Вторая чеченская война

Втора́я чече́нская война́ (официально [17], также известна как Втора́я чече́нская кампа́ния (чеч. Нохчийн ШолгIa тӀом)) — боевые действия на территории Чечни и приграничных регионов Северного Кавказа.

Контртеррористические операции на территории Северо-Кавказского региона

Началась 7 августа 1999 года (дата вторжения боевиков в Дагестан). Активная фаза боевых действий продолжалась с 1999 по 2000 год, затем, по мере установления контроля федеральными вооружёнными силами России над территорией данного региона, перешла в ведение местных чеченских сил самоуправления и самообороны. С 0 часов 16 апреля 2009 года режим КТО был отменён[18], однако по состоянию на лето 2018 года этот факт не нашел отражения в законе «О ветеранах»[19], устанавливающем официальный перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации.

После подписания Хасавюртовских соглашений и вывода российских войск в 1996 году мира и спокойствия в Чечне и прилегающих к ней регионах не наступило. Чеченские криминальные структуры безнаказанно делали бизнес на массовых похищениях людей. Регулярно происходил захват заложников с целью выкупа — как официальных российских представителей, так и иностранных граждан, работавших в Чечне — журналистов, сотрудников гуманитарных организаций, религиозных миссионеров и даже людей, приезжавших на похороны родственников. В частности, в Надтеречном районе в ноябре 1997 года были захвачены два гражданина Украины, приехавшие на похороны матери, в 1998 году в соседних республиках Северного Кавказа регулярно похищались и вывозились в Чечню турецкие строители и бизнесмены, в январе 1998 года во Владикавказе (Северная Осетия) похищен гражданин Франции, представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев Венсент Коштель. Он был освобождён в Чечне 11 месяцев спустя, 3 октября 1998 г. в Грозном похищены четыре сотрудника британской фирмы «Грейнджер телеком» (в декабре они были жестоко убиты и обезглавлены[20]). Бандиты наживались на хищениях нефти из нефтепроводов и нефтяных скважин, производстве и контрабанде наркотиков, выпуске и распространении фальшивых денежных купюр и нападениях на соседние российские регионы.

На территории Чечни были созданы лагеря для обучения боевиков — молодых людей из мусульманских регионов России. Сюда направлялись из-за рубежа инструкторы по минно-подрывному делу и исламские проповедники. Значительную роль в жизни Чечни стали играть многочисленные арабские добровольцы. Главной их целью стала дестабилизация положения в соседних с Чечнёй российских регионах и распространение идей сепаратизма на северокавказские республики (в первую очередь Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария).

В начале марта 1999 года в аэропорту Грозного террористами был похищен полномочный представитель МВД РФ в Чечне Геннадий Шпигун.[21] Для российского руководства это было свидетельством того, что президент ЧРИ Масхадов не в состоянии самостоятельно бороться с терроризмом.[22] Федеральный центр предпринял меры по усилению борьбы с чеченскими бандформированиями: были вооружены отряды самообороны и усилены милицейские подразделения по всему периметру Чечни, на Северный Кавказ были отправлены лучшие оперативники подразделений по борьбе с этнической организованной преступностью, со стороны Ставрополья были выставлены несколько ракетных установок «Точка-У», предназначенных для нанесения точечных ударов.[21][22] Была введена экономическая блокада Чечни, приведшая к тому, что денежный поток из России стал резко иссякать.

Из-за ужесточения режима на границе всё труднее стало переправлять в Россию наркотики и захватывать заложников. Бензин, изготавливаемый на подпольных заводах, стало невозможно вывезти за пределы Чечни. Была также усилена борьба с чеченскими преступными группировками, активно финансировавшими боевиков в Чечне. В мае-июле 1999 года чечено-дагестанская граница превратилась в милитаризованную зону. В результате доходы чеченских полевых командиров резко сократились и у них возникли проблемы с закупкой оружия и платой наёмникам.[21][23]

В апреле 1999 года главкомом внутренних войск был назначен Вячеслав Овчинников, успешно руководивший рядом операций во время Первой чеченской войны.[21] В мае 1999 года российские вертолёты нанесли ракетный удар по позициям боевиков Хаттаба на реке Терек в ответ на попытку бандформирований захватить заставу внутренних войск на чечено-дагестанской границе. После этого глава МВД Владимир Рушайло заявил о подготовке крупномасштабных превентивных ударов.[21]

Тем временем чеченские бандформирования под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба готовились к вооружённому вторжению в Дагестан. С апреля по август 1999 года, проводя разведку боем, они только в Ставрополье и Дагестане совершили более 30 вылазок, в результате которых погибли и получили ранения несколько десятков военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и гражданских лиц.[5][21] Поняв, что на кизлярском и хасавюртовском направлениях сосредоточены наиболее сильные группировки федеральных войск, боевики решили нанести удар по горной части Дагестана. При выборе этого направления бандформирования исходили из того, что там нет войск, а в кратчайшие сроки перебросить силы в этот труднодоступный район не удастся. Кроме того, боевики рассчитывали на возможный удар в тыл федеральных сил со стороны Кадарской зоны Дагестана, с августа 1998 года контролируемой местными ваххабитами.[24]

Как отмечают исследователи, дестабилизация обстановки на Северном Кавказе была выгодна многим. Прежде всего исламским фундаменталистам, стремящимся к распространению своего влияния на весь мир, а также арабским нефтяным шейхам и финансовым олигархам стран Персидского залива, не заинтересованным в начале эксплуатации нефтегазовых месторождений Каспия.[24]

7 августа 1999 с территории Чечни было совершено массированное вторжение боевиков в Дагестан под общим командованием Шамиля Басаева и арабского полевого командира Хаттаба. Ядро группировки боевиков составляли иностранные наёмники и бойцы «Исламской международной миротворческой бригады»,[5] связанной с «Аль-Каидой».[25] План боевиков по переходу на их сторону населения Дагестана провалился, дагестанцы оказали вторгшимся бандитам отчаянное сопротивление.[26] Российские власти предложили ичкерийскому руководству провести совместную с федеральными силами операцию против исламистов в Дагестане. Было также предложено «решить вопрос о ликвидации баз, мест складирования и отдыха незаконных вооруженных формирований, от которых чеченское руководство всячески открещивается».[27][28] Аслан Масхадов на словах осудил нападения на Дагестан и их организаторов и вдохновителей, однако реальных мер для противодействия им не предпринял.

Более месяца шли бои федеральных сил с вторгшимися боевиками, закончившиеся тем, что боевики были вынуждены отступить с территории Дагестана обратно в Чечню. В эти же дни — 4—16 сентября — в нескольких городах России (Москве, Волгодонске и Буйнакске) была осуществлена серия террористических актов — взрывы жилых домов.

Учитывая неспособность Масхадова контролировать ситуацию в Чечне,[29] российским руководством было принято решение о проведении военной операции по уничтожению боевиков на территории Чечни[30]. 18 сентября границы Чечни были блокированы российскими войсками.

Тела погибших солдат комендантской роты в расположении комендатуры, 2000 год

23 сентября президент России Борис Ельцин подписал указ «О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации». Указ предусматривал создание Объединённой группировки войск на Северном Кавказе для проведения контртеррористической операции.[26]

23 сентября российские войска начали массированные бомбардировки Грозного и его окрестностей, 30 сентября они вошли на территорию Чечни.

Сломив сопротивление боевиков силами армейских частей и внутренних войск МВД (командование российских войск успешно применяет военные хитрости, такие, к примеру, как заманивание боевиков на минные поля, рейды по тылам противника и многие другие), Кремль сделал ставку на «чеченизацию» конфликта и переманиванию на свою сторону части элиты и бывших участников чеченских вооружённых формирований. Так, во главе прокремлёвской администрации Чечни в 2000 стал бывший сторонник сепаратистов, главный муфтий Чечни Ахмат Кадыров. Боевики, напротив, сделали ставку на интернационализацию конфликта, вовлекая в свою борьбу вооружённые отряды нечеченского происхождения. К началу 2005, после уничтожения Масхадова, Хаттаба, Басаева, Абу аль-Валида и многих других полевых командиров, интенсивность диверсионно-террористической деятельности боевиков значительно снизилась. За 2005—2008 в России не было совершено ни одного крупного теракта, а единственная масштабная операция боевиков (Рейд на Кабардино-Балкарию 13 октября 2005) завершилась полным провалом. Однако с 2010 года отмечены несколько крупных терактов (см. Взрывы в московском метро (2010), Террористический акт во Владикавказе (2010), Террористический акт в аэропорту Домодедово).

Генерал КГБ Филипп Бобков, известный своей борьбой с бандформированиями в советское время, в 2005 году дал такую характеристику действиям чеченского сопротивления: «Эти операции мало чем отличаются от боевых действий израильтян до создания их государства на территории Палестины, а затем палестинских экстремистов на территории Израиля или ныне албанских вооруженных формирований в Косово»[31].

30 сентября 1999 года подразделения российской армии со стороны Ставропольского края и Дагестана вошли на территорию Наурского и Шелковского районов Чечни.

К декабрю 1999 года федеральные силы взяли под контроль всю равнинную часть территории Чечни, за исключением Грозного.

26 декабря 1999 года началась осада Грозного. К 6 февраля 2000 года Грозный был взят под контроль федеральных сил.

5—20 марта 2000 года — Битва за село Комсомольское. Завершение активной фазы операции по освобождению Чечни.

8 марта 2005 года — в ходе спецоперации ФСБ в Чечне ликвидирован президент самопровозглашённой ЧРИ Аслан Масхадов.

13—14 октября 2005 года произошло нападение боевиков на город Нальчик (Кабардино-Балкария). Последняя крупная операция боевиков.

10 июля 2006 года — в Ингушетии уничтожен один из главарей боевиков Шамиль Басаев.

С 16 апреля 2009 года режим контртеррористической операции на территории Чечни был отменён.

16 апреля 2009 года в Шатойском районе произошёл бой между участниками вооружённых формирований и военными[32]. Боевики, ведущие партизанскую войну, активизировались, участились случаи террористических актов. Начиная с осени 2009 года был проведён ряд крупных спецопераций по ликвидации бандформирований и лидеров боевиков. В ответ была совершена серия терактов, в том числе, впервые за долгое время, в Москве.

Боевые столкновения, теракты и полицейские операции активно происходили не только на территории Чечни, но и на территории Ингушетии, Дагестана, и Кабардино-Балкарии. На отдельных территориях неоднократно временно вводился режим КТО. Например, 20 апреля режим КТО вводился в Итум-Калинском и части Веденского района. А 23 апреля в «зону проведения КТО» попали вся территория Веденского, Шатойский и часть предгорного Шалинского района Чечни.[33] Многие жители Чечни заявляли, что не почувствовали перемен в республике после отмены КТО, а сама отмена режима, по их мнению, носила формальный характер и преследовала, в первую очередь, политические цели.[33]

Руководители Регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе (2001—2006 гг.)

Региональный оперативный штаб (РОШ) создан Указом Президента Российской Федерации от 22 января 2001 г. № 61 «О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Каваказского региона Российской Федерации».

Командующие Объединённой группировкой войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации (с 1999 г.)

Объединённая группировка образована Указом Президента Российской Федерации от 23 сентября 1999 г. № 1255с «О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации».

В октябре 2000 года организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала свой 99-страничный доклад «Добро пожаловать в ад», о том, как российскими войсками были задержаны тысячи чеченцев, при этом многие без каких бы то ни было доказательств правонарушений. Охранники центров содержания под стражей систематически избивали чеченских заключённых, некоторые из которых также подвергались изнасилованиям или другим формам пыток. Большинство из них были освобождены только после того, как их семьи заплатили крупные взятки российским чиновникам. HRW отметила, что, несмотря на резолюцию Комиссии ООН по правам человека, призывающую Россию срочно создать национальную комиссию по расследованию, которая установила бы ответственность за злоупотребления, российские власти не допускают «любых заслуживающих доверия и прозрачных усилий по расследованию этих нарушений и привлечению виновных к ответственности»[38].

В марте 2001 года HRW в своём докладе указала восемь не обозначенных захоронений в Чечне, которые были обнаружены в 2000—2001 годах[39]. Также организацией были отмечены восемь случаев, когда тела бросались по обочинам дорог, на территории госпиталей и других местах. Общество «Мемориал» также зафиксировало много подобных случаев. Большинство этих тел имело следы выстрелов с близкого расстояния, характерные для внесудебных расправ, и увечья. Врачебные осмотры некоторых жертв показали, что часть увечий была нанесена ещё живым людям[40], что указывает на факты применения жестоких пыток по отношению к жертвам. 29 марта 2001 года Верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон призвала к тщательному исследованию массовых захоронений в Чечне[41]

В 2003 году местные жители и правозащитники утверждали, что фрагменты взорванных тел находили по всему разрушенному войной региону. Критики говорили, что вместо того, чтобы положить конец нарушениям прав человека, военные всячески пытаются скрыть их. Семьи убитых сообщали, что российские войска вымогают выкуп за тела жертв[42]. 31 марта 2003 года Олег Миронов призвал власти открыть места массовых захоронений для идентификации тел, установления причин смерти и захоронения. В то же время, Миронов отклонил предложение Парламентской ассамблеи Совета Европы о создании международного трибунала для расследования предполагаемых военных преступлений, совершенных в Чечне[43].

В феврале 2003 года Чечню посетил комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес, который высказался за референдум по принятию конституции Чеченской республики и объективное расследование совершённых преступлений с обеих сторон конфликта. Говоря о праве народов на самоопределение, он подчёркивал, что общая идея Европы и ЕС—уважение к суверенности границ. Бороться за сепаратистские идеи можно, но только мирным путём. Первым и фундаментальным правом человека он назвал право на жизнь, а идею независимости—требованием второго порядка[44].

Потери военнослужащих Министерства обороны к сентябрю 2008 года составили 3684 человека погибшими. Также известно, что к августу 2003 года погибло 1055 военнослужащих внутренних войск, а ФСБ по состоянию на 2002 год потеряла 202 человек убитыми.[4] В апреле 2010 года министр внутренних дел России Рашид Нургалиев сообщил, что за десять лет в Чечне погибли 2178 сотрудников органов внутренних дел.[5] Таким образом, если просуммировать вышеуказанные цифры, то итоговые потери российских силовых ведомств (МО, МВД, ФСБ) в Чечне составляют более 6000 человек погибшими.

В июне 2010 года главком внутренних войск МВД Николай Рогожкин впервые озвучил официальные цифры потерь российских внутренних войск в ходе первой и второй войн в Чечне. По его данным, всего за время боевых действий погибли 2 тысячи 984 человека, ещё 9 тысяч получили ранения.[6]

По данным федеральной стороны, на 31 декабря 2000 года потери боевиков составляли более 10 800 человек[16]. В июле 2002 года сообщалось о 13 517 уничтоженных боевиках[17]. По другим же данным, на начало 2001 года было уничтожено более 15 000 боевиков[18].