост в результате голосования на Съезде народных депутатов СССР).

10 июля Борис Ельцин принёс присягу на верность народу России и российской Конституции и вступил в должность президента РСФСР. После принесения присяги выступил с программной речью, которую начал энергично и эмоционально, с пониманием торжественности момента[51].

Невозможно передать словами душевное состояние, которое я переживаю в эти минуты. Впервые в тысячелетней истории России президент торжественно присягает своим согражданам. Нет выше чести, чем та, которая оказывается человеку народом, нет выше должности, на которую избирают граждане государства. <…> Я с оптимизмом смотрю в будущее и готов к энергичным действиям. Великая Россия поднимается с колен! Мы обязательно превратим её в процветающее, демократическое, миролюбивое, правовое и суверенное государство. Уже началась многотрудная для всех нас работа. Перейдя через столько испытаний, ясно представляя свои цели, мы можем быть твёрдо уверены: Россия возродится!

Тамадой на инаугурационном банкете выступал президент Грузии Звиад Гамсахурдиа[52].

В связи со вступлением Ельцина в должность президента Съезд народных депутатов РСФСР освободил его от обязанностей председателя Верховного Совета и прекратил его депутатские полномочия[53]. Народным депутатом СССР он формально оставался до распада Союза[54].

Первым указом, который Ельцин подписал как президент, стал указ «О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР». В документе, подготовленном при активном участии министерства образования РСФСР, возглавляемого Э. Д. Днепровым, был намечен ряд мер по поддержке (в основном — финансовой) системы образования, носивших явный декларативный характер. Многое из заявленного в указе так и не было исполнено, например обещание «направлять ежегодно за рубеж для обучения, стажировки, повышения квалификации не менее 10 тысяч учащихся, аспирантов, преподавателей и научно-педагогических работников»[55].

20 июля Ельциным был подписан указ «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР»[56], ставший одним из заключительных аккордов политики департизации и деидеологизации.

15 августа была опубликована окончательная редакция «Договора о Союзе суверенных государств». Членами нового союза должны были стать девять из пятнадцати союзных республик бывшего СССР: как заявил М. С. Горбачёв в телевизионном обращении 3 августа 1991 года, 20 августа новый союзный договор должны были подписать Белоруссия, Казахстан, РСФСР, Таджикистан и Узбекистан, а осенью к ним могли присоединиться Азербайджан, Киргизия, Украина и Туркменистан[57].

Подписание нового Союзного договора было сорвано августовским путчем ГКЧП. 19 августа, после объявления о создании ГКЧП и изоляции Михаила Горбачёва в Крыму, Ельцин возглавил противодействие заговорщикам и превратил Дом Советов России («Белый дом») в центр сопротивления. Уже в первый день путча Ельцин, выступая с танка перед Белым домом, назвал действия ГКЧП государственным переворотом, затем обнародовал ряд указов о непризнании действий ГКЧП.

Попытка путча привела к тому, что почти все оставшиеся союзные республики и некоторые автономии провозгласили независимость. После провала ГКЧП работа над новым Союзным договором была продолжена, но теперь уже речь шла о создании Союза Суверенных Государств как конфедерации.

23 августа Ельцин подписал указ о приостановлении деятельности КП РСФСР[58], а 6 ноября — о прекращении деятельности КПСС.

5 сентября V съезд народных депутатов СССР принял «Декларацию прав и свобод человека»[59] и объявил переходный период для формирования новой системы государственных отношений, подготовки и подписания Договора о Союзе Суверенных Государств[60]. По предложению М. С. Горбачёва съезд фактически самораспустился[61][62], приняв закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период»[63]. В проекте закона предлагалось принять решение о нецелесообразности проведения в переходный период очередных съездов народных депутатов СССР, однако при голосовании народные депутаты отклонили это предложение[64].

6 сентября Государственный Совет СССР, в нарушение Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», признал выход трёх прибалтийских республик (Латвии, Литвы и Эстонии) из Союза ССР.

[источник не указан 884 дня]

Работа над новым союзным договором продолжалась до ноября, однако чем дальше, тем очевиднее становилось стремление республиканских элит, почувствовавших вкус реальной власти, к окончательному размежеванию и обособлению.

14 ноября руководители семи из двенадцати союзных республик (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан) и президент СССР Михаил Горбачёв сделали заявление о намерении заключить договор о создании ССГ. Подписание договора было намечено на 9 декабря.

Тем временем 1 декабря на Украине состоялся референдум о независимости, участники которого поддержали Акт провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года. Борис Ельцин сразу же сделал заявление о признании независимости Украины, сказав, в частности: «<…> <…>»[65]. Ельцин заявил о намерении установить дипломатические отношения с Украиной и заключить с ней всеобъемлющий двусторонний договор.

Мы убеждены в возможности и необходимости скорейшего становления новых межгосударственных отношений между Россией и Украиной при уверенности в сохранении сложившихся традиций дружбы, добрососедства, взаимного уважения между обоими народами, строгом соблюдении обязательств, в том числе по нераспространению ядерного оружия и его ограничению, правам человека и другим общепризнанным нормам международного права. <…> Взаимовыгодное и сбалансированное сотрудничество между Россией и Украиной может и должно стать примером двусторонних отношений между республиками старого Союза. Открываются новые возможности для тесного взаимодействия с другими республиками, формирования подлинно равноправного содружества суверенных государств

5 декабря Ельцин встретился с Горбачёвым для обсуждения перспектив ССГ в связи с провозглашением независимости Украины. После встречи он заявил журналистам, что «без Украины союзный договор теряет всякий смысл»[66].

7 декабря Ельцин под надуманным предлогом[источник не указан 941 день] (якобы для обсуждения поставок нефти и газа на Украину и в Белоруссию[67]) встретился в Беловежской пуще (Белоруссия) с только что избранным президентом Украины Леонидом Кравчуком и председателем Верховного Совета Республики Беларусь Станиславом Шушкевичем. Российская делегация привезла с собой проект нового договора, подготовленный в противовес договору о ССГ. Взяв его за основу, 8 декабря главы трёх государств подписали так называемое Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств, в преамбуле которого заявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование»[68]. Соглашение было подписано вопреки результатам референдума о сохранении СССР[69]. Центральная власть во главе с Горбачёвым к этому времени была парализована и уже ничего не могла противопоставить действиям руководителей республик.

Борис Ельцин, как вспоминает Руслан Хасбулатов, настаивал на скорейшей ратификации соглашения о создании СНГ, ссылаясь на множество проблем, возникающих из-за неопределённости в этом вопросе[70].

12 декабря соглашение было ратифицировано Верховным Советом РСФСР[71]. Законность данной ратификации уже тогда вызвала сомнение у некоторых членов российского парламента, так как по Конституции РСФСР 1978 года рассмотрение данного документа находилось в исключительном ведении Съезда народных депутатов РСФСР, поскольку Соглашение затрагивало государственное устройство республики как части Союза ССР и тем самым влекло за собой изменения в российскую Конституцию[72][73].

В тот же день Верховный Совет РСФСР принял решение о денонсации союзного договора 1922 года[74] и об отзыве российских депутатов из Верховного Совета СССР. Это решение парализовало работу одной из палат Верховного Совета СССР — Совета Союза, лишив его кворума.

21 декабря к СНГ присоединилось большинство союзных республик, подписавших Алма-Атинскую декларацию и Протокол к Соглашению о создании СНГ.

24 декабря Борис Ельцин проинформировал генерального секретаря ООН о том, что РСФСР продолжает членство СССР во всех органах ООН (в том числе в Совете Безопасности ООН[75]). Таким образом, Россия считается первоначальным членом ООН (с 24 октября 1945 года) наряду с Украиной (УССР) и Белоруссией (БССР).

25 декабря, с отставкой президента СССР Михаила Горбачёва, Борис Ельцин получил всю полноту президентской власти в России. Ему были переданы резиденция в Кремле и так называемый ядерный чемоданчик.

В апреле 1992 года VI съезд народных депутатов РСФСР трижды отказался ратифицировать Беловежское соглашение и исключить из текста российской Конституции упоминание о Конституции и законах СССР[76], что впоследствии стало одной из причин и в дальнейшем привело к разгону Съезда в октябре 1993 года[77][78][79]. Конституция СССР и законы СССР продолжали упоминаться в статьях 4 и 102 Конституции Российской Федерации — России (РСФСР) 1978 года[80] вплоть до 25 декабря 1993 года, когда вступила в силу принятая всенародным голосованием Конституция Российской Федерации, которая не содержала упоминания о Конституции и законах Союза ССР.

В сентябре 1992 года группа народных депутатов РСФСР во главе с Сергеем Бабуриным направила в Конституционный суд Российской Федерации ходатайство о проверке конституционности постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств»[81][82]. Это обращение так и не было рассмотрено[83].

В начале осени 1991 года стало понятно, что СССР не в состоянии платить по внешнему долгу. Начавшиеся переговоры с кредиторами привели к подписанию в конце октября меморандума «О взаимопонимании относительно долга иностранным кредиторам СССР и его правопреемников». Восемь из пятнадцати советских республик признали свою солидарную ответственность по этому долгу. Иностранные банки, со своей стороны, потребовали срочного перехода к рыночным реформам. Осенью 1991 года появилась на свет «экономическая программа» Егора Гайдара. Основные её положения президент Ельцин огласил 28 октября в программной речи на V съезде народных депутатов Российской Федерации. Она предполагала приватизацию, либерализацию цен, товарную интервенцию, конвертацию рубля. Провозглашая этот курс, Борис Ельцин заверил сограждан, что «хуже будет всем в течение примерно полугода». Затем последует «снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а осенью 1992 года — стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей»[38][84].

6 ноября было сформировано правительство РСФСР, которое Ельцин лично возглавлял до июня 1992 года[85]. Первым его заместителем был назначен Егор Гайдар. Новым председателем Госкомимущества России вместо отправленного в отставку М. Д. Малея, который ещё в 1991 году разработал программу приватизации, предполагавшую создание в России частного сектора при сохранении за государством командных высот в экономике, стал ленинградский экономист Анатолий Чубайс.

21 ноября, по результатам второго тура переговоров со странами «семёрки», посвящённых внешнему долгу, Советскому Союзу была предоставлена кратковременная отсрочка по его долговым обязательствам. 5 декабря был подписан «Договор о правопреемстве в отношении государственного долга и активов Союза ССР». Этим договором была определена сумма общей задолженности СССР — 93 млрд долларов — и доля каждой из 15 республик в погашении советского долга. Доля России составила 61,3 %, или около 57 млрд долларов. Семь республик (Азербайджан, Латвия, Литва, Молдова, Туркменистан, Узбекистан и Эстония) подписать этот договор отказались. Основным условием предоставления ещё одной отсрочки по долговым обязательствам стало «сотрудничество с Международным валютным фондом» (МВФ) в осуществлении «рыночных реформ». Как утверждал Руслан Хасбулатов, «программа реформ в России как целостный документ» не существовала, а в основе тех преобразований, которые были начаты в январе 1992 года и получили название «шоковой терапии», лежали «жёсткие рекомендации и требования Международного валютного фонда»[38].

Отправной точкой «шоковой терапии» считается либерализация цен. Цены намечалось отпустить уже с 1 декабря 1991 года[86], но под давлением других союзных республик, имевших общую рублёвую зону с Россией, это было отложено до 16 декабря, а затем перенесено на начало января 1992 года[84][86][87].

3 декабря был подписан указ «О мерах по либерализации цен», а 19 декабря вышло соответствующее постановление правительства РСФСР, вступившие в силу 2 января 1992 года[88][89]. Уже в первые месяцы года рынок стал наполняться потребительскими товарами[90], но монетарная политика эмиссии денег (в том числе и в бывших союзных республиках) привела к гиперинфляции, резкому снижению реальных зарплат и пенсий, обесцениванию банковских накоплений, резкому падению уровня жизни[91]. Остановить гиперинфляцию удалось только в 1993 году.

Одним из первых серьёзных экономических решений, принятых Ельциным, стал указ о свободе торговли, подписанный 29 января 1992 года. Этот документ фактически легализовал предпринимательство и привёл к тому, что множество людей занялось мелкой уличной торговлей, чтобы выжить в тяжёлых экономических условиях, вызванных рыночными реформами.

Другими указами Ельцина были инициированы ваучерная приватизация и залоговые аукционы, приведшие к сосредоточению бо́льшей части бывшей государственной собственности в руках немногих людей (т. н. «олигархов»). Помимо гиперинфляции страна столкнулась с такими проблемами, как спад производства и неплатежи. Так, широкие масштабы приняли невыплаты заработной платы, а также пенсий и других социальных пособий. Страна находилась в глубоком экономическом кризисе.

К экономическим проблемам начала 1990-х добавился политический кризис. В некоторых регионах России после распада СССР усилились сепаратистские настроения. 8 — 9 июня 1991 года выделением из Чечено-Ингушской АССР была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия, которая в следующем месяце провозгласила независимость[92][93].

В принятой Верховным Советом Татарской АССР ещё 30 августа 1990 года Декларации о государственном суверенитете, в отличие от почти всех других автономных российских республик (кроме Чечено-Ингушетии), не было напрямую указано, что республика входит в состав РСФСР и СССР.

26 декабря 1991, в связи с беловежским соглашением о прекращении существования СССР и об образовании СНГ, была принята Декларация о вхождении Татарстана в СНГ на правах учредителя[94].

В феврале 1992 года татарскими властями было объявлено о проведении 21 марта этого же года референдума, на котором ставился вопрос о том, что Татарстан суверенное государство и субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров.

13 марта 1992 года Конституционный Суд РСФСР признал не соответствующим Конституции РСФСР ряд положений Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года, ограничивающие действие законов РСФСР на территории Татарстана, а также постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года «О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан» в части формулировки вопроса, предусматривающей, что Республика Татарстан является субъектом международного права и строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров[95]. Однако, референдум состоялся и на его вопрос положительно ответили 61,4 % проголосовавших[96].

В феврале 1992 года депутаты Верховного Совета Карелии, имевшей опыт существования в составе СССР как союзная Карело-Финская ССР, попытались поставить в повестку дня очередной сессии вопрос о возможности выхода Республики Карелия из состава России[97] В дальнейшем в Карелии неоднократно принимались законы, изменявшие действие ряда положений федеральных законов на территории республики[98].

Борису Ельцину удалось убедить глав регионов подписать обновлённый Федеративный договор — 31 марта 1992 года он был подписан президентом и главами регионов (кроме Татарстана и Чечни), а 10 апреля включён в Конституцию РСФСР.

6 апреля 1992 года открылся VI Съезд народных депутатов России, который Егор Гайдар назвал «первой фронтальной атакой на реформы»[87]. Предпринятое с начала года сокращение государственных расходов привело к формированию оппозиции реформам в лице промышленного и аграрного лобби, имевшего широкое влияние в Верховном Совете и на Съезде[99][100][101]. 11 апреля Съезд принял постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», в котором указал на целый ряд проблем в экономике и предложил президенту России внести существенные коррективы в тактику и методы осуществления экономической реформы[102].

В ответ правительство во главе с Егором Гайдаром передало президенту заявление об отставке и огласило его в пресс-центре Съезда. В заявлении, в частности, говорилось[103]:

Совокупность требований, заявленных Съездом, обрекает страну на гиперинфляцию, означает приостановку процесса приватизации и свёртывание аграрной реформы. Предложения снизить налоги и одновременно увеличить социальные и другие выплаты невыполнимы и могут привести лишь к развалу финансовой системы. <…> Неизбежным результатом осуществления решений Съезда будет катастрофическое падение уровня жизни, голод, социальные потрясения и хаос.<…> Мы не считаем себя вправе идти по пути безответственного популизма, когда под предлогом защиты населения происходит его ограбление в результате ускорения инфляции.

15 апреля Съезд пошёл на уступки[101] и принял Декларацию «О поддержке экономической реформы в Российской Федерации», в которой поддержал действия правительства, направленные на принципиальные преобразования экономики, а постановление от 11 апреля предложил выполнять «с учётом реально складывающихся экономических и социальных условий».[104]

Однако президент и правительство тоже были вынуждены пойти на компромиссы[105]. Выполняя договорённости, достигнутые на Съезде, Борис Ельцин ввёл в правительство представителей «красных директоров» — Владимира Шумейко, Георгия Хижу, без ведома Гайдара вице-премьером по топливно-энергетическому комплексу был назначен глава Газпрома Виктор Черномырдин[101][105].

Если первая попытка финансовой стабилизации, основанная на сокращении государственных расходов и введении новых налогов, в апреле-мае привела к снижению инфляции[106][107][108], то под давлением Верховного Совета и директоров предприятий правительство было вынуждено смягчить жёсткую денежную политику[106][109][110][111]. Как пишет Андрей Нечаев, [112]. Правительство подняло зарплаты бастующим шахтёрам, по настоянию Верховного Совета было выделено 600 млрд рублей льготных кредитов на развязку кризиса неплатежей[113]. В июле сменилось руководство Центрального банка. Новый руководитель ЦБ Виктор Геращенко не поддерживал курс на сокращение расходов, продвигаемый Гайдаром, проводил взаимозачёты долгов предприятий, на основе разовой кредитной эмиссии около 1 трлн рублей[109][114][115][116]. Это давало временный эффект и приводило к увеличению инфляции. Осенью проблема неплатежей возникла снова[113][115]. По мнению Евгения Ясина, «с приходом Геращенко в Центробанк первая попытка финансовой стабилизации была окончательно сорвана»[106]. Летом на увеличении расходов также сказался сезонный фактор[117]: выделялись кредиты для обеспечения Северного завоза, Верховный Совет одобрил решение о масштабных кредитах сельхозпроизводителям под уборку урожая[118]. Ускорился рост денежной массы и инфляции (с 8,6 % в августе до 22,9 % в октябре)[107]. С осени правительство было вынуждено вновь резко сокращать расходы, чтобы не допустить гиперинфляцию. Дефицит бюджета снизился с 10,8 % ВВП в августе до 4,4 % ВВП в октябре[111].

«к маю 1992 года мы столкнулись с тем, что навязанные нам финансовые обязательства лишь на треть могли быть покрыты за счёт реальных источников доходов бюджета»

10 декабря 1992 года, на следующий день после того, как Съезд народных депутатов не утвердил кандидатуру Егора Гайдара на пост председателя Совета министров, Ельцин выступил с резкой критикой работы Съезда и попытался сорвать его работу, призвав своих сторонников покинуть заседание. Начался политический кризис. После переговоров Ельцина, Руслана Хасбулатова и Валерия Зорькина и многоступенчатого голосования, Съезд народных депутатов 12 декабря принял постановление о стабилизации конституционного строя[119], а председателем правительства был назначен Виктор Черномырдин.

После восьмого Съезда народных депутатов, на котором было отменено постановление о стабилизации конституционного строя и приняты решения, подрывающие самостоятельность правительства и Центрального банка, 20 марта 1993 года Ельцин, выступив по телевидению с обращением к народу, объявил о том, что подписал указ о введении «особого режима управления»[119]. На следующий день Верховный Совет обратился в Конституционный Суд, назвав обращение Ельцина «покушением на конституционные основы российской государственности»[119]. Конституционный Суд Российской Федерации, ещё не имея подписанного указа, признал действия Ельцина, связанные с телеобращением, неконституционными, и усмотрел основания для отрешения его от должности. Верховный Совет созвал IX (Чрезвычайный) Съезд народных депутатов. Однако, как выяснилось через несколько дней, на самом деле был подписан другой указ, не содержащий грубых нарушений Конституции. 28 марта Съезд предпринял попытку отстранить Ельцина от должности президента. Выступая на митинге на Васильевском спуске в Москве, Ельцин поклялся не выполнять решение Съезда, если оно всё же будет принято. Однако, за импичмент проголосовали только 617 депутатов из 1033, при необходимых 689 голосах.

На следующий день после провала попытки импичмента Съезд народных депутатов назначил на 25 апреля всероссийский референдум по четырём вопросам — о доверии президенту Ельцину, об одобрении его социально-экономической политики, о досрочных выборах президента и о досрочных выборах народных депутатов. Борис Ельцин призвал своих сторонников голосовать «все четыре да», сами же сторонники склонялись к голосованию «да-да-нет-да». По результатам референдума о доверии получил 58,7 % голосов избирателей, при этом 53,0 % проголосовали за экономические реформы. По вопросам о досрочных выборах президента и народных депутатов «за» проголосовали соответственно 49,5 % и 67,2 % принявших участие в голосовании, однако, юридически значимых решений по этим вопросам принято не было (так как, по действовавшим законам, для этого «за» должны были высказаться больше половины от всех имеющих право голоса. В референдуме приняли участие 64,05 % избирателей[120][121][122]). Противоречивые результаты референдума были истолкованы Ельциным и его окружением в свою пользу.

После референдума Ельцин сосредоточил усилия на разработке и принятии новой Конституции. 30 апреля в газете «Известия» был опубликован президентский проект Конституции, 18 мая было объявлено о начале работы Конституционного Совещания, а 5 июня Конституционное Совещание впервые собралось на заседание в Москве. После референдума Ельцин практически прекратил все деловые контакты с руководством Верховного Совета, хотя некоторое время продолжал подписывать некоторые принимаемые им законы, а также утратил доверие к вице-президенту Александру Руцкому и освободил его от всех поручений, а 1 сентября — временно отстранил от должности по подозрению в коррупции, которое через 3 месяца не подтвердилось[123].

Вечером 21 сентября 1993 года Борис Ельцин в телеобращении к народу объявил о том, что он подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», предписывающий прекратить деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета, и назначить на 11—12 декабря выборы в новый создаваемый представительный орган власти, Федеральное собрание Российской Федерации[124]. Конституционный Суд, собравшийся в ночь с 21 на 22 сентября, нашёл в указе нарушение ряда статей действовавшей в то время Конституции, и установил наличие оснований для отрешения президента от должности[125]. Верховный Совет, на основании статей 121. 6 и 121. 11 Конституции (Основного Закона) Российской Федерации — России (РСФСР), принял постановления о прекращении полномочий президента Ельцина с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года после подписания указа № 1400[126], и о переходе их к вице-президенту Александру Руцкому[127]. Однако, Борис Ельцин де-факто продолжал осуществлять полномочия президента России.

С 22 сентября по распоряжению Ельцина здание Верховного Совета было блокировано милицией и отключено от воды и электроэнергии. Таким образом депутаты оказались на осадном положении[128].

Верховный Совет объявил о созыве 22 сентября X (Чрезвычайного) Съезда народных депутатов. По утверждению спикера Верховного совета Руслана Хасбулатова те органы исполнительной власти, что подчинились Ельцину, задерживали депутатов из регионов и препятствовали их прибытию другими способами[129]. Реально Съезд смог открыться только вечером 23 сентября. Сторонники Ельцина утверждают, что кворума, для которого требовалось 689 депутатов, на Съезде достигнуто не было. По утверждению руководства ВС, присутствовало 639 депутатов, президентская сторона говорила только о 493[130]. Тогда было принято решение лишить депутатского статуса тех, кто не явился в Белый дом, после чего объявили о достижении кворума[130]. По другим данным на съезд прибыло 689 человек[131]. Съезд утвердил постановление парламента о прекращении полномочий президента Ельцина.

24 сентября на заседании X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов было принято постановление № 5807-1 «О политическом положении в Российской Федерации». В нём действия бывшего президента Ельцина оценивались как государственный переворот, все правовые акты, подписанные им с 20:00 21 сентября признавались незаконными, а самому отрешённому от должности президенту было предложено «не усугублять свою вину перед народом и законом и добровольно прекратить свои антиконституционные действия»[132].

Съезд народных депутатов по предложению регионов[133] и председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, принял постановление «О досрочных выборах народных депутатов Российской Федерации и Президента Российской Федерации», в котором постановил, в частности, провести указанные выборы не позднее марта 1994 года при условии нормальной конституционной деятельности органов представительной, исполнительной и судебной власти, а также обеспечения плюрализма мнений в средствах массовой информации. Верховному Совету было поручено в месячный срок подготовить соответствующие нормативные акты, обеспечивающие проведение одновременных досрочных выборов[134]. Также парламент должен был сам назначить дату проведения выборов[133].

27 сентября в интервью телекомпании «Останкино» Ельцин заявил, что против одновременных досрочных выборов президента и народных депутатов и ни на какие компромиссы ни с какими органами власти не пойдёт[135][136].

Противостояние между Ельциным, верными ему силами охраны порядка и сторонниками Верховного Совета переросло в вооружённые столкновения. 3 октября Ельцин объявил о введении чрезвычайного положения. Сторонники Верховного Совета взяли штурмом одно из зданий мэрии Москвы на Краснопресненской набережной (бывшее здание СЭВа), откуда сотрудники МВД вели огонь по демонстрантам, подошедшим к зданию парламента[137][138]. Затем сторонники Верховного Совета во главе с Альбертом Макашовым отправились к телецентру Останкино с целью предоставления им эфира. По невыясненным до конца причинам, бойцы проправительственного отряда «Витязь», находившиеся в здании телецентра, открыли огонь по сторонникам парламента. Ельцин, по предложению заместителя начальника службы безопасности президента Российской Федерации Геннадия Захарова, отдал приказ о штурме здания Верховного Совета с применением танков[137][139][140]. Ранним утром 4 октября в Москву были введены войска, затем последовал обстрел Дома Советов танками, а после 17 часов — капитуляция его защитников. В ходе этих событий с обеих сторон, по данным следствия[141], погибло 123 человека, 384 получили ранения[141], среди погибших нет ни одного народного депутата России[142]. Двое из депутатов (Юрий Ельшин и Вячеслав Федотов), оказывавшие помощь раненым, получили лёгкие ранения[143][144]. Некоторые народные депутаты и сотрудники аппарата Верховного Совета после выхода из горящего здания парламента были избиты сотрудниками милиции[137].

6 октября 1993 года программа «Вести» телеканала РТР сообщила о выносе из Белого дома 36 трупов[145].

7 октября, через 3 дня после штурма Дома Советов, в МВД состоялась пресс-конференция командующего внутренними войсками Анатолия Куликова и освобождённого от должности Руцким, но продолжившего занимать пост министра внутренних дел Виктора Ерина. В ходе этой пресс-конференции журналистам сообщили, что из здания Верховного Совета было вывезено 49 трупов[146]. Утром того же дня следственная группа Генеральной прокуратуры была допущена в Дом Советов[137]. Однако, следователи не обнаружили там трупов и поэтому в материалах следствия ничего не говорится о погибших в здании парламента[143][147]. Комиссия Госдумы не исключила вывоза трупов из здания Верховного Совета[143]. Информацию о том, что были погибшие внутри Дома Советов, подтверждает письмо министра здравоохранения Российской Федерации Эдуарда Нечаева на имя Виктора Черномырдина № 01-1/3016-3 от 6 октября 1993 года, в котором говорится, что «в настоящее время проводятся работы по извлечению и опознанию погибших из Дома Советов», а также признание коменданта захваченного здания парламента генерал-лейтенанта Аркадия Баскаева, о том, что в период с 18 часов 4 октября 1993 года «20-25 раненных и убитых было вывезено бригадами „скорой помощи“ из здания»[143][147].

После роспуска Съезда и парламента Ельцин на некоторое время сосредоточил в своих руках всю полноту власти и принимает ряд решений: об отставке Руцкого с поста вице-президента[148](согласно статье 121. 10 действовавшей Конституции, вице-президент мог быть отрешён от должности только Съездом народных депутатов на основании заключения Конституционного суда[149]), о приостановлении деятельности Конституционного суда[150], о прекращении деятельности Советов всех уровней[151][152] и изменении системы местного самоуправления, о назначении выборов в Совет Федерации и всенародного голосования, а также своими указами отменяет и изменяет ряд положений действующих законов[153].

В связи с этим, некоторые известные юристы (включая председателя КС, доктора юридических наук проф. Валерия Зорькина), государственные деятели, политологи, политики, журналисты (в первую очередь — из числа политических противников Ельцина) отмечали, что в стране установлена диктатура. Вот что пишет, например, бывший председатель Верховного Совета и активный участник событий (из числа противников Ельцина) Руслан Хасбулатов[129]:

Грубо поправ действующую Конституцию, Президент и его окружение объявили о прекращении деятельности предусмотренных Основным Законом России высших представительных органов власти — Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Тем самым в стране установлена диктатура.

В феврале 1994 года участники событий выпущены согласно постановлению Государственной Думы об амнистии (все они, кроме Руцкого[154], согласились на амнистию, хотя и не были осуждены). Среди инициаторов амнистии был и соратник Ельцина Сергей Шахрай[155]. Ельцин требовал не допустить проведения амнистии[156][157]. В докладе комиссии Госдумы по дополнительному изучению и анализу событий 21 сентября — 5 октября 1993 года, со ссылкой на бывшего члена президентского совета, назначенного 5 октября Ельциным на должность Генерального прокурора Алексея Казанника, утверждается, что Ельцин и его окружение предлагали Казаннику судить Руцкого, Хасбулатова и других лиц, выступивших против разгона Съезда и Верховного Совета, по ст. 102 УК РСФСР (Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), которая предусматривала смертную казнь[143]. Казанник в ответ сказал Ельцину, что нет юридических оснований для применения данной статьи[143]. Данный факт подтверждает в своих воспоминаниях Руцкой[154].

По утверждению одного из защитников Белого дома, народного депутата России Ильи Константинова: «Негласный приказ Ельцина о ликвидации лидеров оппозиции существовал, и это не миф. Ельцин хотел, но не мог добить оппозицию, потому что исполнители не хотели брать на себя лишнюю кровь. Коржаков пишет о том же, что не хотел никого убивать. Если бы у Бориса Николаевича была возможность, зная его норов, можно предположить, что он со многими расправился бы. Ещё 4 октября было отдано устное распоряжение ликвидировать с десяток человек, в том числе и меня.»[77]

16 ноября 1993 года Борис Ельцин в интервью кинорежиссёру Эльдару Рязанову заявил, что Верховным Советом было принято специальное постановление о расстреле членов его семьи. В ответ на это заявление, члены разогнанного парламента Сергей Бабурин и Иван Федосеев подали иск к Ельцину и телекомпании «Останкино» о защите чести и достоинства[158].

В сентябре 1995 года уголовное дело № 18/123669-93 по событиям 3-4 октября 1993 года было прекращено. По мнению бывшего руководителя следственной группы Леонида Прошкина, амнистия, закрывшая данное уголовное дело, устраивала всех потому, что вопреки воле руководства, следователи Генеральной прокуратуры расследовали действия не только сторонников Верховного Совета, но и войск, выступавших на стороне Ельцина, которые во многом повинны в сложившейся ситуации и в тяжких последствиях происшедшего[159]. Также Прошкин заявил, что администрация Ельцина оказывала давление на Генпрокуратуру, от следователей прятали улики[160].

С юридической точки зрения события октября 1993 года противоречили действовавшей на тот момент Конституции[161][162][163]. До этих событий между президентом и Верховным Советом возникли серьёзные разногласия. Ещё в марте 1993 года Ельцин планировал ввести так называемый ОПУС (особый порядок управления страной) в том случае, если депутаты выскажут недоверие президенту. Однако этого не понадобилось.

12 декабря 1993 года состоялись выборы в Совет Федерации и в Государственную Думу, а также всенародный референдум о принятии проекта новой Конституции. 20 декабря ЦИК России объявил результаты референдума: «за» проголосовало 32,9 млн избирателей (58,4 % активных избирателей), против — 23,4 млн (41,6 % активных избирателей). Конституция была принята, так как в соответствии с действующим при проведении референдума указом президента Ельцина от 15 октября 1993 № 1633 «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации» для вступления в силу новой Конституции необходимо абсолютное большинство голосов. Впоследствии были попытки оспорить результаты этого голосования в Конституционном Суде Российской Федерации, однако Суд отказал в рассмотрении дела.

Новая Конституция Российской Федерации предоставила президенту значительные полномочия, в то время как полномочия Парламента были значительно сокращены. Конституция после опубликования 25 декабря в «Российской газете» вступила в силу. 11 января 1994 года начали работу обе палаты Федерального Собрания, конституционный кризис закончился.

В начале 1994 года Ельцин инициировал подписание договора об общественном согласии и договора о разграничении полномочий с Татарстаном, а затем — и с другими субъектами Федерации.

После падения КПСС и распада СССР, в начальный период (1991—1993 гг.) президентства Б. Н. Ельцина, уровень свободы на СМИ оставался на уровне 1990—1991 г.[164]

Известная в 1994—2002 годах телевизионная программа «Куклы» специализировалась на сатире на известных политиков и государственных чиновников, включая самого Ельцина.

10 июля 1992 года радиостанция «Маяк» сообщила, что руководство ВГТРК запретило показ передачи «Момент истины» Андрея Караулова с арестованным вице-президентом распавшегося СССР Геннадием Янаевым по той причине, что «исповедь бывшего вице-президента не заинтересует телезрителей». В часовом интервью, снятом в мае 1992 г., Янаев рассказал о событиях 19 августа 1991 г. Например, что документы ГКЧП разрабатывались по поручению Михаила Горбачёва: в апреле 1991 г. президент СССР дал команду КГБ, МВД и армии подготовить документы на случай введения чрезвычайного положения, которые затем легли в основу программы действий ГКЧП, и что его сердце «не может успокоиться, что погибли трое ребят». Андрей Караулов сказал корреспонденту газеты «Коммерсант», что Олег Попцов пошёл на запрет, поскольку «не хочет портить отношения с правыми», и припомнил трудности с эфиром для своих передач, где фигурировали журналист Александр Невзоров и бывший председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков. Также и Горбачёв по решению руководства ВГТРК выпал из списка будущих собеседников Караулова. По мнению председателя ВГТРК Олега Попцова, несколько бесед Караулов «провёл очень недурно», но передача с Янаевым «слабая, ответы узника банальны, а сам автор повторяется в вопросах». Поэтому необходимо «больше заниматься режиссурой, искать новые ходы и пахать». Вместе с тем Попцов косвенно подтвердил корреспонденту «Коммерсанта», что вопрос о эфире передачи зависит не только от её художественных достоинств: «После всплеска активности коммунистов на Конституционном суде и неожиданного заявления на Верховном Совете России об освобождении всех участников ГКЧП демократам не стоит выкладывать карты в руки правым такими передачами»[165].

В марте 1993 года программа «600 секунд» не вышла в эфир, вместо традиционного антипрезидентского сюжета был продемонстрирован репортаж о митинге в поддержку Ельцина на Дворцовой площади. Программа не вышла по приказу директора Федеральной телевизионной службы (ФТС) Бэллы Курковой. Сотрудники программ сообщили, что за час до эфира аппаратная и эфирная студии были блокированы милицией. Редакция программ сделала заявление в адрес Ельцина, где говорилось, что «это полностью дискредитирует ваши указы, в частности, указ о свободах для средств массовой информации». Действия Федеральной телевизионной службы были названы «грубым подлогом», а её руководство — «холопами, трусами и подлецами», «такими же, как их президент»[166]. Председатель комитета Верховного Совета по средствам массовой информации Владимир Лисин назвал приостановление программы введением политической цензуры[167]. После осенью 1993 года программа была закрыта властями.

C 25 сентября 1993 года были сняты с эфира или подверглись цензурным ограничениям программы «Человек недели» с участием вице-президента России Александра Руцкого, «Красный квадрат» с участием председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, «Времечко», куда в прямом эфире пытался дозвониться народный депутат РСФСР Олег Румянцев, а также другие передачи, где звучала критика в адрес Ельцина. Как писал «Коммерсантъ», в нарушение Закона о средствах массовой информации был приостановлен выпуск «Российской газеты» и других изданий, учреждённых Верховным советом. Бывший пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов отметил: «Этому режиму не нужна свободная пресса»[168].

Рассказывая о событиях сентября-октября 1993 года, журналисты американской телекомпании CBS отмечали, что Борис Ельцин контролировал российское ТВ и в результате граждане России не получали полной информации о происходящих событий. Многие кадры, показанные на Западе, не были показаны в России, а народные депутаты России (включая и членов российского парламента — Верховного Совета) не имели возможности выступать по телевидению[169].

В период были закрыты как минимум десять газет в Москве, и на два дня была введена предварительная цензура других изданий, которые обязали перед публикацией представлять свои материалы на проверку в правительство[170].

К середине 1996 г. оппозиция практически утратила доступ к телевидению[171].

Как вспоминает бывший начальник службы безопасности Бориса Ельцина Александр Коржаков, когда в декабре 1994 года Ельцину не понравилось как НТВ показывало войну в Чечне, тот приказал ему разобраться с владельцем телекомпании Владимиром Гусинским[172][173]. После этого в офис к Гусинскому (бывшее здание СЭВа напротив Белого дома) нагрянули сотрудники Главного управления охраны РФ из спецподразделения по охране президента и Гусинскому пришлось на полгода уехать в Лондон[174][175]. Факт давления на телекомпанию со стороны ельцинского Кремля подтверждает сам Гусинский[176], а также бывший генеральный директор НТВ Игорь Малашенко[175].

Публицист Константин Крылов в 2007 году заявил: [177][неавторитетный источник?].

«При Ельцине цензура и пропаганда действовали не хуже, а куда лучше нынешних. Просто они были временно переданы в частные руки»

Wall Street Journal и Washington Post писали, что период президентства Ельцина был эпохой свободы слова и характеризовался отсутствием цензуры[178]. Того же мнения придерживается ряд либеральных российских политиков. Например, Борис Немцов сказал: «Ельцин дал нам с вами свободу, и мы должны быть ему за это благодарны, он ненавидел цензуру, и в стране была свобода слова»[179]. Олег Наумов писал, что «выбирая между цензурой и свободой слова, Ельцин безоговорочно был за свободу слова»[180] Однако есть либералы придерживающиеся другой точки зрения. Так, Григорий Явлинский в 1999 году писал: «при Ельцине о свободе прессы можно говорить весьма условно: закабаление СМИ финансовыми группировками — явление ельцинского периода»[181].

Весной 1991 года, будучи Председателем Верховного Совета РСФСР и кандидатом в президенты России, Ельцин в рамках приуроченной к выборам деловой поездки по России посетил Чечено-Ингушетию. Он в общих чертах выразил поддержку суверенитету республики, повторив свой известный тезис: «Берите столько суверенитета, сколько сможете понести»[182]. В отдельных автономиях это восприняли как призыв к действию. В июле 1991 года мятежный генерал Джохар Дудаев провозгласил независимую Чеченскую Республику (Нохчи-Чо)[92].

В сентябре 1991 года люди Дудаева разогнали в Грозном Верховный Совет Чечено-Ингушетии, председателем которого был сторонник ГКЧП[источник не указан 843 дня] Доку Завгаев[92]. Председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов после этого отправил им телеграмму «С удовольствием узнал об отставке ВС республики»[183]. Некоторое время Ельцин закрывал глаза на происходящее в кавказском регионе. В результате, после распада СССР, начался расцвет сепаратистских настроений в некоторых автономных республиках внутри России[184].

Даже после того, как Дудаев прекратил платить налоги в общий бюджет[185] и запретил сотрудникам российских спецслужб въезд в республику, федеральный центр официально продолжал перечислять Дудаеву деньги. В 1993 году на Калининградскую область было выделено 140 млн рублей, на Чечню 10,5 млрд рублей.

Российская нефть продолжала поступать в Чечню до 1994 года. Дудаев за неё не платил, а перепродавал за рубеж. Также Дудаеву досталось много оружия: 2 пусковые ракетные установки сухопутных войск, 42 танка, 34 БМП, 14 БТР, 14 легкобронированных тягача, 260 самолётов, 57 тысяч единиц стрелковой техники и много другого оружия.[источник не указан 3243 дня]

Так, представитель партии «Яблоко» в 1999 году обвинила Ельцина в том, что в Чеченской республике имеются многочисленные случаи похищения людей: «Он, Президент Ельцин, виновен в том, что в год, когда все мировое сообщество отмечало 50-летие Декларации прав человека и он, Президент Ельцин, объявил в России год защиты прав человека, в России на рубеже третьего тысячелетия возрождена работорговля, возрождено крепостное право. Я имею в виду тех 500 наших ребят, которые пленены и каждый день это количество пленённых, к сожалению, не уменьшается, а возрастает… Это он, Президент Ельцин, виноват в том, что одной из моих избирательниц в День праздника международной солидарности трудящихся позвонили из Чечни, из Грозного, и предложили выкупить своего сына за 30 тысяч долларов, либо обменять на одного из пленённых чеченцев в российских тюрьмах, осуждённых чеченцев»[186].

Москва негласно поддерживала антидудаевскую оппозицию, но не вмешивалась в гражданскую войну, начавшуюся в автономии. В конце ноября 1994 года вооружённая оппозиция предприняла очередную попытку штурма Грозного, которая потерпела провал, несмотря на поддержку ельцинских спецслужб[92]. После этого Ельцин принял решение: в Чечню будут введены федеральные войска. Последующие события в Кремле назвали «восстановлением конституционного порядка в Чеченской Республике»[45].

30 ноября 1994 года Б. Н. Ельцин принял решение о вводе войск в Чечню, подписав секретный указ № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики»[92]. Началась первая чеченская война.

11 декабря 1994 года на основании указа Ельцина «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта» начался ввод войск в Чечню[92]. Многие непродуманные действия привели к большим жертвам как среди военного, так и среди гражданского населения: десятки тысяч человек погибли и сотни тысяч были ранены. Часто происходило так, что во время военной операции или незадолго до неё из Москвы приходил приказ об отбое. Это давало возможность чеченским боевикам перегруппировать свои силы. Первый штурм Грозного был непродуманным и привёл к большим жертвам: погибло и пропало без вести свыше 1500 человек, в плен попало 100 российских военнослужащих.

В июне 1995 года, во время захвата отрядом боевиков под руководством Ш. Басаева больницы и родильного дома в Будённовске, Ельцин находился в Канаде, и решил не прекращать поездку, предоставив возможность Черномырдину урегулировать ситуацию и вести переговоры с боевиками, вернулся только после завершения всех событий, уволил руководителей ряда силовых ведомств и губернатора Ставропольского края. В 1995 году в Конституционном Суде РФ законность указов № 2137 и № 1833 («Об основных положениях военной доктрины Российской Федерации» в части, касающейся использования Вооружённых Сил РФ при разрешении внутренних конфликтов) была оспорена группой депутатов Государственной Думы и Совета Федерации. По мнению Совета Федерации, оспариваемые им акты составили единую систему и привели к неправомерному применению Вооружённых Сил РФ, поскольку их использование на территории Российской Федерации, а также иные предписанные в этих актах меры юридически возможны лишь в рамках чрезвычайного или военного положения. В запросе подчёркивается, что результатом этих мер явились незаконные ограничения и массовые нарушения конституционных прав и свобод граждан. По мнению группы депутатов Государственной Думы использование оспоренных ими актов на территории ЧР, повлёкшее значительные жертвы среди гражданского населения, противоречит Конституции РФ и международным обязательствам, принятым на себя Российской Федерацией. Конституционный Суд прекратил производство по делу о соответствии указа № 2137 Конституции Российской Федерации без рассмотрения по существу, поскольку этот документ был признан утратившим силу 11 декабря 1994 года[187].

В августе 1996 года чеченские боевики выбили федеральные войска из Грозного. После этого были подписаны Хасавюртовские соглашения, которые многими рассматриваются как предательские.

По утверждению бывшего главы администрации президента Сергея Филатова, изначально Ельцин не планировал участвовать в президентских выборах 1996 года, но из-за победы КПРФ на выборах в Госдуму 1995 года изменил своё решение: «В августе 1995 года у нас с президентом состоялся серьёзный разговор на эту тему. Он тогда сказал мне, что не хочет идти на второй срок, что устал и очень соскучился по семье. Я ему возразил: „Борис Николаевич, но вы же понимаете, что если не вы, то будет Зюганов“. <…>Как известно, на парламентских выборах 1995 года коммунисты одержали победу. Ельцин вызвал меня к себе 4 января 1996 года и заявил: „Выборы в Госдуму мы просрали. Там теперь засилье коммунистов. Я не хотел идти на президентские выборы, но теперь иначе никак“.»[188].

К началу 1996 года Ельцин из-за неудач и ошибок экономической реформы и войны в Чечне потерял былую популярность, и его рейтинг сильно упал (до 3 %[189]); тем не менее, он решил баллотироваться на второй срок, о чём объявил 15 февраля в Екатеринбурге (хотя ранее неоднократно заверял, что на второй срок баллотироваться не будет[190]). Главным оппонентом Ельцина считался лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который выступал за изменение конституционного строя, пересмотр экономической политики, резко критиковал курс Ельцина и имел достаточно высокий рейтинг.

В марте 1996 года, после принятия Госдумой постановления о признании недействительным беловежского соглашения в части прекращения существования СССР, Ельцин поручил подготовить указы о роспуске Думы, о переносе выборов президента и о запрете КПРФ. Однако, Анатолий Чубайс убедил Ельцина отказаться от реализации этих планов[191]

Во время избирательной кампании Ельцин активизировался, стал ездить по стране с выступлениями, посетил многие регионы, включая Чечню. Избирательный штаб Ельцина развернул активную агитационно-рекламную кампанию под лозунгом «Голосуй или проиграешь», после чего разрыв в рейтинге между Зюгановым и Ельциным стал стремительно сокращаться. Незадолго до выборов был принят ряд популистских законодательных актов (например, указ Ельцина об отмене с 2000 года призыва в Вооружённые силы Российской Федерации[192][193]; вскоре этот указ был Ельциным изменён таким образом, что из него исчезли упоминания о переходе на контрактную основу, и о сроках перехода[194][195]). 28 мая Ельцин и Виктор Черномырдин провели переговоры с чеченской делегацией во главе с Зелимханом Яндарбиевым и подписали соглашение о прекращении огня. Избирательная кампания привела к поляризации общества, разделению его на сторонников советского строя и сторонников существующего строя. 9 июня Ельцин заявил о том, что у него есть на примете наследники на 2000 год, которые «бурно растут»[196].

Ряд журналистов, политологов и историков (в том числе, д. и. н. Вячеслав Никонов, бывший в то время заместителем председателя «Общероссийского движения поддержки Б. Н. Ельцина» и возглавлявший пресс-центр избирательного штаба Ельцина[197]) считают, что кампанию 1996 года нельзя назвать демократическими выборами, из-за широкого использования «административного ресурса» («по полной программе» — В. Никонов), многократного превышения избирательным штабом Ельцина установленного лимита на затраченные средства, фальсификаций, а также из-за того, что практически все СМИ, за исключением нескольких выходивших небольшими тиражами коммунистических газет, открыто поддерживали Ельцина.

По итогам первого тура голосования 16 июня 1996 года Ельцин набрал 35,28 % голосов избирателей и вышел во второй тур выборов, опередив Зюганова, который получил 32,03 %[198]. Александр Лебедь получил 14,52 %, а после первого тура Ельцин назначил его секретарём Совета безопасности и произвёл ряд кадровых перестановок в Правительстве и силовых структурах. Во втором туре 3 июля 1996 года Ельцин получил 53,82 % голосов, уверенно опередив Зюганова, который получил лишь 40,31 %[199].

По заявлению Сергея Бабурина, факт фальсификации итогов выборов признал президент РФ в 2008—2012 годах Дмитрий Медведев, который во время встречи с представителями незарегистрированных партий 20 февраля 2012 года якобы заявил: «Вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента 1996 года. Это не был Борис Николаевич Ельцин». В администрации президента заявили, что ничего подобного Медведев не говорил[200].

Между первым и вторым туром голосования Ельцин был госпитализирован с инфарктом, однако сумел скрыть этот факт от избирателей. Он не показывался на публике, однако по телевидению показали несколько снятых за несколько месяцев до этого, но не выходивших ранее в эфир видеозаписей встреч Ельцина, которые были призваны продемонстрировать его «высокий жизненный тонус»[197]. 3 июля Ельцин появился на избирательном участке санатория в Барвихе. От голосования по месту жительства на Осенней улице в Москве Ельцин отказался, опасаясь, что не выдержит долгого прохода по улице, лестнице и коридору этого участка[189].

После выборов Б. Н. Ельцин надолго выключился из управления страной из-за плохого состояния здоровья и некоторое время не появлялся перед избирателями.[источник не указан 3497 дней] Он появился на публике только на церемонии инаугурации 9 августа, которая прошла по сильно сокращённой процедуре из-за плохого состояния здоровья Ельцина.

На высшие государственные должности были назначены лица, возглавлявшие и финансировавшие предвыборную кампанию Ельцина: Анатолий Чубайс стал руководителем администрации президента РФ, Владимир Потанин — первым заместителем председателя правительства РФ, Борис Березовский — заместителем секретаря Совбеза РФ[201][202].

В августе 1996 года санкционировал Хасавюртовские соглашения, в октябре принял решение об освобождении А. И. Лебедя от всех должностей. 5 ноября 1996 года Ельцину была проведена операция аортокоронарного шунтирования сердца, во время которой обязанности президента исполнял В. С. Черномырдин. К работе Б. Н. Ельцин вернулся только в начале 1997 года.

C 1997 по 1999 годы проводилась военная реформа, начало которой было положено президентским указом № 722 «О переходе к комплектованию должностей рядового и сержантского состава ВС и других войск РФ на профессиональной основе».[203]

В 1997 году Б. Н. Ельцин подписал указ о деноминации рубля, провёл в Москве переговоры с А. А. Масхадовым и подписал соглашение о мире и основных принципах взаимоотношения с Чеченской Республикой. В марте 1998 года объявил об отставке Правительства Черномырдина и с третьей попытки, под угрозой роспуска Государственной Думы, провёл кандидатуру С. В. Кириенко. После экономического кризиса августа 1998 года, когда, через два дня после решительного заявления Ельцина по телевидению о том, что девальвации рубля не будет, рубль был девальвирован и обесценился в 4 раза, отправил в отставку Правительство Кириенко и предложил вернуть Черномырдина. 21 августа 1998 года на заседании Госдумы большинство депутатов (248 из 450) призвали Ельцина добровольно уйти в отставку, в его поддержку выступили лишь 32 депутата[204]. В сентябре 1998 года с согласия Государственной Думы Борис Ельцин назначил Е. М. Примакова на должность председателя правительства.

В мае 1999 года Государственная Дума безуспешно пыталась поставить вопрос об отрешении Ельцина от должности (пять обвинений, сформулированные инициаторами импичмента, в основном касались действий Ельцина во время первого срока). Перед голосованием по импичменту Ельцин отправил в отставку Правительство Примакова, затем с согласия Государственной Думы назначил С. В. Степашина Председателем Правительства, однако в августе отправил в отставку и его, представив на утверждение кандидатуру В. В. Путина, мало известного в то время, и объявил его своим преемником. После обострения ситуации в Чечне, нападения на Дагестан, взрывов жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске Б. Н. Ельцин по предложению В. В. Путина принял решение о проведении в Чечне серии контртеррористических операций. Популярность Путина возросла, и в конце 1999 года Ельцин принял решение об отставке, оставив Путина исполняющим обязанности главы государства.

Новогоднее обращение президента России Б. Н. Ельцина 31 декабря 1999 года

31 декабря 1999 в 12 часов дня по московскому времени (что было повторено по основным телеканалам за несколько минут до полуночи, перед новогодним телеобращением) Б. Н. Ельцин объявил об отставке с поста президента Российской Федерации[205][206]:

Дорогие друзья! Дорогие мои! Сегодня я в последний раз обращаюсь к вам с новогодним приветствием. Но это не все. Сегодня я в последний раз обращаюсь к вам как президент России.

Я принял решение. Долго и мучительно над ним размышлял. Сегодня, в последний день уходящего века, я ухожу в отставку.

Ельцин пояснил, что уходит «не по состоянию здоровья, а по совокупности всех проблем», и попросил прощения у граждан России.

Как видно из вышеприведённого текста обращения, Ельцин не произносил слов «Я устал, я ухожу»; тем не менее, эти слова часто приписываются ему[207]

«Дочитав последнюю фразу, он ещё несколько минут сидел неподвижно, и по лицу его лились слёзы», — вспоминает телеоператор А. Макаров[208].

Исполняющим обязанности президента был назначен Председатель Правительства В. В. Путин, который сразу же после заявления Б. Н. Ельцина о собственной отставке обратился с новогодним обращением к гражданам России. В. В. Путин в тот же день подписал указ, гарантирующий Ельцину защиту от судебного преследования, а также значительные материальные льготы ему и его семье[209]. Впоследствии указ был отменён в пользу принятия соответствующего Федерального Закона[210].

1998 год. Пикет в поддержку требований бастующих шахтёров и учёных, работников ВПК, медиков и учителей, лишившихся социальной поддержки. Участники пикета выразили недоверие президенту Ельцину, призывали к смене правительства. Лозунги на плакатах: «Власть — народу!», «Б. Ельцина — в отставку!»

В годы президентства Ельцин подвергался критике, в основном связанной с общими негативными тенденциями развития страны в 1990-е годы[источник не указан 2233 дня]: спадом в экономике, резким снижением уровня жизни, отказом государства от социальных обязательств, снижением численности населения и обострением социальных проблем. Большинство этих процессов было запущено ещё в конце 1980-х годов и было вызвано кризисом советской экономической системы. В то же время ряд исследователей отмечают, что при большей компетентности руководства страны даже в условиях неблагоприятной конъюнктуры (падение цен на нефть) можно было избежать столь масштабных экономических (ВВП России в 1990-98 гг. сократился на 40 %) и социальных потрясений[источник не указан 2233 дня].

В годы президентства Ельцина (особенно, во второй половине 1990-х) его часто обвиняли[кто?] в фактической передаче основных рычагов управления экономикой в руки группы влиятельных предпринимателей (т. н. олигархов) и коррумпированной верхушки госаппарата, а вся экономическая политика сводилась к лоббированию интересов той или иной группы лиц в зависимости от их текущего влияния[источник не указан 2233 дня].

К концу 1992 года резко увеличилась дифференциация жителей на богатых и бедных. За чертой бедности оказалось 44 % населения[источник не указан 2233 дня].

Вот как описывает события того времени американский политолог Збигнев Бжезинский[211]:

К 1996 году промышленное производство сократилось на 50 %[источник не указан 2233 дня], сельскохозяйственное — на треть[источник не указан 2233 дня]. Потери ВВП составили примерно 40 %[источник не указан 2233 дня].

Спад промышленного производства был неравномерным[источник не указан 2233 дня]. Относительно благополучная ситуация наблюдалась в топливно-энергетическом комплексе, чёрной металлургии. Иными словами, чем более сырьевой характер имела отрасль, тем меньший спад был в производстве продукции. Наиболее сильно пострадало машиностроение и высокотехнологичные отрасли. Объём продукции лёгкой промышленности сократился на 90 %[источник не указан 2233 дня].

Почти по всем показателям произошло сокращение в десятки[источник не указан 2233 дня], сотни[источник не указан 2233 дня] и даже тысячи раз[источник не указан 2233 дня]:

В структуре промышленности произошли значительные изменения, имеющие негативный характер[источник не указан 2233 дня]. Так, они выразились в значительном увеличении удельного веса добывающих отраслей и снижении доли машиностроения и лёгкой промышленности.

В структуре экспорта резко выросла доля сырья[источник не указан 2233 дня]: если в 1990 году она составляла 60 %, то в 1995 году увеличилась до 85 %. Экспорт высокотехнологичной продукции сократился в 7 раз[источник не указан 2233 дня].

Производство сельскохозяйственной продукции сократилось примерно на треть[источник не указан 2233 дня]. Если в 1990 году валовый сбор зерна составил 116 млн тонн, то в 1998 году был зафиксирован рекордно низкий урожай — менее 48 миллионов тонн. Поголовье крупного рогатого скота упало с 57 млн в 1990 году до 28 млн в 1999 году[источник не указан 2233 дня], овец — с 58 до 14 млн соответственно[источник не указан 2233 дня].

В результате приватизации, проведённой в 1992—1994 годах, значительная часть государственного имущества перешла в руки узкого круга людей, так как многие не понимали, что делать с ваучерами. По бросовым ценам продавались предприятия стратегического значения: например, завод ЗИЛ был продан за 250 млн долларов, в то время как его цена, по исследованиям экспертов, составляла не менее миллиарда долларов[источник не указан 2233 дня].

Резко возрос внешний долг России. В 1998 году он составил 146,4 % ВВП[212], что стало одной из причин дефолта. Дефолт привёл к обнищанию большей части населения, потере доверия населения к государству, падению уровня жизни. По оценкам экспертов дефолт наиболее сильно ударил по среднему классу.

В 1999 году думская комиссия по импичменту заявила, что Ельцин сознательно проводил политику, направленную на ухудшение уровня жизни граждан, обвинив президента в геноциде[213]:

Тяжёлые условия жизни народа России и значительное сокращение его численности явились следствием тех мер, которые были осуществлены в период с 1992 года под руководством и при активном участии президента Ельцина… Есть серьёзные основания считать, что сокращение численности населения также охватывалось намерением президента. Стремясь в конечном итоге добиться изменений в стране социально-экономического уклада и обеспечить с помощью нарождающегося класса частных собственников укрепления своей политической власти, президент Ельцин сознательно шёл на ухудшение жизненных условий российских граждан, с неизбежностью влекущее повышение смертности населения и сокращение его рождаемости…

При этом член комиссии депутат от КПРФ Виктор Илюхин заявил: «Ельцин осознанно не допускал хотя бы минимального улучшения материального состояния вымирающих народов России»[213].

Однако, руководитель центра демографии и экологии человека, Анатолий Вишневский охарактеризовал это утверждение как миф[214] указав на то, что в 90-е не произошло ничего особенного[214], что могло повлиять на демографию, а увеличение показателей смертности связано с тем, что её сравнивают с временами Горбачёва[214], когда она сильно снизилась в результате антиалкогольной кампании[214].

8 мая 1992 года была пересмотрена концепция конверсии. В новой редакции концепции 60 % оборонных предприятий переходили на самофинансирование. Конверсия стала идти очень быстрыми темпами, в результате чего государственный оборонный заказ уменьшился с 1991 по 1995 год в 5 раз.

В 1999 году депутат от фракции Яблоко А. Г. Арбатов заявил, что с 1992 года началось резкое сокращение финансирования расходов на оборону, которое не сопровождалось преобразованиями в армии в ВПК. По словам Арбатова, до 1997 года военная реформа была «профанацией», а после дефолта 1998 года, «в реальном исчислении за период 1998—1999 годов военный бюджет сократился втрое». Арбатов сказал, что вина в этом лежит на Ельцине: «ни в какой иной области Президент не сосредоточил в своих руках столь огромных полномочий, как в управлении силовыми структурами. И ни в одной из них результаты не были столь плачевны». При этом Арбатов отметил, что Ельцин должен нести моральную, а не юридическую ответственность[215].

С 1992 года в началось резкое ухудшение демографической ситуации. Ещё в 1991 году естественный прирост был положительным, в 1992 году он стал отрицательным. Если в 1992 году естественная убыль населения составляла 1,5 промилле, то в 1993 году — 5,1 промилле. В 1994 году депопуляция достигла дна — 6,1 промилле. Число людей до 15 лет упало с 24,5 % в 1989 году до 23 % в 1995 году, людей старше 65 лет выросло с 18,5 до 20,2 % соответственно.

Одним из факторов сокращения населения явилось сокращение социальной поддержки населения государством.

Упала продолжительность жизни: c 63 до 56 лет у мужчин, с 76 до 70 — у женщин.

Демографические потери (включая нерождённых) составили свыше 10 миллионов человек.

Заболеваемость сифилисом выросла в 25 раз (причём заболеваемость на Дальнем Востоке выросла в 200 раз, среди детей — в 77 раз), СПИДом — в 60 раз. .

В 2 раза выросла младенческая смертность. Наибольший показатель детской смертности достигнут в 1992 году — 19,9 на 1000 детей.

Сильнее всего сократилось население Чукотского автономного округа и Магаданской области, где убыль населения составила за 1991—1994 годы 35,1 % и 26,5 % соответственно.

Внешняя политика Ельцина имела целью признание России как суверенного государства и была направлена с одной стороны на налаживание отношений со странами Запада и преодоление последствий холодной войны, с другой стороны — на построение новых отношений с бывшими советскими республиками, большинство из которых стали участниками СНГ.

24 декабря 1993 года Ельцин был избран председателем Совета глав государств СНГ[216]. Во время правления Б. Н. Ельцина саммиты глав государств СНГ проводились несколько раз в год. В марте 1996 года Ельцин вместе с президентом Белоруссии А. Г. Лукашенко, президентом Казахстана Н. А. Назарбаевым и президентом Киргизии А. А. Акаевым заключил договор об углублении экономической и гуманитарной интеграции, а в апреле 1996 года — договор о союзе России и Белоруссии. Это объединение несколько раз меняло название и статус, но до сих пор полностью не реализовано и существует больше «на бумаге». В последние годы правления выступал за создание единого экономического пространства.

В конце января 1992 Борис Ельцин выступил с инициативами по разоружению и заявил, что отныне оружие бывшего СССР не будет нацелено на города США[217].

В 1993 году, находясь с визитом в Польше, Борис Ельцин подписал польско-российскую декларацию, в которой «с пониманием» отнёсся к решению Польши вступить в НАТО[218]. В декларации говорилось, что такое решение не противоречит интересам России[218]. Подобные же заявления были сделаны Ельциным в Словакии и Чехии[218].

Строуб Тэлбот, в 1994—2001, непосредственный участник переговоров, в своих мемуарах[219] указывал на то, что в своей внешней политике «Ельцин соглашался на любые уступки, главное — успеть между стаканами…». Именно страстью Б. Н. Ельцина к спиртному и объясняется успех Б. Клинтона в достижении своих политических целей. Вот что об этом пишет в своей книге Тэлбот:

Клинтон видел в Ельцине политического лидера, полностью сосредоточенного на одной крупной задаче, — вогнать кол в сердце старой советской системы. Поддержать Ельцина так, чтобы он преуспел в решении этой задачи, было, в глазах Клинтона (и моих собственных) важнейшей целью, оправдывавшей необходимость смириться со многими куда менее благородными, а порой и просто глупыми вещами. Кроме того, дружба Клинтона и Ельцина сделала возможным для Соединённых Штатов достижение конкретных, трудных целей, которые не могли быть достигнуты через какие-либо другие каналы: ликвидация ядерного оружия на Украине, вывод российских войск из Балтии, получение согласия России на расширение НАТО, вовлечение России в миротворческую миссию на Балканах.

Согласно опубликованной в 2009 году книге бывшего Председателя Правительства Михаила Касьянова, первоначально после отставки Ельцин живо интересовался происходящим, приглашал к себе на дачу министров, расспрашивал, как идут дела; однако вскоре Путин «вежливо попросил» Касьянова устроить так, чтобы члены правительства перестали беспокоить Ельцина, ссылаясь на то, что врачи не рекомендуют такие встречи; по мнению Касьянова, по существу это был приказ: «больше никому к Ельцину не ездить»; кроме того, по настоянию Путина в 2006 году был изменён формат празднования 75-летия Ельцина в целях контроля за контингентом приглашённых лиц[234].

По словам Бориса Немцова, находясь в отставке, Ельцин был крайне раздражён тем, что при Путине стала сворачиваться свобода слова и уничтожаться институт выборов. Он не высказывался об этом публично, но, встречаясь с Немцовым, говорил ему об этом неоднократно[235].

Памятник на могиле Бориса Ельцина выполнен в виде российского триколора

Борис Ельцин скончался 23 апреля 2007 года в 15:45 по московскому времени в Центральной клинической больнице в результате остановки сердца, вызванной прогрессирующей сердечно-сосудистой, а затем — полиорганной недостаточностью, то есть нарушением функций многих внутренних органов, вызванным заболеванием сердечно-сосудистой системы — сообщил в интервью РИА Новости руководитель Медцентра Управления делами Президента России Сергей Миронов[236]. Одновременно в новостной телепрограмме «Вести» он сообщил другую причину смерти экс-президента: «Ельцин перенёс довольно выраженную катарально-вирусную инфекцию (простуду), которая очень сильно ударила по всем органам и системам», Ельцин был госпитализирован за 12 дней до смерти[237]. Однако, по словам кардиохирурга Рената Акчурина, который проводил операцию экс-президенту, смерть Ельцина «ничто не предвещало». По желанию родственников Бориса Ельцина вскрытие тела не проводилось.

Б. Н. Ельцин был отпет в храме Христа Спасителя, который был открыт всю ночь с 24 на 25 апреля для того, чтобы все желающие могли попрощаться с экс-президентом России. «Когда-нибудь история даст почившему беспристрастную оценку», — отметил патриарх Московский Алексий II, не участвовавший в отпевании и похоронах. Есть мнение, что отпевание проходило не полностью по церковным канонам — чин отпевания должен включать слова «раб Божий», однако Ельцина отпевали как «новопреставленного первого президента России Бориса Николаевича»[238].

Ельцин был похоронен 25 апреля на Новодевичьем кладбище[239] с воинскими почестями. Трансляцию похорон вели все государственные каналы в прямом эфире.

Демографический кризис в Российской Федерации Динамика численности родившихся и умерших в России в 1990—2009 годах, в млн человек

По данным «Фонда Общественное Мнение», отрицательно оценивают историческую роль Ельцина 41 % жителей России, положительно — 40 % (в 2000 году, сразу после отставки, это соотношение составляло 67 % против 18 %)[240]

По данным «Левада-Центра», негативно оценивали итоги его правления 67 % в 2000 году и 70 % — в 2006, положительно 15 % и 13 % соответственно[241].

В 2006 г. президент России В. Путин заявил: «Можно как угодно оценивать деятельность первого президента. Но, безусловно, именно в то время, когда Борис Николаевич Ельцин возглавлял Россию, народ нашей страны, граждане России, получили главное, ради чего все эти преобразования проводились, — свободу. Это огромная историческая заслуга Бориса Николаевича… Как бы действовал каждый из нас, в том числе и я, в тех условиях можно только догадываться»[242], а в 2011 г. он отметил, что: «Ельцин сердцем верил в идеалы, которые отстаивал… Сегодня в этом зале собрались очень разные люди, но все мы верим в Россию, стремимся строить современную, уверенную в себе страну, о которой и мечтал Борис Николаевич Ельцин»[243].

В 2011 г. президент России Д. Медведев отметил: «Непредвзятый внимательный читатель не может не оценить того прорыва, который был совершен в 90-е годы…[244] Современная Россия должна быть благодарна Борису Ельцину за проведённые им преобразования»[245].

В 2011 г. глава президентской администрации С. Нарышкин заявил: «С годами значение и мощь Бориса Николаевича как политического лидера стали только отчётливее. Новой России досталось трудное наследство. Надо было не только преодолевать тяжелейшие проблемы, но и создавать российскую государственность. Роль первого президента была ключевой: он взял на себя весь груз ответственности. Нашими сегодняшними достижениями мы во многом обязаны первому президенту России»[243].

В 2011 г. спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству М. Швыдкой заявил: «Значение Бориса Николаевича невозможно переоценить, 1990-е годы предопределили 2000-е, Борис Николаевич был соразмерен той великой стране, которая называется Россия»[243].

В 2010 г. декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики М. Урнов заявил: «При Ельцине в стране развивалась политическая и экономическая конкуренция, формировались свободная пресса и гражданское общество. Люди перестали бояться власти, учились говорить ей в глаза то, что думают. Конечно, переход от тоталитаризма к демократии не мог пройти без трудностей и ошибок. Обвинять Ельцина в развале Советского Союза глупо — в этом развале были заинтересованы элиты всех союзных республик, давно мечтавшие о независимости от Москвы. Беловежские соглашения, возможно, заключили слишком быстро, но распад СССР был неизбежен. Парад суверенитетов, губернаторская вольница — всё это тоже было, но и это не вина Ельцина… К моменту прихода Ельцина к власти экономика находилась при смерти. Нарастал дефицит всего и вся, валютные резервы стремились к нулю, а нефть стоила 8-12 долларов за баррель. Без решительных мер страну было не спасти от голода… Благодаря приватизации к концу 90-х в стране появились компании мирового уровня. В 90-е у нас не было такой чудовищной коррупции… Ельцин был совершенно немстительным, некровожадным. Оппозиционеров, взявших в руки оружие в 1993 году, немного подержали в тюрьме, а потом отпустили… Безусловно, в историю страны правление Ельцина войдёт со знаком „плюс“»[246].

Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов в 2011 году заявил: «При Ельцине не стало никакой демократии. Он войдёт в историческую память как один из самых страшных разрушителей и уничтожителей всех социальных завоеваний тысячелетнего государства»[247].

Бывший первый секретарь Московского горкома КПСС, сторонник ГКЧП Ю. Прокофьев[248] называет время президентства Б. Ельцина «ельцинизмом», характеризуя его как «политический режим, выступивший инициатором и „гарантом“ таких социально-экономических изменений, которые начали блокировать воспроизводство жизни на крупнейшей в мире государственной территории». «Главным разрушителем духовно-общественных ценностей в стране стал Ельцин. Это его стараниями к власти в России было приведено омерзительное по своей сути сообщество воров, русофобов и дегенератов»[249].

Политологи и СМИ характеризовали Ельцина как харизматическую личность, отмечали необычность и непредсказуемость его поведения, эксцентричность, властолюбие, упорство, хитрость[источник не указан 2572 дня]. Противники утверждали, что Ельцину были свойственны жестокость, трусость[129], злопамятность, лживость[36], низкий интеллектуальный и культурный уровень[36].

Ряд западных политиков и СМИ весьма неоднозначно оценивают деятельность Ельцина. В заслугу Ельцину ставятся, в частности, окончательное разрушение СССР (мнение The Financial Times), проведение экономических реформ, борьба с коммунистической оппозицией[250]. В вину Ельцину, в частности, ставят некомпетентность его власти, создание класса «олигархов» путём распродажи за бесценок государственных активов, войну в Чечне, расцвет коррупции и анархии, падение уровня жизни населения и упадок экономики, а также передачу власти Владимиру Путину, так как, по мнению ряда западных источников, правление Путина является «менее демократическим» и представляет собой «возврат к авторитаризму»[251][252][253][254].

Бывший президент США Билл Клинтон считал, что Ельцин . Высокие оценки Клинтон даёт умению Ельцина идти «на определённые компромиссы». По мнению Клинтона, при Ельцине . Клинтон вспоминал, что в 2000 году высказывал Ельцину свои сомнения относительно Путина: Клинтон не был уверен в том, что Путин «столь же привержен принципам демократии и готов придерживаться их так же, как Ельцин»[255].

«очень много сделал для того, чтобы мир изменился. Благодаря ему мир во многом изменился к лучшему»«в России по-настоящему шло развитие демократического плюрализма со свободной прессой и активным гражданским обществом»

Американская газета «The Wall Street Journal» в редакционной статье писала: , Путин же, по мнению издания, ликвидировал лучшие достижения Ельцина[251].

«Худшим врагом Ельцина был он сам. Пьяные выходки не только подрывали его здоровье, но и становились симптомами некомпетентности кремлёвской власти. В 1992 году он ненадолго увлекся ограниченными рыночными реформами, обеспечившими капитализму дурную репутацию в России. Он создал „олигархов“ путём применения схемы „кредиты в обмен на акции“ (фактически распродав лучшие активы „своим людям“ за гроши) и проведя бестолково организованную приватизацию, которую настойчиво проталкивали его советники, обогатившиеся на ней. Он не сумел укрепить политические институты и правовое государство. Чеченская война, начавшаяся в 1994 году, стала военным и политическим фиаско. <…> Россия никогда — ни ранее, ни потом — не знала такой свободы, как в ельцинские 1990-е»

В редакционной статье «The Washington Post» говорилось: «Вклад этого человека в историю неоднозначен, но его шаги в защиту свободы не изгладятся из людской памяти. <…> Часто болевший, зачастую казавшийся подвыпившим, он (Ельцин) допустил, чтобы в государственных структурах и за их пределами расцвели буйным цветом коррупция и анархия. Россияне переживали как позор его глупые выходки. <…> В последующие семь лет Путин аннулировал большую часть либеральных реформ, за которые боролся его предшественник.»[254][256]

Экс-канцлер Германии Гельмут Коль назвал Ельцина «великим государственным деятелем» и «верным другом немцев». Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что Ельцин «был великой личностью в российской и международной политике, мужественным борцом за демократию и истинным другом Германии»[256].

Журналист Марк Симпсон в «The Guardian» писал[257]: .

«если бы Ельцин, успешно свергнув коммунистический режим, вместо алкогольного хаоса и бессилия воздвиг на его руинах сильную Россию, которая отстаивала бы собственные интересы и была влиятельной силой на мировой арене, его репутация на Западе была бы совсем иной и на него обрушивались бы некоторые из тех, кто теперь его прославляет. Его ненавидели бы почти так же сильно, как… Путина!»

Как писал британский журнал «The Economist», [258][259]

«Ещё до его ухода с поста большинство россиян по всей стране, от Калининграда до Владивостока, не испытывали к своему президенту ничего, кроме презрения — отчасти из-за галопирующей инфляции, невыплаты зарплат, разграбления народного достояния олигархами, но ещё больше из-за унижения, которому он, по их мнению, подвергал страну своими пьяными клоунскими выходками».

Редактор журнала Катрина ванден Хэвел (англ. Katrina vanden Heuvel) выражает несогласие с мнением о демократичности правления Ельцина. По её словам, . Хёвел полагает, что действия Ельцина и небольшой группы его единомышленников по ликвидации СССР «без консультации с парламентом» не являлись «ни законными, ни демократическими». «Шоковая терапия», проведённая при участии американских экономистов, по её словам, привела к тому, что население потеряло свои сбережения, а около половины россиян оказались за чертой бедности. Хёвел напоминает о , когда погибли и были ранены сотни людей. По её словам, представители администрации США тогда заявляли, что они . Журналист подвергает резкой критике начатую войну в Чечне, президентские выборы 1996 года (сопровождавшиеся, по её словам, фальсификациями и манипуляциями, и профинансированные олигархами, получившими взамен залоговые аукционы). Как подытожила Хёвел, правление Ельцина, по мнению миллионов россиян, поставило страну на грань гибели, а не на путь демократии. В России происходила наисильнейшая промышленная депрессия в мире в XX веке. Как писал один из известных американских советологов Питер Реддуэй в соавторстве с Дмитрием Глинским, . Хёвел считает, что во время реформ американская пресса преимущественно искажала картину о реальном положении России[252][260].

«ельцинская антидемократическая политика после августа 1991 года поляризовала, отравила и довела до обнищания эту страну, заложив основу того, что там сегодня происходит, хотя ответственность за это возлагается исключительно на нынешнего российского президента Владимира Путина»«поддержали бы эти действия Ельцина, даже если бы они носили ещё более насильственный характер»«впервые в современной всемирной истории одна из ведущих промышленно-развитых стран с высокообразованным обществом ликвидировала результаты нескольких десятилетий экономического развития»

В 2007 году журналист Марк Симпсон в «The Guardian» писал[257]: .

«Вечно пьяный пройдоха, который довёл большую часть своего народа до невообразимой нищеты, одновременно фантастически обогатив свою клику. Президент, который ограбил целое поколение, украв их пенсии, „отпустил“ уровень жизни в свободное падение и урезал на десятки лет среднюю продолжительность жизни российских мужчин… Человек, начавший свою карьеру популиста с кампаний против относительно скромной коррупции партийных функционеров, позже стал главой страны в эпоху такой широкомасштабной коррупции и бандитизма, какие не имеют аналогов в истории. <…> Он не только пресмыкался перед западными интересами, но и руководил почти окончательным уничтожением своей страны как политической и военной силы на мировой арене. Он втоптал Россию в грязь, чтобы нам не пришлось делать это самим»

Журналист «The Times» Род Лиддл по случаю смерти Ельцина в своей статье большое внимание уделил имевшемуся по его мнению пристрастию бывшего президента к алкоголю: [261].

«Никому ещё в российской истории не удавалось сэкономить государству сотни литров формальдегида, надёжно проспиртовав себя не просто при жизни, но ещё и во власти.»

В редакционной статье «The Guardian» по случаю смерти Ельцина отмечалось: [253][262].

«Но если Ельцин и считал себя отцом-основателем посткоммунистической России, Томас Джефферсон из него не получился. Встреча, где президенты России, Украины и Белоруссии работали над планом распада Союза, закончилась пьяной ссорой. Демократическая заря России продлилась всего два года, пока новый президент не приказал танкам стрелять по тому же самому парламенту, который помог ему покончить с советской властью. Во имя либеральной демократии начала литься кровь, что коробило некоторых демократов. Ельцин отказался от государственного субсидирования цен, восприняв это как догму, и в результате темпы инфляции подскочили до 2000 %. Это называлось „шоковая терапия“, но шока в ней было слишком много, а терапии — слишком мало. Миллионы людей обнаружили, что их сбережения в одночасье испарились, меж тем как родственники президента и его ближайшее окружение сколотили огромные личные состояния, которыми владеют по сей день. <…> Рыночные реформы Ельцина привели к более значительному спаду промышленного производства, чем вторжение гитлеровских войск в 1941 году… Ельцин оказался более эффективным разрушителем СССР, чем строителем российской демократии»

В 2001 г. председатель КНР Цзян Цзэминь назвал Б. Ельцина «старым другом китайского народа»[263].

Борис Ельцин был женат, имел двух дочерей, пятерых внуков и троих правнуков.

за успехи, достигнутые на строительстве первой очереди цеха холодного проката Верх-Исетского металлургического завода

Б. Н. Ельцин — автор четырёх книг (три последние изданы в редакторской обработке журналиста Валентина Юмашева, впоследствии руководителя администрации и зятя Ельцина):