Виктория (королева Великобритании)

Викто́рия (англ. Victoria, имя при крещении Александрина Виктория, англ. Alexandrina Victoria[прим. 1]; 24 мая 1819 — 22 января 1901) — королева Соединённого королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 года и до смерти. Императрица Индии с 1 мая 1876 года (провозглашение в Индии — 1 января 1877 года).

Виктория была дочерью Эдуарда, герцога Кентского, четвёртого сына Георга III. Оба они умерли в 1820 году, и Виктория выросла под контролем матери-немки Виктории Саксен-Кобург-Заальфельдской. Она унаследовала престол в 18 лет, так как все три старших брата её отца умерли, не оставив легитимных детей. К этому времени Соединённое королевство представляло сложившуюся конституционную монархию, где король практически не имел политической силы. Виктория пыталась влиять на политику правительства и назначения министров. Для народа она стала национальным символом и считалась человеком строгой морали.

В 1840 году Виктория вышла замуж за Альберта Саксен-Кобург-Готского. Браки их девяти детей с представителями королевских и знатных семей укрепили связи между династиями Европы и принесли Виктории прозвище «Бабушка Европы». Когда в 1861 году Альберт умер, Виктория ушла в траур и прекратила появляться на публике. В результате этого набрал силу республиканизм, но позже популярность королевы восстановилась. Золотой и бриллиантовый юбилеи королевы Виктории праздновались по всей империи.

Виктория пробыла на троне 63 года семь месяцев и два дня; она была самым долгоправящим монархом в истории Великобритании (в Европе самым долгоправящим монархом считается Людовик XIV, который царствовал 72 года) до 67-летия правления Елизаветы II. Викторианская эпоха стала периодом промышленного, культурного, политического, научного и военного развития Великобритании и временем наибольшего расцвета Британской империи. Она была последним монархом Великобритании из Ганноверской династии. Её сын и наследник Эдуард VII принадлежал по линии отца к Саксен-Кобург-Готской династии.

Отцом Виктории был Эдуард Август, герцог Кентский, четвёртый сын короля Великобритании Георга III. До 1817 года племянница Эдуарда Шарлотта Уэльская была единственной законной внучкой Георга III. Её смерть в 1817 году привела к ситуации, когда в линии наследования остались только дети короля, следовательно, после их смерти не осталось бы наследников. Этого допустить было нельзя, и герцогу Кентскому и его неженатым братьям пришлось срочно жениться, чтобы завести детей. В 1818 году он женился на Виктории Саксен-Кобург-Заальфельдской, вдовствующей немецкой принцессе, уже имевшей двух детей — Карла (1804—1856) и Феодору (1807—1872) — от первого мужа принца Лейнингенского. Её брат Леопольд был женат на умершей Шарлотте. Единственный ребёнок герцога и герцогини Кентских, Виктория, родилась в 4:15 утра 24 мая 1819 года в Кенсингтонском дворце Лондона[1].

Викторию крестил в Кенсингтонском дворце 24 июня 1819 года архиепископ Кентерберийский Чарльз Мэннерс-Саттон, церемония прошла в частном порядке[2]. Она была названа Александриной в честь одного из её крёстных, императора России Александра I, и Викторией в честь матери. Дополнительные имена, предложенные её родителями, — Джорджина (или Джорджиана), Шарлотта и Августа — были отклонены по указанию старшего брата герцога принца-регента (позже Георг IV)[3].

После рождения Виктория была пятой в линии наследования после её отца и трёх его старших братьев: принца-регента, герцога Йоркского и герцога Кларенса (позже Вильгельм IV)[4]. Было маловероятно, что принц-регент и герцог Йоркский будут иметь детей, поскольку не были близки со своими жёнами, которые уже вышли из детородного возраста. Герцоги Кентский и Кларенс женились в один день за 12 месяцев до рождения Виктории, но обе дочери последнего (рождённые в 1819 и 1820 году соответственно) умерли в детстве. Отец Виктории, герцог Кентский, умер, когда дочери было восемь месяцев. Бабушка и дедушка Виктории умерли в 1820 году, и герцог Йоркский умер в 1827 году. После смерти в 1830 году её дяди Георга IV она стала предполагаемой наследницей своего дяди Вильгельма IV. В акте о регентстве 1830 года специально указано, что герцогиня Кентская станет регентом, если к смерти Вильгельма Виктория ещё не достигнет совершеннолетия[5]. Король Вильгельм сомневался в способности герцогини быть регентом и в 1836 году в её присутствии заявил, что намерен дожить до 18-летия Виктории, чтобы никакого регентства при ней и вовсе не было[6].

Виктория позже описывала своё детство как «довольно тоскливое»[7]. Викторию растили в изоляции от других детей по так называемой «Кенсингтонской системе». Это был сложный набор правил и протоколов, разработанный герцогиней и её амбициозным и властным управляющим Джоном Конроем, который, по слухам, был любовником герцогини[8][9]. Система не позволяла Виктории встречаться с людьми, которых её мать и Конрой считали нежелательными (включая многих из семьи её отца), и должна была сделать её слабой и зависимой от них[10]. Герцогиня избегала двора, потому что там присутствовали внебрачные дети короля, что, по её мнению, было оскорбительно[11], и, возможно, повлияла на будущую викторианскую мораль, так как считала, что её дочь должна избежать проявлений сексуального неприличия[12]. Спала Виктория в одной спальне с матерью, занималась с частными учителями по установленному расписанию, играла (в отведённое время) с куклами и своим спаниелем Дэшем[13]. Она изучала французский, немецкий, итальянский и латынь[14], но дома говорила только на английском[15].

В 1830 году герцогиня Кентская и Конрой повезли Викторию в путешествие через центр Англии в Малверн-Хиллс, по пути останавливаясь в городах и великих особняках[16]. Похожие путешествия в другие части Англии и Уэльса прошли в 1832, 1833, 1834 и 1835 годах. К досаде короля Вильгельма на каждой из этих остановок Викторию встречали с энтузиазмом[17]. Вильгельм сравнил эти путешествия с королевскими поездками, ему не нравилось, что Виктория выглядит как его соперница, а не как предполагаемая наследница[18]. Виктории поездки не нравились; от постоянных появлений на публике она уставала и болела, а времени на отдых у неё почти не было[19]. Она пыталась возразить против поездок, аргументируя своё мнение недовольством короля, но её мать сказала, что королём руководит ревность и принудила Викторию продолжать путешествия[20]. В октябре 1835 года в Рамсгите Виктория подхватила тяжёлую лихорадку, которую Конрой вначале счёл детским притворством[21]. Во время её болезни Конрой и герцогиня безуспешно пытались заставить её назначить Конроя её личным секретарём[22]. Её мать и Конрой часто пытались заставить её дать Конрою место среди личного персонала[23]. Став королевой, Виктория запретила ему присутствовать при её дворе, но он остался в доме её матери[24].

Уже в 1836 году брат герцогини Леопольд, в 1831 году ставший королём Бельгии, строил планы о свадьбе своих племянницы и племянника, Виктории и Альберта Саксен-Кобург-Готского[25] (мать Виктории и отец Альберта Эрнст I были родными братом и сестрой Леопольда). Леопольд устроил так, что мать Виктории пригласила своих родственников Кобургов посетить её в мае 1836 года, чтобы познакомить Викторию и Альберта[26]. Вильгельм IV, однако, не одобрял союз с Кобургами, и хотел устроить брак с Александром Нидерландским, вторым сыном принца Оранского[27]. Виктория знала о различных свадебных планах и критически относилась к параду принцев, один из которых, возможно, мог стать её мужем[28]. Согласно её дневнику, с самого начала ей понравилась компания Альберта. После визита она написала: «[Альберт] чрезвычайно красив; его волосы того же цвета, что и мои; у него большие и голубые глаза, и прекрасный нос, и очень милый рот с хорошими зубами; но очарование кроется в выражении лица, которое наиболее восхитительно»[29]. Александр, с другой стороны, был «очень прост»[30].

Виктория написала дяде Леопольду, которого она считала «лучшим и добрейшим советчиком»[31], поблагодарив «за перспективу великого счастья, в которое вы внесли свой вклад, дав мне, в лице дорогого Альберта … Он обладает всеми качествами, которые можно было желать, чтобы сделать меня совершенно счастливой. Он так чувствителен, и так добр, и так мил тоже. Он также имеет наиболее приятную и восхитительную наружность…»[32]. Однако Виктории было 17 лет, и, хотя она заинтересовалась Альбертом, выходить замуж ей было ещё рано. Стороны не заключили формальных обязательств, но решили, что свадьба в будущем состоится[33].

Виктории исполнилось 18 лет 24 мая 1837 года, и регента при ней не было. 20 июня 1837 года умер Вильгельм IV, и Виктория стала королевой Великобритании.[34] Она записала в дневнике: «В 6 часов меня разбудила Мама, которая сказала мне, что архиепископ Кентерберийский и лорд Конингем здесь и хотят видеть меня. Я встала из кровати и пошла в мою гостиную (в одном халате) и одна и увиделась с ними. Лорд Конингем затем рассказал мне, что мой бедный дядя, король, больше не с нами, и ушёл в 12 минут 3-го этим утром, и следовательно я — королева»[35]. В официальных документах, приготовленных в первый день её правления, она названа Александриной Викторией, но по её желанию первое имя было убрано и больше не использовалось[36].

С 1714 года Британия имела одного монарха с Ганновером, но по Салическому закону женщины не могли наследовать престол Ганновера. Когда Виктория стала королевой всех британских доминионов, Ганновер вместо этого перешёл к младшему брату её отца, её дяде, герцогу Камберлендскому, который стал королём Эрнстом Августом I. Он был её предполагаемым наследником, пока она не вышла замуж и не родила ребёнка[37].

Когда она унаследовала трон, правительство возглавлял премьер-министр из вигов лорд Мельбурн, который получил серьёзное влияние на не имеющую политического опыта королеву, обращавшуюся к нему за советами[38]. Чарльз Гревилл предположил, что овдовевший и бездетный Мельбурн «страстно любил её, как она могла бы быть его дочерью, если бы он имел их», и Виктория, возможно, видела в нём отца[39]. Её коронация прошла 28 июня 1838 года, и она стала первым монархом, выбравшим в качестве резиденции Букингемский дворец[40]. Она унаследовала доходы от герцогств Ланкастер и Корнуэлл и получила цивильный лист на 385000 фунтов стерлингов в год. Разумно обращаясь с финансами, она оплатила долги отца[41].

В начале правления Виктория была популярна в народе[42], но её репутация пострадала от дворцовой интриги 1839 года, когда у одной из фрейлин её матери, Флоры Гастингс, начал расти живот, и распространились слухи, что причиной этого была её внебрачная беременность от Джона Конроя[43]. Виктория поверила слухам[44]. Она ненавидела Конроя и презирала «эту одиозную леди Флору»[45], поскольку та была замешана в кенсингтонской системе[46]. Сначала леди Флора отказалась пройти медицинскую экспертизу, но в середине февраля согласилась, и было установлено, что она девственница[47]. Конрой, семья Гастингс и оппозиционные тори организовали пресс-кампанию, обвинив королеву в распространении ложных слухов о леди Флоре[48]. Когда в июле леди Флора умерла, при вскрытии была обнаружена опухоль в печени, которая и вызвала увеличение размеров живота[49]. На публичных выступлениях Викторию освистывали и называли «миссис Мельбурн»[50].

В 1839 году Мельбурн ушёл в отставку после того, как радикалы и тори (которых Виктория не любила) проголосовали против билля о приостановлении действия конституции Ямайки. Билль лишал политической власти хозяев плантаций, которые сопротивлялись мерам, связанным с отменой рабства[51]. Королева назначила тори Роберта Пиля новым премьер-министром. В то время было обычно для премьер-министра назначать членов королевского двора, которые часто были его политическими союзниками и их супругами. Многие из фрейлин королевы были жёнами вигов, и Пиль собирался заменить их жёнами тори. Виктория, по совету Мельбурна, возражала против этих действий. Пиль отказался действовать с ограничениями, налагаемыми королевой, и, следовательно, подал в отставку, позволив Мельбурну вернуться на свою должность[52].

Виктория была королевой, но при этом незамужней молодой женщиной, и поэтому, согласно общественным нормам, ей приходилось жить с матерью, хотя они и имели разногласия из-за кенсингтонской системы, а её мать продолжала опираться на Джона Конроя[53]. Её мать занимала отдалённые комнаты в Букингемском дворце, и Виктория часто отказывалась встречаться с ней[54]. Когда Виктория пожаловалась Мельбурну, что непосредственная близость с матерью обещает «мучения долгих лет», тот посочувствовал, но сказал, что этого можно избежать только браком, что Виктория назвала «шокирующей альтернативой»[55]. Она проявляла интерес к образованию Альберта, так как он мог стать её мужем, но не хотела спешить со свадьбой[56].

Альберт всё ещё нравился Виктории. В октябре 1839 года он опять приехал к ней в гости, Альберт и Виктория почувствовали взаимную привязанность, и 15 октября, всего через пять дней после того, как Альберт приехал в Виндзор, королева предложила ему пожениться[57]. Обряд прошёл 10 февраля 1840 года в капелле Сент-Джеймсского дворца в Лондоне. Виктория была без ума от счастья. Вечер после свадьбы она провела в постели с головной болью, восторженно записав в дневнике:

Альберт стал важным политическим советчиком и спутником королевы, сместив лорда Мельбурна с позиции человека, имевшего на неё наибольшее влияние[59]. Мать Виктории была выселена из дворца в Ингестр-хаус на Белгрейв-сквер. После смерти в 1840 году принцессы Августы матери Виктории были отданы Кларенс-хаус и Фрогмор-хаус[60]. Альберт выступил посредником между матерью и дочерью, и их отношения стали постепенно улучшаться[61].

Во время первой беременности Виктории в 1840 году, в первые месяцы после свадьбы, 18-летний Эдвард Оксфорд попытался убить её, когда она ехала с принцем Альбертом в коляске по дороге к матери. Оксфорд выстрелил дважды, но оба раза промахнулся, или, как он утверждал позже, ружьё не было заряжено[62]. Его судили за государственную измену и признали виновным, но он был освобождён от ответственности на основаниях невменяемости[63]. Сразу после нападения популярность Виктории взлетела, смягчив остаточное недовольство делом Гастингс и кризисом фрейлин[64]. Её дочь, также названная Виктория, родилась 21 ноября 1840 года. Королева ненавидела быть беременной[65], рассматривая с отвращением кормление грудью[66], и думала, что новорождённые дети уродливы[67]. Несмотря на это, в следующие семнадцать лет она и Альберт имели ещё восемь детей: Эдуарда (рожд. 1841), Алису (рожд. 1843), Альфреда (рожд. 1844), Елену (рожд. 1846), Луизу (рожд. 1848), Артура (рожд. 1850), Леопольда (рожд. 1853) и Беатрис (рожд. 1857).

Хозяйством Виктории управляла её гувернантка Луиза Лецен из Ганновера. Лецен имела серьёзное влияние на Викторию[68] и поддерживала её чувства против кенсингтонской системы[69]. Альберт, однако, думал, что Лецен некомпетентна, и её бесхозяйственность ставит под угрозу здоровье его дочери. После яростного скандала по этому вопросу между Викторией и Альбертом Лецен отправили на пенсию, и близкие отношения Виктории с ней закончились[70].

29 мая 1842 года Виктория ехала в экипаже вдоль улицы Мэлл, когда Джон Фрэнсис направил на неё пистолет, но тот не сработал; преступник скрылся. На следующий день Виктория поехала по тому же пути, хотя быстрее и с большим сопровождением: это была попытка провокации Фрэнсиса на вторую попытку, чтобы его в этот момент поймать. Как и ожидалось, Фрэнсис выстрелил в королеву снова, но был пойман переодетыми полицейскими и отправлен под суд за государственную измену. 3 июля, через два дня после того, как смертный приговор Фрэнсису заменили на пожизненную каторгу, Джон Уильям Бин также попытался выстрелить в королеву из пистолета, который, однако, был заряжен бумагой и табаком[72]. Эдвард Оксфорд считал, что на эту попытку Бина вдохновило его оправдание в 1840 году. Бина приговорили к 18-месячному тюремному заключению[73]. В подобном нападении 1849 года безработный ирландец Уильям Гамильтон выстрелил в Викторию, когда она ехала по Конститьюшн-Хилл[74]. В 1850 году королева получила травму, когда на неё напал возможно безумный экс-офицер Роберт Пэйт. Когда Виктория ехала в экипаже, Пэйт ударил её тростью — сломалась шляпка, а на лбу Виктории остались синяки. Гамильтон и Пэйт были приговорены к семилетней каторге[75].

В начальные годы правления Виктории поддержка Мельбурна в палате общин ослабла, и на всеобщих выборах 1841 года виги были побеждены. Пиль стал премьер-министром, и фрейлины, связанные с вигами, были заменены[76].

В 1845 году Ирландию поразил фитофтороз[77]. За следующие четыре года более миллиона ирландцев умерло и ещё миллион эмигрировал (эти события известны как «Великий голод»)[78]. В Ирландии Викторию называли «Королевой голода»[79]. Она лично пожертвовала £2000 на помощь голодающим — больше, чем любое другое частное лицо[80].

К 1846 году наступил кризис министерства Пиля, во многом связанный с отменой хлебных законов. Многие тори — тогда уже известные как консерваторы — выступали против отмены, которую поддерживали Пиль, некоторые тори («пилиты»), большинство вигов и Виктория. Пиль ушёл в отставку в 1846 году, когда эти законы только отменили, и его место занял Джон Рассел[81].

Что касается международных отношений, то Виктория интересовалась улучшением отношений между Великобританией и Францией[82]. Она приняла у себя некоторых членов Орлеанского дома, связанного с Кобургами через браки, а также отправила к ним несколько членов британской королевской семьи. В 1843 и 1845 годах она и Альберт побывали в гостях у Луи-Филиппа I во дворце в Э в Нормандии; она стала первым монархом Великобритании (Англии), посетившим французского короля со времени встречи в 1520 году Генриха VIII и Франциска I на «Поле золотой парчи»[83]. В следующем 1844 году Луи-Филипп сделал ответную поездку и стал первым французским королём, посетившим британского монарха[84]. В 1848 году во Франции произошла революция, и свергнутый Луи-Филипп бежал в Англию[85]. На волне революций Виктория и её семья покинули Лондон, для большей безопасности перебравшись в Осборн-хаус[86], частное поместье на острове Уайт, которое они приобрели в 1845 году и перестроили[87]. Демонстрации чартистов и ирландских националистов не получили широкой поддержки, и период прошёл без особых волнений[88]. Первый визит Виктории в Ирландию в 1849 году прошёл успешно, но не имел длительного влияния на развитие ирландского национализма[89].

Хотя министерство Рассела состояло из вигов, королеве оно не нравилось[90]. Она была особенно недовольна министром иностранных дел лордом Палмерстоном, который часто действовал без обсуждения с кабинетом, премьер-министром или королевой[91]. Виктория жаловалась Расселу, что Палмерстон посылает официальные депеши руководителям иных государств без её ведома, но Палмерстон остался на должности и продолжил действовать как хотел, несмотря на её повторяющиеся протесты. Палмерстон был уволен только в 1851 году, после того как заявил об одобрении британским правительством переворота Луи-Наполеона Бонапарта во Франции, предварительно не обсудив это с премьер-министром[92]. Когда президент Бонапарт стал императором Наполеоном III, правительство Рассела уже сменилось недолго прожившим кабинетом графа Дерби.

В 1853 году у Виктории родился восьмой ребёнок Леопольд, причём при родах использовалось новое обезболивающее — хлороформ. Виктория была так впечатлена спасением, которое он давал от боли при родах, что использовала его снова в 1857 году при рождении её девятого и последнего ребёнка Беатрисы, несмотря на несогласие духовных лиц, которые считали, что это противоречит библейскому учению, и медиков, по чьему мнению это могло быть опасным[93]. После многих беременностей Виктория могла страдать постнатальной депрессией[94]. Альберт в письмах к Виктории жаловался на то, что она теряет самоконтроль. К примеру, спустя месяц после рождения Леопольда Альберт писал Виктории о её «продолжении истерик» по поводу «жалкой ерунды»[95].

Альберт, Виктория и их девять детей, 1857 год. Слева направо: Алиса, Артур, Альберт, Эдуард, Леопольд, Луиза, Виктория с Беатрис, Альфред, Виктория и Елена

В начале 1855 года правительство лорда Абердина, сменившего Дерби, было распущено из-за обвинений в плохом управлении британскими войсками, участвовавшими в Крымской войне. Виктория приказала собрать новый кабинет Дерби и Расселу, но ни один не имел достаточной поддержки, и ей пришлось отдать должность премьер-министра Палмерстону[96].

Наполеон III, ближайший союзник Великобритании в Крымской войне[94], посетил Лондон в апреле 1855 года, и 17—28 августа того же года Виктория и Альберт нанесли ответный визит[97]. Наполеон III встретил чету в Дюнкерке и сопровождал до Парижа. Они посетили всемирную выставку (преемницу Великой выставки 1851 года — детища Альберта) и гробницу Наполеона I в Доме инвалидов (куда прах был перенесён только в 1840 году), а также стали почётными гостями на балу в Версале[98].

14 января 1858 года итальянский революционер Орсини попытался убить Наполеона III с помощью бомбы, сделанной в Англии[99]. Последовавший дипломатический кризис привёл к проблемам в правительстве, и Палмерстон подал в отставку. Премьер-министром снова стал Дерби[100]. 5 августа 1858 года Виктория и Альберт приняли участие в открытии нового бассейна французского военного порта в Шербуре. Наполеон пригласил чету, чтобы убедить её, что военные приготовления никак не угрожают Великобритании. По возвращении Виктория сделала Дерби выговор за плохое состояние королевского флота по сравнению с французским[101]. Правление Дерби было недолгим — в июне 1859 года Виктория призвала Палмерстона обратно на службу[102].

Через 11 дней после покушения Орсини старшая дочь Виктории вышла замуж за принца прусского Фридриха Вильгельма. Свадьба прошла в Лондоне. Помолвка состоялась ещё в сентябре 1855 года, когда принцессе Виктории было 14 лет; королева и принц Альберт отложили свадьбу до тех пор, пока невесте не исполнится 17[103]. Чета надеялась, что их дочь и зять окажут влияние в либеральном духе на растущую Пруссию[104]. Почти ровно через год у принцессы Виктории родился сын Вильгельм, первый внук королевы Виктории.

В марте 1861 года умерла мать Виктории, причём дочь находилась у смертного одра. Ознакомившись с бумагами матери, Виктория узнала, что мать глубоко любила её[105]; она очень расстроилась и обвинила Конроя и Лецен в том, что они испортили её отношения с матерью[106]. Чтобы облегчить глубокую скорбь жены[107], Альберт взял на себя её основные обязанности, несмотря на обострение хронической болезни желудка[108]. В августе Виктория и Альберт посетили сына принца Уэльского, который руководил манёврами армии недалеко от Дублина, и несколько дней провели в Килларни. В ноябре Альберт узнал сплетню о том, что его сын спал с ирландской актрисой[109]. Потрясённый Альберт поехал в Кембридж, где сын учился, чтобы разобраться с этим[110]. К началу декабря состояние Альберта серьёзно ухудшилось[111]. Уильям Дженнер поставил ему диагноз брюшной тиф, от которого Альберт и умер 14 декабря 1861 года. Эта смерть опустошила Викторию[112]. Она говорила, что муж умер из-за беспокойства по поводу романа принца Уэльского. Он был «убит этим ужасным делом», — сказала она[113]. Она пребывала в трауре и носила чёрное платье до конца жизни. После смерти мужа она редко появлялась на публике и вела относительно уединённый образ жизни, почти не бывая в Лондоне[114]. Из-за этого в народе её прозвали «виндзорская вдова»[115].

Из-за самоизоляции Виктории от общественности популярность монархии снизилась и, напротив, усилилось республиканское движение[116]. Она занималась официальными правительственными обязанностями, но предпочитала оставаться в уединении в королевских резиденциях — Виндзорском замке, Осборн-хаус и замке Балморал, частном поместье в Шотландии, которое Альберт и Виктория приобрели в 1847 году. Её дядя Леопольд советовал ей появляться на публике чаще. Она согласилась посетить сады Королевского садоводческого общества в Кенсингтоне и проехать через Лондон в открытом экипаже[117].

В 1860-х годах Виктория сблизилась с шотландским слугой Джоном Брауном[118]. В печати появились клеветнические слухи о романтических отношениях и даже тайной свадьбе между ними, и у королевы появилось ещё одно прозвище — «миссис Браун»[119]. История их отношений легла в основу фильма 1997 года «Миссис Браун». В Королевской академии была выставлена картина Эдвина Ларсина, на которой Виктория была изображена вместе с Брауном, и Виктория опубликовала книгу «Страницы из журнала нашей жизни в горной Шотландии» (англ. Leaves from the Journal of Our Life in the Highlands), в которой заметная роль отведена Брауну, причём королева высоко оценила его в книге[120].

В 1865 году умер Палмерстон, и после короткого периода, когда правительство возглавлял Рассел, к власти вновь пришёл Дерби. В 1866 году Виктория первый раз после смерти Альберта приняла участие в церемонии открытия парламента[121]. В следующем году она поддержала проведение парламентской реформы, которая удвоила количество избирателей, так как многие городские рабочие получили право голоса[122]. Виктория не поддерживала идеи дать право голоса женщинам[123]. В 1868 году Дерби ушёл в отставку, и его сменил очаровавший Викторию Бенджамин Дизраэли. «Все любят лесть, — сказал он, — королям надо льстить по-королевски»[124]. Правительство Дизраэли просуществовало несколько месяцев, и в конце года премьер-министром стал его соперник из либералов Уильям Гладстон. Поведение Гладстона Виктория находила куда менее привлекательным; она, как предполагается, жаловалась, что он говорил с ней, как с «общественным собранием, а не с женщиной»[125].

Установление в 1870 году Третьей французской республики подогрело республиканские настроения, питаемые и уединением королевы[126]. На Трафальгарской площади прошёл митинг с требованием ухода Виктории, против неё выступили и радикальные депутаты[127]. В августе и сентябре 1871 года она страдала от тяжёлого нарыва на руке, который Джозеф Листер успешно вылечил с помощью нового антисептика, карболовой кислоты[128]. В конце ноября 1871 года, на пике республиканского движения, принц Уэльский подхватил брюшной тиф, болезнь, от которой, как полагали, умер его отец, и Виктория боялась, что она убьёт и сына[129]. Приближалась десятая годовщина смерти её мужа, а состояние сына не становилось лучше, и Виктория пребывала в депрессии[130]. Ко всеобщему ликованию, он выздоровел[131]. Мать и сын провели парад через Лондон и посетили благодарственную службу в соборе Святого Павла 27 февраля 1872 года, и республиканские настроения улеглись[132].

Через два дня после службы, в последний день февраля 1872 года, 17-летний Артур О’Коннор (правнук ирландского политика Фергюса О’Коннора) махнул незаряженным пистолетом в сторону открытого экипажа Виктории, в котором она подъехала к Букингемскому дворцу. Присутствовавший Браун схватил его, и О’Коннора приговорили к 12 месяцам тюремного заключения[133]. Происшествие послужило восстановлению популярности Виктории[134].

После восстания сипаев Британская Ост-Индская компания, которая правила большей частью Индии, прекратила существование, и имущество и протектораты Британии на Индийском субконтиненте официально стали частью Британской империи. У королевы была относительно сбалансированная точка зрения на конфликт, и она осуждала зверства с обеих сторон[135]. Она писала о «её чувствах ужаса и сожаления в результате этой кровавой гражданской войны»[136] и настаивала, при поддержке Альберта, что официальная прокламация о передаче власти от компании к государству «должна дышать чувством великодушия, доброжелательности и религиозной терпимости»[137]. По её воле место, угрожающее «подрывом коренных религий и обычаев», было заменено на пассаж с гарантией свободы вероисповедания[137].

После выборов 1874 года к власти снова пришёл Дизраэли. Он издал «Акт о публичных богослужениях (1874)», которым из англиканского богослужения удалялись католические ритуалы и которому Виктория оказала большую поддержку[138]. Ей больше нравились короткие, простые службы, и лично себя она считала ближе к пресвитерианской церкви Шотландии, чем к епископальной церкви Англии[139]. Также Дизраэли заставил парламент принять «Акт о королевских титулах (1876)», так что с 1 мая 1876 года Виктория стала именоваться «императрицей Индии»[140]. Новый титул был провозглашён на Делийском дарбаре 1 января 1877 года[141].

14 декабря 1878 года, в годовщину смерти Альберта, вторая дочь Виктории Алиса, жена Людвига Гессенского, умерла в Дармштадте от дифтерии. Виктория отметила, что совпадение дат «почти невероятно и наиболее таинственно»[142]. В мае 1879 года она стала прабабушкой (после рождения Феодоры Саксен-Мейнингенской) и отпраздновала 60-летие.

Между апрелем 1877 и февралём 1878 года она пять раз угрожала отречься от престола, пытаясь надавить на Дизраэли, чтобы тот действовал против России в Русско-турецкой войне, но её угрозы не повлияли ни на события, ни на их итоги после Берлинского конгресса[143]. Виктория поддерживала экспансионистскую политику Дизраэли, которая привела к таким конфликтам, как англо-зулусская война и вторая англо-афганская война. «Если мы хотим сохранить нашу позицию как первоклассной Державы, — писала она, — мы должны … быть Готовы к атакам и войнам, так или иначе, ПОСТОЯННО»[144]. Виктория считала, что экспансия Британской империи цивилизованна и несёт добро, защищая местное население от более агрессивных властей или жестоких правителей: «Не в наших обычаях аннексировать страны, если мы не обязаны и вынуждены сделать это»[145]. К огорчению Виктории, Дизраэли проиграл всеобщие выборы 1880 года, и премьер-министром снова стал Гладстон[146]. Когда в следующем году Дизраэли умер, она заказала в его честь мемориальную доску[147].

2 марта 1882 года поэт Родерик Маклин, видимо, обиженный тем, что королева не приняла одно из его стихотворений[148], выстрелил в неё, когда её экипаж покидал Виндзорскую железнодорожную станцию. Два школьника из Итонского колледжа били его зонтиками, пока его не увёл полисмен[149]. Виктория возмутилась, когда его признали невиновным по причине невменяемости[150], но была рада последовавшим за нападением выражениям верности, сказав: «Ценно, когда в тебя стреляют, — можно увидеть, как сильно любят»[151].

17 марта 1883 года она упала с лестницы в Виндзоре, после чего хромала до июля; она полностью так и не выздоровела и страдала от ревматизма до конца жизни[152]. Через десять дней после происшествия умер Браун, и, к ужасу её личного секретаря Генри Понсонби, Виктория начала работу над хвалебной биографией покойного[153]. Понсонби и Рэндалл Дэвидсон, декан Виндзора, которые видели ранние черновики, попытались отговорить Викторию от публикации, так как она могла вызвать слухи о любовном романе[154]. Рукопись была уничтожена[155]. В начале 1884 года Виктория опубликовала «Больше страниц из журнала жизни в горной Шотландии» (англ. More Leaves from a Journal of a Life in the Highlands), продолжение к ранней книге, которое она посвятила «преданному личному спутнику и верному другу Джону Брауну»[156]. На следующий день после первой годовщины смерти Брауна Виктория получила телеграмму с известием, что её младший сын Леопольд умер в Каннах. По её словам, он был «самый дорогой из моих дорогих сыновей»[157]. В следующем месяце самый младший ребёнок Виктории, дочь Беатрис, на свадьбе внучки Виктории Виктории Гессен-Дармштадтской и Людвига Баттенберга встретила и влюбилась в Генриха Баттенберга, брата жениха. Беатрис и Генри решили пожениться, но поначалу Виктория была против брака, так как хотела, чтобы Беатрис оставалась дома и помогала ей. Через год она дала согласие на свадьбу, когда Беатрис пообещала остаться жить с ней[158].

Виктория была рада отставке Гладстона в 1885 году[159]. Она считала его правительство «худшим, которое у меня было» и винила его в смерти генерала Гордона в Хартуме[160]. Гладстона сменил лорд Солсбери. Правление Солсбери продлилось лишь несколько месяцев, и Виктория была вынуждена снова призвать Гладстона, о котором писала как о «наполовину безумном и действительно во многих отношениях нелепом старике»[161]. Гладстон попытался принять билль, дающий Ирландии самоуправление, но, к радости Виктории, он не прошёл[162]. На последующих выборах партия Гладстона проиграла Солсбери, и глава правительства снова сменился.

В 1887 году Британская империя отпраздновала золотой юбилей Виктории. Виктория отметила пятидесятую годовщину восшествия на престол 20 июня банкетом, на который пригласила 50 королей и принцев. На следующий день она участвовала в процессии и посетила благодарственную службу в Вестминстерском аббатстве[163]. В это время популярность Виктории была действительно велика[164]. 23 июня[165] она наняла двух индийцев-мусульман на должность официантов, одного из них звали Абдул Карим. Он скоро был повышен до «мунши», то есть стал учить королеву хиндустани и выполнять обязанности клерка[166]. Её семья и слуги были поражены и обвинили Карима в шпионаже и склонении королевы против индусов[167]. Шталмейстер Фредерик Понсонби (сын Генри Понсонби) открыл, что Карим солгал о происхождении, и написал генерал-губернатору Индии графу Элгину: «Мунши занимает ту же позицию, что занимал Джон Браун»[168]. Виктория, однако, отклонила их претензии как основанные на расовых предрассудках[169]. Абдул Карим служил ей до возвращения в Индию и до конца жизни получал пенсию[170].

Старшая дочь Виктории стала императрицей-консорт Германии в 1888 году, но через год овдовела, и внук Виктории Вильгельм стал германским императором. Надежды Виктории и Альберта на либеральную Германию с приходом Вильгельма к власти окончились. Тот верил в автократию. Виктория считала, что у него «маленькое сердце или Zartgefühl [тактичность] — и … его совесть и разум полностью искажены»[171].

По результатам выборов 1892 года к власти вернулся Гладстон, которому было уже больше 82 лет. Виктория возразила идее Гладстона ввести в кабинет министров радикального депутата Генри Лабушера, и Гладстон согласился с ней[172]. В 1894 году Гладстон ушёл в отставку, и Виктория назначила премьер-министром, не проконсультировавшись с предыдущим, лорда Розбери[173]. В следующем году его сменил Солсбери, который оставался на посту премьер-министра до конца правления Виктории[174].

23 сентября 1896 года Виктория превзошла своего дедушку Георга III как монарха с самым продолжительным правлением в истории Англии, Шотландии и Великобритании. Королева отложила все специальные торжества до 1897 года, совместив их с бриллиантовым юбилеем[175], который по предложению секретаря по делам колоний Джозефа Чемберлена был превращён в фестиваль Британской империи[176].

Были приглашены премьер-министры всех доминионов, и в параде, посвящённом бриллиантовому юбилею королевы, приняли участие полки со всей империи. Парад остановился для службы на открытом воздухе перед собором Святого Павла, во время которой Виктория сидела в открытой коляске. Празднование было отмечено большими излияниями любви к семидесятивосьмилетней королеве[177].

Виктория регулярно посещала континентальную Европу. В 1889 году во время пребывания в Биаррице она пересекла границу для короткого визита и стала первым правящим монархом Великобритании, посетившим Испанию[178]. Её ежегодная поездка во Францию в апреле 1900 года отменилась из-за непопулярности в Европе бурской войны. Вместо этого королева отправилась в Ирландию в первый раз с 1861 года, чтобы отметить вклад ирландских полков в южноафриканскую войну[179]. В июле умер её второй сын Альфред («Аффи»); «О Боже! Мой бедный дорогой Аффи ушёл тоже», — написала она в дневнике. «Это ужасный год, ничего кроме печали и ужасов одного и другого вида»[180].

По обычаю, которому она следовала со времён смерти мужа, рождество 1900 года Виктория проводила в Осборн-хаусе на острове Уайт. Она хромала из-за ревматизма и плохо видела из-за катаракты[181]. В начале января она чувствовала себя «слабо и нехорошо»[182], и к середине января она была «сонна … ошеломлена, запутана»[183]. Она скончалась 22 января 1901 года в половине шестого вечера, в возрасте 81 года[184]. При её смерти присутствовали её сын и наследник Эдуард VII и её старший внук германский император Вильгельм II[185]. Рядом также, согласно её последней просьбе, лежал её любимый питомец, померанец Турри[186].

В 1897 году Виктория написала инструкции к своим похоронам, которые должны были быть военными, как подобает дочери солдата и главе армии[94], а также вместо чёрного цвета нужно было использовать белый[187]. 25 января Эдуард VII, кайзер и Артур, герцог Коннаутский, помогли уложить её тело в гроб[188]. Она была одета в белое платье и свадебную вуаль[189]. Её врач и «оформители», по её просьбе, положили в гроб множество сувениров в память о большой семье, друзьях и слугах. Рядом с ней лежал один из халатов Альберта и гипсовая повязка, которую он когда-то носил, а в левой руке она держала локон волос Джона Брауна и его изображение, которые были тщательно скрыты от взглядов семьи букетом цветов[94][190]. Среди украшений было свадебное кольцо матери Джона Брауна, которое он подарил Виктории в 1883 году[94]. Церемония похорон прошла 2 февраля в капелле святого Георгия, и через два дня её захоронили рядом с Альбертом в Фрогморском мавзолее Большого Виндзорского парка.

Её правление продлилось 63 года, семь месяцев и два дня. Дольше неё царствует только нынешняя британская королева Елизавета II. Она была последним монархом Великобритании из Ганноверской династии. Её сын и наследник Эдуард VII принадлежал к Саксен-Кобург-Готской династии по отцу.

Согласно одному из её биографов, Джайлсу Сент-Обину, Виктория записывала в день примерно 2500 слов[194]. С июля 1832 года до самой смерти она вела подробный дневник, причём за всё это время набралось 122 тома[195]. Виктория назначила свою младшую дочь Беатрис литературным душеприказчиком. После смерти Виктории Беатрис сама переписывала и редактировала дневники, в процессе сжигая оригиналы[196]. Несмотря на это, большая часть дневников всё ещё существует. Кроме отредактированного варианта Беатрис, существуют также переписанные до уничтожения лордом Эшером тома с 1832 по 1861 год[197]. Часть обширной переписки Виктории была опубликована в различных изданиях под редакцией, среди прочих, Артура Бенсона, Гектора Болито, Джорджа Бакла, лорда Эшера, Роджера Фулфорда и Ричарда Хью[198].

Внешне Виктория не производила впечатления — она была толста и не больше 150 сантиметров ростом, но преуспела в создании грандиозного образа вокруг себя[199]. В первые годы после смерти мужа она была непопулярна в стране, но пользовалась большой любовью народа в 1880-х и 1890-х годах, когда воплощала империю в великодушной матриархальной фигуре[200]. Только после публикации её дневника и писем широкой публике стал известен небольшой масштаб её политического влияния[94][201]. Появились биографии Виктории, основанные на этих первичных источниках, например, книга 1921 года «Королева Виктория» Литтона Стрейчи, которые сейчас считаются, по большей части, устаревшими[202]. Биографии за авторством Элизабет Лонгфорд и Сесила Вудхэм-Смита, изданные в 1964 и 1972 годах соответственно, всё ещё пользуются известностью и авторитетом[203]. Эти авторы, как и другие, заключают, что Виктория была эмоциональным, упорным, честным и прямолинейным человеком[204].

В правление Виктории продолжился постепенный переход правительства к современной системе конституционной монархии. Реформы избирательной системы увеличили влияние Палаты общин и, напротив, уменьшили силу Палаты лордов и монарха[205]. В 1867 году Уолтер Бэджет написал, что монарх сохранил только «право советовать, право воодушевлять и право предостерегать»[206]. При Виктории монархия стала играть более символическую, нежели политическую роль, Виктория уделяла большое внимание морали и семейным ценностям, в отличие от предыдущих членов Ганноверской династии, сексуальные, финансовые и личные скандалы вокруг которых дискредитировали монархию. Установилась идея «семейной монархии», за которой пошёл бы средний класс[207].

Из-за связей с королевскими семьями Европы Викторию прозвали «бабушкой Европы»[208]. У Виктории и Альберта было 42 внука, 34 из которых дожили до взрослых лет. Среди их потомков Елизавета II, Филипп, герцог Эдинбургский, Харальд V, Карл XVI Густав, Маргрете II, Хуан Карлос I и королева Испании София.

Младший сын Виктории Леопольд болел гемофилией B, и две из её пяти дочерей, Алиса и Беатриса, были носителями. Среди потомков Виктории, страдавших от гемофилии, её правнуки российский царевич Алексей, Альфонсо, принц Астурийский, и Гонсало, испанский инфант[209]. Тот факт, что потомки Виктории страдали от этого заболевания, а предки — нет, вызвал в современности идеи, что герцог Кентский не был отцом Виктории, а вот её настоящий отец был гемофиликом[210]. Нет никаких документальных доказательств того, что мать Виктории имела связь с гемофиликом, и, так как мужчины — носители гемофилии всегда болеют ею, то если бы этот мужчина существовал, он был бы серьёзно болен[211]. Более вероятно, что мутация прошла спонтанно, так как гемофилия часто возникает у детей отцов старшего возраста, а отцу Виктории на момент зачатия было больше 50 лет[212][213][214]. Около 30 % случаев заболевания возникли в результате случайной мутации[215].

Места и памятники, посвящённые ей, есть по всему миру, особенно в странах Содружества. В честь Виктории названы, в частности, столица Сейшельских островов, самое большое озеро Африки, водопад Виктория, столицы Британской Колумбии (Виктория) и Саскачевана (Реджайна), а также два штата Австралии (Виктория и Квинсленд). В её честь Викторией также названа самая крупная в мире кувшинка — виктория амазонская (виктория-регия), найденная в Британской Гвиане немецким ботаником на английской службе Р. Г. Шомбургом.

В 1856 году появился крест Виктории, которым награждались отличившиеся в Крымской войне. Орден остаётся высшей военной наградой в Великобритании, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. День Виктории — государственный праздник в Канаде и праздничный день в некоторых районах Шотландии, который отмечают в последний понедельник перед или в 24 мая (день рождения Виктории).

Интересно, что на основе портрета королевы Виктории австрийца Генриха фон Ангели были написаны ещё два портрета женщинами-художницами:

К концу правления Виктории королевский титул имел следующий вид: «Её Величество Виктория, Божьей милостью королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии, защитница Веры, императрица Индии».

Как внучка короля Ганновера Георга III, Виктория также носила титулы принцессы Ганноверской и герцогини Брауншвейгской и Люнебургской. К тому же она имела титулы принцессы Саксен-Кобургской и Готской и герцогини Саксонии, как жена принца Альберта.

В период правления Виктория пользовалась королевским гербом Соединённого королевства. До восшествия на престол личного герба у неё не было. Так как она не могла унаследовать трон Ганновера, на её гербе не было ганноверских символов в отличие от гербов её предшественников. Все последующие монархи, включая ныне царствующую Елизавету II, использовали те же гербы, что и Виктория.

На момент кончины в 1901 году являлась самым долгоправящим главой государства на планете.